Описание конструкции

Корпус

Необходимость снизить водоизмещение «шнелльботов» вынудило германских конструкторов всерьез заняться экспериментами с судостроительными материалами. В результате было установлено, что древесина - оптимальный материал для быстроходных катеров водоизмещением до 100 т. В отличие от стального корпуса повреждения деревянного при одинаковом воздействии имели гораздо меньшие размеры и легче устранялись. В то же время нагрузки, неизбежно возникающие в корпусе быстроходного катера водоизмещением более 50 т, требовали металлического набора. Эти обстоятельства и определили конструкцию корпуса. Киль катера изготавливался из толстого дубового бруса с дополнительным усилением на участке с 10-го по 58-й шпангоут. Продольные связи (также деревянные, из так называ­емой орегонской сосны; сечение бруса 80x45 мм и 120x45 мм) с помощью болтов соединялись со шпангоутами. Последние выполнялись из сплава алюминия с магнием и устанавливались с интервалом в 575 мм. Семь 3-мм стальных переборок делили корпус на отсеки. Передняя (таранная) переборка дополнительно усиливалась оцинкованной жестью.

Стальными были и фундаменты дизелей. Рубка - из легкого сплава толщиной 2,5 мм. Начиная с катера S-68 (вступил в строй в июле 1942 года), вместо обычной рубки «шнелльботы» стали получать рубки конической формы с углами наклона боковых листов 30-40°. На S-100 (май 1943 года) рубка и рулевой пост впервые получили защиту из листов 10-12-мм броневой «вотановской» стали. Обшивка катеров была двухслойной: внутренний слой - из 10-мм (позднее 12-мм) древесины белого кедра или лиственницы; внешнийтолщиной 21 мм - из красного дерева. Межслойное пространство прокладывалось марлей. Увеличение к концу войны веса корпуса и стальной защиты заставило германских конструкторов, начиная с катера S-205 (август 1944 года), ввести дополнительный, третий слой обшивки.

Семь основных отсеков катера использовались следующим образом: 1-й отсек - каюта на шесть человек, умывальник и гальюн; 2-й - радиопост, каюта командира, две топливные цистерны по 3000 л; 3-й - два дизеля; 4-й - третий основной и два вспомогательных дизеля, а также динамо-машины; 5-й - две топливные цистерны по 3150 л и одна на 1490 л; 6-й - пост ручного управления рулем, кубрик на 14 человек, склад боеприпасов к стрелково-артиллерийскому вооружению; 7-й - две топливные цистерны по 2000 л, рулевое устройство. 0-й отсек перед таранной переборкой имел малые размеры и не использовался.

Силовая установка

Серийные германские катера Второй мировой войны первоначально укомплектовывались моторами фирмы «Даймлер-Бенц» двух типов (по три мотора на катере). Более старым являлся вполне надежный 16-цилиндровый четырехтактный дизель МВ-502. При 1550 - 1650 об/мин его мощность составляла 1200-1320 л.с. Впервые дизели этой модификации устанавливались на катерах серии S-10. Их недостаточная скорость заставила продолжить работы по созданию более мощных дизелей. Ими стали 20-цилиндровые МВ-501, мощность которых возросла до 2000 л.с. Оснащенные этими моторами, S-18 - S-25 показали на испытаниях 39,5 - 39,8 узла.

Два вспомогательных дизеля мощностью по 15 кВт работали на динамо-машины, вырабатывавшие ток напряжением 110 В. Основной потребитель тока - рулевые устройства, которые как уже указывалось, на каждом катере было три (одно главное и два вспомогательных).

В конце 1942 года появились новые модели дизелей - МВ-511 и МВ-512 вместо старых МВ-501 и МВ-502 соот­ветственно. Оснащенные автоматизированными устройствами наддува, они давали мощность на 25% большую, чем раньше, в результате максимальная скорость катеров типа S-26 увеличилась до 41 - 42 узлов (крейсерская до 35), а у S-30 - до 36,5. Вес одного дизеля при этом вырос с 4220 до 4720 кг.

Следующий шаг в совершенствовании силовой установки был сделан в феврале 1944 года, когда на испытания вышел S-170 с моторами МВ-518 Мощность нового дизеля за счет улучшенной системы наддува была доведена до 3000 л.с. при 1720 об/мин хотя масса возросла всего на 90 кг по сравнению с предыдущим мотором. На испытаниях S-170 развил скорость Е 43,6 узла и поддерживал ее в течение получаса. Правда, новый дизель обладал целым букетом «детских болезней», и его доводка несколько задержала ввод в строй катеров серии S-301 К тому же близился конец войны, и кроме экспериментальных S-170 и S-225 кригсмарине в 1945 году получили лишь семь катеров с дизелями МВ-518

Вооружение

Главным оружием «шнелльботов» являлись торпеды («угри», как их называли немецкие моряки). В основном это были парогазовые торпеды G7a (7 - длина торпеды в метрах) с обычным контактным взрывателем, находившиеся на вооружении и катеров, и надводных кораблей, и подводных лодок. Неконтактные взрыватели появились в москитном флоте лишь в конце 1942 года и применялись в крайне ограниченных количествах. Это было очевидным недостатком торпедного вооружения «шнелльботов»: опыт войны показал, что попадание контактной торпеды G7a часто приводило лишь к отрыву оконечностей атакуемого судна, но не всегда к его гибели.

Управляемые торпеды применялись не часто. В период боев в бухте Сены (июнь - август 1944 года) имелся единичный и малорезультативный опыт использования акустических торпед «Цаункёниг» и тихоходных маневрирующих торпед «Дакель». Более эффективной оказалась стрельба торпедами G7a с прибором маневрирования FAT. Известен случай, когда три катера, выпустив шесть торпед этого типа, добились пяти попаданий, потопив одно и повредив четыре судна типа «Либерти». Отсутствие необходимости в точном прицеливании увеличивало дистанцию пуска и, соответственно, уменьшало риск пострадать от действий противника.

Подавляющее большинство немецких катеров несли два торпедных аппарата. Лишь на последних сериях, начиная с S-701 (июль 1944 года), дополнительно появились еще два аппарата, способные стрелять торпедами в корму - для противодействия преследующим эсминцам.

Вторым оружием катеров, а к концу войны первым по результативности, были мины. Они принимались на борт вместо запасных торпед: по шесть донных мин типов ТМА, ТМВ, ТМС, LMA, 1MB или по четыре якорных типов ЕМС, UMB, EMF, LMF (два последних типа - неконтактные). Их число соответственно снижалось до двух и четырех, в случае, если катер имел 40-мм или 37-мм орудие в корме. Еще две мины могли приниматься вместо глубинных бомб, что, впрочем, делалось редко. В исключительных случаях «шнелльботы» могли принимать мины типов ТМА и ТМВ в торпедные аппараты. Прием якорных мин, особенно тяжелых ЕМС, считался крайне рискованным из соображений остойчивости. В 1940 - 1942 годах немцы не пренебрегали и использованием русских мин образца 1908 года, большой запас которых был захвачен ими в Польше.

Артиллерийское вооружение катеров к сентябрю 1939 года состояло из одной кормовой 20-мм пушки MG С/30 (боезапас 3000 выстрелов) и двух переносных 7,92-мм пулеметов MG 34. Второе орудие в люковой турели на полубаке появилось на крупных катерах, начиная с серии S-26. Катера с дизелями МВ-502 получили пушку на полубак только в конце 1941-го. В дальнейшем из-за ограниченных размеров и без того невысокой скорости вооружение катеров этого типа не модернизировалось. Относительно низкие скорострельность (боевая - всего 120 выстр./мин) и надежность 20-миллиметровок вызывали частые нарекания моряков, в результате чего в 1941 - 1942 годах на большинстве катеров их заменили на более совершенную модель - С/38 (220 выстр./мин). Боекомплект составлял 3000 выстрелов.

Участившиеся стычки с британскими артиллерийскими катерами MGB заставили в конце 1942 года принять кар­динальные меры по усилению вооружения. Первоначально по три катера в 1-й, 2-й и 4-й флотилиях и по два в 5-й и 6-й вместо этих орудий на юте получили 40-мм пушки «Бофорс» (Flak 28) с боекомплектом 2000 выстрелов. Невысокая скорострельность и отсутствие бронебойных снарядов заставили командование кригсмарине воздержаться от более широкого распространения «бофорсов» на катерах. Другие же автоматические пушки не подходили «шнелльботам» по массогабаритным характеристикам. Специальный катерный вариант 30-мм авиационной пушки МК-103 находился пока в стадии разработки. Поэтому командирам катеров часто приходилось импровизировать. В результате кормовая огневая точка могла оснащаться либо спаренным, либо счетверенным (так называемый «фирлинг») 20-мм автоматом, а дополнительно оборудованная огневая точка за рубкой - одноствольной 20-миллиметровкой либо спаренным 15-мм пулеметом MG-151/15. Число легких пулеметов могло достигать шести.

В начале 1944 года на вооружение, наконец-то, поступили 30-мм автоматы (в основном на новые катера, начиная с S-170), а позади рубки практически на всех сохранившихся катерах установили спаренные 20-миллимет-ровки. В конце 1944-го кормовая точка на катерах стала оборудоваться одноствольной 37-мм (Flak 36 или Flak М42) либо 40-мм пушкой. Планировавшееся перевооружение всех установок на полубаке на 30-мм орудие МК-103 удалось осуществить лишь частично. Спаренную 30-мм установку так и не разработали, вместо нее новые катера получали две одноорудийные уста­новки с МК-103 либо орудия старых типов.

В 1944 году часть катеров вооружили 86-мм системой залпового огня для стрельбы зенитными ракетами (боекомплект - 30 осколочных и 60 осветительных ракет). Всего предполагалось установить такое оружие на 20 катерах.

Противолодочное вооружение «шнелльботов» состояло из двух кормовых бомбосбрасывателей с боекомплектом в шесть глубинных бомб. Дымоаппаратура - в шесть канистр с дымообразующим средством, однако впоследствии их число возросло примерно в 2 - 3 раза.

ТТХ Торпедного оружия катеров

Марка Калибр, мм Длина, м Вес, кг Вес ВВ, кг Дальность хода, м/при скорости, уз.
G7a (T1) 533 7,186 1528 280 6000/44, 7800/40, 14000/30
T3d Dackel 533 11 2216 281 57 000/9
Т5 533 7,186 1497 274 5700/24

ТТХ Артсистем, состоявших на вооружении катеров

Марка Калибр, мм / длина ствола, клб Масса установки, кг Масса снаряда, кг Начальная скорость снаряда, м/с Темп стрельбы, выстр./мин Дальность стрельбы, м
Flak 28 40/- - 0,955 850 - -
Flak M42 37/69 1350 0,644 845 160-180 6600
Flak 36 37/57 1552 0,644 820 - -
МК103 30/53 - 0,330 900 400-420 -
Flak 38 20/65 500, 1000, 2200 * 0,120 875 450-500 4800
MG 151/15 15/83,6 - 0,057 960 700 -
MG34 7,92/79 - - 760 800-900 -

* - цифры указаны для одно-, двух- и четырехствольных установок соответственно.

Технические средства обнаружения

Германские торпедные катера вступили во Вторую мировую войну, подобно катерам других флотов, не имея на вооружении сложных технических средств обнаружения противника. Испытания первого катерного радара FuMO-71 начались только в ноябре 1942 года. Он представлял собой модификацию авиационной РЛС «Лихтенштейн» FuG-202. Малая мощность и низкое расположение приемных антенн (на крыльях рубки) позволяли обнаруживать цели типа эсминец лишь на дистанции около 2000 м, крупный транспорт - 6000 м. Вариант радара FuMO-72 с вращающейся антенной, размещенной над рубкой, прозванный немецкими катерниками «гранатоулавителем», не был принят из-за стремления сохранить низкий силуэт.

Большие надежды связывались с разработкой морской версии авиационного радара «Хохентвилль» (FuMO-62). Он должен был поступить на вооружение в конце 1943 года, но его забраковали еще на стенде. Последний вариант радара, который пытались установить на «шнелльботах», стал FuМО-81 «Берлин», являвшийся не чем иным, как попыткой воссоздать 9,5-зантиметровый радар союзников. Хотя в германских документах зафиксировано, как минимум, три случая установки данных устройств на торпедные катера в период между февралем и ноябрем 1944 года, в массовом количестве на вооружение они не поступали - сказались производственные трудности.

Другая, не менее важная техническая система обнаружения - станции радиотехнической разведки, фиксировавшие вражеское радарное облучение (прибор «Метокс»). Впервые они появились на катерах в конце 1942 года, однако были крайне немногочисленны, поскольку основным их потребителем являлся подводный флот. Ко второй половине 1943 года этими приборами оснастили 2 - 3 катера на флотилию, что позволило в значительной мере снизить показатель потерь от внезапных атак противника. С февраля 1944 года на вооружение поступил обнаружитель сантиметрового облучения «Наксос», находившийся на «шнелльботах» до конца войны.

Записки «вредителя»

Чернавин В.В: Записки «вредителя»

Немножко Финляндии

Куприн, А.И. Январь 1908

По одну сторону вагона тянется без конца рыжее, кочковатое, снежное болото, по другую - низкий, густой сосняк, и так - более полусуток. За Белоостровом уже с трудом понимают по-русски. К полудню поезд проходит вдоль голых, гранитных громад, и мы в Гельсингфорсе. Так близко от С.-Петербурга, и вот - настоящий европейский город. С вокзала выходим на широкую площадь, величиной с половину Марсова поля. Налево - массивное здание из серого гранита, немного похожее на церковь в готическом стиле. Это новый финский театр. Направо - строго выдержанный национальный Atheneum. Мы находимся в самом сердце города. Идем в гору по Michelsgatan. Так как улица узка, а дома на ней в четыре-пять этажей, то она кажется темноватой, но тем не менее производит нарядное и солидное впечатление. Большинство зданий в стиле модерн, но с готическим оттенком. Фасады домов без карнизов и орнаментов; окна расположены несимметрично, они часто бывают обрамлены со всех четырех сторон каменным гладким плинтусом, точно вставлены в каменное паспарту. На углах здания высятся полукруглые башни, над ними, так же как над чердачными окнами, островерхие крыши. Перед парадным входом устроена лоджия, нечто вроде глубокой пещеры из темного гранита, с массивными дверями, украшенными красной медью, и с электрическими фонарями, старинной, средневековой формы, в виде ящиков из волнистого пузыристого стекла. Уличная толпа культурна и хорошо знает правую сторону. Асфальтовые тротуары широки, городовые стройны, скромно щеголеваты и предупредительно вежливы, на извозчиках синие пальто с белыми металлическими пуговицами, нет крика и суеты, нет разносчиков и нищих. Приятно видеть в этом многолюдье детей.

VII. Ожидание

Побег из ГУЛАГа. Часть 1. VII. Ожидание

Что значит ждать ареста, тюрьмы и почти верной смерти, когда ни в чем не виноват, — знают только советские граждане. После расстрела «48» все ходили, как отравленные, оглядываясь на каждом шагу, вздрагивая от каждого стука, ко всему прислушиваясь, всего пугаясь. День проходил еще так-сяк. Какая-то работа производилась из последних сил или давалась рывком, с надрывом, чтобы забыться и оглушить себя хоть чем-нибудь. В четыре часа чувствовалось какое-то облегчение: на службе не арестовали, можно еще раз пойти домой. А дома еще более тошно: и комнаты, и вещи — все кажется враждебным и чужим в своем холодном равнодушии к людским переживаниям. Приходит муж, приходит сын, а кажется, в последний раз их видишь вместе, в последний раз садишься за обед, и каждый кусок стоит комом в горле: то вспоминаются друзья, так неожиданно погибшие, то смотришь на мужа, пытаясь угадать, на сколько дней он еще жив и цел. Мальчик испуганно следит за нами. Он знает, что убиты те, кого он так недавно видел здоровыми, веселыми, кто приходил, шутил с ним, но как, за что убиты, — понять не может. Осиротевшая, притихшая девочка сидит рядом с ним, всем своим видом напоминая о страшном деле. Вечером ему жутко оставаться одному. — Ты посидишь? — смотрит он жалобно. — Конечно, посижу, ложись. Он прячется в постель, мы говорим о чем-то постороннем, потом молчим, скрывая свои мысли друг от друга.

Contact

Contact information of Proistoria.org

E-mail: proistorian@gmail.com

Список фотографий

Короли подплава в море червонных валетов. Список иллюстраций. Список фотографий

Глава 8

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919. Глава 8

Через две-три недели после отречения царя первая волна энтузиазма спала. Одни люди, увлеченные первыми успехами революции, начали спускаться на землю. Другие, которые просто удивлялись ей, вернулись к прерванным занятиям и пытались приспособиться к новым условиям. Снова стал вращаться маховик промышленности, заработал государственный механизм, жизнь входила в свою колею. Но, несмотря на внешнее успокоение, не хватало чего-то существенного и важного. В воздухе витала неопределенность. Временное правительство приступило к выполнению своих функций с намерением разумно править в разумной стране и решительно подобрать разорванные концы нити там, где их бросил старый режим. Однако новая власть плохо представляла себе природу вооруженного восстания, никто не сознавал в ней потенциальных опасностей и грандиозности задач. Если бы некоторые из правителей обладали даром предвидения того, что произойдет, они бы не стремились возбуждать общественное мнение до опасного уровня. Большинство населения было так поглощено открывающимися перспективами, что считало революцию благом. Внезапность переворота заставляла каждого остро воспринимать то, что происходит вокруг него, но оставаться совершенно равнодушным к всеобщему хаосу. Каждый день рождал новые дилеммы: инфантильные представления о свободе вступали в конфликт с чувством ответственности, высокие принципы сталкивались с неприкрытым эгоизмом, интеллект предпринимал тщетные попытки найти почву для взаимопонимания с глупостью. В России наступило время перебранки. Нигде конфронтация не приняла таких масштабов, как в Петрограде.

Chapter XX

The voyage of the Beagle. Chapter XX. Keeling Island - Coral formations

Keeling Island Singular appearance Scanty Flora Transport of Seeds Birds and Insects Ebbing and flowing Springs Fields of dead Coral Stones transported in the roots of Trees Great Crab Stinging Corals Coral eating Fish Coral Formations Lagoon Islands, or Atolls Depth at which reef-building Corals can live Vast Areas interspersed with low Coral Islands Subsidence of their foundations Barrier Reefs Fringing Reefs Conversion of Fringing Reefs into Barrier Reefs, and into Atolls Evidence of changes in Level Breaches in Barrier Reefs Maldiva Atolls, their peculiar structure Dead and submerged Reefs Areas of subsidence and elevation Distribution of Volcanoes Subsidence slow, and vast in amount APRIL 1st.—We arrived in view of the Keeling or Cocos Islands, situated in the Indian Ocean, and about six hundred miles distant from the coast of Sumatra. This is one of the lagoon-islands (or atolls) of coral formation, similar to those in the Low Archipelago which we passed near. When the ship was in the channel at the entrance, Mr. Liesk, an English resident, came off in his boat. The history of the inhabitants of this place, in as few words as possible, is as follows. About nine years ago, Mr. Hare, a worthless character, brought from the East Indian archipelago a number of Malay slaves, which now including children, amount to more than a hundred.

5000 г. до н.э. - 3300 г. до н.э.

С 5000 г. до н.э. по 3300 г. до н.э.

Переходный период между Неолитом и Бронзовым веком: медь уже используется в некоторых регионах, но в повседневном использовании нет настоящих бронзовых сплавов.

Воспоминания кавказского офицера : III

Воспоминания кавказского офицера : III

В Анухву, лежавшую в горах, против Анакопии, верст пятнадцать от морского берега, мы приехали поздно ночью. Микамбай ожидал нас каждый час, и наши постели были уже приготовлены в кунахской, как называют дом, назначенный для гостей. Абхазцы, равно как и черкесы, живут обыкновенно в хижинах, крытых соломою или камышом, которых плетневые стены плотно замазаны глиной, перемешанной с рубленою соломой. Весьма немногие знатные и богатые горцы строят рубленые деревянные дома. Микамбай имел такой дом, и по этой причине слыл очень богатым человеком. Дом этот, занятый его семейством, был в два этажа,с окнами, затянутыми пузырем, между которым кое-где проглядывало небольшое стеклышко, добытое от русских. Кроме того, Микамбай пользовался уважением народа еще по другой причине: его меховая шапка была постоянно обвита белою кисейною чалмой, доставлявшей ему вид и титул хаджия, хотя он никогда не бывал в Мекке. На Кавказе нередко горец, задумавший ехать в Мекку поклониться Каабе, надевает чалму, принимает название хаджи и пользуется им иногда всю жизнь, не думая исполнить своего обета; а народ смотрит на него с глубоким уважением, как на избранника веры. Весь следующий день хаджи Соломон посвятил обсуждению вопросов, касавшихся до нашего путешествия. Горцы не начинают никакого дела, не собрав для совета всех в нем участвующих. Переговоры бывают в этих случаях очень продолжительны, так как старики, излагающие обыкновенно содержание дела, любят говорить много и медленно, и в свою очередь также терпеливо и внимательно выслушивают чужие речи.

24. Свидание

Записки «вредителя». Часть II. Тюрьма. 24. Свидание

Я стоял посреди нашего загона, стараясь ничего не слышать и увидеть сына. Наконец я увидел его. Он стоял у самой решетки, крепко вцепившись в нее; он кричал мне, делал мне знаки, звал. Я бросился к нему, прорвался сквозь толпу заключенных, но не мог добраться до решетки: — Пустите, пустите, ради Бога, — кричал я тем, кто плотно облепил решетку, но никто не слышал меня и не обращал внимания. Каждый видел перед собой только дорогое ему лицо, каждый напрягал все силы, чтобы услышать последние слова. Я пытался силой оттолкнуть одного из них. Он на секунду обернулся ко мне: лицо его было мокро от слез, глаза ничего не видели, не понимали, и он опять судорожно вцепился в решетку. В полном отчаянии, видя, что время уходит, я силой двинулся вперед, налег плечом, ухватился одной рукой за решетку. Послышался глухой треск, все хитроумное сооружение резко наклонилось, к нам бросилась стража, решетку поддержали, чем-то подперли, но мне удалось в это время притиснуться к ней вплотную, и я мог видеть сына и улавливать его слова, которые он кричал изо всей силы. — Мама в тюрьме, — доносилось до меня сквозь гул и стоны человеческих воплей. — Я ношу ей передачу. Свидания мне не дают. Она раз мне прислала письмо, — надрывался мой бедный мальчик. — Как живет N.? — спрашивал я про одного близкого человека, которого я думал просить взять к себе нашего сына, если жену также сошлют. — Она в тюрьме. — A N.N.? — Она тоже в тюрьме. Миша тоже один.

Великолепный часослов герцога Беррийского

Братья Лимбург. Великолепный часослов герцога Беррийского. Цикл Времена года. XV век.

«Великолепный часослов герцога Беррийского» или, в другой версии перевода, «Роскошный часослов герцога Беррийского» (фр. Très Riches Heures du Duc de Berry) - иллюстрированный манускрипт XV века. Самая известная часть изображений часослова, цикл «Времена года» состоит из 12 миниатюр с изображением соответствующих сезону деталей жизни на фоне замков. Создание рукописи началось в первой четверти XV века по заказу Жана, герцога Беррийского. Не была закончена при жизни заказчика и своих главных создателей, братьев Лимбург.

X. Пустые дни

Побег из ГУЛАГа. Часть 1. X. Пустые дни

He знаю, как рассказать о мучительно пустых днях, потянувшихся после ареста мужа. Арест в то время был почти смертельным приговором. Каждый день мог быть и моим последним днем на воле. Несколько проще казалось умереть, а надо было жить, чтобы не оборвать две другие жизни: одну большую, там, в тюрьме, другую маленькую, беспомощно и удивленно смотревшую, как исчезали кругом милые, родные лица. Газеты были полны сообщений, как в дни войны. Сначала жуткая инсценировка «процесса Промпартии», когда Рамзин, бросив фразу, что с его организацией связано около 2000 человек, открыто признал, за сколько жизней он купил свою. Потом угодливая подготовка «академического дела», то есть разгром русской, главным образом исторической, науки, когда судьба ученых была решена в застенках ГПУ. И, наконец, мерзейший «процесс меньшевиков», когда недавние партийцы клялись и кланялись, выдавая сами себя и друг друга. Все это усиливало только чувство бездонной пустоты, в которой тонула все русская интеллигенция. Чем больше смертей, чем больше каторжных приговоров, тем равнодушней становились все кругом. Гибли уже не отдельные люди, погибал весь класс. Террор разрастался в общую катастрофу, поглощавшую личности, сметавшую все на своем пути, как стихийное бедствие. До сих пор, в течение всех революционных лет, для интеллигенции смысл жизни был в работе, чем больше дезорганизации вносила революция, тем напряженней становился труд, чтобы, несмотря на отчаянную, гибельную политику, спасти что только можно в несчастной стране. Теперь все это становилось непосильным. Ответом на 13 лет упорного труда в самых тяжких условиях был слепой, безжалостный террор.