Описание конструкции

Корпус

Необходимость снизить водоизмещение «шнелльботов» вынудило германских конструкторов всерьез заняться экспериментами с судостроительными материалами. В результате было установлено, что древесина - оптимальный материал для быстроходных катеров водоизмещением до 100 т. В отличие от стального корпуса повреждения деревянного при одинаковом воздействии имели гораздо меньшие размеры и легче устранялись. В то же время нагрузки, неизбежно возникающие в корпусе быстроходного катера водоизмещением более 50 т, требовали металлического набора. Эти обстоятельства и определили конструкцию корпуса. Киль катера изготавливался из толстого дубового бруса с дополнительным усилением на участке с 10-го по 58-й шпангоут. Продольные связи (также деревянные, из так называ­емой орегонской сосны; сечение бруса 80x45 мм и 120x45 мм) с помощью болтов соединялись со шпангоутами. Последние выполнялись из сплава алюминия с магнием и устанавливались с интервалом в 575 мм. Семь 3-мм стальных переборок делили корпус на отсеки. Передняя (таранная) переборка дополнительно усиливалась оцинкованной жестью.

Стальными были и фундаменты дизелей. Рубка - из легкого сплава толщиной 2,5 мм. Начиная с катера S-68 (вступил в строй в июле 1942 года), вместо обычной рубки «шнелльботы» стали получать рубки конической формы с углами наклона боковых листов 30-40°. На S-100 (май 1943 года) рубка и рулевой пост впервые получили защиту из листов 10-12-мм броневой «вотановской» стали. Обшивка катеров была двухслойной: внутренний слой - из 10-мм (позднее 12-мм) древесины белого кедра или лиственницы; внешнийтолщиной 21 мм - из красного дерева. Межслойное пространство прокладывалось марлей. Увеличение к концу войны веса корпуса и стальной защиты заставило германских конструкторов, начиная с катера S-205 (август 1944 года), ввести дополнительный, третий слой обшивки.

Семь основных отсеков катера использовались следующим образом: 1-й отсек - каюта на шесть человек, умывальник и гальюн; 2-й - радиопост, каюта командира, две топливные цистерны по 3000 л; 3-й - два дизеля; 4-й - третий основной и два вспомогательных дизеля, а также динамо-машины; 5-й - две топливные цистерны по 3150 л и одна на 1490 л; 6-й - пост ручного управления рулем, кубрик на 14 человек, склад боеприпасов к стрелково-артиллерийскому вооружению; 7-й - две топливные цистерны по 2000 л, рулевое устройство. 0-й отсек перед таранной переборкой имел малые размеры и не использовался.

Силовая установка

Серийные германские катера Второй мировой войны первоначально укомплектовывались моторами фирмы «Даймлер-Бенц» двух типов (по три мотора на катере). Более старым являлся вполне надежный 16-цилиндровый четырехтактный дизель МВ-502. При 1550 - 1650 об/мин его мощность составляла 1200-1320 л.с. Впервые дизели этой модификации устанавливались на катерах серии S-10. Их недостаточная скорость заставила продолжить работы по созданию более мощных дизелей. Ими стали 20-цилиндровые МВ-501, мощность которых возросла до 2000 л.с. Оснащенные этими моторами, S-18 - S-25 показали на испытаниях 39,5 - 39,8 узла.

Два вспомогательных дизеля мощностью по 15 кВт работали на динамо-машины, вырабатывавшие ток напряжением 110 В. Основной потребитель тока - рулевые устройства, которые как уже указывалось, на каждом катере было три (одно главное и два вспомогательных).

В конце 1942 года появились новые модели дизелей - МВ-511 и МВ-512 вместо старых МВ-501 и МВ-502 соот­ветственно. Оснащенные автоматизированными устройствами наддува, они давали мощность на 25% большую, чем раньше, в результате максимальная скорость катеров типа S-26 увеличилась до 41 - 42 узлов (крейсерская до 35), а у S-30 - до 36,5. Вес одного дизеля при этом вырос с 4220 до 4720 кг.

Следующий шаг в совершенствовании силовой установки был сделан в феврале 1944 года, когда на испытания вышел S-170 с моторами МВ-518 Мощность нового дизеля за счет улучшенной системы наддува была доведена до 3000 л.с. при 1720 об/мин хотя масса возросла всего на 90 кг по сравнению с предыдущим мотором. На испытаниях S-170 развил скорость Е 43,6 узла и поддерживал ее в течение получаса. Правда, новый дизель обладал целым букетом «детских болезней», и его доводка несколько задержала ввод в строй катеров серии S-301 К тому же близился конец войны, и кроме экспериментальных S-170 и S-225 кригсмарине в 1945 году получили лишь семь катеров с дизелями МВ-518

Вооружение

Главным оружием «шнелльботов» являлись торпеды («угри», как их называли немецкие моряки). В основном это были парогазовые торпеды G7a (7 - длина торпеды в метрах) с обычным контактным взрывателем, находившиеся на вооружении и катеров, и надводных кораблей, и подводных лодок. Неконтактные взрыватели появились в москитном флоте лишь в конце 1942 года и применялись в крайне ограниченных количествах. Это было очевидным недостатком торпедного вооружения «шнелльботов»: опыт войны показал, что попадание контактной торпеды G7a часто приводило лишь к отрыву оконечностей атакуемого судна, но не всегда к его гибели.

Управляемые торпеды применялись не часто. В период боев в бухте Сены (июнь - август 1944 года) имелся единичный и малорезультативный опыт использования акустических торпед «Цаункёниг» и тихоходных маневрирующих торпед «Дакель». Более эффективной оказалась стрельба торпедами G7a с прибором маневрирования FAT. Известен случай, когда три катера, выпустив шесть торпед этого типа, добились пяти попаданий, потопив одно и повредив четыре судна типа «Либерти». Отсутствие необходимости в точном прицеливании увеличивало дистанцию пуска и, соответственно, уменьшало риск пострадать от действий противника.

Подавляющее большинство немецких катеров несли два торпедных аппарата. Лишь на последних сериях, начиная с S-701 (июль 1944 года), дополнительно появились еще два аппарата, способные стрелять торпедами в корму - для противодействия преследующим эсминцам.

Вторым оружием катеров, а к концу войны первым по результативности, были мины. Они принимались на борт вместо запасных торпед: по шесть донных мин типов ТМА, ТМВ, ТМС, LMA, 1MB или по четыре якорных типов ЕМС, UMB, EMF, LMF (два последних типа - неконтактные). Их число соответственно снижалось до двух и четырех, в случае, если катер имел 40-мм или 37-мм орудие в корме. Еще две мины могли приниматься вместо глубинных бомб, что, впрочем, делалось редко. В исключительных случаях «шнелльботы» могли принимать мины типов ТМА и ТМВ в торпедные аппараты. Прием якорных мин, особенно тяжелых ЕМС, считался крайне рискованным из соображений остойчивости. В 1940 - 1942 годах немцы не пренебрегали и использованием русских мин образца 1908 года, большой запас которых был захвачен ими в Польше.

Артиллерийское вооружение катеров к сентябрю 1939 года состояло из одной кормовой 20-мм пушки MG С/30 (боезапас 3000 выстрелов) и двух переносных 7,92-мм пулеметов MG 34. Второе орудие в люковой турели на полубаке появилось на крупных катерах, начиная с серии S-26. Катера с дизелями МВ-502 получили пушку на полубак только в конце 1941-го. В дальнейшем из-за ограниченных размеров и без того невысокой скорости вооружение катеров этого типа не модернизировалось. Относительно низкие скорострельность (боевая - всего 120 выстр./мин) и надежность 20-миллиметровок вызывали частые нарекания моряков, в результате чего в 1941 - 1942 годах на большинстве катеров их заменили на более совершенную модель - С/38 (220 выстр./мин). Боекомплект составлял 3000 выстрелов.

Участившиеся стычки с британскими артиллерийскими катерами MGB заставили в конце 1942 года принять кар­динальные меры по усилению вооружения. Первоначально по три катера в 1-й, 2-й и 4-й флотилиях и по два в 5-й и 6-й вместо этих орудий на юте получили 40-мм пушки «Бофорс» (Flak 28) с боекомплектом 2000 выстрелов. Невысокая скорострельность и отсутствие бронебойных снарядов заставили командование кригсмарине воздержаться от более широкого распространения «бофорсов» на катерах. Другие же автоматические пушки не подходили «шнелльботам» по массогабаритным характеристикам. Специальный катерный вариант 30-мм авиационной пушки МК-103 находился пока в стадии разработки. Поэтому командирам катеров часто приходилось импровизировать. В результате кормовая огневая точка могла оснащаться либо спаренным, либо счетверенным (так называемый «фирлинг») 20-мм автоматом, а дополнительно оборудованная огневая точка за рубкой - одноствольной 20-миллиметровкой либо спаренным 15-мм пулеметом MG-151/15. Число легких пулеметов могло достигать шести.

В начале 1944 года на вооружение, наконец-то, поступили 30-мм автоматы (в основном на новые катера, начиная с S-170), а позади рубки практически на всех сохранившихся катерах установили спаренные 20-миллимет-ровки. В конце 1944-го кормовая точка на катерах стала оборудоваться одноствольной 37-мм (Flak 36 или Flak М42) либо 40-мм пушкой. Планировавшееся перевооружение всех установок на полубаке на 30-мм орудие МК-103 удалось осуществить лишь частично. Спаренную 30-мм установку так и не разработали, вместо нее новые катера получали две одноорудийные уста­новки с МК-103 либо орудия старых типов.

В 1944 году часть катеров вооружили 86-мм системой залпового огня для стрельбы зенитными ракетами (боекомплект - 30 осколочных и 60 осветительных ракет). Всего предполагалось установить такое оружие на 20 катерах.

Противолодочное вооружение «шнелльботов» состояло из двух кормовых бомбосбрасывателей с боекомплектом в шесть глубинных бомб. Дымоаппаратура - в шесть канистр с дымообразующим средством, однако впоследствии их число возросло примерно в 2 - 3 раза.

ТТХ Торпедного оружия катеров

Марка Калибр, мм Длина, м Вес, кг Вес ВВ, кг Дальность хода, м/при скорости, уз.
G7a (T1) 533 7,186 1528 280 6000/44, 7800/40, 14000/30
T3d Dackel 533 11 2216 281 57 000/9
Т5 533 7,186 1497 274 5700/24

ТТХ Артсистем, состоявших на вооружении катеров

Марка Калибр, мм / длина ствола, клб Масса установки, кг Масса снаряда, кг Начальная скорость снаряда, м/с Темп стрельбы, выстр./мин Дальность стрельбы, м
Flak 28 40/- - 0,955 850 - -
Flak M42 37/69 1350 0,644 845 160-180 6600
Flak 36 37/57 1552 0,644 820 - -
МК103 30/53 - 0,330 900 400-420 -
Flak 38 20/65 500, 1000, 2200 * 0,120 875 450-500 4800
MG 151/15 15/83,6 - 0,057 960 700 -
MG34 7,92/79 - - 760 800-900 -

* - цифры указаны для одно-, двух- и четырехствольных установок соответственно.

Технические средства обнаружения

Германские торпедные катера вступили во Вторую мировую войну, подобно катерам других флотов, не имея на вооружении сложных технических средств обнаружения противника. Испытания первого катерного радара FuMO-71 начались только в ноябре 1942 года. Он представлял собой модификацию авиационной РЛС «Лихтенштейн» FuG-202. Малая мощность и низкое расположение приемных антенн (на крыльях рубки) позволяли обнаруживать цели типа эсминец лишь на дистанции около 2000 м, крупный транспорт - 6000 м. Вариант радара FuMO-72 с вращающейся антенной, размещенной над рубкой, прозванный немецкими катерниками «гранатоулавителем», не был принят из-за стремления сохранить низкий силуэт.

Большие надежды связывались с разработкой морской версии авиационного радара «Хохентвилль» (FuMO-62). Он должен был поступить на вооружение в конце 1943 года, но его забраковали еще на стенде. Последний вариант радара, который пытались установить на «шнелльботах», стал FuМО-81 «Берлин», являвшийся не чем иным, как попыткой воссоздать 9,5-зантиметровый радар союзников. Хотя в германских документах зафиксировано, как минимум, три случая установки данных устройств на торпедные катера в период между февралем и ноябрем 1944 года, в массовом количестве на вооружение они не поступали - сказались производственные трудности.

Другая, не менее важная техническая система обнаружения - станции радиотехнической разведки, фиксировавшие вражеское радарное облучение (прибор «Метокс»). Впервые они появились на катерах в конце 1942 года, однако были крайне немногочисленны, поскольку основным их потребителем являлся подводный флот. Ко второй половине 1943 года этими приборами оснастили 2 - 3 катера на флотилию, что позволило в значительной мере снизить показатель потерь от внезапных атак противника. С февраля 1944 года на вооружение поступил обнаружитель сантиметрового облучения «Наксос», находившийся на «шнелльботах» до конца войны.

Местечковые страсти в чеченских горах

Великая оболганная война-2. Нам не за что каяться! Сборник. Ред.-сост. А. Дюков: М., Яуза, Эксмо, 2008

Аннотация издательства: Наши враги - и внешние, и внутренние - покушаются на самое святое - на народную память о Великой Отечественной войне. Нас пытаются лишить Великой Победы. Вторя геббельсовской пропаганде, псевдоисторики внушают нам, что Победа-де была достигнута «слишком дорогой ценой», что она якобы обернулась «порабощением Восточной Европы», что солдаты Красной Армии будто бы «изнасиловали Германию», а советских граждан, переживших немецкую оккупацию, чуть ли не поголовно сослали в Сибирь. Враги приравнивают Советский Союз к нацистскому Рейху, советских солдат - к фашистским карателям. И вот уже от нашей страны требуют «платить и каяться», советскую символику запрещают наравне с нацистской, а памятники воинам-освободителям в Восточной Европе под угрозой сноса... Но нам не за что каяться! Эта книга - отповедь клеветникам, опровержение самых грязных, самых лживых мифов о Великой Отечественной войне, распространяемых врагами России.

XXI. Голуби

Побег из ГУЛАГа. Часть 1. XXI. Голуби

Одна в тюрьме была радость — голуби. Весной их было много. С мягким шумом перелетали они через тюремные корпуса, спускались на грязный талый снег, где каждый из нас на прогулке старался оставить им крошки хлеба или кашу. Воркуя, ходили они по карнизам и стучали лапками по железным подоконникам тюремных окон. В день Пасхи кому-то удалось положить в углу двора яйцо, расписанное по-тюремному, — химическим карандашом и цветными нитками, извлеченными, вероятно, из платья. Крашеного яйца не пропустили бы в передаче. Около яйца, расколотого пополам, теснились голуби, расклевывали его и разбрасывали кругом цветные скорлупки с буквами «X. В.» — «Христос Воскресе». Так христосуются на Руси с умершими, оставляя яйца на могилах, чтобы их клевали птицы. Как странно: прошло почти две тысячи лет, а человечество живет все тем же — Пилатами, Иудами, позорищем и избиением. Советскому социалистическому государству нужна кровь, смерть и муки, как римским «империалистам». На второй день Пасхи был страшный ливень и бешеный весенний ветер. В квартирах тюремной охраны, размещенных над корпусом с общими камерами, хлопали окна, вылетали и крутились по воздуху листки бумаги. Наутро на черном вымытом асфальте двора лежал голубой цветок, сделанный из деревянной стружки, — советское изобретение, так как бумаги и тряпки нам слишком дороги. Обтрепанный, обломанный, лежал он увядшим комочком, застывшим в углу, куда загнал его ветер.

1945 - 1991

From 1945 to 1991

Cold War. From the end of World War II in 1945 to the collapse of the Soviet Union in 1991.

29. Почему Рустем Слободин замёрз первым?

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу... 29. Почему Рустем Слободин замёрз первым?

Рустем Слободин был не только хорошим спортсменом. Он был ещё и рисковым парнем. Летом 1958 г. Рустем вместе с отцом совершил пешеходный переход из города Фрунзе (нынешний Бишкек) в Андижан. Этот 300-километровй поход проходил по горной малонаселённой местности (западный Тянь-Шань), причём эпитет "малонаселённый" в данном случае является синонимом слова "опасный". Чем менее населена местность, тем опаснее случайные встречи. Особенно, когда этническим русским путшественникам доводится встречаться с киргизами, уйгурами, узбеками, дунганами и представителями иных, весьма непохожих на них своею ментальностью, народов. Про интернационализм и братство трудящихся вспоминать во время таких встречь, конечно, можно, но нож и топор желательно всегда держать под рукою - эти доводы всегда оказываются весомее упомянутых "интернационализма" и "братства". Автор прекрасно осведомлён о специфических проявлениях "братства народов" в условиях СССР, поскольку имел счастье обучаться три года в одном классе с казахскими детьми, которые искренне ненавидели русских только за то, что у тех не было блох. Было это лет на 20 позже похода Слободиных по западному Тянь-Шаню, но даже в конце "золотых" 70-х казахские дети вовсю совокуплялись с ослицами под одобрительные выкрики старших. Автор наблюдал подобные сцены неоднократно и потому ясно понимает, что Рустема Слободина и диких жителей Тянь-Шаня летом 1958 г. разделяла не просто ментальность - между ними лежала настоящая цивилизационная пропасть. Русских не то, чтобы ненавидели - эпитет этот слишком одномерен и не передаёт всей специфики межнациональных отношений - русским просто завидовали за их белую кожу, запах мыла и за то, что у них не было блох.

14. Москва

Записки «вредителя». Часть I. Время террора. 14. Москва

Я ждал дня отъезда из Мурманска с крайним нетерпением. На допросах в ГПУ мне грозили репрессиями за «неискренность», то есть отказ писать ложные доносы, и я опасался, что мне не дадут уехать. Даже сидя в вагоне, я не был уверен, что меня не арестуют перед самым отъездом, — это один из обычных приемов ГПУ. Но вот свисток, и поезд медленно тронулся. Перед окном мелькают убогие постройки; не доезжая барака ГПУ, поезд замедляет ход, и из него выпрыгивает гепеуст, производивший в почтовом вагоне выемку писем для перлюстрации. Это последнее впечатление Мурманска. Поезд прибавляет ход, и я уже спокойно располагаюсь на своем месте. Ехать до Петербурга двое суток; в это время я, во всяком случае, на свободе. В Петербурге меня вряд ли арестуют на вокзале, значит, я еще увижу жену и сына. Много ли надо советскому гражданину? Я чувствовал себя в эту минуту почти счастливым. Из Мурманска я уезжал со смутной надеждой, которая была там у всех нас, что в Москве можно будет найти защиту против безобразия, творимого мурманским ГПУ. Я был уверен, что коммунисты, возглавлявшие «Союзрыбу» — Главное управление рыбной промышленности СССР, — знают арестованных так хорошо и столько лет, что не могут подозревать их в преступлениях; кроме того, они, несомненно, должны были понимать, как губительно отражаются эти аресты на деле.

Глава 21

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919. Глава 21

После полудня пароход пришвартовался в Ревеле. Вслед за быстрой проверкой документов и досмотром багажа военными и таможенными чиновниками мне позволили сойти на берег. По пути в комендатуру я с любопытством оглядывался вокруг. В отличие от Гельсингфорса узкие мостовые эстонской столицы казались запущенными. Городская жизнь и люди тоже казались другими. Очевиден был контраст между хорошо одетыми горожанами, прогуливающимися по тротуарам ухоженных улиц Гельсингфорса, и здешней пестрой толпой людей, одетых кое-как. Военные явно преобладали, но уступали финским: одетые в поношенную форму, они выглядели мрачными и неопрятными. В комендатуре мне дали адрес бараков для временных жильцов, и на следующий день рано утром я явился к капитану из морского отдела. После того как я отрапортовал о прибытии, он предложил мне стул и сообщил следующее. Особый морской полк из офицеров и матросов находился только в стадии формирования. Он должен был служить ядром более крупного соединения, где были люди, имевшие опыт военной службы и предназначенные для укомплектования кораблей Балтийского флота, как только Петроград перейдет в руки белых. Я рассчитывал на то, что меня включат в одно из боевых подразделений на фронте, и слова капитана подействовали на меня угнетающе. Ведь изложенный им план имел предварительный характер, а мы еще были так далеки от цели. Но я находился не в том положении, чтобы выражать свои сомнения, и на следующий же день оказался в Нарве, расположенной на несколько сотен миль ближе к линии фронта. Гардемарин не является полноценным младшим офицером, и я готовился служить рядовым.

V. Все же счастливое время

Побег из ГУЛАГа. Часть 1. V. Все же счастливое время

Голод тянулся приблизительно три года, с 1918 по 1921. Для большевиков это был период военного коммунизма, когда они готовы были перестроить не только старую Русь, но и весь мир. Для народа это был голод, иначе этого времени никто и не зовет. Большевики задавались в это время самыми дерзкими, несбыточными «гениальными» идеями, сидя в Кремле, в теплых квартирах, обеспеченные чрезвычайными пайками, защищаемые ЧК и Красной Армией. Страна мерла от голода и тифа. Когда, с отчаяния, дико и стихийно восставали деревни, округа, почти губернии, отряды Красной Армии истребляли поголовно мужиков, баб, ребятишек; деревни выжигали. Крепкие партийцы пожимали плечами: если капиталисты имеют право посылать миллионы на бессмысленную империалистическую бойню, почему нельзя пожертвовать несколькими десятками тысяч ради счастливого социалистического будущего? Только когда разрозненные деревенские восстания стали перекидываться в города, и взбунтовался оплот, твердыня, «цитадель революции» — Кронштадт, Ленин отступил и дал НЭП — новую экономическую политику, расправившись, впрочем, предварительно с восставшими матросами. Для коммунистов НЭП — позор, постыдное отступление. Одно напоминание о нем — контрреволюция, хотя его и объявил сам Ленин — «всерьез и надолго». Для страны НЭП был спасением от голода. Продразверстка, то есть натуральное обложение крестьянских хозяйств, произвольное и непосильное, была заменена продналогом — высоким, но все же определенным.

Chapter V

The voyage of the Beagle. Chapter V. Bahia Blanca

Bahia Blanca Geology Numerous gigantic Quadrupeds Recent Extinction Longevity of species Large Animals do not require a luxuriant vegetation Southern Africa Siberian Fossils Two Species of Ostrich Habits of Oven-bird Armadilloes Venomous Snake, Toad, Lizard Hybernation of Animal Habits of Sea-Pen Indian Wars and Massacres Arrow-head, antiquarian Relic The Beagle arrived here on the 24th of August, and a week afterwards sailed for the Plata. With Captain Fitz Roy's consent I was left behind, to travel by land to Buenos Ayres. I will here add some observations, which were made during this visit and on a previous occasion, when the Beagle was employed in surveying the harbour. The plain, at the distance of a few miles from the coast, belongs to the great Pampean formation, which consists in part of a reddish clay, and in part of a highly calcareous marly rock. Nearer the coast there are some plains formed from the wreck of the upper plain, and from mud, gravel, and sand thrown up by the sea during the slow elevation of the land, of which elevation we have evidence in upraised beds of recent shells, and in rounded pebbles of pumice scattered over the country. At Punta Alta we have a section of one of these later-formed little plains, which is highly interesting from the number and extraordinary character of the remains of gigantic land-animals embedded in it. These have been fully described by Professor Owen, in the Zoology of the voyage of the Beagle, and are deposited in the College of Surgeons.

1559 - 1603

С 1559 по 1603 год

С конца Итальянских войн в 1559 до смерти Елизаветы I Английской в 1603.

1715 - 1763

From 1715 to 1763

From the death of Louis XIV of France in 1715 to the end of the Seven Years' War in 1763.

Таблица 7

Короли подплава в море червонных валетов. Приложение. Таблица 7. Плавбазы самоходные, блокшивы

Плавбазы самоходные, блокшивы Название Год постройки Назначение судна, как вспомогательного для пл Примечание «Березань», б. герм. п/х «Тюрингия», «Петербург» (93–21) 1879 Пбс, блокшив на ЧМ (20–31) 5177 т, 13,8 уз, воор. 6x75, 2x37 «Коммуна», б. «Волхов» 1915 Сс, пбс (22–48 ?) БМ. 2400 т, 10 уз «Красная Звезда», б. кл «Хивинец» 1906 Пбс (27–42) БМ 1360т, 13,5 уз, воор. 4x120, 2x47 «Красная Кубань», б. груз, п/х «Коста», «Инкерман» 1889 Пбс (36–41) ЧМ ? «Кронштадт» ? Пбс Днпл 24 ? БМ ? «Ленинградсовет» (24–57), «Петросовет» (22–24), «Верный» 1895 Пбс (21 -26, 41–44, 48–?) БМ 1287 т, 11 уз, воор. 8x75, 2x47, 2x37 «Мартын», б. мор. груз, п/х 1894 Пбс, мин. тр (18–20) КМ 860 т, 10 уз «Ока», тр 1912 Пбс УДнпл БФ (32–40) БМ 1982 т, 10 уз «Оланд», б. п/х «Ирма» 1913 Пбс Днпл 4 (14–18) БМ 2000 т, 9 уз, воор. 3 х 47. Взорвана на рейде Гангэ (1918) «Память Азова», б.

Глава 28

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919. Глава 28

К середине ноября 1919 года офицеры и солдаты Северо-западной армии были интернированы в Эстонии. Хотя недостаток видения перспективы не позволял нам четко представлять истинные причины поражения белых, все понимали, что гражданская война заканчивается. Естественным следствием этого было наше полное физическое, духовное и эмоциональное истощение. Не осталось ничего, кроме острого чувства одиночества и отчаяния. Солдаты Белой армии не надеялись больше увидеть свои дома и семьи. Они превратились в пленников на чужой, враждебной территории без всяких перспектив обрести более приемлемые условия, поскольку не имели ни транспортных, ни денежных средств и нигде не были желанными гостями. Свое новое положение особенно отчетливо мы осознали в день отбытия англичан. Оставаться им не было никакого смысла: война закончилась. Они стремились домой и получили приказ отбыть на родину. Когда же мы собрались на вокзале, чтобы проводить их, от дружелюбия, взаимопонимания, сложившегося в течение нескольких месяцев нашего сотрудничества, не осталось и следа. Расставание проходило в атмосфере неловкости и сдержанности. Сознание того, что они нас бросают, заставляло англичан чувствовать себя весьма неловко, мы же безмолвно стояли и смотрели, как они садятся на поезд, увозящий их в нормальную жизнь. Когда поезд скрывался в отдалении, мы бросили прощальный взгляд на громоздкие силуэты танков, высившиеся на фоне западного небосклона. Обида жгла наши души, когда мы вернулись к своей убогой неопределенной жизни в казармах. Люди пали духом. У нас не было никаких дел, нечем было занять и свой мозг.