Глава 8. Второе рождение подводных сил Северного Ледовитого океана [185]

Мысль о беспрепятственном выходе на просторы Мирового океана во все времена занимала умы передовых россиян. 24 июля 1899 г. на торжественном открытии города Александровска на Мурманском берегу ее точно выразил прибывший с крейсером «Светлана» на торжества великий князь Владимир Александрович: «Опираясь на Мурман, наша морская сила могла бы защищать великодержавные интересы России в той части земного шара, где это потребуется обстоятельствами».

Появившаяся в ходе Первой мировой войны необходимость в защите морских перевозок от нападения германских кораблей в северных морях привела российское морское командование к созданию на основании императорского указа от 3 июля 1916 г. флотилии Северного Ледовитого океана, базировавшейся на Романовна-Мурмане и Александровск в Кольском заливе, Архангельск на Белом море и военно-морскую базу Йоканьга в Святоносском заливе. Формирование флотилии завершили 6 июля 1916 г. Была предпринята попытка освоить сложный северный театр и малыми подводными лодками, но она провалилась из-за их неприспособленности к плаванию в суровых полярных условиях. Гражданская война, военная интервенция и последовавшая за ними разруха привели к полной ликвидации флотилии на много лет.

Успехи в развитии тяжелой промышленности наконец позволили, теперь уже Советскому государству, приступить в 1932 г. к осуществлению давней мечты российской верховной власти — созданию полноценной военно-морской силы на берегу Северного [186] Ледовитого океана, способной беспрепятственно «защищать великодержавные интересы России в той части земного шара, где это потребуется обстоятельствами». С завершением весной 1933 г. основных работ по сооружению Беломоро-Балтийского канала силами советских заключенных советское правительство принимает решение о переводе на Север первых восьми боевых балтийских кораблей. В их числе две большие подводные лодки серии «Д»: «Д-1» (Секунов), принятая в состав БФ осенью 1930 г. и давшая литерное обозначение всей серии из шести лодок, и «Д-2» (Рейснер), принятая в состав БФ в 1931 г.

С 14 мая по 21 июля 1933 г. отряд кораблей впервые прошел трудный путь по морю, рекам, озерам и каналам от Кронштадта до Сороки (ныне порт Беломорск на Белом море). 5 августа 1933 г. корабли отряда уже швартовались в Мурманске. Вслед за ними по тому же пути за 28 суток прошел второй отряд — из трех кораблей. В его составе шла еще одна большая подводная лодка, «Д-3» (Грибоедов), вошедшая в состав БФ в 1931 г. Так 21 сентября 1933 г. в Мурманске собрались все корабли Северной военной флотилии (СВФ), сформированной еще в июне и состоявшей из ОДнэм и ОДнпл во главе с командующим флотилией З. А. Закупневым. Командиром ОДнпл, первого боевого тактического соединения подводных сил на Севере, в 1934 г. становится К. Н. Грибоедов, имевший почти 7-летний опыт командования подводной лодкой и с первых дней своей службы плававший в Студеном море на различных кораблях. В качестве плавбазы дивизиону придается небольшой транспорт «Умба».

Сначала флотилия базировалась на Мурманск. В октябре 1934 г. надводные корабли перешли в Полярное (бывш. Александровск), еще через год туда же перешли подводные лодки, штаб и командование флотилии. Вскоре гранитные берега Мурмана оденутся в броню сектора Береговой обороны, появятся первые самолеты ВВС СВФ. В 1935 г. командующим СВФ становится флагман 1 ранга К. И. Душенов.

Начатые осенью 1933 г. регулярные выходы подводных лодок в море подводники продолжат и в следующие два года. Осваивая Северный театр, они совершат ряд самостоятельных походов, чтобы [187] приобрести опыт плавания в заливах, губах и проливах Баренцева моря. За успешное освоение театра десять подводников из состава ОДнпл в 1935 г. награждаются орденами. Среди них комдив Грибоедов, командиры лодок Рейснер, Секунов и др. В 1936 г. походы становятся еще более продолжительными.

Как архивные документы, так и документальная историческая литература сохранили очень мало фактов деятельности флотилии в тот период. Сохранились аттестации на командиров подводных лодок, позволяющие судить о работе, которую проводили подводники-североморцы в ту пору. Вот что написано в аттестации на Льва Рейснера: «Леонид (все-таки его звали Лев. Пример того, как «хорошо» комиссары знали подчиненных командиров. — Э. К) Михайлович Рейснер (командир подводной лодки, пионер подводных плаваний советского флота в тогда еще совершенно незнакомом, неизученном Баренцевом море. — Э. К) был награжден орденом Ленина. Этот широко образованный человек имел все основания считаться образцовым командиром, но мешали его некоторые своеобразные взгляды. Рейснер считал, что на флоте командир имеет слишком мало прав, внешне почти не отличается от краснофлотцев, а это ведет к панибратству, говорил, что мы в области морской культуры должны кое-что взять у старого флота.

Проскальзывала в словах Рейснера и недооценка партийно-политической работы. Нельзя было не уважать его за талант и способности как подводника, но трудно было мириться с его настроениями, тем более что он имел влияние на известную часть командиров, особенно молодых подводников, преклонявшихся перед его мастерством.

Мы пытались разъяснить Рейснеру ошибочность его взглядов. Говорил с ним и Константин Иванович (Душенов. — Э. К). Но Рейснер, признавая кое-какие ошибки, в целом взглядов не менял. А во второй половине 1937 г. они уже расценивались как «политически чуждые». К тому же ему ставили в вину семейные связи: он был братом известной писательницы и активной участницы Гражданской войны Ларисы Рейснер (к тому же еще и жены опального Ф. Ф. Раскольникова. — Э. К), которую уже после смерти (она умерла в 1926 г. — Э. К) стали обвинять «в связях с троцкистами». Этот [188] факт имел тогда большое, если не решающее, значение в дальнейшей судьбе Рейснера. Встал вопрос о его пребывании на флоте» (Флагманы. М.: Воениздат, 1991). Так 29 ноября 1936 г. характеризует Рейснера политическое руководство флотилии в лице Нач ПО СВФ П. Байрачного. И это после того, как в 1934 г. командир награждается грамотой ЦИК СССР за отличную работу при переходе из Кронштадта в Мурманск, а в 1935 г. — орденом Ленина за выдающиеся заслуги в деле организации подводных и надводных морских сил РККА и за успехи в боевой и политической подготовке!

Перу КОДнпл Грибоедова принадлежит иная аттестация на Рейснера: «Подводной лодкой командует четыре кампании. Обладает хорошими морскими навыками, хорошо управляет подводной лодкой. Отлично выполнил автономное плавание в течение 52 суток. Много работает над повышением военных знаний. Характер тяжелый и замкнутый. Очень самолюбив. Здоровье удовлетворительное. Если не считать особенностей характера — командира Рейснера можно считать образцовым». Резолюция Душенова на аттестацию: «Не совсем ясно и не всегда ровное отношение т. Рейснера к ряду мероприятий, проводимых партией и правительством. Идет процесс воспитания, есть надежда устойчивости».

А на самого Грибоедова военком ОДнпл СВФ батальонный комиссар Межеда уже пишет классический донос с указанием рассылки «документа» тем лицам, которые «питаются» такими делами. Читатель мог ознакомиться с ним в четвертой главе книги.

11 мая 1937 г. Северная военная флотилия преобразована в Северный флот. В конце июня 1937 г. с Балтики на Север по Беломоро-Балтийскому каналу переведут четыре подводные лодки типа «Щ»: «Щ-401» (Августинович), «Щ-402» (Бакунин), «Щ-403» (Ефимов) и «Щ-404» (Колышкин). Все четыре подлодки после окончания постройки в сентябре 1936 г. находились в составе БФ. Эти лодки образовали Днпл 2 СФ. В 1937 г. подводники-североморцы принимают самое активное участие в выполнении правительственного задания по обеспечению беспосадочных трансарктических перелетов В. П. Чкалова по маршруту Москва — Северный полюс — Ванкувер и М. М Громова по маршруту Москва — Северный полюс — [189] Сан-Джасинто. В 1938 г., также по заданию правительства, они привлекаются к операции по снятию с дрейфующей льдины группы зимовщиков во главе с И. Д. Папаниным. Выполняя задания, подводные лодки в сложных погодных условиях развернулись в высоких широтах к самой кромке арктических льдов, где использовались в качестве радиомаяков, а также радиоретрансляторов, обеспечивавших связь с Москвой и Полярным. Пл «Д-3» (Котельников) для выполнения своей задачи при снятии с льдины зимовщиков совершила во время сильнейших штормов дальний поход. Она была первой советской подводной лодкой, которая пересекла меридиан Гринвича. Из российских подводных лодок его впервые пересекла пл «Св. Георгий» (Ризнич) в 1917 г., следовавшая из Специи (Италия) в Архангельск.

Вместо арестованного К. И. Душенова в 1938 г. командующим Северным флотом назначается В. П. Дрозд. В мае 1938 г. будут арестованы и Грибоедов, назначенный командиром Бпл СФ, сформированной в феврале на базе ОДнпл, и командир пл «Д-2» Рейснер. Грибоедова на посту КБпл сменит опытный балтийский подводник П. В. Максимов, но всего лишь на один год, и уже в 1939 г. его заменит КБпл 4 с БФ Д. А. Павлуцкий. Меньше чем через два года после ареста, 8 февраля 1940 г., Грибоедова расстреляют. Рейснер умрет в заключении в 1941 г.

Летом 1938 г. в Полярное придет пл «Щ-423» (В. А. Егоров), а 21 июня 1939 г. еще три лодки: «Щ-421» (П. И. Егоров), «Щ-422» (?) и «Щ-424» (Касьяненко), которые образуют Днпл 3 СФ (Августинович). Вместе со средними подводными лодками в составе переводимых на Север 14 кораблей приведут и шесть лодок типа «М»: «М-171» (Столбов), «М-172» (Коваленко), «М-173» (Кунец), «М-174» (Н. Ф. Егоров), «М-175» (Драченов) и «М-176» (?), которые сформируют Днпл 4 СФ (Субботин?).

Таким образом, к 1939 г. на СФ наряду с Бэм двухдивизионного состава сформировалась Бпл, включающая 4 дивизиона. Подводные лодки «Д-2» и «Д-3» проходили капитальный ремонт в Ленинграде, а «Щ-401» и «Щ-404» ремонтировались на судоремонтном предприятии Севера. [190]

20 октября 1939 г. на выходе из Кольскою залива подводную лодку «Щ-424» (К. М. Шуйский) протаранил траулер РТ-43 «Рыбец», и она затонула на глубине 250 м. Погибло 32 подводника. Спаслось 10 человек, в том числе и командир.

После гибели пл «Щ-424» подводные лодки Днпл 3 подчинили Днпл 2, а боевую подготовку на бригаде, можно сказать, свернули. Прекратились длительные самостоятельные походы. Маневры погружения и всплытия лодки стали выполнять в закрытых губах, без хода. Сошла на нет и без того нуждавшаяся в коренном улучшении торпедная подготовка.

Тем временем на Северо-Западе страны назревала война. Высшее руководство ВС отводило войскам 14-й армии и Северному флоту второстепенную роль: их задача сводилась к тому, чтобы не допустить прорыва судов с военными грузами в единственный финский порт на Баренцевом море — Линахамари и пресекать активное вмешательство в боевые действия сил нейтральных стран.

Советско-финская война на Баренцевом море. Первые дни войны (30.11.39–03.12.39)

ВС СФ Бпл отдано распоряжение: 28 ноября в 14.00 выслать 2 пл типа «Щ» в Баренцево море на позиции к Варангер-фьорду с задачей не подпускать к нему иностранные военные корабли и прикрывать действия миноносцев и тральщиков; двум подводным лодкам типа «М» быть готовыми выйти в дозор на подходы к Кольскому заливу для предотвращения проникновения в Кольский и Мотовский заливы иностранных кораблей; одну пл типа «Щ» направить в дозор на подходы к горлу Белого моря.

С 23 ноября пл «Щ-404» (В. А. Иванов) несла дозор в районе м. Маккаур с задачей не допустить проникновения иностранных военных кораблей к Варангер-фьорду и к п-ову Рыбачий. Применять оружие разрешалось только с получением специального сигнала.

Пл «Щ-402» (Столбов) 28 ноября заняла позицию в районе о-вов Вардё с задачей не допустить проникновения иностранных военных кораблей к Варангер-фьорду и к п-ову Рыбачий. Применять [191] оружие разрешалось только с получением специального сигнала. При необходимости сблизиться с противником для применения оружия разрешалось выходить за пределы назначенной позиции на расстояние не более 6 миль на S и на W.

30 ноября пл «М-173» (Кунец) вышла на позицию в районе маяка Цып-Наволок с задачей не допустить проникновения военных и торговых кораблей противника в Кольский залив и препятствовать их пребыванию на подходах к заливу. Вслед за ней на указанную позицию последовательно выходили подводные лодки Днпл 4, сменяя друг друга через 5 суток.

Приступая к морским воинским перевозкам после занятия 1 декабря Печенги, СФ озаботился обеспечением коммуникаций, включив в силы прикрытия развернутые на подходах к Варангер-фьорду подлодки типа «Щ» и находящиеся в дозоре на подходах к Кольскому заливу подлодки типа «М».

Оборона военно-морских баз северного побережья (03.12.39–11.02.40)

Возможность нападения иностранных военных кораблей и самолетов на наши суда, ведущие военные перевозки, оставалась реальной в ходе всей войны. Наиболее вероятными районами их возможного появления могли оказаться подходы к Варангер-фьорду и базам флота на мурманском побережье.

Для своевременного обнаружения иностранных кораблей и самолетов в Баренцевом море вели разведку две подлодки типа «Щ» на подходах к Варангер-фьорду в районе от м. Нордкап до о-вов Вардё (на позициях у м. Маккаур и на подходах к о-вам Вардё). С 12 декабря вместо указанных позиций установили одну постоянную у м. Нордкин, где лодки вели разведку (район, ограниченный меридианами 26° и 29° Ost, параллелью 71°45' N и территориальными водами Норвегии) посменно, по 10 суток.

Чтобы помешать силам противника проникнуть в Кольский залив и на подходы к нему, в районе м. Цып-Наволок несли дозор лодки типа «М». Срок пребывания лодок на этой позиции ограничивался пятью сутками. Использование оружия разрешалось только после получения специального сигнала. При выходе в торпедную [192] атаку разрешалось пределы позиции оставлять, удаляясь от них не более чем на 3 мили в любом направлении.

Сложные гидрометеоусловия вынуждали лодки типа «М» при волнении моря 5–6 баллов укрываться на рейде Могильный у о-ва Кильдин; лодки типа «Щ» покидали позиции и укрывались в бухте Цып-Наволок при волнении моря 8 баллов. Поддержание боевой готовности затрудняли низкие температуры, приведшие к сильному обмерзанию корпуса и вооружения, разведку — плохая видимость.

С конца января подводные лодки, находящиеся на позиции на подходах к Варангер-фьорду у о-ва Вардё, стали чаще обнаруживать норвежские корабли. Так, наблюдая с 29 января по 7 февраля движение норвежских военных кораблей, оказалось возможным установить, что Порсангер-фьорд ими использовался как маневренная база.

29 января пл «Щ-402», находясь на позиции в районе м. Нордкап — Тана-фьорд, обнаружила в районе о-вов Вардё в 6–7 милях от берега норвежский скр, шедший на N; 1 февраля там же — два неизвестных корабля; 2 февраля — неопознанный самолет на высоте 400–500 м по направлению от Нордкапа к Лаксе-фьорду; 5 февраля — норвежский ббо типа «Норге», шедший из Лаксе-фьорда; 7 февраля, при возвращении в базу, — норвежский скр, сопровождавший лодку параллельным курсом.

Эти и дальнейшие наблюдения подводных лодок подтверждались донесениями радиоразведки о нахождении в районе о-вов Вардё и в Варангер-фьорде норвежских кораблей: скр «Фритьоф Нансен», миноносцев «Аэгир» и «Слейпнер» и зм «Фрейя».

11 февраля пл «Щ-421» (П. И. Егоров) находилась на позиции у м. Нордкин и обнаружила норвежский миноносец «Аэгир». 13 февраля лодка разведала подходы к порту Гамвик и акваторию самого порта, а 15 февраля повторно обнаружила норвежский миноносец «Аэгир» у м. Нордкин. 19 февраля, возвращаясь с позиции и потеряв место в условиях малой видимости, в 2.30 села на мель в губе Скорбеевская п-ова Рыбачий. Ошибки в координатах места посадки на мель, переданные в штаб, существенно затруднили поиск лодки. 20 февраля лодку обнаружил эм «Громкий», а привел в базу только 6 марта из-за непрекращавшихся жестоких штормов. [194]

В конце февраля обострились отношения между Советским Союзом, с одной стороны, и Швецией и Норвегией — с другой. Обстановка требовала усиления бдительности.

Последний период войны (11.02.40–13.03.40)

Наши лодки продолжали вести разведку в Баренцевом море на подходах к Варангер-фьорду. 22 февраля с целью усиления наблюдения за районом Вардё НК ВМФ приказал выставить 2 подводные лодки в районе межу меридианами 31°15' и 32°00' Ost и параллелями 70°15' и 70°30' N. 23 февраля лодки заняли позиции у Вардё.

23 февраля пл «Щ-402» и «Щ-404» заняли назначенные им позиции в районе межу меридианами 31°15' и 32°00' Ost и параллелями 70°15' и 70°30' N.

Пл «Щ-402» 3 марта в 19.05 в районе о-вов Вардё обнаружила огни двух неизвестных кораблей, шедших в кильватер и повернувших на нее. Уклонилась погружением на 25 м. Всплыла через 2 часа и обнаружила их вновь. Погрузилась опять и всплыла через 2,5 часа в скоплении рыболовецких судов.

13 марта в 12.00 на БФ прекратили боевые действия. Корабли СФ продолжали нести дозорную и разведывательную службу до окончания эвакуации частей 14-й армии из Печенги в Мурманск 9 апреля 1940 г.

Как видно из краткого обзора хода боевых действий во время СФВ на Северном морском театре, подводные лодки СФ не использовали оружия и не соприкасались с противником. Опасения руководства, что Швеция и Норвегия нарушат заявленный ими нейтралитет, не подтвердились. Лодки, находясь в назначенных районах, ограничились выполнением поставленной им задачи дальнего подвижного корабельного дозора. Свою задачу они выполнили. В обзоре упомянуты только некоторые подлодки, участвовавшие в боевых действиях. Остальные выполняли свою задачу в сходных условиях.

Летом 1940 г. подводные силы СФ пополнятся новыми крейсерскими подводными лодками типа «К», предназначенными для [195] океанских походов. Лодки вошли в состав Днпл 1: «К-1» (Чекин) и «К-2» (Уткин).

13 ноября 1940 г. в ходе проведения глубоководных испытаний после ремонта в Мотовском заливе Баренцева моря погибла пл «Д-1» (Ельтищев) — первенец советского подводного судостроения. Лодка по-прежнему лежит на грунте и о причинах, навсегда повергших корабль в пучину, остается только догадываться.

В 1940 г. Павлуцкий отстранен от должности и осужден на 5 лет. В декабре командиром бригады становится Н. И. Виноградов. Сменились и командующие флотом. Вместо Дрозда командующим СФ назначен А. Г. Головко. Кадровые перестановки не привели к ощутимому улучшению боевой подготовки. Вплотную ею займутся с началом войны. Как и на Балтике, не выполненные в мирное время учебные задачи теперь станут выполнять на переходах в районы боевых действий в боевых условиях, а не «в условиях, приближенных к боевым».

К 22 июня 1941 г. СФ располагал подводными силами, включавшими одну Бпл в составе трех Днпл, насчитывавших 15 подводных лодок в строю, и двух находящихся в капитальном ремонте в Ленинграде.

Бпл (Н. И. Виноградов) базировалась на Полярный в составе: Днпл 1 (Гаджиев) — «Д-3» (Котельников), «К-1» (Чекин), «К-2» (Уткин); Днпл 3 (Колышкин) — «Щ-401» (Моисеев), «Щ-402» (Столбов), «Щ-403» (Коваленко), «Щ-404» (В. А. Иванов), «Щ-421» (Лунин), «Щ-422» (А. К. Малышев); Днпл 4 (Н. И. Морозов) — «М-171» (Стариков), «М-172» (Лысенко), «М-173» (Кунец), «М-174» (Н. Ф. Егоров), «М-175» (Мелкадзе), «М-176» (Бондаревич).

12. Судебно-медицинское исследование тел туристов, найденных в овраге

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу... 12. Судебно-медицинское исследование тел туристов, найденных в овраге

9 мая 1959 г. судмедэксперт Возрождённый произвёл вскрытие и исследование тел последних четырёх членов погибшей группы Игоря Дятлова. Работа эта проводилась в помещении морга Ивдельской ИТК, того же самого, где двумя месяцами ранее осуществлялось судебно-медицинское исследование трупов других участников похода. Только на этот раз в составленных актах экспертиз не упоминаются понятые, а роль второго эксперта сыграла уже знакомая нам эксперт-криминалист Чуркина. Данное обстоятельство чрезвычайно любопытно в силу двух причин: во-первых, Генриетта Елисеевна не являлась судебным медиком и не могла давать экспертные заключения по вопросам, связанным с судебной медициной, а во-вторых, она вообще не подписала документы, составленные Борисом Возрожденным. Обратим внимание на этот казус - это только одна из многих странностей, связанных с рассматриваемыми экспертизами. Судмедэксперт Борис Алексеевич Возрожденный обнаружил и описал тела погибших, а также их одежду, в следующем состоянии: а) Дубинина Людмила Александровна была облачена в серовато-коричневый поношенный свитер, под ним бежевый шерстяной свитер, под которым, в свою очередь, клетчатая ковбойка с застёгнутыми рукавами. Упоминание о застёгнутых рукавах тем более странно, что о состоянии карманов рубашки и пуговиц, застёгивающих её, эксперт не упомянул ни единым словом. Очень странная забывчивась, особенно, если принять во внимание, что прежде Возрожденный не забывал фиксировать "застёгнутость"-"расстёгнутость" одежды и карманов.

Chapter VIII

The pirates of Panama or The buccaneers of America : Chapter VIII

Lolonois makes new preparations to make the city of St. James de Leon; as also that of Nicaragua; where he miserably perishes. LOLONOIS had got great repute at Tortuga by this last voyage, because he brought home such considerable profit; and now he need take no great care to gather men to serve under him, more coming in voluntarily than he could employ; every one reposing such confidence in his conduct that they judged it very safe to expose themselves, in his company, to the greatest dangers. He resolved therefore a second voyage to the parts of Nicaragua, to pillage there as many towns as he could. Having published his new preparations, he had all his men together at the time, being about seven hundred. Of these he put three hundred aboard the ship he took at Maracaibo, and the rest in five other vessels of lesser burthen; so that they were in all six ships. The first port they went to was Bayaha in Hispaniola, to victual the fleet, and take in provisions; which done, they steered their course to a port called Matamana, on the south side of Cuba, intending to take here all the canoes they could; these coasts being frequented by the fishers of tortoises, who carry them hence to the Havannah. They took as many of them, to the great grief of those miserable people, as they thought necessary; for they had great use for these small bottoms, by reason the port they designed for had not depth enough for ships of any burthen. Hence they took their course towards the cape Gracias à Dios on the continent, in latitude 15 deg. north, one hundred leagues from the Island de los Pinos.

XXIII. Домой

Побег из ГУЛАГа. Часть 1. XXIII. Домой

На улицах было жарко, пыльно и душно. Окна кооперативов стояли совершенно пустые. На тележках продавали какую-то вялую зелень. Все шли усталые, скучные. В трамвае ссорились и переругивались. А все-таки, если бы установить всеобщую повинность и пересажать всех обывателей в ГПУ, они бы поняли, что нельзя так спокойно ходить по Шпалерке, считая, что это их не касается, пока их самих туда не засадили. Они поняли бы цену жизни и воли, чтобы вовремя ее защитить, а не таскали по улицам свою серую скуку, свою жалкую жизнь, опустошенную нуждой и страхом, пока их не засадят в застенок. Дома я нашла то, что ожидала: чужие люди, беспорядок, распроданные вещи. Дома, очага не существовало более, но сквозь горечь и боль утрат прорвался и вернул к жизни один крик: — Мама!.. Крик, полный восторга, изумления, любви, невысказанного горя, всего, что накопилось в его одиноком крохотном сердце. — Мама, мама, мама! — говорил он тихо, громко, ласково, жалобно, на все голоса, не находя больше слов. — Почему ты такой худой и бледный? — спросила я, ощупывая его повсюду. Как было замечательно, что я могла его трогать и гладить, моего брошенного мальчика. — Ты болел? — Нет, только один раз, немножко. У меня была крапивная лихорадка. Но я отнес твою передачу в тот день, чтобы ты не волновалась. Доктор сказал, что можно.

Chapter XIII

The voyage of the Beagle. Chapter XIII. Chiloe and Chonos Islands

Chiloe General Aspect Boat Excursion Native Indians Castro Tame Fox Ascend San Pedro Chonos Archipelago Peninsula of Tres Montes Granitic Range Boat-wrecked Sailors Low's Harbour Wild Potato Formation of Peat Myopotamus, Otter and Mice Cheucau and Barking-bird Opetiorhynchus Singular Character of Ornithology Petrels NOVEMBER 10th.—The Beagle sailed from Valparaiso to the south, for the purpose of surveying the southern part of Chile, the island of Chiloe, and the broken land called the Chonos Archipelago, as far south as the Peninsula of Tres Montes. On the 21st we anchored in the bay of S. Carlos, the capital of Chiloe. This island is about ninety miles long, with a breadth of rather less than thirty. The land is hilly, but not mountainous, and is covered by one great forest, except where a few green patches have been cleared round the thatched cottages. From a distance the view somewhat resembles that of Tierra del Fuego; but the woods, when seen nearer, are incomparably more beautiful. Many kinds of fine evergreen trees, and plants with a tropical character, here take the place of the gloomy beech of the southern shores. In winter the climate is detestable, and in summer it is only a little better. I should think there are few parts of the world, within the temperate regions, where so much rain falls. The winds are very boisterous, and the sky almost always clouded: to have a week of fine weather is something wonderful.

VIII. Тоже Кемь

Побег из ГУЛАГа. Часть 2. VIII. Тоже Кемь

Дома, в той избе, которая нам дала приют и которую я вспомню с благодарностью в смертный час, я опять села на лавку у окна. Не умею передать того, что со мной делалось; каторга вызывала во мне большее возмущение, чем тюрьма. Все, что я видела, врезалось в душу, и хотелось узнать еще больше, до самой глубины горя и унижения, чтобы понять, где же конец. По улице погнали партию молодых еще, но до крайности истомленных людей. Лица их были серы, как бесплодная земля, голова, плечи, руки опущены, как под непомерной тяжестью, хотя за плечами у них были только жалкие, полупустые холщовые мешки. Кругом шли конвойные с карабинами наперевес. — На Белбалтлаг гонют, — вздохнула старуха, подсевшая ко мне на лавку. — Спаси, Господи, спаси и сохрани, и помилуй души наши, — говорила она, крестя их в окно мелкими крестиками. — Выживет ли кто? Каждый день гонют и гонют, а и казарм-то нету, струменту-то нету; землю, сказывут, деревянными лопатами роют, а морозец-то захватывает, как камень. Как мороз закрепчает, так и сами померзнут. Завидуют многие. Позавидуешь и смерти с жизни такой. — Скажи ты мне, бабонька, — обратилась она ко мне, — может, ты ученая какая, откуда така жизнь завелась? Я ничего не ответила. Что я могла сказать этой женщине, которая всю жизнь прошла честно, чисто, правдиво? — Не знаешь? — спросила она. — Нет. — То-то, не знаешь. Кого ни спрошу — никто не знает. Кабы знатье, может, и помог бы кто. Старухи бают, дьявол это путает, а смекаю — от людей это. Иной человек хуже нечистого.

Cueva de las Manos

Cueva de las Manos. Some time between 11 000 and 7 500 BC.

The Cueva de las Manos in Patagonia (Argentina), a cave or a series of caves, is best known for its assemblage of cave art executed between 11 000 and 7 500 BC. The name of «Cueva de las Manos» stands for «Cave of Hands» in Spanish. It comes from its most famous images - numerous paintings of hands, left ones predominantly. The images of hands are negative painted or stencilled. There are also depictions of animals, such as guanacos (Lama guanicoe), rheas, still commonly found in the region, geometric shapes, zigzag patterns, representations of the sun and hunting scenes like naturalistic portrayals of a variety of hunting techniques, including the use of bolas.

1945 - 1991

From 1945 to 1991

Cold War. From the end of World War II in 1945 to the collapse of the Soviet Union in 1991.

Chapter XVIII

The pirates of Panama or The buccaneers of America : Chapter XVIII

Captain Morgan sends canoes and boats to the South Sea He fires the city of Panama Robberies and cruelties committed there by the pirates, till their return to the Castle of Chagre. CAPTAIN MORGAN, as soon as he had placed necessary guards at several quarters within and without the city, commanded twenty-five men to seize a great boat, which had stuck in the mud of the port, for want of water, at a low tide. The same day about noon, he caused fire privately to be set to several great edifices of the city, nobody knowing who were the authors thereof, much less on what motives Captain Morgan did it, which are unknown to this day: the fire increased so, that before night the greatest part of the city was in a flame. Captain Morgan pretended the Spaniards had done it, perceiving that his own people reflected on him for that action. Many of the Spaniards, and some of the pirates, did what they could, either to quench the flame, or, by blowing up houses with gunpowder, and pulling down others, to stop it, but in vain: for in less than half an hour it consumed a whole street. All the houses of the city were built with cedar, very curious and magnificent, and richly adorned, especially with hangings and paintings, whereof part were before removed, and another great part were consumed by fire. There were in this city (which is the see of a bishop) eight monasteries, seven for men, and one for women; two stately churches, and one hospital. The churches and monasteries were all richly adorned with altar-pieces and paintings, much gold and silver, and other precious things, all which the ecclesiastics had hidden.

Chapter V

The voyage of the Beagle. Chapter V. Bahia Blanca

Bahia Blanca Geology Numerous gigantic Quadrupeds Recent Extinction Longevity of species Large Animals do not require a luxuriant vegetation Southern Africa Siberian Fossils Two Species of Ostrich Habits of Oven-bird Armadilloes Venomous Snake, Toad, Lizard Hybernation of Animal Habits of Sea-Pen Indian Wars and Massacres Arrow-head, antiquarian Relic The Beagle arrived here on the 24th of August, and a week afterwards sailed for the Plata. With Captain Fitz Roy's consent I was left behind, to travel by land to Buenos Ayres. I will here add some observations, which were made during this visit and on a previous occasion, when the Beagle was employed in surveying the harbour. The plain, at the distance of a few miles from the coast, belongs to the great Pampean formation, which consists in part of a reddish clay, and in part of a highly calcareous marly rock. Nearer the coast there are some plains formed from the wreck of the upper plain, and from mud, gravel, and sand thrown up by the sea during the slow elevation of the land, of which elevation we have evidence in upraised beds of recent shells, and in rounded pebbles of pumice scattered over the country. At Punta Alta we have a section of one of these later-formed little plains, which is highly interesting from the number and extraordinary character of the remains of gigantic land-animals embedded in it. These have been fully described by Professor Owen, in the Zoology of the voyage of the Beagle, and are deposited in the College of Surgeons.

1559 - 1603

С 1559 по 1603 год

С конца Итальянских войн в 1559 до смерти Елизаветы I Английской в 1603.

18. Следователь пробует «взять на бас»

Записки «вредителя». Часть II. Тюрьма. 18. Следователь пробует «взять на бас»

В тот вечер мы долго не спали: свет погасили, но наш татарин продолжал вполголоса свои рассказы, и мы, в какой-то мере забыв про тюрьму, следили за тем, как занятно могла раньше развертываться людская жизнь. И вдруг шаги, бряканье ключей, свет, окрик: — Фамилия? — страж тычет пальцем в каждого из нас по очереди. Доходит до меня. Отвечаю. — Инициалы? — В. В. — Полностью инициалы! — рычит он грозно. Здесь они грубее, чем на Шпалерке. — Имя и отчество, что ли? — Ясно! Имя, отчество? — Отвечаю. — Давай живо! Начинаю одеваться. Все смотрят сочувственно, беспокоясь за меня. — В пальто? — спрашиваю я, чтобы знать, повезут ли на Гороховую или будут допрашивать здесь. — Ничего не сказано, значит, без пальто. Выхожу. Спускаюсь по крутым железным лестницам, в жуткой ночной тишине гигантской тюрьмы. — Обожди. Конвойный останавливает меня в нижнем коридоре на пронизывающем сквозняке. После тесной камеры и постели охватывает дрожь. Стою долго. Совершенно замерзаю. — Давай! Вхожу в кабинет. Передо мной новый следователь. Фигура резкая, отталкивающая. Сухой брюнет, еще молодой, с напряженными движениями. Лоб низкий, глаза маленькие, злые. Военная форма, ромб на петличках — советский генеральский чин. Прежний следователь был в чине полковника. Значит, это начальство. — Садитесь, — говорит он мрачно.

Таблица 4. Торпедное, артиллерийское, минное и стрелковое вооружение подводных лодок - 1

Короли подплава в море червонных валетов. Приложение. Таблица 4. Торпедное, артиллерийское, минное и стрелковое вооружение подводных лодок: Торпеды

Торпеды Тип торпеды Калибр, мм Длина, м Вес торпеды, кг Вес заряда кг Скорость хода, уз Дальность хода, км Примечание 45–15 (Уайтхеда1910/15 г. «Л») 450 5,2 655 100 38 1,0 Стале-бронзовая торпеда для лодок с «влажным подогревом» проекта Фиумского з-да. В советском флоте именовалась 45–15 и находилась на вооружении до ВОВ для пл т. «АГ». По направлению управлялась пр. Обри, по глубине — гидростатическим аппаратом. Имелось до 1 тыс. 34 2,0 29 3,0 25 4,0 53–27 533 7,15 1725 250 43,5 3,7 Проект Остехбюро. Производств о з-да «Двигатель». Изготовлено до 700 ед. Принята на вооружение в 1927 г. Подходила к аппаратам пл т. «Калев» 45–36-Н 450 5,7 935 200 41 3,0 Торпеда 45Ф, воспроизведенная НИМТИ по купленной в Италии. Производство з-да «Красный Прогресс».