Глава 8. Второе рождение подводных сил Северного Ледовитого океана [185]

Мысль о беспрепятственном выходе на просторы Мирового океана во все времена занимала умы передовых россиян. 24 июля 1899 г. на торжественном открытии города Александровска на Мурманском берегу ее точно выразил прибывший с крейсером «Светлана» на торжества великий князь Владимир Александрович: «Опираясь на Мурман, наша морская сила могла бы защищать великодержавные интересы России в той части земного шара, где это потребуется обстоятельствами».

Появившаяся в ходе Первой мировой войны необходимость в защите морских перевозок от нападения германских кораблей в северных морях привела российское морское командование к созданию на основании императорского указа от 3 июля 1916 г. флотилии Северного Ледовитого океана, базировавшейся на Романовна-Мурмане и Александровск в Кольском заливе, Архангельск на Белом море и военно-морскую базу Йоканьга в Святоносском заливе. Формирование флотилии завершили 6 июля 1916 г. Была предпринята попытка освоить сложный северный театр и малыми подводными лодками, но она провалилась из-за их неприспособленности к плаванию в суровых полярных условиях. Гражданская война, военная интервенция и последовавшая за ними разруха привели к полной ликвидации флотилии на много лет.

Успехи в развитии тяжелой промышленности наконец позволили, теперь уже Советскому государству, приступить в 1932 г. к осуществлению давней мечты российской верховной власти — созданию полноценной военно-морской силы на берегу Северного [186] Ледовитого океана, способной беспрепятственно «защищать великодержавные интересы России в той части земного шара, где это потребуется обстоятельствами». С завершением весной 1933 г. основных работ по сооружению Беломоро-Балтийского канала силами советских заключенных советское правительство принимает решение о переводе на Север первых восьми боевых балтийских кораблей. В их числе две большие подводные лодки серии «Д»: «Д-1» (Секунов), принятая в состав БФ осенью 1930 г. и давшая литерное обозначение всей серии из шести лодок, и «Д-2» (Рейснер), принятая в состав БФ в 1931 г.

С 14 мая по 21 июля 1933 г. отряд кораблей впервые прошел трудный путь по морю, рекам, озерам и каналам от Кронштадта до Сороки (ныне порт Беломорск на Белом море). 5 августа 1933 г. корабли отряда уже швартовались в Мурманске. Вслед за ними по тому же пути за 28 суток прошел второй отряд — из трех кораблей. В его составе шла еще одна большая подводная лодка, «Д-3» (Грибоедов), вошедшая в состав БФ в 1931 г. Так 21 сентября 1933 г. в Мурманске собрались все корабли Северной военной флотилии (СВФ), сформированной еще в июне и состоявшей из ОДнэм и ОДнпл во главе с командующим флотилией З. А. Закупневым. Командиром ОДнпл, первого боевого тактического соединения подводных сил на Севере, в 1934 г. становится К. Н. Грибоедов, имевший почти 7-летний опыт командования подводной лодкой и с первых дней своей службы плававший в Студеном море на различных кораблях. В качестве плавбазы дивизиону придается небольшой транспорт «Умба».

Сначала флотилия базировалась на Мурманск. В октябре 1934 г. надводные корабли перешли в Полярное (бывш. Александровск), еще через год туда же перешли подводные лодки, штаб и командование флотилии. Вскоре гранитные берега Мурмана оденутся в броню сектора Береговой обороны, появятся первые самолеты ВВС СВФ. В 1935 г. командующим СВФ становится флагман 1 ранга К. И. Душенов.

Начатые осенью 1933 г. регулярные выходы подводных лодок в море подводники продолжат и в следующие два года. Осваивая Северный театр, они совершат ряд самостоятельных походов, чтобы [187] приобрести опыт плавания в заливах, губах и проливах Баренцева моря. За успешное освоение театра десять подводников из состава ОДнпл в 1935 г. награждаются орденами. Среди них комдив Грибоедов, командиры лодок Рейснер, Секунов и др. В 1936 г. походы становятся еще более продолжительными.

Как архивные документы, так и документальная историческая литература сохранили очень мало фактов деятельности флотилии в тот период. Сохранились аттестации на командиров подводных лодок, позволяющие судить о работе, которую проводили подводники-североморцы в ту пору. Вот что написано в аттестации на Льва Рейснера: «Леонид (все-таки его звали Лев. Пример того, как «хорошо» комиссары знали подчиненных командиров. — Э. К) Михайлович Рейснер (командир подводной лодки, пионер подводных плаваний советского флота в тогда еще совершенно незнакомом, неизученном Баренцевом море. — Э. К) был награжден орденом Ленина. Этот широко образованный человек имел все основания считаться образцовым командиром, но мешали его некоторые своеобразные взгляды. Рейснер считал, что на флоте командир имеет слишком мало прав, внешне почти не отличается от краснофлотцев, а это ведет к панибратству, говорил, что мы в области морской культуры должны кое-что взять у старого флота.

Проскальзывала в словах Рейснера и недооценка партийно-политической работы. Нельзя было не уважать его за талант и способности как подводника, но трудно было мириться с его настроениями, тем более что он имел влияние на известную часть командиров, особенно молодых подводников, преклонявшихся перед его мастерством.

Мы пытались разъяснить Рейснеру ошибочность его взглядов. Говорил с ним и Константин Иванович (Душенов. — Э. К). Но Рейснер, признавая кое-какие ошибки, в целом взглядов не менял. А во второй половине 1937 г. они уже расценивались как «политически чуждые». К тому же ему ставили в вину семейные связи: он был братом известной писательницы и активной участницы Гражданской войны Ларисы Рейснер (к тому же еще и жены опального Ф. Ф. Раскольникова. — Э. К), которую уже после смерти (она умерла в 1926 г. — Э. К) стали обвинять «в связях с троцкистами». Этот [188] факт имел тогда большое, если не решающее, значение в дальнейшей судьбе Рейснера. Встал вопрос о его пребывании на флоте» (Флагманы. М.: Воениздат, 1991). Так 29 ноября 1936 г. характеризует Рейснера политическое руководство флотилии в лице Нач ПО СВФ П. Байрачного. И это после того, как в 1934 г. командир награждается грамотой ЦИК СССР за отличную работу при переходе из Кронштадта в Мурманск, а в 1935 г. — орденом Ленина за выдающиеся заслуги в деле организации подводных и надводных морских сил РККА и за успехи в боевой и политической подготовке!

Перу КОДнпл Грибоедова принадлежит иная аттестация на Рейснера: «Подводной лодкой командует четыре кампании. Обладает хорошими морскими навыками, хорошо управляет подводной лодкой. Отлично выполнил автономное плавание в течение 52 суток. Много работает над повышением военных знаний. Характер тяжелый и замкнутый. Очень самолюбив. Здоровье удовлетворительное. Если не считать особенностей характера — командира Рейснера можно считать образцовым». Резолюция Душенова на аттестацию: «Не совсем ясно и не всегда ровное отношение т. Рейснера к ряду мероприятий, проводимых партией и правительством. Идет процесс воспитания, есть надежда устойчивости».

А на самого Грибоедова военком ОДнпл СВФ батальонный комиссар Межеда уже пишет классический донос с указанием рассылки «документа» тем лицам, которые «питаются» такими делами. Читатель мог ознакомиться с ним в четвертой главе книги.

11 мая 1937 г. Северная военная флотилия преобразована в Северный флот. В конце июня 1937 г. с Балтики на Север по Беломоро-Балтийскому каналу переведут четыре подводные лодки типа «Щ»: «Щ-401» (Августинович), «Щ-402» (Бакунин), «Щ-403» (Ефимов) и «Щ-404» (Колышкин). Все четыре подлодки после окончания постройки в сентябре 1936 г. находились в составе БФ. Эти лодки образовали Днпл 2 СФ. В 1937 г. подводники-североморцы принимают самое активное участие в выполнении правительственного задания по обеспечению беспосадочных трансарктических перелетов В. П. Чкалова по маршруту Москва — Северный полюс — Ванкувер и М. М Громова по маршруту Москва — Северный полюс — [189] Сан-Джасинто. В 1938 г., также по заданию правительства, они привлекаются к операции по снятию с дрейфующей льдины группы зимовщиков во главе с И. Д. Папаниным. Выполняя задания, подводные лодки в сложных погодных условиях развернулись в высоких широтах к самой кромке арктических льдов, где использовались в качестве радиомаяков, а также радиоретрансляторов, обеспечивавших связь с Москвой и Полярным. Пл «Д-3» (Котельников) для выполнения своей задачи при снятии с льдины зимовщиков совершила во время сильнейших штормов дальний поход. Она была первой советской подводной лодкой, которая пересекла меридиан Гринвича. Из российских подводных лодок его впервые пересекла пл «Св. Георгий» (Ризнич) в 1917 г., следовавшая из Специи (Италия) в Архангельск.

Вместо арестованного К. И. Душенова в 1938 г. командующим Северным флотом назначается В. П. Дрозд. В мае 1938 г. будут арестованы и Грибоедов, назначенный командиром Бпл СФ, сформированной в феврале на базе ОДнпл, и командир пл «Д-2» Рейснер. Грибоедова на посту КБпл сменит опытный балтийский подводник П. В. Максимов, но всего лишь на один год, и уже в 1939 г. его заменит КБпл 4 с БФ Д. А. Павлуцкий. Меньше чем через два года после ареста, 8 февраля 1940 г., Грибоедова расстреляют. Рейснер умрет в заключении в 1941 г.

Летом 1938 г. в Полярное придет пл «Щ-423» (В. А. Егоров), а 21 июня 1939 г. еще три лодки: «Щ-421» (П. И. Егоров), «Щ-422» (?) и «Щ-424» (Касьяненко), которые образуют Днпл 3 СФ (Августинович). Вместе со средними подводными лодками в составе переводимых на Север 14 кораблей приведут и шесть лодок типа «М»: «М-171» (Столбов), «М-172» (Коваленко), «М-173» (Кунец), «М-174» (Н. Ф. Егоров), «М-175» (Драченов) и «М-176» (?), которые сформируют Днпл 4 СФ (Субботин?).

Таким образом, к 1939 г. на СФ наряду с Бэм двухдивизионного состава сформировалась Бпл, включающая 4 дивизиона. Подводные лодки «Д-2» и «Д-3» проходили капитальный ремонт в Ленинграде, а «Щ-401» и «Щ-404» ремонтировались на судоремонтном предприятии Севера. [190]

20 октября 1939 г. на выходе из Кольскою залива подводную лодку «Щ-424» (К. М. Шуйский) протаранил траулер РТ-43 «Рыбец», и она затонула на глубине 250 м. Погибло 32 подводника. Спаслось 10 человек, в том числе и командир.

После гибели пл «Щ-424» подводные лодки Днпл 3 подчинили Днпл 2, а боевую подготовку на бригаде, можно сказать, свернули. Прекратились длительные самостоятельные походы. Маневры погружения и всплытия лодки стали выполнять в закрытых губах, без хода. Сошла на нет и без того нуждавшаяся в коренном улучшении торпедная подготовка.

Тем временем на Северо-Западе страны назревала война. Высшее руководство ВС отводило войскам 14-й армии и Северному флоту второстепенную роль: их задача сводилась к тому, чтобы не допустить прорыва судов с военными грузами в единственный финский порт на Баренцевом море — Линахамари и пресекать активное вмешательство в боевые действия сил нейтральных стран.

Советско-финская война на Баренцевом море. Первые дни войны (30.11.39–03.12.39)

ВС СФ Бпл отдано распоряжение: 28 ноября в 14.00 выслать 2 пл типа «Щ» в Баренцево море на позиции к Варангер-фьорду с задачей не подпускать к нему иностранные военные корабли и прикрывать действия миноносцев и тральщиков; двум подводным лодкам типа «М» быть готовыми выйти в дозор на подходы к Кольскому заливу для предотвращения проникновения в Кольский и Мотовский заливы иностранных кораблей; одну пл типа «Щ» направить в дозор на подходы к горлу Белого моря.

С 23 ноября пл «Щ-404» (В. А. Иванов) несла дозор в районе м. Маккаур с задачей не допустить проникновения иностранных военных кораблей к Варангер-фьорду и к п-ову Рыбачий. Применять оружие разрешалось только с получением специального сигнала.

Пл «Щ-402» (Столбов) 28 ноября заняла позицию в районе о-вов Вардё с задачей не допустить проникновения иностранных военных кораблей к Варангер-фьорду и к п-ову Рыбачий. Применять [191] оружие разрешалось только с получением специального сигнала. При необходимости сблизиться с противником для применения оружия разрешалось выходить за пределы назначенной позиции на расстояние не более 6 миль на S и на W.

30 ноября пл «М-173» (Кунец) вышла на позицию в районе маяка Цып-Наволок с задачей не допустить проникновения военных и торговых кораблей противника в Кольский залив и препятствовать их пребыванию на подходах к заливу. Вслед за ней на указанную позицию последовательно выходили подводные лодки Днпл 4, сменяя друг друга через 5 суток.

Приступая к морским воинским перевозкам после занятия 1 декабря Печенги, СФ озаботился обеспечением коммуникаций, включив в силы прикрытия развернутые на подходах к Варангер-фьорду подлодки типа «Щ» и находящиеся в дозоре на подходах к Кольскому заливу подлодки типа «М».

Оборона военно-морских баз северного побережья (03.12.39–11.02.40)

Возможность нападения иностранных военных кораблей и самолетов на наши суда, ведущие военные перевозки, оставалась реальной в ходе всей войны. Наиболее вероятными районами их возможного появления могли оказаться подходы к Варангер-фьорду и базам флота на мурманском побережье.

Для своевременного обнаружения иностранных кораблей и самолетов в Баренцевом море вели разведку две подлодки типа «Щ» на подходах к Варангер-фьорду в районе от м. Нордкап до о-вов Вардё (на позициях у м. Маккаур и на подходах к о-вам Вардё). С 12 декабря вместо указанных позиций установили одну постоянную у м. Нордкин, где лодки вели разведку (район, ограниченный меридианами 26° и 29° Ost, параллелью 71°45' N и территориальными водами Норвегии) посменно, по 10 суток.

Чтобы помешать силам противника проникнуть в Кольский залив и на подходы к нему, в районе м. Цып-Наволок несли дозор лодки типа «М». Срок пребывания лодок на этой позиции ограничивался пятью сутками. Использование оружия разрешалось только после получения специального сигнала. При выходе в торпедную [192] атаку разрешалось пределы позиции оставлять, удаляясь от них не более чем на 3 мили в любом направлении.

Сложные гидрометеоусловия вынуждали лодки типа «М» при волнении моря 5–6 баллов укрываться на рейде Могильный у о-ва Кильдин; лодки типа «Щ» покидали позиции и укрывались в бухте Цып-Наволок при волнении моря 8 баллов. Поддержание боевой готовности затрудняли низкие температуры, приведшие к сильному обмерзанию корпуса и вооружения, разведку — плохая видимость.

С конца января подводные лодки, находящиеся на позиции на подходах к Варангер-фьорду у о-ва Вардё, стали чаще обнаруживать норвежские корабли. Так, наблюдая с 29 января по 7 февраля движение норвежских военных кораблей, оказалось возможным установить, что Порсангер-фьорд ими использовался как маневренная база.

29 января пл «Щ-402», находясь на позиции в районе м. Нордкап — Тана-фьорд, обнаружила в районе о-вов Вардё в 6–7 милях от берега норвежский скр, шедший на N; 1 февраля там же — два неизвестных корабля; 2 февраля — неопознанный самолет на высоте 400–500 м по направлению от Нордкапа к Лаксе-фьорду; 5 февраля — норвежский ббо типа «Норге», шедший из Лаксе-фьорда; 7 февраля, при возвращении в базу, — норвежский скр, сопровождавший лодку параллельным курсом.

Эти и дальнейшие наблюдения подводных лодок подтверждались донесениями радиоразведки о нахождении в районе о-вов Вардё и в Варангер-фьорде норвежских кораблей: скр «Фритьоф Нансен», миноносцев «Аэгир» и «Слейпнер» и зм «Фрейя».

11 февраля пл «Щ-421» (П. И. Егоров) находилась на позиции у м. Нордкин и обнаружила норвежский миноносец «Аэгир». 13 февраля лодка разведала подходы к порту Гамвик и акваторию самого порта, а 15 февраля повторно обнаружила норвежский миноносец «Аэгир» у м. Нордкин. 19 февраля, возвращаясь с позиции и потеряв место в условиях малой видимости, в 2.30 села на мель в губе Скорбеевская п-ова Рыбачий. Ошибки в координатах места посадки на мель, переданные в штаб, существенно затруднили поиск лодки. 20 февраля лодку обнаружил эм «Громкий», а привел в базу только 6 марта из-за непрекращавшихся жестоких штормов. [194]

В конце февраля обострились отношения между Советским Союзом, с одной стороны, и Швецией и Норвегией — с другой. Обстановка требовала усиления бдительности.

Последний период войны (11.02.40–13.03.40)

Наши лодки продолжали вести разведку в Баренцевом море на подходах к Варангер-фьорду. 22 февраля с целью усиления наблюдения за районом Вардё НК ВМФ приказал выставить 2 подводные лодки в районе межу меридианами 31°15' и 32°00' Ost и параллелями 70°15' и 70°30' N. 23 февраля лодки заняли позиции у Вардё.

23 февраля пл «Щ-402» и «Щ-404» заняли назначенные им позиции в районе межу меридианами 31°15' и 32°00' Ost и параллелями 70°15' и 70°30' N.

Пл «Щ-402» 3 марта в 19.05 в районе о-вов Вардё обнаружила огни двух неизвестных кораблей, шедших в кильватер и повернувших на нее. Уклонилась погружением на 25 м. Всплыла через 2 часа и обнаружила их вновь. Погрузилась опять и всплыла через 2,5 часа в скоплении рыболовецких судов.

13 марта в 12.00 на БФ прекратили боевые действия. Корабли СФ продолжали нести дозорную и разведывательную службу до окончания эвакуации частей 14-й армии из Печенги в Мурманск 9 апреля 1940 г.

Как видно из краткого обзора хода боевых действий во время СФВ на Северном морском театре, подводные лодки СФ не использовали оружия и не соприкасались с противником. Опасения руководства, что Швеция и Норвегия нарушат заявленный ими нейтралитет, не подтвердились. Лодки, находясь в назначенных районах, ограничились выполнением поставленной им задачи дальнего подвижного корабельного дозора. Свою задачу они выполнили. В обзоре упомянуты только некоторые подлодки, участвовавшие в боевых действиях. Остальные выполняли свою задачу в сходных условиях.

Летом 1940 г. подводные силы СФ пополнятся новыми крейсерскими подводными лодками типа «К», предназначенными для [195] океанских походов. Лодки вошли в состав Днпл 1: «К-1» (Чекин) и «К-2» (Уткин).

13 ноября 1940 г. в ходе проведения глубоководных испытаний после ремонта в Мотовском заливе Баренцева моря погибла пл «Д-1» (Ельтищев) — первенец советского подводного судостроения. Лодка по-прежнему лежит на грунте и о причинах, навсегда повергших корабль в пучину, остается только догадываться.

В 1940 г. Павлуцкий отстранен от должности и осужден на 5 лет. В декабре командиром бригады становится Н. И. Виноградов. Сменились и командующие флотом. Вместо Дрозда командующим СФ назначен А. Г. Головко. Кадровые перестановки не привели к ощутимому улучшению боевой подготовки. Вплотную ею займутся с началом войны. Как и на Балтике, не выполненные в мирное время учебные задачи теперь станут выполнять на переходах в районы боевых действий в боевых условиях, а не «в условиях, приближенных к боевым».

К 22 июня 1941 г. СФ располагал подводными силами, включавшими одну Бпл в составе трех Днпл, насчитывавших 15 подводных лодок в строю, и двух находящихся в капитальном ремонте в Ленинграде.

Бпл (Н. И. Виноградов) базировалась на Полярный в составе: Днпл 1 (Гаджиев) — «Д-3» (Котельников), «К-1» (Чекин), «К-2» (Уткин); Днпл 3 (Колышкин) — «Щ-401» (Моисеев), «Щ-402» (Столбов), «Щ-403» (Коваленко), «Щ-404» (В. А. Иванов), «Щ-421» (Лунин), «Щ-422» (А. К. Малышев); Днпл 4 (Н. И. Морозов) — «М-171» (Стариков), «М-172» (Лысенко), «М-173» (Кунец), «М-174» (Н. Ф. Егоров), «М-175» (Мелкадзе), «М-176» (Бондаревич).

18. Следователь пробует «взять на бас»

Записки «вредителя». Часть II. Тюрьма. 18. Следователь пробует «взять на бас»

В тот вечер мы долго не спали: свет погасили, но наш татарин продолжал вполголоса свои рассказы, и мы, в какой-то мере забыв про тюрьму, следили за тем, как занятно могла раньше развертываться людская жизнь. И вдруг шаги, бряканье ключей, свет, окрик: — Фамилия? — страж тычет пальцем в каждого из нас по очереди. Доходит до меня. Отвечаю. — Инициалы? — В. В. — Полностью инициалы! — рычит он грозно. Здесь они грубее, чем на Шпалерке. — Имя и отчество, что ли? — Ясно! Имя, отчество? — Отвечаю. — Давай живо! Начинаю одеваться. Все смотрят сочувственно, беспокоясь за меня. — В пальто? — спрашиваю я, чтобы знать, повезут ли на Гороховую или будут допрашивать здесь. — Ничего не сказано, значит, без пальто. Выхожу. Спускаюсь по крутым железным лестницам, в жуткой ночной тишине гигантской тюрьмы. — Обожди. Конвойный останавливает меня в нижнем коридоре на пронизывающем сквозняке. После тесной камеры и постели охватывает дрожь. Стою долго. Совершенно замерзаю. — Давай! Вхожу в кабинет. Передо мной новый следователь. Фигура резкая, отталкивающая. Сухой брюнет, еще молодой, с напряженными движениями. Лоб низкий, глаза маленькие, злые. Военная форма, ромб на петличках — советский генеральский чин. Прежний следователь был в чине полковника. Значит, это начальство. — Садитесь, — говорит он мрачно.

3. Cудебно-медицинское исследование тел Юрия Дорошенко, Георгия Кривонищенко, Зинаиды Колмогоровой и Игоря Дятлова

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу... 3. Cудебно-медицинское исследование тел Юрия Дорошенко, Георгия Кривонищенко, Зинаиды Колмогоровой и Игоря Дятлова

4 марта экспертом областного Бюро судебно-медицинской экспертизы Борисом Алексеевичем Возрождённым и судмедэкспертом города Североуральск Иваном Ивановичем Лаптевым было произведено исследование четырёх тел погибших туристов, доставленных в Ивдель. В целях правильной оценки обстоятельств случившегося на склоне Холат-Сяхыл, опишем одежду, в которой были доставлены погибшие туристы для анатомического исследования и основные телесные повреждения, отмеченные экспертами : а)Юрий Дорошенко, один из двух, найденных под кедром туристов. Известно, что это был самый крепкий и рослый (180 см.) член группы Дятлова. На нём была одета майка-безрукавка и штапельная (т.е. тонкого сукна, не фланелевая) рубашка-ковбойка с коротким рукавом; плавки, сатиновые трусы и трикотажные кальсоны. Все 6 пуговиц ковбойки были застёгнуты, оба нагрудных кармана - пусты. На ногах - разное количество носков: на левой - двое трикотажных и толстый шерстяной с обожжёным участком 2,0*5,0 см., а на правой - остатки х/б носка и шерстяной. Кальсоны Дорошенко были сильно разорваны: левая штанина в средней трети внутренней поверхности бедра имела разрыв размером 13,0*13,0 см., а правая штанина на передней поверхности бедра и того больше - 22,0*23,0 см. В волосах погибшего эксперт обнаружил частицы мха и хвою, кроме того, с правой стороны головы в её височной, теменной и затылочной частях оказались обожжены кончики волос. Цвет лица покойного был определён словосочетанием "буро-лиловый".

Глава XI

Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль». Глава XI. Магелланов пролив. Климат южных берегов

Магелланов пролив Бухта Голода Восхождение на гору Тарн Леса Съедобный гриб Фауна Громадная морская водоросль Прощание с Огненной Землей Климат Плодовые деревья и естественные произведения южных берегов Высота снеговой линии на Кордильерах Спуск ледников к морю Образование айсбергов Перенос валунов Климат и естественные произведения антарктических островов Сохранность замерзших трупов Краткое резюме В конце мая 1834 г. мы вторично вошли с востока в Магелланов пролив. Местность по обеим сторонам этой части пролива представляла собой почти гладкие равнины, похожие на патагонские. Мыс Негро, расположенный почти сразу же после начала второго сужения пролива, можно считать пунктом, начиная с которого страна приобретает черты, характерные для Огненной Земли. На восточном побережье к югу от пролива пересеченная, носящая характер парка местность объединяет подобным же образом эти две страны, почти во всех отношениях противоположные одна другой. Такая перемена ландшафта на расстоянии каких-нибудь двадцати миль и в самом деле удивительна. Если же взять расстояние несколько большее, например, между бухтой Голода и заливом Грегори, т. е. около 60 миль, то отличие будет еще разительнее. В бухте Голода мы видим округленные горы, скрытые непроходимыми лесами, которые напоены влагой дождей, приносимых никогда не прекращающимися штормовыми ветрами, тогда как в районе мыса Грегори мы находим безоблачное синее небо над сухими и бесплодными равнинами.

1. Первая командировка

Записки «вредителя». Часть IV. Работа в «Рыбпроме». Подготовка к побегу. 1. Первая командировка

Знакомясь по документам с работой «Рыбпрома», я ставил себе целью нащупать такую тему исследовательской работы, которая настолько заинтересовала бы руководителей «Рыбпрома», чтобы они решились послать меня в длительную командировку в наиболее глухие места северного района лагерей, где разбросано много мелких пунктов «Рыбпрома», а надзор не мог быть многочисленным. Я убедился, что в центре управления «Рыбпрома», имеют самое слабое представление о рыболовных угодьях, где производится промысел рыбы, и о состоянии собственных пунктов, где она обрабатывается. Центр составлял планы, писал отчеты и торговал готовой рыбной продукцией, которая присылалась с мест. Планы и отчеты составлялись только на основании присланных готовых цифр и согласно директивам московского центра. Планы чудовищно расходились с фактическими результатами. Капитальное строительство на пунктах велось самым фантастическим образом, никто в управлении «Рыбпрома» не знал, почему, зачем строятся промысловые заведения, почему именно в том, а не ином месте, почему проектируется такая-то емкость складов для засола, а не иная. Самого беглого взгляда достаточно, чтобы убедиться, что строительство велось хаотично и совершенно не в соответствии с производственной мощностью пунктов. Объяснялось это тем, что пункты работали фактически без всякого руководства, и каждый заведующий делал то, что сам считал нужным.

1337 - 1453

С 1337 по 1453 год

Ранний период Поздних Средних веков. Эпоха Столетней войны с 1337 до 1453.

Upper Paleolithic

Upper Paleolithic : from 50 000 years before present to 12 000 BC

Upper Paleolithic : from 50 000 years before present to 12 000 BC.

1200 г. до н.э. - 800 г. до н.э.

C 1200 г. до н.э. по 800 г. до н.э.

От Катастрофы Бронзового века между 1200 г. до н.э. и 1150 г. до н.э. до конца древнегреческих Темных веков примерно в 800 г. до н.э.

8. Первоначальная версия следствия: убивали манси!

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу... 8. Первоначальная версия следствия: убивали манси!

Сейчас же лишь ещё раз подчеркнём, что следствие ошибочно полагало, будто "дятловцы" двигались вплоть до 17 часов и лишь в это время (или позже) осуществили постановку палатки. Следствие считало, что в шестом часу вечера группа стала готовиться ко сну: находившиеся внутри палатки туристы начали стаскивать с ног лыжные ботинки и валенки, снимать ватники (найденные впоследствии поверх рюкзаков, но под одеялами), кто-то быстро написал "Вечерник Отортен", а кто-то принялся нарезать корейку... А вот дальше произошло нечто, что вынудило туристов бежать вниз по склону раздетыми и разутыми, рискуя замёрзнуть в ночном лесу. Поступили они так лишь потому, что наверху, на склоне, их ожидала верная смерть. Другими словами, бегство давало шанс на спасение, а вот пребывание возле палатки гарантировало гибель. Что же могло быть этим самым "нечто", способным побудить девятерых взрослых мужчин и девушек искромсать в лохмотья крышу своего единственного убежища и бежать прочь, в морозную тьму? Возможность схода лавины отвергли все опытные туристы, побывавшие на склоне Холат-Сяхыл в феврале-марте 1959 г. (в т.ч. и московские мастера спорта). Да и следов таковой не было тогда замечено. Никаких стихийных бедствий, типа, землетрясения, в этом районе не отмечалось. Так что возможных кандидатов на роль пугающего "нечто" следователь Иванов имел немного - таковыми могли стать бежавшие из мест заключения уголовники и обитатели местных лесов, охотники-манси, в силу неких причин недружественно настроенные к городским жителям. Проверка показала, что с объектов Ивдельской ИТК побегов в январе 1959 г.

3. Cудебно-медицинское исследование тел Юрия Дорошенко, Георгия Кривонищенко, Зинаиды Колмогоровой и Игоря Дятлова

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу... 3. Cудебно-медицинское исследование тел Юрия Дорошенко, Георгия Кривонищенко, Зинаиды Колмогоровой и Игоря Дятлова

4 марта экспертом областного Бюро судебно-медицинской экспертизы Борисом Алексеевичем Возрождённым и судмедэкспертом города Североуральск Иваном Ивановичем Лаптевым было произведено исследование четырёх тел погибших туристов, доставленных в Ивдель. В целях правильной оценки обстоятельств случившегося на склоне Холат-Сяхыл, опишем одежду, в которой были доставлены погибшие туристы для анатомического исследования и основные телесные повреждения, отмеченные экспертами : а)Юрий Дорошенко, один из двух, найденных под кедром туристов. Известно, что это был самый крепкий и рослый (180 см.) член группы Дятлова. На нём была одета майка-безрукавка и штапельная (т.е. тонкого сукна, не фланелевая) рубашка-ковбойка с коротким рукавом; плавки, сатиновые трусы и трикотажные кальсоны. Все 6 пуговиц ковбойки были застёгнуты, оба нагрудных кармана - пусты. На ногах - разное количество носков: на левой - двое трикотажных и толстый шерстяной с обожжёным участком 2,0*5,0 см., а на правой - остатки х/б носка и шерстяной. Кальсоны Дорошенко были сильно разорваны: левая штанина в средней трети внутренней поверхности бедра имела разрыв размером 13,0*13,0 см., а правая штанина на передней поверхности бедра и того больше - 22,0*23,0 см. В волосах погибшего эксперт обнаружил частицы мха и хвою, кроме того, с правой стороны головы в её височной, теменной и затылочной частях оказались обожжены кончики волос. Цвет лица покойного был определён словосочетанием "буро-лиловый".

2100 - 1550 BC

From 2100 - 1550 BC

Middle Bronze Age. From the beginning of the Middle Kingdom of Egypt in 2100-2000 BC through its decline to the New Kingdom of Egypt establishment in c. 1550 BC.

Ссылки

Ссылки : материалы на Русском и других языках, использующих Кириллицу

Antiquity

Antiquity : from 800 BC to 476 AD

Antiquity : from 800 BC to 476 AD.