Глава 4. Восстановление подводных сил Балтики (1921-1929 гг.) [81]

В одно ничем не приметное тусклое весеннее утро 1921 г. над Балтийским морем вдруг взошло мирное солнце. Кончилась Гражданская война.

Зимой 1921 г. почти все лодки собрались в Петрограде. Каждой из них определили место в одной из трех групп: I группа — «Тур», «Ягуар», «Пантера», «Ёрш» и тр «Тосно» — у Николаевской набережной Васильевского острова против 17-й линии; II группа — «Тигр», «Рысь» и ус «Воин» — тоже у Николаевской набережной, но уже против 21-й линии; III группа — на Балтийском заводе: а) «Леопард», сс «Волхов» и отопитель «Руслан» — у Масленого буяна, рядом с ними пл «Волк» у борта лкр «Кинбурн»; б) «Змея», «Вепрь» и тр «Верный» — против аккумуляторной мастерской. Пл «Кугуар» стояла у завода Нобеля, где ее якобы ремонтировали. Пл «Угорь» отправили в Кронштадт для постановки в Николаевский док. Подводные лодки «Вепрь» и «Кугуар» тогда имели очень серьезные повреждения, отсутствовала часть механизмов. Спущенная на воду в Петрограде в 1917 г., но не достроенная пл «Форель» перестраивалась под подводный заградитель (как в свое время и пл «Ёрш»). Перестройка затянулась и незаметно перешла в разукомплектование лодки с целью использования ее оборудования для ремонта других лодок. Такой, полуразобранной и не подлежащей восстановлению, ее принял под свое «командование» [82] известный подводник А. Н. Гарсоев. Лодку еще не исключили из списков, она имела штат и могла служить «кормушкой» для временно находящихся не у дел военморов. Именно так случилось с Гарсоевым, а несколько позже и с Бахтиным.

Удивляет точка зрения, предложенная в отношении Гарсоева газетой «Ветеран-подводник» (1996. № 5 (7)). Газета называет его «Первым Главным Подводником». Заслуги Александра Николаевича в организации советского подводного кораблестроения несомненны. Но кораблестроители и подводники — это разные профессии, и редко кораблестроители становились подводниками. Можно согласиться с тем, что он был достаточно заметной фигурой еще в Российском Императорском флоте, но называть его «Первым» и «Главным» — явный перехлест. Как командир подводной лодки Гарсоев не блистал. Будучи командиром пл «Почтовый», он дважды допустил касание грунта, причем первый случай скрыл от начальника дивизиона, а в результате второго лодка серьезно пострадала. Командуя пл «Минога», весной 1913 г. в Либаве он в ходе первого погружения с новой командой (по его воле почти целиком укомплектованной людьми пл «Почтовый» и недостаточно подготовленной для плавания на пл «Минога») действовал непрофессионально, в результате чего лодка затонула, приняв воду внутрь корпуса через незадраенное забортное отверстие. Правда, команда мужественно преодолела трудности, которые сама себе создала. Обошлось без жертв, так как порт своевременно оказал помощь лодке. Командование «Миногой» пришлось оставить, и только через два года Гарсоев назначается командиром другой пл — «Львицы», но уже в 1916 г. в результате неправильной оценки ветра и волны при входе в гавань Локса он допустил навал лодки на мол, повлекший за собой повреждения, и получил взыскание от командующего флотом, а вскоре оказался освобожденным от командования лодкой. И вот в 1921 г. очередное назначение командиром «лодки», которое говорит само за себя. Так какой же он первый? И вообще, что это за деление на первых и последних? Следует знать, что можно стать и оставаться подводником или не достигнуть этого звания, но высовываться в первые ряды и сиять своим великолепием — это не для подводника Они все равны перед судьбой, а значит, и между собой. Основное свойство подводной лодки — скрытность. Истинные подводники всегда невольно сами подражали своим кораблям; скрытность становилась чертой их характера, и не надо давать им «порядковые номера».

18 марта под ударами превосходящих сил Красной Армии пал не умевший воевать на суше мятежный Кронштадт. После подавления Кронштадтского восстания моряков все комиссары на подводных лодках дивизии были заменены. Смещенных списали на недостроенную пл «Форель» на «кормление» под командование Гарсоева. Тогда комиссаров назначали старшие начальники, как [83] правило из числа лиц некомандного состава (чтобы создать видимость народной власти). Если комиссар становился неугоден строевому, а чаще политическому начальнику, его в лучшем случае просто возвращали в массы на прежнюю или равноценную должность.

Летом на подводные лодки поступает на работу вольнонаемная прислуга мужского пола 42–44 лет. Разумное решение, позволявшее не отвлекать команды от военно-морского дела на строительные, хозяйственные и другие дела. Так, 22 июля на пл «Пантера» наняли некого К. Б. Жерве для работ, не связанных с обслуживанием вооружения и механизмов лодки. Музыкантов дивизии ставят на штаты пл «Язь», тоже недостроенной, — признак того, что лодку не станут достраивать. Такое же положение и у пл «Форель». Она стала как бы перевалочной базой для комсостава подплава (лишенцы-комиссары, Гарсоев «на кормлении» в поисках места, Бахтин на перепутье и т. д.), а ведь каких-то два года тому назад командованию предлагалось в течение месяца достроить почти готовую «Форель», оставался пустяк — погрузить аккумуляторную батарею.

Все военные моряки делились на военморов командного и военморов некомандного (в некоторых документах — некомандуемого) составов. Комиссары относились к командно-политическому составу.

Осенью Наморси Республики Немитц, Наморси БМ Викторов, Наморси ЧМ Панцержанский и Наморси КМ Лудри обратились к Ленину с письмом, где высказали свое отношение к недопустимой ситуации с восстановлением флота. А что думал вождь? Он думал по-другому и оставил без ответа письмо лучших военно-морских специалистов страны.

В 1921 г. начаты первые научные экспериментальные работы по подводной радиосвязи. Они не окончены и сегодня. Вряд ли их окончат в ближайшем будущем. Тогда работы возглавлял профессор И. Г. Фрейман. Именно в том году создавалась научная основа для внедрения в практику подводного радиоприема. И только в 1924 г. удалось получить первые обнадеживающие результаты.

На 1 января 1922 г. дивизия подводных лодок имела в своем составе два дивизиона (13 подводных лодок с командами по 37–40 человек, причем 5 пл уже не представляли боевой ценности: [84] «Язь», «Форель», «Вепрь», «Кугуар», имевшие половинные команды, и «Угорь» без л/с), штаб (61 человек, из них комсостава — 19), оркестр (18 человек), 5 мастерских (механическую, минную, перископную, аккумуляторную и столярную с общим числом персонала в 39 человек). Кроме указанных кораблей и подразделений в состав дивизии входили сс «Волхов» и плавбазы. Всего в списках дивизии состояло 98 человек командного состава, 665 — некомандного и 16 человек медперсонала. С 1918 г. дивизией командовал военмор Я. К. Зубарев (бывший капитан 2 ранга Российского Императорского флота), который, «за неимением достойной замены», прокомандует соединением до 1929 г. О том, как трудно было исполнять свои обязанности этому уроженцу далекой и суровой Вятской губернии, говорит его письмо к властям, написанное в 1933 г.: «Февральская революция у нас в Подпла выкинула за борт почти всех командиров лодок (одни сами скрылись, других убрали), а я после собрания команды получил просьбу остаться на этой же лодке («Змея». — Э. К) и стал первым выборным командиром, а через полгода выбран начальником 3-го дивизиона подводных лодок. <...> В 1918 г. я был назначен начальником Дивизии подводных лодок Балтийского моря. <...> Прошло 16 лет — я остался во флоте с первого дня революции и продолжаю быть таким же преданным работником как и раньше, но до сих пор не могу понять, для чего нужна была такая отчаянная трепка нервов и здоровья, когда налицо были все нелицеприятные данные моего искреннего отношения к работе и делу Революции, что лишало меня спокойствия вплотную подойти к партии, т. к. убеждения мои остались не изменившимися». Зубарев имел в виду ведущуюся за ним слежку и обыски.

С окончанием кампании 1 ноября 1921 г. подводные лодки и плавбазы дивизии разместили на зимнюю стоянку 1921–1922 гг. «Тур», «Леопард», «Пантера» и «Волк» стояли у борта пб «Тосно» напротив Горного института, «Ёрш» и «Ягуар» — у борта пб «Верный» рядом с аккумуляторными мастерскими Балтийского завода (Балтвода), «Тигр» и «Рысь» — у борта пб «Воин» напротив 17-й линии В. О., «Змея» и сс «Волхов» — на Балтийском заводе у борта лкр «Кинбурн»; «Кугуар» и «Вепрь» направлялись в Кронштадт для постановки в док, «Угорь» — в Гребной порт для сдачи на хранение. [85]

НДипл устанавливает жесткий порядок подготовки для лиц комсостава, не окончивших подводного класса (обучение по напряженной программе с последующим экзаменом и адекватными последствиями в случае плохой подготовки). Подводное плавание никогда не терпело в своих рядах дилетантов, поскольку непрофессионализм в этом деле часто оборачивался трагедией. Прошедший великолепную школу офицера подплава, Зубарев прекрасно понимал свою задачу, и его требовательность не могла оказаться чрезмерной. На кону стояли честь подплава и жизни людей редкой специальности.

Распорядок дня подводников: подъем флага в 9.00, к этому времени весь л/с должен уже находиться на корабле, обед в 12.00–14.00, конец работ в 17.00, ужин в 17.30. Это зимний распорядок. Большая дополнительная нагрузка ложилась на экипажи лодок в связи с некомплектом л/с плавбаз, так как часто появлялась необходимость заниматься авральной погрузкой угля. Хотя в ту пору угольный кризис удалось преодолеть, еще долго-долго (вплоть до наших дней) команды лодок не перестанут привлекать к хозяйственным работам. Почти до самого конца века никто из военачальников не будет обращать внимание на то, что личный состав кораблей занимается не боевой подготовкой, а подсобными работами и превращается не в рафинированных профессионалов, а в непонятную смесь профи с чернорабочим. Позже уроки Зимней и Великой Отечественной войн покажут нам наши ошибки, но не пойдут на пользу. Опьяненное победой, достигнутой ценой неимоверных людских потерь, верховное руководство страны продолжило ущербную политику строительства и подготовки Вооруженных Сил. Чтобы понять, что военному делу надо учить людей настоящим образом, а подсобными работами должен заниматься нанятый для этого специальный гражданский персонал, потребуется, чтобы развалился Советский Союз. Но и после такой катастрофы поймут это лишь те, кто уже отошел от руля военной машины; оставшиеся по-прежнему будут нагнетать старые понятия, согласно которым уровень профессиональной подготовленности в Вооруженных Силах зависит главным образом от способа рекрутирования рядовой массы.

25 января направляются на учебу в ВМА с оставлением в занимаемых должностях Берг, Ждан-Пушкин, Хвошинский. Обучать кадры «без отрыва от производства» требовали условия неукомплектованности подплава комсоставом.

Наморси БМ приказал комсоставу при исполнении служебных обязанностей одеваться по форме. В случае неимения формы комсостава, разрешалось одевать форму рядового моряка с положенными [86] отличиями при фуражке комсостава. Дежурным по кораблю надлежало быть при кортике, вахтенным на шканцах — в форме караула. Категорически воспрещалось ходить на корабле в штатском. Иногда хорошо пошитая или подогнанная форма может подтянуть разгильдяя до нужного уровня дисциплины, чем не следует пренебрегать. Тогда это понимали.

С 1 февраля для комсостава учреждается подводный класс при ВМА. Заведовать классом поручается НДнпл 1 Бахтину, с оставлением в занимаемой должности. Под руководством комиссии, возглавляемой тем же Бахтиным, продолжается варварское разукомплектование на запасные части брошенных подводных лодок «Угорь» и «Шереметев». Подплав периодически выделяет своих людей в гарнизонный караул Петрограда. Развод караула проводился на Исаакиевской площади под звуки старинных маршей, исполняемых военным оркестром, или, как его тогда еще называли, военным хором музыки.

12 мая дивизия подводных лодок свернута до отдельного дивизиона, состоящего из двух групп.

13 июня подводные лодки «Вепрь» и «Кугуар» выведены из боевого состава и переданы школе подплава для подготовки младших специалистов-подводников.

15 июня штурман пл «Пантера» Вердеревский, управляя лодкой при перешвартовке, ударил рулем тр «Тосно». Начальник отдельного дивизиона Зубарев пожаловал «фитиля»{10} командиру «Пантеры» Кислицкому, добавив: «От начальников групп требую, чтобы все командиры лодок при всякой возможности давали бы практику в управлении лодкой как помощнику, так и штурману, [87] минспецу и механику». Вот так-то! И сегодня не все понимают, что подводник должен быть многосторонним мастером — ждать замены можно только из своих, лодочных специалистов.

20 июня на пл «Леопард» четыре военмора устроили пьянку с дебошем: побили пьянствовавшего с ними комиссара. Командир Жимаринский уже собрался идти под суд, но вроде пронесло, потому как через месяц его амнистировали.

10 августа пл «Ёрш», находясь в Петрограде, закончила очередной ремонт и ушла в Кронштадт, где вступила в строй.

12 августа вводятся в действие «Правила службы на подводных судах» в 3 частях, повторяющие в определенной мере подобный документ, изданный канцелярией царского Морского министра. Тем временем исполняющий обязанности начальника отдельного дивизиона военмор Коль, получив благодарность за отличные торпедные атаки подводных лодок «Леопард» (Жимаринский) и «Тигр» (Ворошилин) на августовских маневрах МСБМ, 17 августа в свою очередь обращается с благодарностью к отличившимся командирам и командам. Росли успехи в боевой подготовке лодок.

4 сентября в Лужской губе погранохраной НКВД задержана пл «Тигр» при покупке спирта у эстонского контрабандиста группой военморов во главе с командиром Ворошилиным. Начато уголовное дело, закрытое после многодневной волокиты.

18 сентября Наморси Балтийского моря напоминает, что при церемонии подъема и спуска флага присутствовать надлежит с непокрытой головой. Старый романтический морской обычай еще не нарушен. Флагу, как высшему символу воинской доблести и чести, несмотря на изменение его внешнего вида, продолжают воздавать высокие флотские почести. Российские рыцари — офицеры флота обнажали свои головы в двух случаях: когда приветствовали военно-морской флаг и когда кланялись особам прекрасного пола. Пройдет еще немного лет, и на палубы военных кораблей придут казарменные порядки: при подъеме флага моряки уже не станут снимать с головы фуражки, военморы лишь вытянутся в струнку по команде «Смирно!», а краскомы приложат «лапу к уху».

1 ноября во время совместного похода после окончания общефлотских маневров пл «Ёрш» (Васильев) столкнулась с пл «Пантера» [88] (Кислицкий) по вине последней: меняя курс, она пошла на пересечку курса пл «Ёрш». На этот раз обошлось без серьезных последствий. За слабую подготовку командиров к совместному плаванию наказан начальник дивизиона Пуаре. В этот же день окончилась летняя кампания подводного плавания на Балтике.

28 ноября, в День подводника, звание Героя Труда присвоено Бахтину, Пуаре и Кислицкому.

По утверждению историков, 1922 г. стал поворотным для российского флота, с него началось укрепление и обновление Морских Сил РККА. Так ли все обстояло на самом деле?

Нельзя отрицать, что активизировалась боевая подготовка флота. Но вот что писал вождь в тот год: «Флот в теперешных размерах хотя и является флотишкой, по справедливому замечанию т. Склянского, все же для нас непомерная роскошь (сравните с петровским «другая рука <...> потентата». — Э. К). Крейсер «Нахимов» надо достроить, ибо мы его продадим с выгодой, а в остальном я убежден, что наши морские спецы все же увлекаются непомерно, флот нам не нужен» (из записки Сталину, ноябрь 1922 г.). Вот вам и ответ на прошлогоднее письмо четырех флагманов. Стратегические рассуждения не государственного деятеля, но маклака!

Нам, будущим военным морякам советской державы, начиная с Нахимовского училища твердили, что основателем, вдохновителем и организатором Красного Флота является Ленин, и ни слова о записке Сталину. Можно догадаться, откуда шло это наплевательское отношение к флоту.

Подводники, воспитанные на традициях Российского Императорского флота, думали по-другому. Петр Великий о необходимости флота для России говорил убедительнее Ленина. Лишившись кораблей, они лишились бы возможности обучать тех, кто шел им на смену, и создавать флот пришлось бы с самого начала. Такое отношение к флоту, будучи истинными патриотами своей страны, они считали недопустимым и действовали так, как велели им честь и здравый смысл. Сегодня мы твердо знаем, что державу можно считать великой только тогда, когда она владеет достойным ее величия флотом.

Весь опыт, накопленный до октябрьского переворота, улетел в трубу гражданской войны и послевоенной разрухи. Он остался лишь в умах и навыках офицеров и унтер-офицеров Императорского флота, которые продолжали служить российскому подводному плаванию под красным флагом.

«В двадцатые годы мы плавали на стальных подводных «гробах». Изношенные лодки тонули, взрывались и горели. И все же мы знали — на смену видавшим виды «барсам» и «агешкам» вот-вот придут новые корабли. А пока любой ценой надо было сохранять опыт подводных плаваний, накопить его, приумножить. По счастью, десятки патриотически настроенных бывших офицеров дореволюционного подплава щедро делились с нами, красными военморами, своими морскими знаниями, своим боевым опытом. Из истории не должны выпасть их имена: А. Бахтин и К. Грибоедов, [89] А. Гарсоев и Н. Зарубин, А. Иконников и братья Павлиновы, Г. Таубе и К. Немирович-Данченко, Ю. Пуаре и Н. Царевский (выделено мной. — Э. К)» (капитан 1 ранга А. А. Пышнов).{11} К этому списку следовало бы прибавить имена не менее известных в то время подводников, начинавших свое служение России в Императорском флоте: Я. Зубарев, В. Дудкин, Г. Шредер, В. Рахмин, В. Сурин, А. Томашевич, Н. Жимаринский, Н. Китаев, Б. Кислицкий, Н. Головачев, А. Ждан-Пушкин, А. Берг, Н. Коль, С. Кукель, В. Подерни, К. Соболев, Г. Бугаев, П. Иванов, Н. Горняковский, Ч. Мацеевский, М. Соколов, Б. Ворошилин, Б. Сластников и др.

«Все пять командиров подводных лодок дивизиона (В. Рахмин, В. Сурин, Б. Ворошилин, Г. Шредер и Н. Горняковский. — Э. К) были представителями лучшей части интеллигенции тех лет. Образованные, опытные подводники, они пользовались заслуженным авторитетом у подчиненных...» (адмирал Ю. Пантелеев о командирах подводных лодок отдельного дивизиона пл Черного моря (1925 г.), вышедших из дворянских и купеческих семей).

После двухлетнего перерыва Объединенные классы подготовили очередной выпуск подводников командного звена. Ими стали: Берг Аксель, Хвошинский Яков (оба сдали экзамен экстерном) и Таубе Генрих.

С 17 января 1923 г. корабли МС Республики начинают переименовывать в духе времени. Мы не станем использовать новые имена подлодок, чтобы окончательно не запутать читателя, потому что их переименуют еще не один раз (см. Приложение, табл. 3).

На кораблях продолжается нарушение распорядка дня (спят после подъема флага), дисциплины (пьянство, самоволки, драки), формы одежды (клеш с вшитыми клиньями, скошенные с вырванной подкладкой фуражки), вовсю идет торговля предметами форменного обмундирования.

16 апреля вышел приказ о приемке радиостанций, отремонтированных на радиозаводе, комиссией из четырех человек: двух минеров командного состава, артиллериста — члена ячейки содействия РКИ и председателя — флагманского минера. Заведование радиоаппаратурой и обеспечение радиосвязи по-прежнему, как и в Императорском флоте, возложены на минных офицеров, как наиболее подготовленных в вопросах электротехники, в том числе [90] и высокочастотной (тогда радиодело изучали в Минном офицерском классе). Позже дело передадут штурманам, и только через полвека на лодках появятся связисты-профессионалы.

С 30 апреля военморы командного звена с ремонтирующихся лодок назначались для практического плавания в действующую группу лодок в качестве слушателей и на штатные должности. Так на российском подплаве поступали всегда, когда недоставало лодок, люди нуждались в практической подготовке, а лодки — в поддержании боевой готовности. Но делалось такое не от хорошей жизни.

С 1 мая в действующую группу лодок объединяются «Волк», «Ёрш», «Ягуар», «Леопард», «Пантера» под начальством Пуаре. Подводные лодки «Тигр», «Тур», «Рысь» и пб «Верный» («Петросовет») — в самостоятельную ремонтирующуюся группу под руководством старшего командира Ждан-Пушкина. Пл «Змея» и сс «Волхов» («Коммуна») — еще одна группа во главе с Лебедевым.

2 мая начальник отдельного дивизиона Зубарев передает начальнику действующей группы напоминание о подготовке лодок к кампании и приводит подробный перечень необходимых мероприятий, который, как ему казалось, командиры за зиму забывали напрочь. Такая бездумная опека расслабляла командиров, а начальника бригады освобождала от административно-хозяйственной ответственности. В случае чего он всегда мог возразить: «Я им говорил!»

15 мая последовало указание срочно ликвидировать на судах политнеграмотность военморов некомандного состава. Критерием политграмотности служило знание политустава. У комиссаров появилась новая забава: проверка политзанятий. Для этого создаются специальные комиссии. Основой политпропаганды становится призыв моряков к самоотверженному труду.

«Самого себя отвергать (самоотверженность), т. е. жертвенность. Не слишком ли ее много в русской истории, флотской тоже? Расплачиваемся за техническую неподготовленность и бездарность. Жестокость принимаем за волю, самонадеянность — за смелость, льстивость — за верноподданность!»

Академик А. Н. Крылов [91]

Так начиналось идеологическое оболванивание в Красной Армии. Напуганная кронштадтским восстанием партийная верхушка принимала экстренные меры.

16 мая закончено переименование кораблей флота. Последний раз в официальном документе пл «Волк» назвали своим именем. Остальным лодкам новые имена политические власти присвоили еще в конце 1922 г. Теперь пл «Волк» стала пл «Батрак». Нельзя согласиться с тем, что это имя украсило лодку. Ведь имя, данное кораблю при рождении, становится историческим. Непонятно пренебрежительное отношение властей тех времен к истории флота. А она помнит случаи, когда даже взятые в бою корабли противника зачислялись в списки флота под своим именем. Так обстояло дело со шведскими фрегатом «Венус» и кораблем «Ретвизан». А имя последнего даже передали «по наследству» новейшему броненосцу. Правда, поверженную английскую пл «L-55» в РККФ все-таки оставили под именем «Л-55». Так зачем же трогать свои корабли? Имена всегда хранили традиции и память о славных делах. Пл «Волк» можно считать самой результативной русской лодкой на Балтике в период Первой мировой войны. И вдруг «Батрак». Ни романтики, ни стиля, которые всегда были присущи российскому флоту. Воистину, трудно не согласиться с великим Иваном Буниным: к власти пришел Хам, не помнящий родства! Об уровне развития комиссаров можно судить по имени, присвоенному ими одному из кораблей Красного Флота — «Террорист»!

Ну а что такое Рабоче-Крестьянский Красный Флот? Флот может быть океанским, морским, объединенным, ударным, национальным и т. п., но Рабочим и Крестьянским, да еще к тому же и Красным — простите, это нонсенс. Прямо какая-то Жакерия. Возможно, поэтому позже одумались и приняли другое название.

8 июня Наморси БМ Викторов отметил отличную подготовку штурманов подплава в освоении сложных электронавигационных приборов и приборов связи подводных лодок (гирокомпасов Сперри, лагов Форбса, аппаратов звукоподводной связи Фессендена).

19 июня при совместном отходе от причала столкнулись пл «Рысь» (Таубе) и зп «Ёрш» (Г. Васильев). Перед отходом командиры плохо договорились о своих маневрах, а командир заградителя [92] не учел его плохую поворотливость. К счастью, повреждения оказались незначительными. За непринятие всех мер предосторожности при плавании на стесненной акватории командирам объявлен выговор.

25 июля Зубарев арестовал на 15 суток при исполнении обязанностей врид командира пб «Тосно» («Смольный») «за позволенную им нецензурную ругань во время разговоров по службе с боцманом того же корабля. <...> Я имею основание ожидать от лица комсостава, исполняющего ответственные обязанности командира корабля, большей способности держать себя по отношению к подчиненным лицам, большей выдержки и спокойствия, несмотря на затруднительность положения в том или ином случае судовой службы.

Подобный пример разрушает в корне всю систему воспитания команды, которая лежит на обязанности каждого лица комсостава, а тем более исполняющего обязанности командира. <...>

Возрождение флота невозможно без чувства взаимного уважения между военморами. Но есть наследие старого рабского прошлого — это ругательство. Брань оскорбляет и унижает достоинство не только того, кого ругают, но и того, кто ругает».

Зубарев не знал, что по мере продвижения страны к сияющим вершинам коммунизма площадная брань выйдет на новый этап развития, и «наследие старого рабского прошлого» получит второе дыхание в устах руководителей. Чего стоит только один эпизод.

В тихую погоду к причалу должна швартоваться лодка. Выделенная для приемки лодки команда опоздала к ее подходу не по своей вине. Встречать лодку пришли два адмирала: командующий флотилией и командир дивизии подводных лодок. Видя, что процесс затягивается, последний обрушивается с матерной бранью на ничего не понимающих матросов, пришедших принимать швартовые. Делается это командиром дивизии для того, чтобы, как ему кажется, показать старшему начальнику свое усердие в службе. Старший начальник морщится и обращается к распустившемуся комдиву (цитата): «Лев, ты только и умеешь, что материться!» А следовало бы примерно наказать за дискредитацию в глазах подчиненных высокого адмиральского звания.

О русском мате знают все. Без него обходятся многие, не могут обойтись без него и часто им пользуются только те, чей словарный запас крайне скуден, а уровень развития и воспитания безнадежно низок. Мат иногда может быть уместен там, где без него тускнеет экспрессивная окраска высказывания (анекдот, афоризм, народное выражение, пословица, поговорка [93] и т. д.). Такие случаи довольно редки и допускают его единичное употребление, как перца в борще. Он дозволителен и тогда, когда создалась действительно критическая обстановка и все попытки ее разрядить не дали положительного результата. Но ни в коем случае воспитанный человек не позволит себе выражаться матом в присутствии незнакомых людей, детей и женщин.

Должен ли командир корабля пользоваться в своей деятельности ненормативной лексикой?

Командир корабля должен владеть ненормативной лексикой в самой изысканной, если можно так выразиться, ее форме, но своим повседневным общением с командой приучить ее к тому, что он никогда ею не пользуется. И в критический момент, когда все команды исчерпаны, а результат не достигнут, виртуозное употребление командиром матерной брани пробудит в сознании подчиненных понимание всей остроты создавшейся обстановки (как же! Никогда не ругавшийся командир шпарит матом как просоленный боцманюга! Значит, дело действительно очень плохо!), и команда стихийно подключит к разрешению проблемы столь обширные человеческие резервы.

Практика показала, что, когда при подходе к берегу настает момент, требующий одержать дальнейшее продвижение корабля, чтобы не въехать в причал, и уже прозвучали команды: сначала «Обе турбины малый назад!», затем «Обе турбины средний назад!», но реакции из машинного отсека не последовало, уместно скомандовать «...все ... турбины ... полный ... назад!!!» (пропуски, обозначенные точками, каждый заполняет сам); возможно, сработает.

9 октября учреждены штаты Высших специальных курсов комсостава флота (ВСККФ), куда вошел и Подводный класс. Срок обучения определили в 1,5 года. По статусу учебное заведение отнесено к разряду высших. ВСККФ располагались во флигеле при ВМУ. Командует Подводным классом все тот же военмор командного звена начальник дивизиона А. Бахтин.

27 октября из-за нехватки личного состава на каждую из трех групп лодок назначается вахта из 6 человек. Все команды лодок сведены в одну роту и размешены на пб «Смольный». Зарядку и обмер аккумуляторных батарей лодок производит назначенная для этого группа специалистов. Бесхозные лодочные рации обслуживаются радистами соседних лодок. И т. д.

В том же году по предложению профессора Фреймана для увеличения дальности радиосвязи с подводными лодками провели опыты радиотелеграфирования с использованием на лодках аэростатных антенн. Опыты вызвали большой интерес, но из-за низких [94] результатов и негативного влияния на скрытность лодок прекращены.

1 января 1924 г. Реввоенсовет в лице Викторова отмечает, что «флот, как единица цельная и боеспособная, создан». Ой ли!

8 февраля отдельный дивизион подводных лодок снова разделен на группы: I — «Тур», «Волк», «Тигр», «Змея», «Рысь» и пб «Смольный», командир группы — Пуаре; II — «Пантера», «Ягуар», «Леопард», «Ёрш», пб «Петросовет» и сс «Коммуна», командир группы — Бахтин.

29 июля, с возвращением лодок из ремонта, отдельный дивизион пл преобразован в бригаду пл в составе двух дивизионов. 1-й дивизион в составе I группы возглавил Зубарев (по совместительству с должностью начальника бригады), 2-й дивизион в составе II группы — Бахтин.

22 июня Реввоенсоветбалт категорически запретил «ношение ленточек на фуражках с наименованием судна или части». Так в одночасье оказалась порушенной еще одна славная традиция русского флота, создававшаяся веками.

5 августа пл «Ягуар» (Шишкин) вышла из Кронштадта в район маяка Толбухин и, находясь в 20 км от пб «Смольный», вела уверенный прием передаваемых «Смольным» радиосигналов на волне 600 м. Лодка находилась в подводном положении на глубине 20 футов (верхняя часть антенны — на глубине 5 футов от поверхности). Попытка радиопередачи из подводного положения оказалась безуспешной.

7 августа пл «Тур» (Лебедев?) повторила испытания по подводному радиоприему в тех же условиях, но на глубине 26 футов. Испытания прошли успешно. Попытка радиопередачи из подводного положения снова провалилась.

22 августа почти все подводные лодки бригады вышли в море для тренировок в плавании на подводном ходу и участия в маневрах флота. Такие походы в конце кампании завершали учебный год и становились итоговыми в боевой подготовке лодок.

23 сентября бесхозная пл «Угорь» во время наводнения выброшена на берег о-ва Котлин нагонной волной. Лодка снята с отмели [95] и отправлена для разделки на металл. Пл «Шереметев» затонула в Петрограде в Неве во время наводнения, вскоре поднята и тоже отправлена в порт для разделки на металл.

14 октября назначено дознание по случаю столкновения пл «Рысь» (Таубе) с лайбой во время маневров. Результаты расследования навигационного происшествия не сохранились. Возможно, уже в те времена власть начала скрывать негативные стороны как своей деятельности, так и действий подчиненных. Партийная пропаганда признавала только положительный опыт и сознательно переоценивала его, создавая сусальный образ РККФ и забывая о необходимости учиться на ошибках прошлого, дабы не повторять их.

А в это время Подводный класс ВСККФ подготовил первый выпуск: Бебешин Михаил, Воробьев Владимир С, Грибоедов Константин, Жонголович Сигизмунд, Капустин Николай, Назаров Михаил, Подгородецкий Николай, Семиголовский Василий, Симановский Владимир, Сурин Владимир. Трое выпускников официально назвали себя выходцами из дворян. Несколько человек, заполняя служебную анкету, в графе «Происхождение» проставили неопределенное «Из служащих». Могли быть и дворянами, но предпочли «затуманить» информацию. Так или иначе, и при новой власти многие из бывших дворян продолжали считать своей основной обязанностью защиту отечества.

Новая власть вместо практиковавшихся ранее послужных списков и формуляров заводит на каждого красного командира (по-старому — офицера) личное дело, куда тщательно подшиваются все бумажки, имеющие какое-либо отношение к данному лицу. На каждого командира периодически пишутся аттестации, в которых старший начальник характеризует деловые и человеческие качества, служебную и общественную деятельность аттестуемого.

Для примера приведем аттестацию-донос на заслуженного подводника К. Н. Грибоедова, состряпанную позже, в 30-е гг., невежественным партийным работником: «Ведь никто иной как Грибоедов все время держал возле себя врага народа Рейснера Его политические взгляды остаются скрытыми тогда, как все действия идут в разрез с установкой партии <...> Даже о таких событиях как арест контрреволюционной фашистской банды в армии и на флоте не обронил ни слова открыто. Молчит. Для Грибоедова пленума ЦК ВКП(б) как будто бы не существует. <...> Как старый специалист, дворянин, путаясь в нашей системе, пользуясь доверием, прикрываясь и кичась своими знаниями, проводит линию воспитания личного состава [96] не на указаниях партии <...> Так за все время командования дивизионом систематически и твердо проводит курс на вытеснение партийно-политической работы. Военком ОДнпл СВФ батальонный комиссар Межеда. Отпечатано в 3-х экз.: 1 — Нач ПуСВФ; 2 — Нач ООСВФ; 3 — дело».

Уважаемый читатель! Попробуй представить себе, какие условия создал безграмотный комиссар для служебной деятельности истинного патриота и профессионального подводника К. Н. Грибоедова, который возглавил в 1934 г. первое в Ледовитом океане соединение советских подводных лодок, сумел направить усилия команд и командиров на освоение этого сложного театра и добился успеха.

2 ноября все лодки вышли из кампании, разошлись по своим стоянкам, подключились к паровому обогреву своих плавбаз и начали тихо вмерзать в лед.

В начале 1925 г. бригада подводных лодок (Зубарев) остается в составе 1-го (Иконников) и 2-го (Васильев) дивизионов подводных лодок. Девять пл типа «Барс» закончили капитальный ремонт и находились в строю.

Тогда же, в начале года, по аналогии с армейскими курсами, ВСККФ переименовали в Специальные курсы усовершенствования командного состава флота (СКУКФ), тут же в конце января переименованные в Специальные курсы усовершенствования командного состава (СКУКС), которые в январе вышли из подчинения ВМА и стали самостоятельным военно-морским учебным заведением. Любили у нас тогда все переименовывать. Срок обучения на СКУКС определили в 12 месяцев. Слушателями становились военморы, окончившие училище и прослужившие на кораблях не менее двух лет.

В феврале состоялся выпуск 12 подводников. В дальнейшем командирами подводных лодок из них стали: Вавилов Дмитрий, Володзько Валерий, Немирович-Данченко Константин, Осипов Кирилл, Пышнов Александр, Скриганов Максим, Сластников Борис, Царевский Николай, Шлиттенберг Карл, Юшко Владимир. В числе выпускников оказались и бывшие дворяне. Они продолжали исполнять свой долг перед отечеством, даже понимая, что дальнейшее продвижение по службе им «не грозит» по идеологическим соображениям. [97]

24 февраля бригаду подводных лодок посетил нарком ВМФ и председатель РВС Республики М. В. Фрунзе.

14 апреля пл «Тигр» (Назаров) при подходе к стенке в Средней гавани повредила форштевень. Не везет «Тигру» с форштевнем! Вспомните возвращение лодки в Кронштадт из Ледового похода.

3–5 мая отряд подводных лодок «Тигр» (Назаров), «Волк» (Секунов) и «Пантера» (Капустин) под общим командованием начальника бригады Зубарева участвовал в совместном походе Балтийского флота. Лодки, развернутые в районе о-в Гогланд — М-к Нерва — б. Средняя, предназначались для атаки отрядов надводных кораблей БФ, но из-за сильного тумана не смогли этого сделать.

15–16 июня пл «Ёрш» (Г. Васильев) под руководством специальной комиссии произвела испытательную постановку мин заграждения типа «ПЛ» в районе маяка Толбухин.

27–30 июля под руководством профессора Фреймана проводились опыты по радиосвязи подводной лодки с эсминцем «Карл Маркс», находившимся от нее в 40 милях в Лужской губе. Была установлена уверенная радиосвязь.

Летом проводились гидрологические измерения вдоль северного и южного побережий и средней части Финского залива с целью отыскания в Балтийском море районов с жидким грунтом. В работах участвовали лодки бригады подводных лодок.

В октябре — ноябре подводные лодки «Вепрь» и «Кугуар» переданы в порт для разделки на металл.

1 октября подведен итог минной подготовки бригады подводных лодок. ФМин Бпл Томашевич отмечает, что подводными лодками бригады выполнены все запланированные подготовительные, тактические и состязательные стрельбы, а также стрельбы торпедами образца 1923 г. Всего произведено 148 выстрелов. Для выполнения стрельб торпедные расчеты бригады использовали 38 торпед. Успешность стрельб составила 64%. В особенности отличилась пл «Рысь» (Таубе). Успешно выполнила минные постановки пл «Ёрш» (Г. Васильев). Проведен полный курс подрывных работ с командами лодок на форту Милютина.

31 октября пл «Змея» (Воробьев, на борту НБпл Зубарев, ФШт Бпл Яковлев) во время торпедной атаки отряда боевых кораблей [98] БФ у маяка Нерва, находясь на перископной глубине, приблизилась на опасное расстояние к эм «Урицкий», была подмята им и провалилась на глубину, но, продув балласт, всплыла на поверхность. В результате лодка получила повреждения: снесена пушка, разрушен мостик, заклинено рулевое устройство, верхний рубочный люк заклинен загнутыми на него перископами. Эм «Энгельс» пытался взять лодку на буксир, но из-за сильного волнения моря лодочная команда не могла работать наверху. Введя в строй рулевое устройство, лодка под электромоторами дошла до маяка Шепелевский, где волнение моря уменьшилось, и смогла перейти на ход под дизелями. До указанного места сильная волна не позволяла отдраить кормовой люк, чтобы обеспечить подачу воздуха к дизелям, так как его заливало, а заклиненный штатный рубочный люк не открывался.

В донесении НБпл очень хвалил команду и ни словом не обмолвился о действиях командира и, конечно, своих. Упомянутая в отчете схема маневрирования не приложена и текстуально не описана. Также не последовало и разбора навигационного происшествия (по документам). Иными словами, проявилась тенденция к замазыванию промахов. Море такого не прощает, в чем позже убедятся подводники.

11 ноября пл «Змея» (Воробьев) на переходе от моста Лейтенанта Шмидта к пб «Смольный», стоявшей у Масленого буяна, столкнулась (!!!) со стоявшим на якоре лк «Полтава» и повредила нос. По-видимому, не заметила маленького линкора. В поврежденной части возникла течь до двух ведер в сутки.

В 1926 г. начался расцвет «бумажной» политработы.

19 марта инспектирование подплава почему-то проводилось командиром лк «Октябрьская Революция». Продуктивнее ее, наверное, провел бы командир кавалерийского эскадрона. Кавалеристы еще долго будут командовать флотом. Потом этим делом займутся пехотинцы, танкисты, воздушные десантники, спецслужбы... И так по сей день.

5 июня начато дознание по поводу аварии на пл «Леопард». Дознаватель — Таубе. Результаты дознания, как и положено, канули в неизвестность. [99]

14 июня Жимаринскому, Семиголовскому и Рудницкому поручается руководство разборкой подводных лодок «Вепрь», «Кугуар» и «Язь» с целью обеспечения ремонта пл «Леопард» запасными частями. Видно, «Леопарду» здорово досталось!

18 августа при отходах и подходах к борту пб «Смольный» столкнулись пл «Тигр» (ПК Шлиттенберг) с пл «Тур» (ПК Симановский), пл «Рысь» (ПК Штейнгаузен) с пл «Тигр», пл «Тур» с пл «Пантера» (Капустин). По этому поводу Зубарев в своем приказе поучает командиров дивизионов: «Отучить от джигитовок и больших ходов, подходов под острым углом, или при отходах отваливать больше корму, чтобы не бороздить отводом по Фессендену».

11–13 сентября пл «Тур» (Лебедев) принимала участие в маневрах Балтийского флота. За время маневров ею пройдено 50,8 подводных (144,7 надводных) миль, 8 часов лодка пролежала на грунте.

В октябре в 1-й дивизион подводных лодок вошли подводные лодки с нечетными, а во 2-й дивизион — с четными бортовыми номерами.

В приказах комбрига — засилье планов партполитработы, расписаний политзанятий и других политических документов.

Ноябрь. Корпус пл «Форель» сдан КОМСТО Госфондов.

Любим мы запудрить мозги разными аббревиатурами. В середине XX в. прибывший на СФ новый начальник штаба флота Г. Г. Исай пожелал ознакомиться с атомной подводной лодкой «К-19» и попросил командира лодки, своего прежнего сослуживца по бригаде пл Балтфлота, провести его по кораблю как туриста. Особый интерес у опытного подводника вызвал реакторный отсек, где он начал задавать вопросы.

— А это что за помещение? — спросил Григорий Гаврилович.

— Это выгородка СУЗ, товарищ адмирал, — ответил командир.

— Ты мне аббревиатурами голову не морочь, а то я тебя спрошу, что такое МСЛБЧ.

— СУЗ переводится как система управления защитой ядерного реактора. А что кроется за буквами вашей аббревиатуры? Что-нибудь связанное с электромеханической боевой частью?

— Ничего подобного. Всего лишь малая саперная лопата с березовым черенком

Что такое КОМСТО, пока не удалось выяснить ни автору, ни его ближайшему окружению. [100]

В октябре — ноябре следуют очередные переименования. 21 ноября — СКУК ВМС СССР стали называться СККС ВМС РККА — Специальными курсами командного состава ВМС РККА. Ну никак не хотят главнокомандующие кавалеристы избавить флот от армейских порядков!

Нет, нет, друзья, я не таков,

Чтоб сухопутных обижать.

Но право же, у моряков

Совсем особенная стать!

— писал известный поэт Лебедев-Кумач, а он знал в этом толк. Вызывает интерес тот факт, что слушатели Военно-морской академии, проходившие учебную практику на Черноморском флоте, согласно плану, обучались и верховой езде.

Среди выпускников Подводного класса будущие командиры лодок: Александр Булавинец, Петр Васюнин, Михаил Лашманов, Лев Рейснер, Александр Шергин, Павел Штейнгаузен.

В 1927 г. начнется строительство новых подводных лодок по советским проектам, однако руководство не сразу озаботилось подготовкой кадров. Как в ту пору повелось, решение кадровой проблемы станут форсировать позже: назначать командиров без надлежащего отбора.

По итогам боевой подготовки бригада подводных лодок отмечена как соединение, резко повысившее интенсивность торпедных стрельб, чему способствовал активной работой ФМин Бпл Томашевич. Лучше всех стреляла пл «Ягуар» (Шишкин). Успехи молодых подводников в овладении сложным делом подводного плавания постепенно возрастали.

2 апреля 1927 г. начались испытания готовности подводных лодок к кампании после зимнего ремонта.

Специалисты продолжают изучать старые образцы минного и торпедного оружия. Так, 8 апреля минные специалисты бригады направляются в торпедный кабинет ВМУ для ознакомления с торпедой образца 1912 г. На вооружении лодок типа «Барс» и «АГ» тогда находилась торпеда Уайтхеда образца 1910/15 гг. «Л», называвшаяся [101] по советской классификации торпедой «45–15», — это означало, что она модернизирована в 1915 г. на базе торпеды 1910 г. и имеет калибр 450 мм. Для новых лодок, вооружавшихся торпедными аппаратами калибра 533 мм, в спешном порядке силами Остехбюро и завода «Двигатель» создавалась новая торпеда калибра 533 мм — «53–27».

16–17 мая подводные лодки «Тигр» (Назаров), «Тур» (Скриганов), «Леопард» (Семиголовский), «Ягуар» (Шишкин) совершили выход в море для решения учебных задач под командованием комбрига Зубарева. На всех лодках имеются шлюпки — тузики. Становясь на якорь где-нибудь на рейде в Лужской губе, лодки отряда могли с помощью шлюпок наладить сообщение между собой, а комбриг вызвать на совещание командиров лодок. Пока еще не существует тренажера, способного обеспечить гармоничное развитие молодых организмов лучше, чем парусно-гребные шлюпки.

Июнь. Пл «Форель», уже раскрепившая аккумуляторную батарею, была разобрана на запчасти, а ее корпус передан в Ленвоенпорт на хранение и последующую разделку на металл, и это несмотря на то, что она могла войти в строй еще в 1921 г.

7 июня на пл «Тигр» смяли газоотвод. Скоро такие поломки станут обычными.

8 июня начался процесс переоборудования канонерской лодки «Красная Звезда» в плавбазу.

9 июля определились стоянки подводных лодок в Кронштадте: в Средней гавани у Усть-Рогатки и Угольной стенки, у Пароходного завода им. Мартынова (будущий Морской завод) и у доков.

16 июля в Средней гавани проведены гонки на шлюпках-двойках (2 гребца и рулевой) бригады подводных лодок на дистанцию 5 каб. Призы взяли подводные лодки «Волк» (6' 36,5''), «Тигр» (6' 39,5'') и «Тур» (результат не отмечен).

С 19 по 24 июля подводные лодки бригады совершили учебный поход в море.

8 августа по результатам расчетов, проверенных опытным путем, увеличено время вентилирования аккумуляторных батарей, чтобы снизить вероятность образования в выгородках гремучей газовой смеси. [102]

За летнюю кампанию пл «Тур» (Скриганов) выполнила 23 торпедные стрельбы.

1 сентября на пл «Леопард» смяли газоотвод, по той же причине, что ранее на пл «Тигр»: помпу охлаждения газоотвода пустили при закрытом сливе. Такие поломки будут неоднократно повторяться, и о них перестанут говорить, но будут молча исправлять, пока специалисты не приобретут опыт безаварийной эксплуатации механизмов.

7 сентября кл «Красная Звезда» (бывш. кл «Хивинец», известная в Первую мировую войну) вошла в состав 2-го дивизиона подводных лодок в качестве плавбазы.

8 октября, закончив летнюю кампанию, лодки вернулись в Ленинград.

17 октября на пл «Тигр» (Назаров) Остехбюро проводит опыты по использованию гидрофона подслушивания — прообраза современных шумопеленгаторных станций (ШПС). Инженер М. М. Богословский создает электрический компенсатор станции, позволяющий формировать направленный прием шумов.

Зимой начинаются занятия по «военизации» безграмотного в военном отношении, но имеющего равные права с командирами политсостава. Занятия будут проводиться ежегодно, но толку из них не выйдет. Партийные функционеры, каковыми по сути дела оставались комиссары и сменившие их замполиты, не могли стать военно-морскими начальниками, пока выполняли свою основную идеологическую функцию, несовместимую с какой-либо полезной деятельностью, в том числе и с военно-морской практикой.

По новому положению к учебе на СККС допускались лица не старше 32 лет, окончившие ВМУ и прослужившие на кораблях не менее 2 лет. В текущем году состоялся ничтожный по численности выпуск. Страна обогатилась единственным командиром-подводником. Им стал Яков Солдатов.

8 марта 1928 г. приказом разрешено курение в кормовой части подводных лодок за центральным постом и только при работающих дизелях. На закате Российского Императорского флота матросам разрешали перед обедом выпить чарку водки за казенный счет. [103]

Офицеры тоже могли позволить себе «опрокинуть» в кают-компании во время обеда что-нибудь согревающее, но уже за свой счет. Только на русских подводных лодках по добровольному соглашению офицеров и команды спиртного не употребляли, дабы «не оскорблять его запахом сослуживцев» в загерметизированном помещении. О табаке не могло быть и речи! И вот на тебе.

Тема табачного дыма на подлодке найдет свое дальнейшее развитие уже в период становления атомных подводных сил. В проектах атомных лодок второго поколения предусмотрят специальные герметичные курительные помещения, по сути дела предназначенные для того, чтобы поддерживать наркотическую зависимость заядлых курильщиков в условиях многомесячного пребывания лодки под водой. Нормальный человек и пяти минут не продержится в таком помещении, где любая органика и даже металл пропитаны никотином настолько, что сразу вызывают рвоту. А табачным наркоманам — хоть бы что!

«Не пейте вина, не огорчайте сердце табачищем, и вы проживете столько, сколько прожил Тициан», — говорил великий физиолог. Тициан творил шедевры до конца своих дней, прожив 99 лет.

Введены в действие Правила подводной службы. В основном они повторили требования, регламентированные еще во времена Императорского флота.

Приказано перед погружением обязательно смазывать пушки пушечным салом и ставить дульные пробки. Запрещено производить смазку салом Тавота. Доподлинно известно, что во время ленинградской блокады кронштадтские моряки-артиллеристы жарили блины на пушечном сале и были рады приготовленному блюду. Может быть, лодочные артиллеристы в условиях разрухи 1928 г. тоже берегли пушечное сало для личного потребления, а для смазки использовали несъедобный тавот.

23 августа на Красногорском рейде что-то произошло с пл «Леопард» (Семиголовский). История не сохранила подробностей. И снова тайны мадридского двора! Когда флот окрепнет, мы станем засекречивать все от всех. Но в первую очередь мы постараемся скрыть от себя самих свои недостатки и отставание в развитии по сравнению с другими странами, что тоже окажет влияние на последующий развал государства и флота.

5 октября бригада подводных лодок возвратилась в Ленинград, завершив летнюю кампанию. У Кожевенного завода на Васильевском [104] острове становятся пм «Красный Горн», пб «Красная Звезда», пб «Смольный», а к ним подводные лодки «Тигр», «Змея», «Ягуар», «Пантера» и «Волк». Командир 2-го дивизиона остается в Кронштадте на сс «Коммуна» с подводными лодками «Ёрш», «Тур», «Леопард» и «Рысь».

В этом учебном году период непрерывного плавания лодок в море достиг 53 суток, а пребывания в подводном положении — 43 часов. Сравните с результатами, достигнутыми теми же лодками в Первую мировую войну: в море не более 10 суток!

3 ноября спущена на воду первая подводная лодка советской конструкции и постройки «Д-1» («Декабрист», Таубе), открывшая серию больших подводных лодок «Д». Официальная закладка трех первых состоялась 5 марта 1927 г. на Балтийском заводе (№ 189). Первые лодки серии представляли двухкорпусные корабли клепаной конструкции. Впервые в отечественной практике прочный корпус разделили на водонепроницаемые отсеки. В корпусных работах использовалась высококачественная сталь из дореволюционных запасов. Цистерны главного балласта заполнялись самотеком, что позволило сократить время срочного погружения до 30 с (у «барсов» — 3 мин). Для подводного хода использовался двухякорный двигатель (один, основной, на 500 л. с. и второй, экономического хода, на 25 л. с). Впервые лодки были вооружены торпедными аппаратами калибра 533 мм, но из-за временного отсутствия необходимых торпед стреляли торпедами калибра 450 мм, вставляя в аппараты специальные решетки.

Под постоянным наблюдением опытного подводника Г. Г. Таубе, окончившего Подводный класс в 1922 г. и успешно исполнявшего обязанности командира пл «Рысь» в течение 5 лет, лодка закончила достройку у причала завода, провела испытания, а 18 ноября 1930 г. под командой другого опытного «барсовика», Б. А. Секунова (5 лет командования пл «Волк»), вступила в строй в составе БФ.

На этапе достройки и испытаний получили опытных командиров и две следующие лодки типа «Д»: В. С. Воробьев и М. К. Назаров командовали пл «Д-2» («Народоволец»), а К. Н. Грибоедов — пл «Д-3» («Красногвардеец»). Подводные силы молодой республики начали обретать второе дыхание. [105]

Подводный класс в этот год тоже внес весомый вклад в строительство подводных сил страны. На этот раз его выпуск составили: Атавин Анатолий, Витковский Александр, Воеводин Евгений, Заостровцев Алексей, Иванов Георгий Алексеевич Исаев Александр, Седельников Федор, Холостяков Георгий, Черный Владимир. Впоследствии трое из перечисленных выпускников станут командирами соединений подводных лодок, адмиралами.

20 апреля 1929 г. закончилось рекордное одиннадцатилетнее командование военмора Зубарева соединением подводных лодок Балтийского моря. Бригаду принял военмор Иконников.

Еще по весне почти все дежурные командиры перестали докладывать комбригу о состоянии бригады. Комбриг обиделся и написал приказ.

Время от времени комбриг издавал приказы, в которых настаивал на неукоснительном выполнении требований отдельных приказов, циркуляров и статей уставов, правда, умалчивая о том, что делать с великим множеством остальных. Подобное происходит и сегодня. Статьи такие-то выполнять неукоснительно, а остальные вроде бы и не надо.

В апреле комбриг Иконников издал приказ, в котором привел главные достижения бригады за 1928 г. (начали плавать по всему Балтийскому морю, освоили торпеду образца 1912 г. «Л») и определил задачи учебно-боевой подготовки на 1929 г.

Основными оперативными задачами сил флота названы: 1) бой на рубежах в море; 2) содействие флангам армии; 3) действия на коммуникациях противника.

Задачами самой бригады подводных лодок стали:

«1) тренировки по длительному пребыванию подводных лодок в море (крейсерские операции и действия на коммуникациях) в любую погоду;

2) тренировки по длительному пребыванию под водой;

3) усиленные тренировки в стрельбе по быстроходным целям торпедами со сминающимися зарядными отделениями;

4) постановки мин с последующим прохождением через минные поля; [106]

5) фактические прохождения через противолодочные сети;

6) изыскания по совместным действиям лодок по одной цели;

7) маневренное использование подводных лодок и их совместные действия с другими силами ВМФ;

8) усовершенствование всех видов связи подводных лодок;

9) усиление тренировок по определению параметров движения целей (Vк, qк, Dз;

10) постановка ряда систематических упражнений с взрывами вблизи пл для ознакомления со звуковым эффектом от разрывов бомб и артснарядов;

11) продолжение практики отыскания станции жидкого грунта».

Задумано, конечно, здорово. Правда, будущее показало, что мы не способны выполнить свои же планы, и Зимняя и Великая Отечественная войны только подтвердили это.

16 июля моряки пл «Ягуар» (А. Васильев) в условиях свежей погоды (ветер 5 баллов) спасают упавшего за борт краснофлотца Роданкова через 3 мин 24 с после его падения.

Еще во времена Императорского флота, когда Чарльз Дарвин сбил с толку православных христиан своей обезьяньей теорией, а моряки пытались раскрыть тайну происхождения человека, убедительное доказательство своей точки зрения представляли те, кто утверждал, что моряка не считали за человека, пока он не падал за борт. Стоило случиться такому, с вахты констатировали: «Человек за бортом!» Моряк тут же превращался в человека.

Июль. Часть моряков из бригады подводных лодок Бф совершает поход до Ленинграда и обратно. Из Кронштадта в Ораниенбаум на шлюпках (10 км), далее пешком (35 км). Домой — в обратном порядке. Этакий заплыв-марш-бросок.

18 июля пл «Тур» (Скриганов), выполняя торпедную стрельбу, потеряла торпеду. Командиру — выговор за то, что ограничился постановкой буя на месте потопления торпеды и ушел. Непонятно, что еще ему требовалось совершить. Все, что предписывалось сделать Правилами проведения учебных торпедных стрельб после непланируемого потопления торпеды, он сделал. Ах, ему следовало встать на якорь рядом с буем-отметчиком и ждать. По-видимому, после этого «перепуганной» торпеде оставалось только самой [107] всплыть на поверхность! Вот так торпедную атаку со стрельбой постепенно из отработки дерзкого подводного маневра с применением оружия превратят в систему действий, направленных к единственной цели — поднять с воды выпущенную торпеду.

А вот как смотрели на практическую торпедную стрельбу с подводных лодок в 1910 г. В документах Оперативной части подплава ШКФ Балтийского моря по поводу учебной подготовки подводных лодок в боевых дивизионах писалось: «Все же необходимо не останавливаться перед расходами на утерянные мины и бороться с этим злом хорошей организацией при отрядах минных складов, партий ловли мин, но ни в коем случае не уменьшением числа выстрелов. <....> Правильное исполнение (Правил стрельбы. — Э. К) избавляет командира лодки от всякой ответственности за потерю мины».

В советском флоте сначала объявляли командиров лодок виновными в потере торпед на практических стрельбах, надеясь таким образом сократить число потерь. Не добившись положительного результата, стали уменьшать количество стрельб с фактическим пуском торпед. Чем меньше стрельб, тем меньше потерь! Три торпеды в год на подводную лодку и три пистолетных патрона в год на офицера для выработки навыков в мастерском использовании оружия. Вот так готовились к войне!

2 августа на пл «Волк» краснофлотец Калинин чуть не утопил свою лодку, пытаясь откачивать балласт из носовой балластной цистерны при манипуляторе, поставленном на заполнение. Краснофлотец Сумкин вовремя дал ему по рукам, а командир добавил 20 суток ареста.

23 августа сс «Коммуна» произвело учебный подъем специально затопленной для этого пл «Форель». Временные характеристики оказались неутешительными, а АСС не готовой к серьезной работе. Сс «Коммуна» продолжило тренировки по подъему затонувших подводных лодок, используя то, что осталось от пл «Форель».

25 декабря объявлен список лиц командного состава, допущенных к стрельбам управляющими артиллерийским огнем (10 человек на 9 подводных лодок). Получилось по одному человеку на лодку. Ну а что делать, если в артиллерийском бою с кораблем противника единственный управляющий огнем выйдет из строя? Уже в то время флотские руководители начинают отходить от вековых традиций русского флота, одной из которых было комплектование кораблей универсальными специалистами, способными в случае [108] боевых потерь заменить выбывших из строя. В морском бою, тем более на подводной лодке, невозможно получить замену или пополнение извне.

При выполнении торпедных атак комбриг требует маневрировать по шаблону. Не дай бог что-нибудь случится при атаке, выполненной не так, как предписано документом! Вот так тогда учили.

26 декабря пл «Ягуар» (А. Васильев) выполняла торпедные стрельбы и потеряла торпеду. Командиру — выговор за то, что после выстрела не следовал за торпедой и не бросил буйка в месте предполагаемого ее потопления. Тут возразить нечего. Поделом.

Подводный класс, продолжая ковать кадры подводного плавания, произвел очередной выпуск: Александров Никита, Бубнов Константин, Кудряшов Сергей, Моралев Николай, Рублевский Иван, Чернов Дмитрий.


{10} Фитиль — флотский жаргонный синоним слова «взыскание». Для привлечения внимания к флажным сигналам, поднятым на флагманском корабле, еще во времена парусного флота в нужный момент по приказанию адмирала стреляли из пушки. Для таких случаев на флагманском корабле всегда имелось хотя бы одно орудие, заряженное холостым зарядом. Чтобы пушка выстрелила, к ее затравочному отверстию подносили тлеющий фитиль. Сам фитиль подносился к пушке только по команде флагмана: «Фитиль!» Если адмирал желал выразить свое неудовольствие какому-либо кораблю за плохо обтянутые снасти или другое упущение, ему было достаточно приказать поднять флажные позывные провинившегося и скомандовать: «Фитиль!» Так штрафник получал «фитиля».

{11} Из бездны вод: Летопись отечественного подводного флота в мемуарах подводников. М., 1990. С. 107.

19. Кто убивал: значимые черты обобщённого портрета убийц на основании предполагаемой поведенческой модели

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу... 19. Кто убивал: значимые черты обобщённого портрета убийц на основании предполагаемой поведенческой модели

Что же можно сказать об убийцах, основываясь на зафиксированных следствием деталях преступления и сделанных выше выводах? Пойдём по порядку: - Убийцы не являлись членами группы Игоря Дятлова, в противном случае согласованные действия группы были бы исключены. Между тем, "дятловцы" отступали от палатки все вместе, в одном направлении и при сохранении, как минимум, голосового контакта. В дальнейшем мы видим согласованные действия под кедром и в овраге; - Убийц было немного - 2, максимум, 3 человека - поскольку эти люди испытывали явное затруднение с контролем всей группы туристов. Именно их неспособность полностью контролировать всю группу обеспечила Золотарёву и Тибо-Бриньолю возможность отделиться в самом начале нападения и сохранить одежду, обувь, головные уборы; - Убийцы были вооружены огнестрельным оружием, поскольку без него им не удалось бы добиться повиновения группы из 9 человек, располагавшей по меньшей мере 3 топорами, 5 ножами и 2 лыжными палками. Именно подавляющее силовое превосходство противника заставило по меньшей мере семерых взрослых, адекватных и достаточно опытных людей подчиниться совершенно диким на первый взгляд требованиям снять головные уборы, перчатки и обувь. Без огнестрельного оружия противник не смог бы подавить волю к сопротивлению до такой степени; обязательно началась бы групповая драка, свалка и на телах и одежде погибших появились бы связанные с этим специфические повреждения; - Убийцы явно выдавали себя не за тех, кем являлись на самом деле. Именно этим объясняется недооценка некоторыми членами группы степени угрозы, созданной этими людьми.

Глава 5. Возрождение Черноморского подплава (1921-1929 гг.) [108]

Короли подплава в море червонных валетов. Часть II. Восстановление подводного плавания страны (1920–1934 гг.). Глава 5. Возрождение Черноморского подплава (1921-1929 гг.)

В 1921 г. подплав Черноморского флота представляла единственная «АГ-23». Остальные «агешки» еще строились, «Нерпа» никак не могла выйти из затяжного 4-летнего капитального ремонта. Пришедшая на смену самодержавию и лишенной иммунитета неокрепшей буржуазной власти Временного правительства власть большевиков приступила к всероссийскому погрому, «разрушая до основания весь мир насилья». Вместе с «миром насилья» в мыльной воде оказались и те, кто составлял цвет страны — их тоже выплеснули из лоханки после события, именуемого самими большевиками сначала переворотом, а затем революцией. Хотя бы прочитали слова великого русского поэта А. С. Пушкина: «Дикость, подлость и невежество не уважают прошедшего, пресмыкаясь пред одним настоящим». Не минула чаша сия и Черноморского подплава. Февраль. Пл «АГ-23» (Иконников) перешла в Севастополь и совершила безрезультатный боевой поход к берегам Крыма и Кавказа против вооруженных сил меньшевистской Грузии.

Chapter I

The pirates of Panama or The buccaneers of America : Chapter I

The introduction The author sets forth for the Western islands, in the service of the West-India Company of France They meet with an English frigate, and arrive at the Island of Tortuga. WE set sail from Havre-de-Grace in France, from whence we set sail in the ship called St. John, May 2, 1666. Our vessel was equipped with twenty-eight guns, twenty mariners, and two hundred and twenty passengers, including those whom the company sent as free passengers. Soon after we came to an anchor under the Cape of Barfleur, there to join seven other ships of the same West-India company, which were to come from Dieppe, under convoy of a man-of-war, mounted with thirty-seven guns, and two hundred and fifty men. Of these ships two were bound for Senegal, five for the Caribbee islands, and ours for Tortuga. Here gathered to us about twenty sail of other ships, bound for Newfoundland, with some Dutch vessels going for Nantz, Rochel, and St. Martin's, so that in all we made thirty sail. Here we put ourselves in a posture of defence, having noticed that four English frigates, of sixty guns each, waited for us near Aldernay. Our admiral, the Chevalier Sourdis, having given necessary orders, we sailed thence with a favourable gale, and some mists arising, totally impeded the English frigates from discovering our fleet. We steered our course as near as we could to the coast of France, for fear of the enemy.

23. Последнее испытание и приговор

Записки «вредителя». Часть II. Тюрьма. 23. Последнее испытание и приговор

После моего бурного допроса следователь вызвал меня ровно через неделю. Сидел он мрачный и злой. — Садитесь. Что же и сегодня будем кричать друг на друга? Я пожал плечами. — Не знаю, какой метод допроса примените вы сегодня. Это зависит не от меня. — Давайте беседовать мирно. «Беседа» заключалась в том, что, не усложняя допроса «техническими деталями», как первый следователь — Барышников, — этот, Германов, все свел к одному — «сознаться». «Сознаться» в собственном вредительстве или «сознаться» в том, что я знал о «вредительстве» Толстого и Щербакова. Он не пытался ловить меня, узнавать о моей работе или разговорах. Он все усилия направил к одному: заставить меня подписать «признание». Допрос он вел без крика и ругани, очевидно, убедившись, что «на бас» меня не возьмешь, но напряжение чувствовалось огромное. Мне было ясно, что он не остановится ни перед какими «мерами воздействия», и только не решил еще, какими именно. Мне казалось, что в «методах дознания» я был теперь достаточно опытен, и неожиданностей для меня быть не может. Вскоре я услышал то, что предугадывал. — Мне придется применить к вам особые меры, если вы не подпишете признание... «Так, — подумал я, — начинается, теперь держись». — Мне придется арестовать вашу жену, и она буде сидеть в тюрьме, пока вы не подпишете чистосердечного признание. Я молчал.

Chapter XI

The pirates of Panama or The buccaneers of America : Chapter XI

Captain Morgan resolving to attack and plunder the city of Puerto Bello, equips a fleet, and with little expense and small forces takes it. SOME may think that the French having deserted Captain Morgan, the English alone could not have sufficient courage to attempt such great actions as before. But Captain Morgan, who always communicated vigour with his words, infused such spirit into his men, as put them instantly upon new designs; they being all persuaded that the sole execution of his orders would be a certain means of obtaining great riches, which so influenced their minds, that with inimitable courage they all resolved to follow him, as did also a certain pirate of Campechy, who on this occasion joined with Captain Morgan, to seek new fortunes under his conduct. Thus Captain Morgan in a few days gathered a fleet of nine sail, either ships or great boats, wherein he had four hundred and sixty military men. All things being ready, they put forth to sea, Captain Morgan imparting his design to nobody at present; he only told them on several occasions, that he doubted not to make a good fortune by that voyage, if strange occurrences happened not. They steered towards the continent, where they arrived in a few days near Costa Rica, all their fleet safe. No sooner had they discovered land but Captain Morgan declared his intentions to the captains, and presently after to the company.

1945 - 1991

From 1945 to 1991

Cold War. From the end of World War II in 1945 to the collapse of the Soviet Union in 1991.

1291 - 1337

С 1291 по 1337 год

Поздний период Высокого Средневековья. От падения Аккры в 1291 до начала Столетней войны в 1337.

Глава XX

Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль». Глава XX. Остров Килинг. Коралловые образования

Остров Килинг Своеобразный вид острова Скудость растительности. Перенос семян Птицы и насекомые Прибыль и убыль колодцев Поля отмерших кораллов Камни, переносимые в корнях деревьев Крупный краб. Жгучие кораллы Рыба, питающаяся кораллами Коралловые образования Лагунные острова, или атоллы Глубина, на которой могут жить рифообразующие кораллы Огромные площади, по которым разбросаны низменные коралловые острова Опускание их оснований Барьерные рифы. Окаймляющие рифы Превращение окаймляющих рифов в барьерные и в атоллы Свидетельства в пользу изменений уровня Проходы в барьерных рифах Мальдивские атоллы, их особое строение Отмершие и затопленные водой рифы Области опускания и поднятия Распределение вулканов Опускание медленное и в громадных размерах 1 апреля. — В виду показались острова Килинг, или Кокосовые, лежащие в Индийском океане, на расстоянии около 600 миль от берегов Суматры. Эта группа — один из лагунных островов (или атоллов) кораллового строения, похожий на острова Низменного архипелага, поблизости от которого мы проходили. Когда наш корабль подошел ко входу в канал, к нам выехал на лодке м-р Лиск, английский резидент. История обитателей острова вкратце такова. Лет девять тому назад м-р Хэр, личность недостойная, привез сюда с Индонезийского архипелага невольников-малайцев, которых теперь, включая детей, насчитывается более ста человек.

Глава III

Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль». Глава III. Мальдонадо

Монтевидео Мальдонадо Путешествие к Рио-Поланко Лассо и боласы Куропатки Отсутствие деревьев Олень Capybara, или водосвинка Тукутуку Molothrus, его кукушечьи нравы Тиран-мухоловка Пересмешник Стервятники Трубки, образованные молнией Дом, в который ударила молния 5 июля 1832 г. — Утром мы подняли якорь и вышли из великолепной гавани Рио-де-Жанейро. На пути к Ла-Плате мы не видели ничего интересного, только однажды нам встретилось большое стадо дельфинов, состоявшее из многих сотен голов. Местами они сплошь бороздили море; диковинное это было зрелище: дельфины сотнями, один за другим, выскакивали целиком на поверхность, разрезая воду. Когда корабль шел со скоростью 9 узлов, эти животные совершенно свободно прыгали взад и вперед перед носом корабля и, обогнав нас, стремительно уносились вперед. Как только мы вошли в эстуарий Ла-Платы, наступила очень неустойчивая погода. Однажды темной ночью нас окружили многочисленные тюлени и пингвины; они производили такие странные звуки, что вахтенный офицер рапортовал, будто слышит мычание скота на берегу. В другую ночь мы оказались свидетелями великолепной картины естественного фейерверка: на верхушке мачты и концах рей сверкали огни св. Эльма, а форма флюгера обозначалась так, словно он был натерт фосфором. Море так сильно светилось, что пингвины, плавая, оставляли за собой огненные следы, а мрак небес на короткие мгновения разрывался яркими вспышками молний. В устье реки я с интересом наблюдал, как медленно смешивались воды моря и реки.

Les Grandes Misères de la guerre

Jacques Callot. Les Grandes Misères de la guerre, 1633

Les Grandes Misères de la guerre sont une série de dix-huit eaux-fortes, éditées en 1633, et qui constituent l'une des œuvres maitresses de Jacques Callot. Le titre exact en est (d'après la planche de titre) : Les Misères et les Malheurs de la guerre, mais on appelle fréquemment cette série Les Grandes Misères... pour la différencier de la série Les Petites Misères de la guerre. Cette suite se compose de dix-huit pièces qui représentent, plus complètement que dans les Petites Misères, les malheurs occasionnés par la guerre. Les plaques sont conservées au Musée lorrain de Nancy.

Глава 20

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919. Глава 20

Советская Россия и Финляндия – два различных мира. Два народа, жившие рядом, не имели точек соприкосновения и надежных средств сообщения. Контраст был поразительным. После двух лет лицезрения грязных, неряшливых красноармейцев чистенькая, аккуратная военная форма финнов радовала глаз. Смена опасного, неопрятного, запущенного Петрограда на безупречно чистую финскую деревушку оказывала умиротворяющее воздействие. Простой деревянный дом, в котором размещалась комендантская служба, был безукоризненно опрятным: пол, окна, сосновые скамейки – все сияло чистотой. Комендант, молодой розовощекий лейтенант, принимал каждого беженца из советской России по одному. Когда я сидел перед дверью его кабинета, ожидая вызова, вошел наш проводник. Все финские солдаты, видимо, были с ним знакомы. Из обрывков разговора, которые удалось услышать, я убедился, что помимо сопровождения людей из России в Финляндию, проводник передавал финской стороне и разведывательные данные. Проводник подошел, вручил мне пакет и сказал: – Здесь пятьсот марок… Где мой револьвер? Я передал ему оружие. – Если вам захочется вернуться, лейтенант скажет, где меня найти. – Сомневаюсь, что захочется, но если все же я передумаю, то постараюсь вас отыскать. Никто не поможет в этом деле лучше. Впервые за наше непродолжительное знакомство на лице проводника появилось нечто вроде улыбки. Очевидно, сказанное польстило его профессиональной гордости. Мы обменялись рукопожатием, и он ушел. Беседа с комендантом длилась недолго. Он задал мне несколько вопросов и записал ответы в карточку.

16. Старожилы

Записки «вредителя». Часть II. Тюрьма. 16. Старожилы

Не стремились к работе только закоренелые старожилы тюрьмы. Их было всего несколько человек, но зато один из них сидел уже более двух лет. Мы, собственно говоря, точно и не знали, почему они сидят так долго и в чем они обвиняются. По-видимому, у одного из них дело безнадежно запуталось из-за перевранной фамилии, и, приговорив его к десяти годам концлагерей, его вернули с Попова острова, то есть с распределительного пункта, но «дело» продолжали тянуть. Других не то забыли, не то перестали ими интересоваться, как запоздавшими и ненужными, и у следователей никак не доходили руки, чтобы решить, наконец, их судьбу. Они же, пережив в свое время все волнения и страхи, тупели и переставали воспринимать что бы то ни было, кроме обыденных тюремных мелочей, заменивших им жизнь. — Фи, еще молодой, фи, еще ничего не знаете, — любил приговаривать один из них, немец, пожилой человек. — Посидите с мое, тогда узнаете. Дфа с половиной гота! Разфе так пол метут! Фот как пол надо мести. И он брал щетку и внушал новичку выработанные им принципы по подметанию пола. Другие наставительно сообщали правила еды умывания, прогулки. Сами они ревниво соблюдали весь выработанный ими ритуал и проводили день со своеобразным вкусом. Вставали они до официального подъема и тщательно, не торопясь, умывались, бесцеремонно брызгая на новичков, спящих на полу. Затем аккуратно свертывали постель и поднимали койки, точно рассчитывая окончить эту процедуру к моменту общего подъема. В начинавшейся суматохе, давке, очередях они стояли в стороне, со старательно скрученной цигаркой в самодельном мундштучке. К еде они относились с особым вкусом.