Глава 2. Замор Черноморского подплава (1918-1920 гг.) [50]

В результате захвата большевиками власти в Петрограде Черноморский флот «расслоился» на белых и красных, а слои сперва перемешались, невзирая на свирепые приказы командования и бурное кипение митингов. В конце концов белые моряки при поддержке заморских «союзников» завладели остатками кораблей флота и всем, что полагалось для их эксплуатации, а красные, потопив у Новороссийска то, что досталось им, сошли на берег и, пополнив ряды пехотинцев, воевали на суше. На море наступило затишье. Такова общая картина тех лет. А теперь по порядку.

В начале 1918 г. вступила в строй пл «Буревестник».

14 января пл «Нерпа» вошла в состав красных МСЧМ. В том же году введена в строй пл «АГ-21» и в Николаеве спущена на воду пл «АГ-22».

Как уже говорилось, с 1 февраля в Советской России перешли на григорианский календарь вместо действовавшего ранее юлианского. После 31 января 1918 г. последовало не 1 февраля, а сразу [51] 14 февраля 1918 г. Однако на кораблях белого движения счет дней вели по старому стилю, в лучшем случае записывая двойную дату через дробь.

Март. На пл «Нарвал» по неизвестной причине до сих пор функционирует судовой комитет, хотя на Балтике Центробалт и судовые комитеты распущены еще в феврале как органы, дезорганизующие управление и разлагающие судовые команды. На Черном море комитеты продолжали разваливать флот.

3 марта заключен Брестский мир. Территория Украины отторгалась от России. Взяв Перекоп, германские войска рванулись к Севастополю, чтобы захватить корабли ЧФ. Красные части с трудом сдерживали оккупантов. Германское военное командование, маскируя свои истинные намерения, потребовало передать Черноморский флот «украинской державе». Немцы обещали не трогать корабли флота, если они поднимут украинские флаги и подчинятся украинскому командованию гетмана Скоропадского.

12 марта пл «№ 3» (Шмидт) оставлена на р. Дунай в районе г. Рени и захвачена австро-венграми. В силу технической недозрелости противника или, скорее, за ненадобностью лодка не была приведена в боевое состояние. Позже она досталась румынским войскам и наконец пропала. А 17 марта уже другая пл, «Нерпа», находящаяся в капитальном ремонте в Николаеве, захвачена австро-германскими войсками.

Апрель. На пл «Орлан» судовой комитет тоже продолжает функционировать.

29 апреля линейные корабли ЧФ подняли «жовто-блакитные» флаги. «<...> над Севастополем и морем стояла тихая весна. Розовая мгла лежала по горизонту. В садах цвел миндаль». В ночь на 30 апреля «миноносцы покинули обреченный и растерянный город» (К Г. Паустовский. Черное море). Но и после подъема на дредноутах украинских флагов немцы не остановили наступление на Севастополь. Узнав об этом обмане, команды линкоров сорвали желто-голубые флаги, подняли красные и ночью 1 мая ушли вслед за миноносцами в Новороссийск.

2 мая подводные лодки «Налим», «Скат», «Лосось», «Судак», «Карп», «Карась», «Тюлень», «Краб», «Кашалот», «Кит», «Нарвал», [52] «Буревестник», «Гагара», «Орлан» и «Утка» оставлены в Севастополе и, являясь собственностью Советской Республики, в соответствии с принятым соглашением поступили в управление Германского Адмиралтейства «до заключения всеобщего мира». Таково было официальное заявление германского командования. На самом деле оно просто захватило почти все корабли флота, а новейшие подводные лодки «Буревестник», «Орлан», «Утка» и «Гагара» ввело в состав своих сил, переименовав в «US-1», «US-2», «US-3» и «US-4» соответственно. Вскоре подводные лодки «Утка» и «Буревестник» передали Морским Силам Юга России, а пл «Гагара» укомплектовали подводниками с германской пл «UB-14».

Ноябрь. Германия капитулировала перед Антантой. 13 ноября Советы аннулировали Брестский мир.

24 ноября англо-французские интервенты высадились в Новороссийске, Одессе и Севастополе. Подводные лодки «АГ-21», «АГ-22», «Налим», «Скат», «Лосось», «Судак», «Карп», «Карась», «Тюлень», «Краб», «Кашалот», «Кит», «Нарвал», «Буревестник», «Гагара», «Орлан» и «Утка» перешли под контроль англо-французского командования. Начальники и командиры соединений и судов Белого движения обрели статус начальников охраны этих же соединений и судов. Так, начальник дивизиона подводных лодок капитан 2 ранга Погорецкий становится начальником охраны подводного дивизиона Черного моря.

9 декабря англо-французские интервенты высадились в Николаеве и захватили пл «Нерпа», находившуюся в капитальном ремонте, и строящуюся пл «АГ-23».

5 декабря судовой инженер-механик пл «Тюлень» капитан 1 ранга Сальяр (первый российский подводник-изобретатель, сконструировавший еще в 1910 г. устройство РДП) просит в рапорте у портового начальства «перебрать, исправить и открыть действие офицерского и командного клозетов на подводной лодке». Командир лодки Погорецкий на рапорте механика пишет: «Работу произвести срочно ввиду возможности выхода лодки в море». Такая просьба равносильна оповещению о скором выходе подводной лодки [53] в море. Рапорт инженер-механика завершает резолюция старшего морского начальника порта Севастополь Клочковского: «Ремонт произвести».

Из боевого расписания ЧФ белых на 1919 г. Подводные лодки в Севастополе: «Тюлень» — действующий флот; «АГ-21», «Буревестник», «Орлан», «Гагара», «Утка», «Нерпа», «Нарвал», «Кит», «Кашалот» — суда резерва; ликвидируются «Краб», «Скат», «Карась», «Карп», «Налим», «Лосось», «Судак»; в Николаеве в достройке — «Лебедь», «Пеликан», «АГ-22», «АГ-23», «АГ-24», «АГ-25», «АГ-26».

5 января в Вооруженных Силах Юга России (ВСЮР) издается приказ главнокомандующего, в котором говорится: «Приказываю теперь же восстановить форму одежды флота и морского ведомства бывшую до апреля месяца 1917 г. ГК ВС Юга России генерал-лейтенант Деникин». Антон Иванович понимал, что впитавшая двухсотлетние традиции скромная, но со вкусом пошитая морская форма Императорского флота способна поднять боевой дух офицеров и команд, тогда «щеголявших» в изодранной форме поры Временною правительства, похожей на английскую, заимствованной у других стран по принципу «с бору по сосенке».

Этого не понимают нынешние военные руководители, которые ввели в современную форменную одежду русских моряков натовские пилотки, френчи и офицерские фуражки гестаповского покроя с безобразно устремленными в зенит тульями. И если двуглавый орел хорошо смотрится на штандарте, шпиле правительственного здания или на гербовой печати, это не значит, что следует лепить его повсюду. Место орла — на адмиральских пуговицах и погонах, а не на безобразной тулье офицерской фуражки. Совсем забыты скромные форменные знаки — трехцветные кокарды (династических цветов — белого, черного, золотистого; можно заменить на цвета Андреевского флага — белый, лазоревый, золотистый) на фуражках, по которым русского офицера узнавали издали.

13 января пл «Тюлень» (Погорецкий) переведена в 12-часовую готовность и непосредственно подчинена командующему ЧФ. Уже 5–8 февраля она совершила переход из Севастополя в Новороссийск; во время шторма была залита аккумуляторная батарея. [54]

31 января франко-греческие войска заняли Херсон, 3 февраля в их руки перешел Николаев со строящимися и ремонтирующимися на его верфях лодками.

14–18 февраля пл «Тюлень» (Копьев) возвратилась из Новороссийска в Севастополь.

Март. Утвержден штат пл «Тюлень»: командир, старший офицер, минный офицер, штурманский офицер, инженер-механик и 37 человек команды.

Войска красных начинают освободительный поход по побережью Черного моря. 10 марта у франко-греческих войск отбит Херсон. 14 марта подводные лодки «Нерпа» и «АГ-23» перешли в руки войск красного Украинского фронта. В результате переговоров с оставшимся в Николаеве германским военным командованием в городе удалось восстановить советскую власть.

26 марта в Севастополе приступила к работе комиссия по ликвидации имущества подводной бригады белых под председательством старшего лейтенанта Н. Д. Гаевского.

В тот же день пл «Тюлень» (Погорецкий) совершила переход из Севастополя к Геническу с заходом в Феодосию и Керчь. Под Геническом лодка более недели находилась во льдах, осуществляя огневую поддержку флага белых. Тоже нашли артиллерийский корабль! А что делать, если на море у противника нет кораблей, против которых она могла бы воевать. Поэтому легендарная лодка стреляла из пушек по береговым целям, в результате легко повредила во льдах свои собственные винты и корпус, после чего вернулась на ремонт в Севастополь.

Продолжая победное шествие, 29 марта красные взяли Очаков. Над Севастополем нависла угроза захвата. Белое командование приступило к подготовке эвакуации флота из Севастополя в Новороссийск. 2–6 апреля, в соответствии с решением Совета четырех (Клемансо, Вильсон, Ллойд-Джордж, Орландо), французы и греки оставили Одессу.

3 апреля по приказанию союзного командования подводные лодки «Тюлень» (Погорецкий) своим ходом, а «Утка» (Монастырев) и «Буревестник» (Копьев) на буксире срочно перешли из Севастополя в Новороссийск. Согласно докладу Погорецкого, в Новороссийск лодки привели команды, составленные 26 офицерами и [55] 1 мастеровым. Лодки пришли безоружными, так как французское командование запретило брать торпеды. Интервенты вели себя так, что походили более на оккупантов, чем на союзников Белого движения на Черноморье. Видимо, им не терпелось приступить к разделу России. Так же они вели себя на Севере и Каспийском море, открыто заявляя (английский коммодор Норрис), что не допустят возвращения Андреевского флага на просторы этих морей.

16 апреля закончена эвакуация из Севастополя в Новороссийск действующих кораблей ЧФ, переданных союзниками представителям Белого движения еще в ноябре 1918 г. В Севастополе оставались находившиеся в резерве «АГ-21», «Гагара», «Орлан», «Нарвал», «Кит», «Кашалот», «Краб» и уже отправленные к порту малые лодки. В подплаве несли службу все нижние чины и 3 офицера.

22–24 апреля, в ожидании захвата главной базы флота войсками красных, подводные лодки «АГ-21», «Налим», «Скат», «Лосось», «Судак», «Карп», «Карась», «Краб», «Кашалот», «Кит», «Нарвал», «Гагара» и «Орлан» по приказу английского командования затопили в районе Севастополя.

29 апреля советскими войсками освобожден Севастополь. Не надолго.

Флот интервентов продолжал блокировать советское Черноморское побережье. Керченский полуостров оставался за белогвардейцами, которых с моря поддерживали корабли Антанты.

3 мая в занятом красными Николаеве Черноморский Красный флотский экипаж приступает к сборке 5 подводных лодок американского типа «АГ», из которых пл «АГ-22» должна вступить в строй в тот же месяц. Пл «Нерпа» находится в капитальном ремонте. Без движения остаются спущенные на воду корпуса подводных лодок «Лебедь» и «Пеликан». Началось воссоздание Красного ЧФ при наличии 2700 человек личного состава в Севастополе, Одессе, Николаеве и полном отсутствии боеспособных судов. До указанного времени моряки Черноморского флота красных воевали на суше, главным образом в составе ударных частей и экипажей бронепоездов.

14–21 мая пл «Тюлень» (Погорецкий) совершила переход из Новороссийска в Батуми и вернулась обратно, ведя под конвоем тр «Ризе» с грузом боеприпасов. Батуми становится перевалочной базой для доставки белым войскам оружия и военного снаряжения [56] союзников. Не имея ни одного боеготового корабля, в том числе ни одной подводной лодки, красные оказались не способны дать отпор противнику на море.

Июнь. Командир пл «Утка» Монастырев вербует к себе радиотелеграфиста с миноносца. Лодка готовится к боевым действиям, против кого — неизвестно. Кораблей Красного Флота на Черном море все еще нет.

27 июня армии белых, освободив порты Азовского моря и Севастополь, оставленный 2-й Украинской армией, блокировали с моря Днепро-Бугский лиман, а в августе овладели Николаевом и Херсоном. Подводные лодки «Нерпа», «АГ-22» и «АГ-23» возвращаются в ряды ЧФ белых. 5 августа закончена достройка пл «АГ-22». Лодка вступила в строй и начала кампанию.

31 августа белые взяли Одессу группой сухопутных войск со стороны Николаева и десантом с моря. Главные силы белой армии ушли в глубину европейской части России, к Москве. Подводные лодки «Утка» и «Буревестник» безмятежно приступают к ремонту. Единственной боеготовой пл «Тюлень» (Погорецкий) ставится задача развить боевую деятельность на Черном море. С таким же успехом от «Тюленя» можно было требовать господства на море — при полном отсутствии каких-либо противоборствующих сил.

10 сентября подводные лодки «АГ-22» и «АГ-23» зачисляются во 2-й ранг судов ВС Юга России.

12 сентября пл «Утка» встала в док на неделю.

К 16 сентября, по плану развития ЧФ белых, предполагалось иметь 6–10 боеготовых подводных лодок. Для этого решили ввести в строй пл «АГ-22», достроить подводные лодки «АГ-23», «АГ-24», «АГ-25» и «АГ-26», отремонтировать подводные лодки «Тюлень», «Утка» и «Буревестник», подготовить подводников для укомплектования команд. Красные черноморцы пока не предполагали ничего.

27 сентября пл «Утка» (Монастырев) направлена в Хорлы стационером{5}, куда она прибыла 29 сентября. [57]

3–14 октября пл «АГ-22» (Матыевич-Мациевич) выполняла практическое плавание по маршруту Севастополь — Ялта — Феодосия — Новороссийск (прибыла 8 октября) — Анапа — Феодосия — Ялта — Севастополь. На переходе Анапа — Феодосия подводники сумели развить надводную скорость хода 9,5–10 узлов.

23 октября представлены сведения о готовности подводных лодок, находящихся в Севастополе: «Буревестник» — требуются исправление цепи освещения, установка приборов помпы охлаждения дизелей, покраска, а также топлива 2200 пудов, смазочного масла 115 пудов (готовность к 09.11.1919); «Тюлень» — находится в Николаеве на ремонте; «Утка» — прибыла из п. Хорлы, топлива 1100 пудов, масла 75 пудов; «АГ-22» — в 12-часовой готовности, топлива 890 пудов, масла 84 пуда.

Октябрь. Всем офицерам флота в Севастополе приказано получить винтовки.

Ноябрь. Из доклада командира Николаевского порта командующему ЧФ: «Кроме «АГ-23» имеются 24, 25 и 26-я в несобранном виде в ящиках. Подводные лодки «Лебедь» и «Пеликан» на воде, представляющие из себя плавающие коробки».

По докладу командира пл «АГ-23» лейтенанта Ю. Соловьева 9 декабря лодка находилась на стапеле завода «Руссуд». Спуск на воду планировался на 20 января 1920 г.

Из боевого расписания ЧФ (белых) на 1919–1920 гг. 1-й дивизион подводных лодок: «Тюлень», «Утка», «Буревестник»; 2-й дивизион подводных лодок: «АГ-22» (вступила в строй 5 августа 1919 г.), «АГ-23» (вступление в строй 1 февраля 1920 г.), «АГ-24» (вступление в строй 1 июня 1920 г.), «АГ-25» (вступление в строй 1 августа 1920 г.), «АГ-26» (вступление в строй 15 августа 1920 г.).

После разгрома деникинских войск на севере Кавказа, корабли Антанты переправили в Крым из Новороссийска до 40 тысяч войск. 14 марта белые оставили Новороссийск, окончательно порт очищен от белых и интервентов 27 марта.

В начале года в составе флота белых на Черном и Азовском морях числились подводные лодки «Тюлень» (Погорецкий), «Буревестник» (Копьев), «Утка» (Монастырев), «АГ-22» (Матыевич-Мациевич) и в постройке «АГ-23» (Ю. Соловьев). [58]

Во второй половине января белые увели из Николаева на буксире подводные лодки «Пеликан» (70% готовности) и «Лебедь» (60% готовности) в Одессу, где одну затопили на входе в торговый порт, а другую в самом порту. Такие действия предпринимаются лишь тогда, когда пропадает уверенность в стабильности создавшегося положения.

В январе началось освобождение побережья Азовского моря, а в начале февраля — Черного. Окончательно освобождены Мариуполь (4 января), Одесса (8 февраля), Николаев и Херсон (30 января). 24 апреля началось формирование морских сил красных на Черном и Азовском морях. К середине июня в северо-западной части Черного моря вошли в строй 10 пароходов, 4 буксира, 17 катеров; в Николаеве достроена пл «АГ-23», пл «Нерпа» продолжала ремонтироваться. Всего на 1 сентября в составе Красного Черноморского флота числилось уже 7,5 тысячи человек.

22 марта Врангель сменил Деникина на посту главнокомандующего ВСЮР.

В мае отмечалась активность подводных лодок «Тюлень» (Крафт?) и «АГ-22» (Матыевич-Мациевич), ходивших из Севастополя в Феодосию, Алушту, к Херсонесу. Базировались лодки в Севастополе, в Южной бухте и Минной гавани.

1 июня в Николаеве спущена на воду пл «АГ-23», уже приписанная к МСЧМ красных. Казалось бы, получив в свое распоряжение новую лодку, следовало обеспечить ее главным оружием. В Николаеве торпед, пригодных для лодок типа «АГ», не оказалось. Возможно, они еще хранились в Севастополе, но последний пока находился под белыми. А вот в Петрограде и Кронштадте нужные торпеды имелись наверняка, так как ими вооружались балтийские лодки типа «АГ». То, что единственная красная подводная лодка не смогла принять активного участия в боевых действиях на исходе Гражданской войны, явилось следствием нераспорядительности новых морских чиновников.

В конце июня в пока еще белом Севастополе ощущается нехватка продовольствия. Приказом комфлота в приморском городе установлена очередь на получение рыбы. В 3-ю очередь рыбу получают ШДнпл, подводные лодки «Буревестник», «Тюлень», «Утка» и «АГ-22». [59]

Еще зимой, чтобы поддержать огнем с моря свои позиции на Перекопе, со стороны Каркинитского залива из судов белого Черноморского флота сформировали отряд, ядро которого располагалось в районе Тендеровской косы. Летом здесь иногда появлялись и подводные лодки белых. Так, 1 августа прибывшую на Тендеру пл «Тюлень» (С. Оффенберг) направили к Одессе для наблюдения за движением судов. 4 августа ее сменила пл «Утка» (Монастырев) с дополнительной задачей задержать на выходе из Одессы итальянский пароход. 7 августа снова произошла смена подводных лодок: место пл «Утка», ушедшей в Севастополь, заняла пл «Тюлень». Весь август пл «Тюлень» оставалась в составе Каркинитского отряда и даже пыталась гоняться за посыльным судном № 1 красных, сопровождавшим отряд тральщиков, занимавшийся постановкой мин. Израсходовав запасы топлива, пл «Тюлень» ушла в Севастополь.

13 сентября красная пл «АГ-23» (Иконников, ПК Сластников) приступила к ходовым испытаниям в Днепро-Бугском лимане, чем вызвала переполох в Каркинитском отряде. Не знавший возможностей пл «АГ-23», не имевшей торпед для своих американских аппаратов, начальник отряда Собецкий приказал всем кораблям перейти на мелкие места к Тендеровской косе, чтобы затруднить действия подводной лодке на подводном ходу. Оберегая отряд от ночной атаки из надводного положения, выставили дозор из двух катеров. А кр «Генерал Корнилов» (он же «Очаков», он же «Кагул») даже потренировался в стрельбе противолодочными, так называемыми «ныряющими», артиллерийскими снарядами по хлябям.

С 10 по 18 октября пл «Утка» совместно с вкр «Алмаз» принимала участие в прикрытии со стороны моря операции, в результате которой из района Адлера удалось без потерь вывезти воинский отряд генерала Фостикова.

21 октября пл «АГ-23» вступила в состав МСЧМ, прорвала морскую блокаду, организованную судами Врангеля на выходе из Днепро-Бугского лимана, перешла в Одессу, откуда несколько раз выходила на боевую подготовку и разведку в Каркинитский залив.

К концу октября генерал Врангель уже понимал, что Крыма ему не удержать и помощи ждать неоткуда. Посему он распорядился начать подготовку к эвакуации. Если изношенные войной и долгой эксплуатацией без надлежащего ремонта суда еще годились [60] на то, чтобы совершить последний трагический акт затянувшейся Гражданской войны — вывезти приверженцев Белого движения из Крыма, то с людьми дело обстояло сложнее.

Согласно спискам, численность офицерского состава белого флота позволяла полностью укомплектовать кадровыми офицерами немногие уцелевшие корабли когда-то большого Черноморского флота, однако на практике это не представлялось возможным. Любая революция разлагает. Подвергнувшись ее влиянию и потеряв веру в достойное будущее, офицеры стали покидать корабли. Вместо элитных офицеров по флоту на командных должностях оказался пестрый состав из числа офицеров по адмиралтейству, офицеров военного времени и офицеров Корпуса корабельных офицеров (комплектовался из произведенных в офицеры бывших кондукторов флота). Катастрофически не хватало опытных старших офицеров и старших специалистов.

На подводных лодках ничего подобного не наблюдалось. Лодки были полностью укомплектованы офицерами подводного плавания, имевшими достаточный опыт. Те из немалого числа российских подводников, кто не смог занять должность на подводной лодке (их на флоте осталось всего четыре), с удовольствием принимали назначение на надводные корабли, где исправно несли службу. Забегая вперед, можно отметить, что некоторые надводные корабли в Бизерту приведут командиры из числа бывших российских командиров подводных лодок.

14 ноября началась эвакуация из Крыма армии и флота Врангеля. В тот же день 4 подводные лодки — «Тюлень» (Копьев), «Буревестник» (В. Оффенберг?), «Утка» (Монастырев) и «АГ-22» (Матыевич-Мациевич) в составе МС Белого движения (около 150 вымпелов) ушли в Константинополь, а в декабре — в Бизерту (Тунис). Без натяжки операцию по эвакуации русской армии из Крыма можно назвать беспримерной по высокой организации и исполнению.

13 ноября пл «АГ-23» (Иконников) вышла в район Севастополя на перехват судов Врангеля. Где-то в районе Евпатории она разошлась с белым эм «Пылкий», прикрывавшим уходящие суда с запада Не имея торпед нужного калибра, на лодке пытались приспособить 45-сантиметровые торпедные аппараты для стрельбы имевшимися 38-сантиметровыми торпедами, установив в аппараты [61] заместительные решетки. Затея не удалась. Переданную на лодку радиограмму с предписанием выйти на линию Севастополь — Константинополь не приняли из-за неисправности собственной радиостанции. Никого не встретив, 18 ноября лодка вернулась в Одессу.

Красные заняли Феодосию 14 ноября, Севастополь 15 ноября, Керчь 18 ноября.

29 декабря подводные лодки «Тюлень», «Буревестник», «Утка» и «АГ-22» интернированы властями Французской Республики в Бизерте. Официально французы признали русские корабли, перешедшие в Бизерту, собственностью Советской России, но так и не возвратили.

После потопления англо-французскими интервентами черноморских подводных лодок (16 единиц) в 1919 г. и ухода 4-х подводных лодок с эскадрой Белого движения в Константинополь и далее в Бизерту (1920 г.) на Черном море остались только пл «Нерпа» (Пуаре) и пл «АГ-23» (Иконников). Из этих лодок в 1920 г. и сформировали дивизион подводных лодок Морских Сил Черного моря (Иконников). Вскоре дивизион стал пополняться лодками типа «АГ», строившимися в Николаеве из частей корпусов, закупленных еще царским правительством у фирмы Голланда (США) в 1916 г., которые все это время лежали нераспакованные в ящиках при главном магазине Николаевского отделения Балтийского завода.

В ходе Гражданской войны на Черном море у красных просто не оказалось боеготовых подводных лодок, у белых — достойного противника, чтобы вести против него боевые действия даже тем малым числом лодок, что у них были. После перерыва в боевой деятельности началось возрождение подводных сил Черного моря.


{5} Стационер — судно, постоянно находящееся на стоянке (на станции) в каком-нибудь иностранном или своем, не являющемся базой флота порту с определенной задачей (представительство, разведка, оказание помощи).

1200 - 800 BC

From 1200 to 800 BC

From the Late Bronze Age collapse between 1200 and 1150 BC to the end of Greek Dark Ages c. 800 BC.

Таблица 6. Двигатели надводного и подводного хода подводных лодок - 1

Короли подплава в море червонных валетов. Приложение. Таблица 6. Двигатели надводного и подводного хода подводных лодок: Двигатели надводного хода

Двигатели надводного хода Тип двигателя Фирма, марка Мощность, л. с. Кол-во двиг. на пл Место установки Примечание Бензиновый мотор сист. «Панар» 60 2 пл т. «Касатка» кроме «Макрели» Исп. как приводы 2 динамо, одновальные лодки Дизель з-да Нобеля (СПб) 120 1 пл «Макрель» и «Окунь» после 1911 г. Дизель-динамо, одновальные Дизель з-да Нобеля (СПб) 160 1 пл т. «Касатка» кроме «Макрели» и «Окуня» после 1914 г. Дизель-динамо, одновальные Дизель фирмы «Л. Нобель» (СПб) 120 2 пл «Минога» Оба на одном гр/валу с ГЭД Дизель Коломенского з-да, снятые с амурских канлодок 250 2 пл т. «Барс» кроме «Кугуара», «Змеи», «Ерша», «Форели», «Единорога», «Угря», «Язя» и пл т. «Морж» На обоих гр/валах с ГЭД Дизель фирмы «Нью-Лондон» (США) 420 2 пл т.

Воспоминания кавказского офицера : I

Воспоминания кавказского офицера : I

При заключении Адрианопольского трактата, в 1829 году, Порта отказалась в пользу России от всего восточного берега Черного мор и уступила ей черкесские земли, лежащие между Кубанью и морским берегом, вплоть до границы Абхазии, отделившейся от Турции еще лет двадцать тому назад. Эта уступка имела значение на одной бумаге — на деле Россия могла завладеть уступленным ей пространством не иначе как силой. Кавказские племена, которые султан считал своими подданными, никогда ему не повиновались. Они признавали его, как наследника Магомета и падишаха всех мусульман, своим духовным главой, но не платили податей и не ставили солдат. Турок, занимавших несколько крепостей на морском берегу, горцы терпели у себя по праву единоверия, но не допускали их вмешиваться в свои внутренние дела и дрались с ними или, лучше сказать, били их без пощады при всяком подобном вмешательстве. Уступка, сделанная султаном, горцам казалась совершенно непонятною. Не углубляясь в исследование политических начал, на которых султан основывал свои права, горцы говорили: "Мы и наши предки были совершенно независимы, никогда не принадлежали султану, потому что его не слушали и ничего ему не платили, и никому другому не хотим принадлежать. Султан нами не владел и поэтому не мог нас уступить". Десять лет спустя, когда черкесы уже имели случай коротко познакомиться с русской силой, они все-таки не изменили своих понятий.

Chapter XXI

The voyage of the Beagle. Chapter XXI. Mauritius to England

Mauritius, beautiful appearance of Great crateriform ring of Mountains Hindoos St. Helena History of the changes in the Vegetation Cause of the extinction of Land-shells Ascension Variation in the imported Rats Volcanic Bombs Beds of Infusoria Bahia Brazil Splendour of Tropical Scenery Pernambuco Singular Reef Slavery Return to England Retrospect on our Voyage APRIL 29th.—In the morning we passed round the northern end of Mauritius, or the Isle of France. From this point of view the aspect of the island equalled the expectations raised by the many well-known descriptions of its beautiful scenery. The sloping plain of the Pamplemousses, interspersed with houses, and coloured by the large fields of sugar-cane of a bright green, composed the foreground. The brilliancy of the green was the more remarkable because it is a colour which generally is conspicuous only from a very short distance. Towards the centre of the island groups of wooded mountains rose out of this highly cultivated plain; their summits, as so commonly happens with ancient volcanic rocks, being jagged into the sharpest points. Masses of white clouds were collected around these pinnacles, as if for the sake of pleasing the stranger's eye. The whole island, with its sloping border and central mountains, was adorned with an air of perfect elegance: the scenery, if I may use such an expression, appeared to the sight harmonious. I spent the greater part of the next day in walking about the town and visiting different people.

О русском крестьянстве

Горький, М.: Берлин, Издательство И.П.Ладыжникова, 1922

Люди, которых я привык уважать, спрашивают: что я думаю о России? Мне очень тяжело все, что я думаю о моей стране, точнee говоря, о русском народe, о крестьянстве, большинстве его. Для меня было бы легче не отвечать на вопрос, но - я слишком много пережил и знаю для того, чтоб иметь право на молчание. Однако прошу понять, что я никого не осуждаю, не оправдываю, - я просто рассказываю, в какие формы сложилась масса моих впечатлений. Мнение не есть осуждениe, и если мои мнения окажутся ошибочными, - это меня не огорчит. В сущности своей всякий народ - стихия анархическая; народ хочет как можно больше есть и возможно меньше работать, хочет иметь все права и не иметь никаких обязанностей. Атмосфера бесправия, в которой издревле привык жить народ, убеждает его в законности бесправия, в зоологической естественности анархизма. Это особенно плотно приложимо к массе русского крестьянства, испытавшего болee грубый и длительный гнет рабства, чем другие народы Европы. Русский крестьянин сотни лет мечтает о каком-то государстве без права влияния на волю личности, на свободу ее действий, - о государстве без власти над человеком. В несбыточной надежде достичь равенства всех при неограниченной свободe каждого народ русский пытался организовать такое государство в форме казачества, Запорожской Сечи. Еще до сего дня в темной душе русского сектанта не умерло представление о каком-то сказочном «Опоньском царстве», оно существует гдe-то «на краю земли», и в нем люди живут безмятежно, не зная «антихристовой суеты», города, мучительно истязуемого судорогами творчества культуры.

21. Необходимые уточнения...

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу... 21. Необходимые уточнения...

Описанная схема - пока что общая и лишённая существенных деталей - рождает несколько принципиальных вопросов, без которых невозможно дальнейшее обоснование версии. Первый: почему судмедэксперт Борис Возрождённый не определил способ причинения фатальных телесных повреждений Людмилы Дубининой, Семёна Золотарёва и Николая Тибо-Бриньоля? И второй: что за странные люди, вооружённые огнестрельным оружием (но при этом избегающие его применения), могли появиться в нехоженой снежной пустыне Северного Урала? Ответ на первый вопрос лежит, что называется, на поверхности. Борис Алексеевич Возрождённый имел стаж работы судебно-медицинским экспертом менее четырёх лет, т.е. вся его практика как специалиста пришлась на вторую половину 50-х гг. Это было время активного реформирования сталинского ГУЛАГа и сокращения числа заключённых. Пенитенциарная система СССР в эти годы выбросила на свободу огромное число профессиональных уголовников и крупные города Сибири и Урала буквально задыхались под валом насильственных преступлений всех разновидностей. Уличная преступность характеризовалась крайней жестокостью и массовостью ("хулиганка" вообще была головной болью Советской власти вплоть до самой эпохи Перестройки). Но ни профессиональные бандиты, ни уличное хулиганьё не утруждали себя продолжительными занятиями спортом, поэтому любая более-менее серьёзная драка, начавшись с попыток ударить противника в лицо и голову, быстро скатывалась в поножовщину. Самодельные ножи, либо их заменители (стаместки, отвёртки и т.п.) носили в то время практически все блатные, либо "косившие" под таковых.

23. Последнее испытание и приговор

Записки «вредителя». Часть II. Тюрьма. 23. Последнее испытание и приговор

После моего бурного допроса следователь вызвал меня ровно через неделю. Сидел он мрачный и злой. — Садитесь. Что же и сегодня будем кричать друг на друга? Я пожал плечами. — Не знаю, какой метод допроса примените вы сегодня. Это зависит не от меня. — Давайте беседовать мирно. «Беседа» заключалась в том, что, не усложняя допроса «техническими деталями», как первый следователь — Барышников, — этот, Германов, все свел к одному — «сознаться». «Сознаться» в собственном вредительстве или «сознаться» в том, что я знал о «вредительстве» Толстого и Щербакова. Он не пытался ловить меня, узнавать о моей работе или разговорах. Он все усилия направил к одному: заставить меня подписать «признание». Допрос он вел без крика и ругани, очевидно, убедившись, что «на бас» меня не возьмешь, но напряжение чувствовалось огромное. Мне было ясно, что он не остановится ни перед какими «мерами воздействия», и только не решил еще, какими именно. Мне казалось, что в «методах дознания» я был теперь достаточно опытен, и неожиданностей для меня быть не может. Вскоре я услышал то, что предугадывал. — Мне придется применить к вам особые меры, если вы не подпишете признание... «Так, — подумал я, — начинается, теперь держись». — Мне придется арестовать вашу жену, и она буде сидеть в тюрьме, пока вы не подпишете чистосердечного признание. Я молчал.

The voyage of the Beagle

Charles Darwin, 1839

Preface I have stated in the preface to the first Edition of this work, and in the Zoology of the Voyage of the Beagle, that it was in consequence of a wish expressed by Captain Fitz Roy, of having some scientific person on board, accompanied by an offer from him of giving up part of his own accommodations, that I volunteered my services, which received, through the kindness of the hydrographer, Captain Beaufort, the sanction of the Lords of the Admiralty. As I feel that the opportunities which I enjoyed of studying the Natural History of the different countries we visited, have been wholly due to Captain Fitz Roy, I hope I may here be permitted to repeat my expression of gratitude to him; and to add that, during the five years we were together, I received from him the most cordial friendship and steady assistance. Both to Captain Fitz Roy and to all the Officers of the Beagle [1] I shall ever feel most thankful for the undeviating kindness with which I was treated during our long voyage. This volume contains, in the form of a Journal, a history of our voyage, and a sketch of those observations in Natural History and Geology, which I think will possess some interest for the general reader. I have in this edition largely condensed and corrected some parts, and have added a little to others, in order to render the volume more fitted for popular reading; but I trust that naturalists will remember, that they must refer for details to the larger publications which comprise the scientific results of the Expedition.

XX. Слезы

Побег из ГУЛАГа. Часть 1. XX. Слезы

«Воспрещается громко говорить, петь, плакать» (Из правил тюремного режима) В своем стремлении свести на нет все жизненные силы заключенных ГПУ дошло до того, что запретило плакать, когда при тюремном утомлении и тоске это становилось для многих настоящей потребностью. Конечно, можно было плакать беззвучно, закрыв глаза или притворившись, что болит голова. Но стоило надзирательнице заметить в глазок подозрительную позу, форточка щелкала, и начиналось не очень ласковое убеждение, что плакать нечего, нельзя, не разрешается. Когда кто-нибудь из старых надзирательниц простодушно, хотя и грубовато, обрывал: «Чего ревешь-то, брось!», — это звучало не так обидно, чем когда девчонки-комсомолки, тоже произведенные в надзирательницы, с подвитыми кудряшками, подбритыми, подрисованными бровками и намазанными губками, презрительно фыркали: «И очень даже стыдно! Уважать себя надо! Перестаньте, а то корпусному скажу!» Но были женщины больные, нервные, которые не могли сдержаться, и с ними расправлялись бесчеловечно. Под вечер, когда в камерах темнело, как в колодцах, а света не давали из экономии, становилось особенно тоскливо. Ничто не действовало так угнетающе, как этот холодный могильный сумрак. Все мыкались в эти последние полчаса до подачи света и хандрили. Помню, я раз не удержалась и сказала старой надзирательнице: — Если я когда-нибудь повешусь, так в ваши сумерки! — Что вы! Что вы! — искренне испугалась она. — Я бы рада, да нельзя, режим экономии. Я и так на пять минут раньше свет даю.

Таблица 2а

Короли подплава в море червонных валетов. Приложение. Таблица 2а. Сроки постройки и службы советских подводных лодок 1927–1941 гг.

Сроки постройки и службы советских подводных лодок 1927–1941 гг. Названия, типы и серии подводных лодок Дата закладки и зав. № Даты спуска на воду Даты вступления в строй Прохождение службы Окончание службы Балтийский судостроительный завод № 189, Ленинград «Д-1» «Декабрист», Д-I 05.03.27 №177 03.11.28 18.11.30 БФ (30–33); СФ (33–40) 13.11.40 затонула в результате аварии в Мотовском заливе при глубоководном погружении «Д-2» «Народоволец», ДI 05.03.27 №178 19.05.29 11.10.31 БФ (31–33), СФ (33–39); БФ, ВОВ (39–?) На вечной стоянке в Санкт-Петербурге у Шкиперской протоки «Д-3» «Красногвардеец», Д-I 05.03.27 №179 12.07.31 14.11.31 БФ (31–33); СФ ВОВ (33–42) 06.42 погибла к северу от м. Хьельнес «Л-1» «Ленинец», Л-II 06.09.29 №195 28.02.31 22.10.33 БФ (33–41), СФВ (39–40). 08.11.41, затонула в Неве при артобстреле В 944 г. поднята, в строй не вводилась.

Chapter XIII

The voyage of the Beagle. Chapter XIII. Chiloe and Chonos Islands

Chiloe General Aspect Boat Excursion Native Indians Castro Tame Fox Ascend San Pedro Chonos Archipelago Peninsula of Tres Montes Granitic Range Boat-wrecked Sailors Low's Harbour Wild Potato Formation of Peat Myopotamus, Otter and Mice Cheucau and Barking-bird Opetiorhynchus Singular Character of Ornithology Petrels NOVEMBER 10th.—The Beagle sailed from Valparaiso to the south, for the purpose of surveying the southern part of Chile, the island of Chiloe, and the broken land called the Chonos Archipelago, as far south as the Peninsula of Tres Montes. On the 21st we anchored in the bay of S. Carlos, the capital of Chiloe. This island is about ninety miles long, with a breadth of rather less than thirty. The land is hilly, but not mountainous, and is covered by one great forest, except where a few green patches have been cleared round the thatched cottages. From a distance the view somewhat resembles that of Tierra del Fuego; but the woods, when seen nearer, are incomparably more beautiful. Many kinds of fine evergreen trees, and plants with a tropical character, here take the place of the gloomy beech of the southern shores. In winter the climate is detestable, and in summer it is only a little better. I should think there are few parts of the world, within the temperate regions, where so much rain falls. The winds are very boisterous, and the sky almost always clouded: to have a week of fine weather is something wonderful.

Глава 6. Обновление Балтийского подплава (1930-1941 гг.) [127]

Короли подплава в море червонных валетов. Часть III. Обзор эволюции подводных сил СССР (1935-1941 гг.). Глава 6. Обновление Балтийского подплава (1930-1941 гг.)

В январе 1930 г. подводные лодки вновь расписываются по дивизионам: 1-й дивизион — «Тигр», «Тур», «Пантера», «Рысь», «Ёрш»; 2-й дивизион — «Волк», «Леопард», «Змея», «Ягуар». В л/с бригады наблюдается недостаточное понимание важности строевой подготовки каждого военного человека... Интересно, что раньше, в самом начале российского мореплавания, флот не обременяли строевой подготовкой. Потребовался 141 год, чтобы Их Императорское Величество Император Всероссийский, и прочая, и прочая Николай I высочайше повелеть соизволили с апреля 10-го дня лета от Р. X. 1837-го ввести на флоте фрунтовые занятия. С тех пор так и повелось. Царю небесный! Спаси меня От куртки тесной, Как от огня. От маршировки Меня избавь, В парадировки Меня не ставь, — давным-давно писал молодой поручик М. Ю. Лермонтов, снискавший в боях и вылазках Кавказской войны славу умелого и отважного воина. С началом кампании лодки стали плавать не только в районе Лужской губы, но и к западу о-ва Гогланд. В основном туда ходили [128] двумя путями: северным и южным. От Кронштадта до о-ва Сескар шли в одном направлении, а дальше или сворачивали на север, оставляя о-ва Сескар и Лавенсари к югу, проходили Гогландский плес и огибали о-в Гогланд с севера; или, свернув к югу от Сескара, проходили между банкой Хайлода и Кургальским рифом, далее шли на Бигрунд и Гогландский плес, огибали о-в Гогланд с юга и двигались между ним и о-вами Большой Тютерс, Виргинами и Родшером. Обратно возвращались теми же путями.