Описание конструкции

Корпус

Необходимость снизить водоизмещение «шнелльботов» вынудило германских конструкторов всерьез заняться экспериментами с судостроительными материалами. В результате было установлено, что древесина - оптимальный материал для быстроходных катеров водоизмещением до 100 т. В отличие от стального корпуса повреждения деревянного при одинаковом воздействии имели гораздо меньшие размеры и легче устранялись. В то же время нагрузки, неизбежно возникающие в корпусе быстроходного катера водоизмещением более 50 т, требовали металлического набора. Эти обстоятельства и определили конструкцию корпуса. Киль катера изготавливался из толстого дубового бруса с дополнительным усилением на участке с 10-го по 58-й шпангоут. Продольные связи (также деревянные, из так называ­емой орегонской сосны; сечение бруса 80x45 мм и 120x45 мм) с помощью болтов соединялись со шпангоутами. Последние выполнялись из сплава алюминия с магнием и устанавливались с интервалом в 575 мм. Семь 3-мм стальных переборок делили корпус на отсеки. Передняя (таранная) переборка дополнительно усиливалась оцинкованной жестью.

Стальными были и фундаменты дизелей. Рубка - из легкого сплава толщиной 2,5 мм. Начиная с катера S-68 (вступил в строй в июле 1942 года), вместо обычной рубки «шнелльботы» стали получать рубки конической формы с углами наклона боковых листов 30-40°. На S-100 (май 1943 года) рубка и рулевой пост впервые получили защиту из листов 10-12-мм броневой «вотановской» стали. Обшивка катеров была двухслойной: внутренний слой - из 10-мм (позднее 12-мм) древесины белого кедра или лиственницы; внешнийтолщиной 21 мм - из красного дерева. Межслойное пространство прокладывалось марлей. Увеличение к концу войны веса корпуса и стальной защиты заставило германских конструкторов, начиная с катера S-205 (август 1944 года), ввести дополнительный, третий слой обшивки.

Семь основных отсеков катера использовались следующим образом: 1-й отсек - каюта на шесть человек, умывальник и гальюн; 2-й - радиопост, каюта командира, две топливные цистерны по 3000 л; 3-й - два дизеля; 4-й - третий основной и два вспомогательных дизеля, а также динамо-машины; 5-й - две топливные цистерны по 3150 л и одна на 1490 л; 6-й - пост ручного управления рулем, кубрик на 14 человек, склад боеприпасов к стрелково-артиллерийскому вооружению; 7-й - две топливные цистерны по 2000 л, рулевое устройство. 0-й отсек перед таранной переборкой имел малые размеры и не использовался.

Силовая установка

Серийные германские катера Второй мировой войны первоначально укомплектовывались моторами фирмы «Даймлер-Бенц» двух типов (по три мотора на катере). Более старым являлся вполне надежный 16-цилиндровый четырехтактный дизель МВ-502. При 1550 - 1650 об/мин его мощность составляла 1200-1320 л.с. Впервые дизели этой модификации устанавливались на катерах серии S-10. Их недостаточная скорость заставила продолжить работы по созданию более мощных дизелей. Ими стали 20-цилиндровые МВ-501, мощность которых возросла до 2000 л.с. Оснащенные этими моторами, S-18 - S-25 показали на испытаниях 39,5 - 39,8 узла.

Два вспомогательных дизеля мощностью по 15 кВт работали на динамо-машины, вырабатывавшие ток напряжением 110 В. Основной потребитель тока - рулевые устройства, которые как уже указывалось, на каждом катере было три (одно главное и два вспомогательных).

В конце 1942 года появились новые модели дизелей - МВ-511 и МВ-512 вместо старых МВ-501 и МВ-502 соот­ветственно. Оснащенные автоматизированными устройствами наддува, они давали мощность на 25% большую, чем раньше, в результате максимальная скорость катеров типа S-26 увеличилась до 41 - 42 узлов (крейсерская до 35), а у S-30 - до 36,5. Вес одного дизеля при этом вырос с 4220 до 4720 кг.

Следующий шаг в совершенствовании силовой установки был сделан в феврале 1944 года, когда на испытания вышел S-170 с моторами МВ-518 Мощность нового дизеля за счет улучшенной системы наддува была доведена до 3000 л.с. при 1720 об/мин хотя масса возросла всего на 90 кг по сравнению с предыдущим мотором. На испытаниях S-170 развил скорость Е 43,6 узла и поддерживал ее в течение получаса. Правда, новый дизель обладал целым букетом «детских болезней», и его доводка несколько задержала ввод в строй катеров серии S-301 К тому же близился конец войны, и кроме экспериментальных S-170 и S-225 кригсмарине в 1945 году получили лишь семь катеров с дизелями МВ-518

Вооружение

Главным оружием «шнелльботов» являлись торпеды («угри», как их называли немецкие моряки). В основном это были парогазовые торпеды G7a (7 - длина торпеды в метрах) с обычным контактным взрывателем, находившиеся на вооружении и катеров, и надводных кораблей, и подводных лодок. Неконтактные взрыватели появились в москитном флоте лишь в конце 1942 года и применялись в крайне ограниченных количествах. Это было очевидным недостатком торпедного вооружения «шнелльботов»: опыт войны показал, что попадание контактной торпеды G7a часто приводило лишь к отрыву оконечностей атакуемого судна, но не всегда к его гибели.

Управляемые торпеды применялись не часто. В период боев в бухте Сены (июнь - август 1944 года) имелся единичный и малорезультативный опыт использования акустических торпед «Цаункёниг» и тихоходных маневрирующих торпед «Дакель». Более эффективной оказалась стрельба торпедами G7a с прибором маневрирования FAT. Известен случай, когда три катера, выпустив шесть торпед этого типа, добились пяти попаданий, потопив одно и повредив четыре судна типа «Либерти». Отсутствие необходимости в точном прицеливании увеличивало дистанцию пуска и, соответственно, уменьшало риск пострадать от действий противника.

Подавляющее большинство немецких катеров несли два торпедных аппарата. Лишь на последних сериях, начиная с S-701 (июль 1944 года), дополнительно появились еще два аппарата, способные стрелять торпедами в корму - для противодействия преследующим эсминцам.

Вторым оружием катеров, а к концу войны первым по результативности, были мины. Они принимались на борт вместо запасных торпед: по шесть донных мин типов ТМА, ТМВ, ТМС, LMA, 1MB или по четыре якорных типов ЕМС, UMB, EMF, LMF (два последних типа - неконтактные). Их число соответственно снижалось до двух и четырех, в случае, если катер имел 40-мм или 37-мм орудие в корме. Еще две мины могли приниматься вместо глубинных бомб, что, впрочем, делалось редко. В исключительных случаях «шнелльботы» могли принимать мины типов ТМА и ТМВ в торпедные аппараты. Прием якорных мин, особенно тяжелых ЕМС, считался крайне рискованным из соображений остойчивости. В 1940 - 1942 годах немцы не пренебрегали и использованием русских мин образца 1908 года, большой запас которых был захвачен ими в Польше.

Артиллерийское вооружение катеров к сентябрю 1939 года состояло из одной кормовой 20-мм пушки MG С/30 (боезапас 3000 выстрелов) и двух переносных 7,92-мм пулеметов MG 34. Второе орудие в люковой турели на полубаке появилось на крупных катерах, начиная с серии S-26. Катера с дизелями МВ-502 получили пушку на полубак только в конце 1941-го. В дальнейшем из-за ограниченных размеров и без того невысокой скорости вооружение катеров этого типа не модернизировалось. Относительно низкие скорострельность (боевая - всего 120 выстр./мин) и надежность 20-миллиметровок вызывали частые нарекания моряков, в результате чего в 1941 - 1942 годах на большинстве катеров их заменили на более совершенную модель - С/38 (220 выстр./мин). Боекомплект составлял 3000 выстрелов.

Участившиеся стычки с британскими артиллерийскими катерами MGB заставили в конце 1942 года принять кар­динальные меры по усилению вооружения. Первоначально по три катера в 1-й, 2-й и 4-й флотилиях и по два в 5-й и 6-й вместо этих орудий на юте получили 40-мм пушки «Бофорс» (Flak 28) с боекомплектом 2000 выстрелов. Невысокая скорострельность и отсутствие бронебойных снарядов заставили командование кригсмарине воздержаться от более широкого распространения «бофорсов» на катерах. Другие же автоматические пушки не подходили «шнелльботам» по массогабаритным характеристикам. Специальный катерный вариант 30-мм авиационной пушки МК-103 находился пока в стадии разработки. Поэтому командирам катеров часто приходилось импровизировать. В результате кормовая огневая точка могла оснащаться либо спаренным, либо счетверенным (так называемый «фирлинг») 20-мм автоматом, а дополнительно оборудованная огневая точка за рубкой - одноствольной 20-миллиметровкой либо спаренным 15-мм пулеметом MG-151/15. Число легких пулеметов могло достигать шести.

В начале 1944 года на вооружение, наконец-то, поступили 30-мм автоматы (в основном на новые катера, начиная с S-170), а позади рубки практически на всех сохранившихся катерах установили спаренные 20-миллимет-ровки. В конце 1944-го кормовая точка на катерах стала оборудоваться одноствольной 37-мм (Flak 36 или Flak М42) либо 40-мм пушкой. Планировавшееся перевооружение всех установок на полубаке на 30-мм орудие МК-103 удалось осуществить лишь частично. Спаренную 30-мм установку так и не разработали, вместо нее новые катера получали две одноорудийные уста­новки с МК-103 либо орудия старых типов.

В 1944 году часть катеров вооружили 86-мм системой залпового огня для стрельбы зенитными ракетами (боекомплект - 30 осколочных и 60 осветительных ракет). Всего предполагалось установить такое оружие на 20 катерах.

Противолодочное вооружение «шнелльботов» состояло из двух кормовых бомбосбрасывателей с боекомплектом в шесть глубинных бомб. Дымоаппаратура - в шесть канистр с дымообразующим средством, однако впоследствии их число возросло примерно в 2 - 3 раза.

ТТХ Торпедного оружия катеров

Марка Калибр, мм Длина, м Вес, кг Вес ВВ, кг Дальность хода, м/при скорости, уз.
G7a (T1) 533 7,186 1528 280 6000/44, 7800/40, 14000/30
T3d Dackel 533 11 2216 281 57 000/9
Т5 533 7,186 1497 274 5700/24

ТТХ Артсистем, состоявших на вооружении катеров

Марка Калибр, мм / длина ствола, клб Масса установки, кг Масса снаряда, кг Начальная скорость снаряда, м/с Темп стрельбы, выстр./мин Дальность стрельбы, м
Flak 28 40/- - 0,955 850 - -
Flak M42 37/69 1350 0,644 845 160-180 6600
Flak 36 37/57 1552 0,644 820 - -
МК103 30/53 - 0,330 900 400-420 -
Flak 38 20/65 500, 1000, 2200 * 0,120 875 450-500 4800
MG 151/15 15/83,6 - 0,057 960 700 -
MG34 7,92/79 - - 760 800-900 -

* - цифры указаны для одно-, двух- и четырехствольных установок соответственно.

Технические средства обнаружения

Германские торпедные катера вступили во Вторую мировую войну, подобно катерам других флотов, не имея на вооружении сложных технических средств обнаружения противника. Испытания первого катерного радара FuMO-71 начались только в ноябре 1942 года. Он представлял собой модификацию авиационной РЛС «Лихтенштейн» FuG-202. Малая мощность и низкое расположение приемных антенн (на крыльях рубки) позволяли обнаруживать цели типа эсминец лишь на дистанции около 2000 м, крупный транспорт - 6000 м. Вариант радара FuMO-72 с вращающейся антенной, размещенной над рубкой, прозванный немецкими катерниками «гранатоулавителем», не был принят из-за стремления сохранить низкий силуэт.

Большие надежды связывались с разработкой морской версии авиационного радара «Хохентвилль» (FuMO-62). Он должен был поступить на вооружение в конце 1943 года, но его забраковали еще на стенде. Последний вариант радара, который пытались установить на «шнелльботах», стал FuМО-81 «Берлин», являвшийся не чем иным, как попыткой воссоздать 9,5-зантиметровый радар союзников. Хотя в германских документах зафиксировано, как минимум, три случая установки данных устройств на торпедные катера в период между февралем и ноябрем 1944 года, в массовом количестве на вооружение они не поступали - сказались производственные трудности.

Другая, не менее важная техническая система обнаружения - станции радиотехнической разведки, фиксировавшие вражеское радарное облучение (прибор «Метокс»). Впервые они появились на катерах в конце 1942 года, однако были крайне немногочисленны, поскольку основным их потребителем являлся подводный флот. Ко второй половине 1943 года этими приборами оснастили 2 - 3 катера на флотилию, что позволило в значительной мере снизить показатель потерь от внезапных атак противника. С февраля 1944 года на вооружение поступил обнаружитель сантиметрового облучения «Наксос», находившийся на «шнелльботах» до конца войны.

The pirates of Panama or The buccaneers of America

John Esquemeling : New York, Frederick A. Stokes company publishers, 1914

A true account of the famous adventures and daring deeds of Sir Henry Morgan and other notorious freebooters of the Spanish main by John Esquemeling, one of the buccaneers who was present at those tragedies. Contents

Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик - 1977 год

Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик. Принята на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва 7 октября 1977 года

Великая Октябрьская социалистическая революция, совершенная рабочими и крестьянами России под руководством Коммунистической партии во главе с В. И. Лениным, свергла власть капиталистов и помещиков, разбила оковы угнетения, установила диктатуру пролетариата и создала Советское государство - государство нового типа, основное орудие защиты революционных завоеваний, строительства социализма и коммунизма. Начался всемирно-исторический поворот человечества от капитализма к социализму. Одержав победу в гражданской войне, отразив империалистическую интервенцию, Советская власть осуществила глубочайшие социально-экономические преобразования, навсегда покончила с эксплуатацией человека человеком, с классовыми антагонизмами и национальной враждой. Объединение советских республик в Союз ССР преумножило силы и возможности народов страны в строительстве социализма. Утвердились общественная собственность на средства производства, подлинная демократия для трудящихся масс. Впервые в истории человечества было создано социалистическое общество. Ярким проявлением силы социализма стал немеркнущий подвиг советского народа, его Вооруженных Сил, одержавших историческую победу в Великой Отечественной войне. Эта победа укрепила авторитет и международные позиции СССР, открыла новые благоприятные возможности для роста сил социализма, национального освобождения, демократии и мира во всем мире. Продолжая свою созидательную деятельность, трудящиеся Советского Союза обеспечили быстрое и всестороннее развитие страны, совершенствование социалистического строя. Упрочились союз рабочего класса, колхозного крестьянства и народной интеллигенции, дружба наций и народностей СССР.

Письмо Н. В. Гоголю 15 июля 1847 г.

Белинский В.Г. / Н. В. Гоголь в русской критике: Сб. ст. - М.: Гос. издат. худож. лит. - 1953. - С. 243-252.

Вы только отчасти правы, увидав в моей статье рассерженного человека [1]: этот эпитет слишком слаб и нежен для выражения того состояния, в какое привело меня чтение Вашей книги. Но Вы вовсе не правы, приписавши это Вашим, действительно не совсем лестным отзывам о почитателях Вашего таланта. Нет, тут была причина более важная. Оскорблённое чувство самолюбия ещё можно перенести, и у меня достало бы ума промолчать об этом предмете, если б всё дело заключалось только в нём; но нельзя перенести оскорблённого чувства истины, человеческого достоинства; нельзя умолчать, когда под покровом религии и защитою кнута проповедуют ложь и безнравственность как истину и добродетель. Да, я любил Вас со всею страстью, с какою человек, кровно связанный со своею страною, может любить её надежду, честь, славу, одного из великих вождей её на пути сознания, развития, прогресса. И Вы имели основательную причину хоть на минуту выйти из спокойного состояния духа, потерявши право на такую любовь. Говорю это не потому, чтобы я считал любовь мою наградою великого таланта, а потому, что, в этом отношении, представляю не одно, а множество лиц, из которых ни Вы, ни я не видали самого большего числа и которые, в свою очередь, тоже никогда не видали Вас. Я не в состоянии дать Вам ни малейшего понятия о том негодовании, которое возбудила Ваша книга во всех благородных сердцах, ни о том вопле дикой радости, который издали, при появлении её, все враги Ваши — и литературные (Чичиковы, Ноздрёвы, Городничие и т. п.), и нелитературные, которых имена Вам известны.

О русском крестьянстве

Горький, М.: Берлин, Издательство И.П.Ладыжникова, 1922

Люди, которых я привык уважать, спрашивают: что я думаю о России? Мне очень тяжело все, что я думаю о моей стране, точнee говоря, о русском народe, о крестьянстве, большинстве его. Для меня было бы легче не отвечать на вопрос, но - я слишком много пережил и знаю для того, чтоб иметь право на молчание. Однако прошу понять, что я никого не осуждаю, не оправдываю, - я просто рассказываю, в какие формы сложилась масса моих впечатлений. Мнение не есть осуждениe, и если мои мнения окажутся ошибочными, - это меня не огорчит. В сущности своей всякий народ - стихия анархическая; народ хочет как можно больше есть и возможно меньше работать, хочет иметь все права и не иметь никаких обязанностей. Атмосфера бесправия, в которой издревле привык жить народ, убеждает его в законности бесправия, в зоологической естественности анархизма. Это особенно плотно приложимо к массе русского крестьянства, испытавшего болee грубый и длительный гнет рабства, чем другие народы Европы. Русский крестьянин сотни лет мечтает о каком-то государстве без права влияния на волю личности, на свободу ее действий, - о государстве без власти над человеком. В несбыточной надежде достичь равенства всех при неограниченной свободe каждого народ русский пытался организовать такое государство в форме казачества, Запорожской Сечи. Еще до сего дня в темной душе русского сектанта не умерло представление о каком-то сказочном «Опоньском царстве», оно существует гдe-то «на краю земли», и в нем люди живут безмятежно, не зная «антихристовой суеты», города, мучительно истязуемого судорогами творчества культуры.

The Effects of a Global Thermonuclear War

Wm. Robert Johnston: Last updated 18 August 2003

4th edition: escalation in 1988 By Wm. Robert Johnston. Last updated 18 August 2003. Introduction The following is an approximate description of the effects of a global nuclear war. For the purposes of illustration it is assumed that a war resulted in mid-1988 from military conflict between the Warsaw Pact and NATO. This is in some ways a worst-case scenario (total numbers of strategic warheads deployed by the superpowers peaked about this time; the scenario implies a greater level of military readiness; and impact on global climate and crop yields are greatest for a war in August). Some details, such as the time of attack, the events leading to war, and the winds affecting fallout patterns, are only meant to be illustrative. This applies also to the global geopolitical aftermath, which represents the author's efforts at intelligent speculation. There is much public misconception concerning the physical effects of nuclear war--some of it motivated by politics. Certainly the predictions described here are uncertain: for example, casualty figures in the U.S. are accurate perhaps to within 30% for the first few days, but the number of survivors in the U.S. after one year could differ from these figures by as much as a factor of four. Nonetheless, there is no reasonable basis for expecting results radically different from this description--for example, there is no scientific basis for expecting the extinction of the human species. Note that the most severe predictions concerning nuclear winter have now been evaluated and discounted by most of the scientific community. Sources supplying the basis for this description include the U.S.

Обращение к абхазскому народу

Гамсахурдия З. 12 марта 1991

Дорогие соотечественники! Братство абхазов и грузин восходит к незапамятным временам. Наше общее колхское происхождение, генетическое родство между нашими народами и языками, общность истории, общность культуры обязывает нас сегодня серьезно призадуматься над дальнейшими судьбами наших народов. Мы всегда жили на одной земле, деля друг с другом и горе, и радость. У нас в течение столетий было общее царство, мы молились в одном храме и сражались с общими врагами на одном поле битвы. Представители древнейших абхазских фамилий и сегодня не отличают друг от друга абхазов и грузин. Абхазские князя Шервашидзе называли себя не только абхазскими, но и грузинскими князями, грузинский язык наравне с абхазским являлся родным языком для них, как и для абхазских писателей того времени. Нас связывали между собой культура "Вепхисткаосани" и древнейшие грузинские храмы, украшенные грузинскими надписями, те, что и сегодня стоят в Абхазии, покоряя зрителя своей красотой. Нас соединил мост царицы Тамар на реке Беслети близ Сухуми, и нине хранящий старинную грузинскую надпись, Бедиа и Мокви, Лихны, Амбра, Бичвинта и многие другие памятники – свидетели нашего братства, нашого единения. Абхаз в сознании грузина всегда бил символом возвышенного, рыцарского благородства. Об этом свидетельствуют поэма Акакия Церетели "Наставник" и многие другие шедевры грузинской литературы. Мы гордимся тем, что именно грузинский писатель Константинэ Гамсахурдиа прославил на весь мир абхазскую культуру и быт, доблесть и силу духа абхазского народа в своем романе "Похищение луны".

Middle Paleolithic by Zdenek Burian

Zdenek Burian : Reconstruction of Middle Paleolithic daily life

Neanderthals or Homo neanderthalensis. Reconstruction of Middle Paleolithic everyday life by Zdenek Burian, an influential 20th century palaeo-artist, painter and book illustrator from Czechoslovakia. The images represent an artistic rendition of the concepts spread around the middle of 20th century: the look and way of life attributed to Neanderthals or Homo neanderthalensis. Many of the beliefs were not universal even in those days and in large part have been dropped or refined since then. There is still no common consent reached on many important issues. For example: how much Neanderthals were similar to modern humans in look and behavior or if they were able to use speech or if they were actually real hunters, not scavengers in somewhat commensal relationship with other species of their environment.

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919

Николай Реден : Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914-1919

Интереснейшие воспоминания человека очень неординарной судьбы. Одно простое перечисление основных событий юности и молодости Николая Редена впечатляет: начало Великой Войны и «побег» из гимназии на фронт, Февральская революция, Петроград 17-го года, большевистский переворот, участие в тайной офицерской организации, арест и бегство, нелегальный переход в Финляндию, приезд в Эстонию и участие в боях в составе Северо-Западной Армии. Николай Реден остается с армией до трагического финала похода на Петроград, потом интернирование армии в Эстонии, плавание в Данию на «Китобое», встречи с вдовствующей императрицей и наконец эмиграция в Соединенные Штаты. Там для Николая начинается новый, американский этап его жизни. Николаю Редену пришлось пройти через невероятные испытания, увидеть жизнь медвежьих углов России, узнать тюрьму и оценить всю прелесть воли. Когда разразилась революция, юный гардемарин оказался в своей стране во враждебном окружении. Он перешел границу с Финляндией, воевал в составе Белой армии в Эстонии. После разгрома белых с группой молодых флотских офицеров на похищенном корабле он совершил переход в Копенгаген. Не раз пришлось юноше побывать на грани жизни и смерти. Судьба хранила Редена, ему удалось, пройдя множество испытаний, найти новую родину и не забыть о своей принадлежности к народу страны с трагической, но великой историей.

Великолепный часослов герцога Беррийского

Братья Лимбург. Великолепный часослов герцога Беррийского. Цикл Времена года. XV век.

«Великолепный часослов герцога Беррийского» или, в другой версии перевода, «Роскошный часослов герцога Беррийского» (фр. Très Riches Heures du Duc de Berry) - иллюстрированный манускрипт XV века. Самая известная часть изображений часослова, цикл «Времена года» состоит из 12 миниатюр с изображением соответствующих сезону деталей жизни на фоне замков. Создание рукописи началось в первой четверти XV века по заказу Жана, герцога Беррийского. Не была закончена при жизни заказчика и своих главных создателей, братьев Лимбург.

Диагностируя диктаторов

Карл Густав Юнг : Диагностируя диктаторов : Аналитическая психология: прошлое и настоящее / К.Г.Юнг, Э. Cэмюэлс, В.Одайник, Дж. Хаббэк. Сост. В.В. Зеленский, А.М. Руткевич. М.: Мартис, 1995

Октябрь 1938 г. Запоминающийся интеллигентный и неутомимый X. Р. Никербокер был одним из лучших американских иностранных корреспондентов. Родился в Техасе в 1899 г.; в 1923 г. в Мюнхене, где он изучал психиатрию, во время пивного путча Гитлера переключился на журналистику, в дальнейшем большая часть его карьеры связана с Берлином. Но он также печатал материалы о Советском Союзе (премия Пулитцера 1931 г.), итало-эфиопской войне, гражданской войне в Испании, японо-китайской войне, присоединении Австрии, Мюнхенском соглашении. Он писал репортажи о битве за Британию, о войне в Тихом океане: погиб в 1949 г. в Бомбее в авиационной катастрофе. Никербокер посетил Юнга в Кюснахте в октябре 1938 г., приехав непосредственно из Праги, где оказался свидетелем распада Чехословакии. Это интервью, одно из самых продолжительных, которое дал Юнг, было опубликовано в «Херст Интернейшенл-Космополитен» за январь 1939 г. и в несколько измененном виде вошло в книгу Никербокера «Завтра Гитлер?» (1941). В основу настоящей публикации положена статья из «Kocмополитен», из которой исключили всякий иной материал, кроме вопросов и ответов. В этом же выпуске журнала был помещен биографический очерк о Юнге, написанный Элизабет Шепли Серджент. Эти статьи из «Космополитен» сделали имя Юнга известным в США. Никербокер: Что произойдет, если Гитлера, Муссолини и Сталина, всех вместе, закрыть на замок, выделив для них на неделю буханку хлеба и кувшин воды? Кто-то получит все или они разделят хлеб и воду? Юнг: Я сомневаюсь, что они поделятся.

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу...

Ракитин А.И. Апрель 2010 - ноябрь 2011 гг.

23 января 1959г. из Свердловска выехала группа туристов в составе 10 человек, которая поставила своей задачей пройти по лесам и горам Северного Урала лыжным походом 3-й (наивысшей) категории сложности. За 16 дней участники похода должны были преодолеть на лыжах не менее 350 км. и совершить восхождения на североуральские горы Отортэн и Ойко-Чакур. Формально считалось, что поход организован туристской секцией спортивного клуба Уральского Политехнического Института (УПИ) и посвящён предстоящему открытию 21 съезда КПСС, но из 10 участников четверо студентами не являлись.

Борьба за Красный Петроград

Корнатовский, Н.А.: Л., изд-во «Красной газеты», 1929

В истории Октябрьской революции и гражданской войны в России Петроград занимает исключительное место. Первый коллективный боец в дни великого Октября - Петроград приобрел себе славу и первого героического города в годы тяжелой, изнурительной гражданской войны. В фокусе ожесточенной борьбы за Петроград символически отразились начало и конец классового поединка в России. Корниловское наступление на Петроград в августе - сентябре 1917 г., явившееся походом буржуазно-помещичьей контрреволюции против революционного пролетариата России, знаменовало собой начало кровопролитной гражданской войны. Это наступление было ликвидировано прежде, чем смогло вылиться в определенные реальные формы. Последняя попытка белой гвардии завладеть Петроградом в октябре 1919 г., совпавшая по времени с переходом в решительное наступление на Москву южной контрреволюции, была уже по существу агонией белого дела, ее предсмертными судорогами и увенчалась победой пролетарской революции. Непосредственно на Петроградском фронте была одержана победа не столько над отечественной контрреволюцией, сколько над вдохновлявшей ее мировой буржуазией. Империалистическая политика стран-победительниц в мировой войне получила серьезный удар на северо-западе России, - удар, предвосхитивший победу Советов на всех фронтах гражданской войны.