Описание конструкции

Корпус

Необходимость снизить водоизмещение «шнелльботов» вынудило германских конструкторов всерьез заняться экспериментами с судостроительными материалами. В результате было установлено, что древесина - оптимальный материал для быстроходных катеров водоизмещением до 100 т. В отличие от стального корпуса повреждения деревянного при одинаковом воздействии имели гораздо меньшие размеры и легче устранялись. В то же время нагрузки, неизбежно возникающие в корпусе быстроходного катера водоизмещением более 50 т, требовали металлического набора. Эти обстоятельства и определили конструкцию корпуса. Киль катера изготавливался из толстого дубового бруса с дополнительным усилением на участке с 10-го по 58-й шпангоут. Продольные связи (также деревянные, из так называ­емой орегонской сосны; сечение бруса 80x45 мм и 120x45 мм) с помощью болтов соединялись со шпангоутами. Последние выполнялись из сплава алюминия с магнием и устанавливались с интервалом в 575 мм. Семь 3-мм стальных переборок делили корпус на отсеки. Передняя (таранная) переборка дополнительно усиливалась оцинкованной жестью.

Стальными были и фундаменты дизелей. Рубка - из легкого сплава толщиной 2,5 мм. Начиная с катера S-68 (вступил в строй в июле 1942 года), вместо обычной рубки «шнелльботы» стали получать рубки конической формы с углами наклона боковых листов 30-40°. На S-100 (май 1943 года) рубка и рулевой пост впервые получили защиту из листов 10-12-мм броневой «вотановской» стали. Обшивка катеров была двухслойной: внутренний слой - из 10-мм (позднее 12-мм) древесины белого кедра или лиственницы; внешнийтолщиной 21 мм - из красного дерева. Межслойное пространство прокладывалось марлей. Увеличение к концу войны веса корпуса и стальной защиты заставило германских конструкторов, начиная с катера S-205 (август 1944 года), ввести дополнительный, третий слой обшивки.

Семь основных отсеков катера использовались следующим образом: 1-й отсек - каюта на шесть человек, умывальник и гальюн; 2-й - радиопост, каюта командира, две топливные цистерны по 3000 л; 3-й - два дизеля; 4-й - третий основной и два вспомогательных дизеля, а также динамо-машины; 5-й - две топливные цистерны по 3150 л и одна на 1490 л; 6-й - пост ручного управления рулем, кубрик на 14 человек, склад боеприпасов к стрелково-артиллерийскому вооружению; 7-й - две топливные цистерны по 2000 л, рулевое устройство. 0-й отсек перед таранной переборкой имел малые размеры и не использовался.

Силовая установка

Серийные германские катера Второй мировой войны первоначально укомплектовывались моторами фирмы «Даймлер-Бенц» двух типов (по три мотора на катере). Более старым являлся вполне надежный 16-цилиндровый четырехтактный дизель МВ-502. При 1550 - 1650 об/мин его мощность составляла 1200-1320 л.с. Впервые дизели этой модификации устанавливались на катерах серии S-10. Их недостаточная скорость заставила продолжить работы по созданию более мощных дизелей. Ими стали 20-цилиндровые МВ-501, мощность которых возросла до 2000 л.с. Оснащенные этими моторами, S-18 - S-25 показали на испытаниях 39,5 - 39,8 узла.

Два вспомогательных дизеля мощностью по 15 кВт работали на динамо-машины, вырабатывавшие ток напряжением 110 В. Основной потребитель тока - рулевые устройства, которые как уже указывалось, на каждом катере было три (одно главное и два вспомогательных).

В конце 1942 года появились новые модели дизелей - МВ-511 и МВ-512 вместо старых МВ-501 и МВ-502 соот­ветственно. Оснащенные автоматизированными устройствами наддува, они давали мощность на 25% большую, чем раньше, в результате максимальная скорость катеров типа S-26 увеличилась до 41 - 42 узлов (крейсерская до 35), а у S-30 - до 36,5. Вес одного дизеля при этом вырос с 4220 до 4720 кг.

Следующий шаг в совершенствовании силовой установки был сделан в феврале 1944 года, когда на испытания вышел S-170 с моторами МВ-518 Мощность нового дизеля за счет улучшенной системы наддува была доведена до 3000 л.с. при 1720 об/мин хотя масса возросла всего на 90 кг по сравнению с предыдущим мотором. На испытаниях S-170 развил скорость Е 43,6 узла и поддерживал ее в течение получаса. Правда, новый дизель обладал целым букетом «детских болезней», и его доводка несколько задержала ввод в строй катеров серии S-301 К тому же близился конец войны, и кроме экспериментальных S-170 и S-225 кригсмарине в 1945 году получили лишь семь катеров с дизелями МВ-518

Вооружение

Главным оружием «шнелльботов» являлись торпеды («угри», как их называли немецкие моряки). В основном это были парогазовые торпеды G7a (7 - длина торпеды в метрах) с обычным контактным взрывателем, находившиеся на вооружении и катеров, и надводных кораблей, и подводных лодок. Неконтактные взрыватели появились в москитном флоте лишь в конце 1942 года и применялись в крайне ограниченных количествах. Это было очевидным недостатком торпедного вооружения «шнелльботов»: опыт войны показал, что попадание контактной торпеды G7a часто приводило лишь к отрыву оконечностей атакуемого судна, но не всегда к его гибели.

Управляемые торпеды применялись не часто. В период боев в бухте Сены (июнь - август 1944 года) имелся единичный и малорезультативный опыт использования акустических торпед «Цаункёниг» и тихоходных маневрирующих торпед «Дакель». Более эффективной оказалась стрельба торпедами G7a с прибором маневрирования FAT. Известен случай, когда три катера, выпустив шесть торпед этого типа, добились пяти попаданий, потопив одно и повредив четыре судна типа «Либерти». Отсутствие необходимости в точном прицеливании увеличивало дистанцию пуска и, соответственно, уменьшало риск пострадать от действий противника.

Подавляющее большинство немецких катеров несли два торпедных аппарата. Лишь на последних сериях, начиная с S-701 (июль 1944 года), дополнительно появились еще два аппарата, способные стрелять торпедами в корму - для противодействия преследующим эсминцам.

Вторым оружием катеров, а к концу войны первым по результативности, были мины. Они принимались на борт вместо запасных торпед: по шесть донных мин типов ТМА, ТМВ, ТМС, LMA, 1MB или по четыре якорных типов ЕМС, UMB, EMF, LMF (два последних типа - неконтактные). Их число соответственно снижалось до двух и четырех, в случае, если катер имел 40-мм или 37-мм орудие в корме. Еще две мины могли приниматься вместо глубинных бомб, что, впрочем, делалось редко. В исключительных случаях «шнелльботы» могли принимать мины типов ТМА и ТМВ в торпедные аппараты. Прием якорных мин, особенно тяжелых ЕМС, считался крайне рискованным из соображений остойчивости. В 1940 - 1942 годах немцы не пренебрегали и использованием русских мин образца 1908 года, большой запас которых был захвачен ими в Польше.

Артиллерийское вооружение катеров к сентябрю 1939 года состояло из одной кормовой 20-мм пушки MG С/30 (боезапас 3000 выстрелов) и двух переносных 7,92-мм пулеметов MG 34. Второе орудие в люковой турели на полубаке появилось на крупных катерах, начиная с серии S-26. Катера с дизелями МВ-502 получили пушку на полубак только в конце 1941-го. В дальнейшем из-за ограниченных размеров и без того невысокой скорости вооружение катеров этого типа не модернизировалось. Относительно низкие скорострельность (боевая - всего 120 выстр./мин) и надежность 20-миллиметровок вызывали частые нарекания моряков, в результате чего в 1941 - 1942 годах на большинстве катеров их заменили на более совершенную модель - С/38 (220 выстр./мин). Боекомплект составлял 3000 выстрелов.

Участившиеся стычки с британскими артиллерийскими катерами MGB заставили в конце 1942 года принять кар­динальные меры по усилению вооружения. Первоначально по три катера в 1-й, 2-й и 4-й флотилиях и по два в 5-й и 6-й вместо этих орудий на юте получили 40-мм пушки «Бофорс» (Flak 28) с боекомплектом 2000 выстрелов. Невысокая скорострельность и отсутствие бронебойных снарядов заставили командование кригсмарине воздержаться от более широкого распространения «бофорсов» на катерах. Другие же автоматические пушки не подходили «шнелльботам» по массогабаритным характеристикам. Специальный катерный вариант 30-мм авиационной пушки МК-103 находился пока в стадии разработки. Поэтому командирам катеров часто приходилось импровизировать. В результате кормовая огневая точка могла оснащаться либо спаренным, либо счетверенным (так называемый «фирлинг») 20-мм автоматом, а дополнительно оборудованная огневая точка за рубкой - одноствольной 20-миллиметровкой либо спаренным 15-мм пулеметом MG-151/15. Число легких пулеметов могло достигать шести.

В начале 1944 года на вооружение, наконец-то, поступили 30-мм автоматы (в основном на новые катера, начиная с S-170), а позади рубки практически на всех сохранившихся катерах установили спаренные 20-миллимет-ровки. В конце 1944-го кормовая точка на катерах стала оборудоваться одноствольной 37-мм (Flak 36 или Flak М42) либо 40-мм пушкой. Планировавшееся перевооружение всех установок на полубаке на 30-мм орудие МК-103 удалось осуществить лишь частично. Спаренную 30-мм установку так и не разработали, вместо нее новые катера получали две одноорудийные уста­новки с МК-103 либо орудия старых типов.

В 1944 году часть катеров вооружили 86-мм системой залпового огня для стрельбы зенитными ракетами (боекомплект - 30 осколочных и 60 осветительных ракет). Всего предполагалось установить такое оружие на 20 катерах.

Противолодочное вооружение «шнелльботов» состояло из двух кормовых бомбосбрасывателей с боекомплектом в шесть глубинных бомб. Дымоаппаратура - в шесть канистр с дымообразующим средством, однако впоследствии их число возросло примерно в 2 - 3 раза.

ТТХ Торпедного оружия катеров

Марка Калибр, мм Длина, м Вес, кг Вес ВВ, кг Дальность хода, м/при скорости, уз.
G7a (T1) 533 7,186 1528 280 6000/44, 7800/40, 14000/30
T3d Dackel 533 11 2216 281 57 000/9
Т5 533 7,186 1497 274 5700/24

ТТХ Артсистем, состоявших на вооружении катеров

Марка Калибр, мм / длина ствола, клб Масса установки, кг Масса снаряда, кг Начальная скорость снаряда, м/с Темп стрельбы, выстр./мин Дальность стрельбы, м
Flak 28 40/- - 0,955 850 - -
Flak M42 37/69 1350 0,644 845 160-180 6600
Flak 36 37/57 1552 0,644 820 - -
МК103 30/53 - 0,330 900 400-420 -
Flak 38 20/65 500, 1000, 2200 * 0,120 875 450-500 4800
MG 151/15 15/83,6 - 0,057 960 700 -
MG34 7,92/79 - - 760 800-900 -

* - цифры указаны для одно-, двух- и четырехствольных установок соответственно.

Технические средства обнаружения

Германские торпедные катера вступили во Вторую мировую войну, подобно катерам других флотов, не имея на вооружении сложных технических средств обнаружения противника. Испытания первого катерного радара FuMO-71 начались только в ноябре 1942 года. Он представлял собой модификацию авиационной РЛС «Лихтенштейн» FuG-202. Малая мощность и низкое расположение приемных антенн (на крыльях рубки) позволяли обнаруживать цели типа эсминец лишь на дистанции около 2000 м, крупный транспорт - 6000 м. Вариант радара FuMO-72 с вращающейся антенной, размещенной над рубкой, прозванный немецкими катерниками «гранатоулавителем», не был принят из-за стремления сохранить низкий силуэт.

Большие надежды связывались с разработкой морской версии авиационного радара «Хохентвилль» (FuMO-62). Он должен был поступить на вооружение в конце 1943 года, но его забраковали еще на стенде. Последний вариант радара, который пытались установить на «шнелльботах», стал FuМО-81 «Берлин», являвшийся не чем иным, как попыткой воссоздать 9,5-зантиметровый радар союзников. Хотя в германских документах зафиксировано, как минимум, три случая установки данных устройств на торпедные катера в период между февралем и ноябрем 1944 года, в массовом количестве на вооружение они не поступали - сказались производственные трудности.

Другая, не менее важная техническая система обнаружения - станции радиотехнической разведки, фиксировавшие вражеское радарное облучение (прибор «Метокс»). Впервые они появились на катерах в конце 1942 года, однако были крайне немногочисленны, поскольку основным их потребителем являлся подводный флот. Ко второй половине 1943 года этими приборами оснастили 2 - 3 катера на флотилию, что позволило в значительной мере снизить показатель потерь от внезапных атак противника. С февраля 1944 года на вооружение поступил обнаружитель сантиметрового облучения «Наксос», находившийся на «шнелльботах» до конца войны.

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу...

Ракитин А.И. Апрель 2010 - ноябрь 2011 гг.

23 января 1959г. из Свердловска выехала группа туристов в составе 10 человек, которая поставила своей задачей пройти по лесам и горам Северного Урала лыжным походом 3-й (наивысшей) категории сложности. За 16 дней участники похода должны были преодолеть на лыжах не менее 350 км. и совершить восхождения на североуральские горы Отортэн и Ойко-Чакур. Формально считалось, что поход организован туристской секцией спортивного клуба Уральского Политехнического Института (УПИ) и посвящён предстоящему открытию 21 съезда КПСС, но из 10 участников четверо студентами не являлись.

Lower Paleolithic by Zdenek Burian

Zdenek Burian : Reconstruction of Lower Paleolithic daily life

Australopithecinae or Australopithecina is a group of extinct hominids. The Australopithecus, the best known among them, lived in Africa from around 4 million to somewhat after 2 million years ago. Pithecanthropus is a subspecies of Homo erectus, if the word is used as the name for the Java Man. Or sometimes a synonym for all the Homo erectus populations. Homo erectus species lived from 1.9 million years ago to 70 000 years ago. Or even 13 000 - 12 000, if Homo floresiensis (link 1, link 2), Flores Man is a form of Homo erectus. Reconstruction of Lower Paleolithic everyday life by Zdenek Burian, an influential 20th century palaeo-artist, painter and book illustrator from Czechoslovakia. Australopithecus and pithecanthropus are depicted somewhat less anthropomorphic than the more contemporary artists and scientists tend to picture them today.

Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик - 1936 год

Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик. Утверждена постановлением Чрезвычайного VIII Съезда Советов Союза Советских Социалистических Республик от 5 декабря 1936 года

Глава I Общественное устройство Статья 1. Союз Советских Социалистических Республик есть социалистическое государство рабочих и крестьян. Статья 2. Политическую основу СССР составляют Советы депутатов трудящихся, выросшие и окрепшие в результате свержения власти помещиков и капиталистов и завоевания диктатуры пролетариата. Статья 3. Вся власть в СССР принадлежит трудящимся города и деревни в лице Советов депутатов трудящихся. Статья 4. Экономическую основу СССР составляют социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства, утвердившиеся в результате ликвидации капиталистической системы хозяйства, отмены частной собственности на орудия и средства производства и уничтожения эксплуатации человека человеком. Статья 5. Социалистическая собственность в СССР имеет либо форму государственной собственности (всенародное достояние), либо форму кооперативно-колхозной собственности (собственность отдельных колхозов, собственность кооперативных объединений). Статья 6. Земля, ее недра, воды, леса, заводы, фабрики, шахты, рудники, железнодорожный, водный и воздушный транспорт, банки, средства связи, организованные государством крупные сельскохозяйственные предприятия (совхозы, машинно-тракторные станции и т. п.), а также коммунальные предприятия и основной жилищный фонд в городах и промышленных пунктах являются государственной собственностью, то есть всенародным достоянием. Статья 7.

Cueva de las Manos

Cueva de las Manos. Some time between 11 000 and 7 500 BC.

The Cueva de las Manos in Patagonia (Argentina), a cave or a series of caves, is best known for its assemblage of cave art executed between 11 000 and 7 500 BC. The name of «Cueva de las Manos» stands for «Cave of Hands» in Spanish. It comes from its most famous images - numerous paintings of hands, left ones predominantly. The images of hands are negative painted or stencilled. There are also depictions of animals, such as guanacos (Lama guanicoe), rheas, still commonly found in the region, geometric shapes, zigzag patterns, representations of the sun and hunting scenes like naturalistic portrayals of a variety of hunting techniques, including the use of bolas.

Upper Paleolithic reconstructions

Reconstructions of Upper Paleolithic daily life

From 50 000 to 10 000 years before present. Last Ice Age. Realm of Cro-Magnons and other early Homo sapiens sapiens: anatomically and more or less behaviorally modern humans. Consciousness, speech, art positively exist. It is very much debatable if Homo species other than Homo sapiens sapiens ever possessed them. Major world population is early Homo sapiens sapiens, but also some other species of Homo, more characteristic for previous epochs, Neanderthals and possibly even some subspecies of Homo erectus, coexisted for much of the period. Humans begin to populate Australia and Americas. First decisive evidence of spears used as projectile weapons. Invention of a tool to throw them faster and farther: spear-thrower. Bow seems to be invented only near the transition from the Upper Paleolithic to the Mesolithic. Control of fire, fire making including, is widespread. Pleistocene megafauna: iconic mammoths and woolly rhinoceros. Many of mammals common enough today exist in much larger forms: giant beavers, giant polar bears, giant kangaroos, giant deers, giant condors. Some in "cave" forms, like cave bears, cave lions, cave hyenas.

Кавказ

Величко, В.Л.: С.-Петербург, Типография Артели Печатнаго Дела, Невский пр., 61, 1904

В.Л. Величко 1. Введение Какое доселе волшебное слово - Кавказ! Как веет от него неизгладимыми для всего русского народа воспоминаниями; как ярка мечта, вспыхивающая в душе при этом имени, мечта непобедимая ни пошлостью вседневной, ни суровым расчетом! Есть ли в России человек, чья семья несколько десятилетий тому назад не принесла бы этому загадочному краю жертв кровью и слезами, не возносила бы к небу жарких молитв, тревожно прислушиваясь к грозным раскатам богатырской борьбы, кипевшей вдали?! Снеговенчанные гиганты и жгучие лучи полуденного солнца, и предания старины, проникнутые глубочайшим трагизмом, и лихорадочное геройство сынов Кавказа - все это воспето и народом, и вещими выразителями его миросозерцания, вдохновленными светочами русской идеи, - нашими великими поэтами. Кавказ для нас не может быть чужим: слишком много на него потрачено всяческих сил, слишком много органически он связан с великим мировым призванием, с русским делом. В виду множества попыток (большею частью небескорыстных) сбить русское общество с толку в междуплеменных вопросах, необходимо установить раз и навсегда жизненную, правильную точку зрения на русское дело вообще. У людей, одинаково искренних, могут быть различные точки зрения. Одни считают служение русскому делу борьбой за народно-государственное существование и процветание, борьбой, не стесненной никакими заветами истории, никакими нормами нравственности или человечности; они считают, что все чужое, хотя бы и достойное, должно быть стерто с лица земли, коль скоро оно не сливается точно, быстро и бесследно с нашей народно-государственной стихией. Этот жестокий взгляд я назвал бы германским, а не русским.

Государственная дума и тактика социал-демократии

Сталин И.В. Cочинения. - Т. 1. - М.: ОГИЗ; Государственное издательство политической литературы, 1946. С. 206–213.

Вы, наверное, слышали об освобождении крестьян, Это было время, когда правительство получало двойной удар: извне – поражение в Крыму, изнутри – крестьянское движение. Потому-то правительство, подхлёстываемое с двух сторон, вынуждено было уступить и заговорило об освобождении крестьян: "Мы должны сами освободить крестьян сверху, а то народ восстанет и собственными руками добьется освобождения снизу". Мы знаем, что это было за "освобождение сверху"... И если тогда народ поддался обману, если правительству удались его фарисейские планы, если оно с помощью реформ укрепило свое положение и тем самым отсрочило победу народа, то это, между прочим, означает, что тогда народ еще не был подготовлен и его легко можно было обмануть. Такая же история повторяется в жизни России и теперь. Как известно, и теперь правительство получает такой же двойной удар: извне – поражение в Манчжурии, изнутри – народная революция. Как известно, правительство, подхлестываемое с двух сторон, принуждено еще раз уступить и так же, как и тогда, [c.206] толкует о "реформах сверху": "Мы должны дать народу Государственную думу сверху, а то народ восстанет и сам созовет Учредительное собрание снизу". Таким образом, созывом Думы они хотят утихомирить народную революцию, точно так же, как уже однажды "освобождением крестьян" утихомирили великое крестьянское движение. Отсюда наша задача – со всей решимостью расстроить планы реакции, смести Государственную думу и тем самым расчистить путь народной революции. Но что такое Дума, из кого она состоит? Дума – это ублюдочный парламент.

Местечковые страсти в чеченских горах

Великая оболганная война-2. Нам не за что каяться! Сборник. Ред.-сост. А. Дюков: М., Яуза, Эксмо, 2008

Аннотация издательства: Наши враги - и внешние, и внутренние - покушаются на самое святое - на народную память о Великой Отечественной войне. Нас пытаются лишить Великой Победы. Вторя геббельсовской пропаганде, псевдоисторики внушают нам, что Победа-де была достигнута «слишком дорогой ценой», что она якобы обернулась «порабощением Восточной Европы», что солдаты Красной Армии будто бы «изнасиловали Германию», а советских граждан, переживших немецкую оккупацию, чуть ли не поголовно сослали в Сибирь. Враги приравнивают Советский Союз к нацистскому Рейху, советских солдат - к фашистским карателям. И вот уже от нашей страны требуют «платить и каяться», советскую символику запрещают наравне с нацистской, а памятники воинам-освободителям в Восточной Европе под угрозой сноса... Но нам не за что каяться! Эта книга - отповедь клеветникам, опровержение самых грязных, самых лживых мифов о Великой Отечественной войне, распространяемых врагами России.

Великолепный часослов герцога Беррийского

Братья Лимбург. Великолепный часослов герцога Беррийского. Цикл Времена года. XV век.

«Великолепный часослов герцога Беррийского» или, в другой версии перевода, «Роскошный часослов герцога Беррийского» (фр. Très Riches Heures du Duc de Berry) - иллюстрированный манускрипт XV века. Самая известная часть изображений часослова, цикл «Времена года» состоит из 12 миниатюр с изображением соответствующих сезону деталей жизни на фоне замков. Создание рукописи началось в первой четверти XV века по заказу Жана, герцога Беррийского. Не была закончена при жизни заказчика и своих главных создателей, братьев Лимбург.

Куэва-де-лас-Манос

Куэва-де-лас-Манос. Датировка: по одной из версий, между 11 000 и 7 500 годами до н.э.

Рисунки на стенах пещеры на юге Аргентины, провинция Санта-Крус, Патагония. Наиболее известны изображения человеческих рук. Откуда и название: «Cueva de las Manos» - по-испански «Пещера рук». Помимо отпечатков рук, имеются сцены охоты и другие рисунки. Датировки изображений рук пещер Куэва-де-лас-Манос разные - от VI-II в.в. до н.э до XI-X тыс. до н.э. В принципе, материальные обстоятельства таковы, что делать предположения на этот счет трудно. Имеющиеся оценки базируются на датировке сопутствующих находок в пещере.

Немножко Финляндии

Куприн, А.И. Январь 1908

По одну сторону вагона тянется без конца рыжее, кочковатое, снежное болото, по другую - низкий, густой сосняк, и так - более полусуток. За Белоостровом уже с трудом понимают по-русски. К полудню поезд проходит вдоль голых, гранитных громад, и мы в Гельсингфорсе. Так близко от С.-Петербурга, и вот - настоящий европейский город. С вокзала выходим на широкую площадь, величиной с половину Марсова поля. Налево - массивное здание из серого гранита, немного похожее на церковь в готическом стиле. Это новый финский театр. Направо - строго выдержанный национальный Atheneum. Мы находимся в самом сердце города. Идем в гору по Michelsgatan. Так как улица узка, а дома на ней в четыре-пять этажей, то она кажется темноватой, но тем не менее производит нарядное и солидное впечатление. Большинство зданий в стиле модерн, но с готическим оттенком. Фасады домов без карнизов и орнаментов; окна расположены несимметрично, они часто бывают обрамлены со всех четырех сторон каменным гладким плинтусом, точно вставлены в каменное паспарту. На углах здания высятся полукруглые башни, над ними, так же как над чердачными окнами, островерхие крыши. Перед парадным входом устроена лоджия, нечто вроде глубокой пещеры из темного гранита, с массивными дверями, украшенными красной медью, и с электрическими фонарями, старинной, средневековой формы, в виде ящиков из волнистого пузыристого стекла. Уличная толпа культурна и хорошо знает правую сторону. Асфальтовые тротуары широки, городовые стройны, скромно щеголеваты и предупредительно вежливы, на извозчиках синие пальто с белыми металлическими пуговицами, нет крика и суеты, нет разносчиков и нищих. Приятно видеть в этом многолюдье детей.

The Effects of a Global Thermonuclear War

Wm. Robert Johnston: Last updated 18 August 2003

4th edition: escalation in 1988 By Wm. Robert Johnston. Last updated 18 August 2003. Introduction The following is an approximate description of the effects of a global nuclear war. For the purposes of illustration it is assumed that a war resulted in mid-1988 from military conflict between the Warsaw Pact and NATO. This is in some ways a worst-case scenario (total numbers of strategic warheads deployed by the superpowers peaked about this time; the scenario implies a greater level of military readiness; and impact on global climate and crop yields are greatest for a war in August). Some details, such as the time of attack, the events leading to war, and the winds affecting fallout patterns, are only meant to be illustrative. This applies also to the global geopolitical aftermath, which represents the author's efforts at intelligent speculation. There is much public misconception concerning the physical effects of nuclear war--some of it motivated by politics. Certainly the predictions described here are uncertain: for example, casualty figures in the U.S. are accurate perhaps to within 30% for the first few days, but the number of survivors in the U.S. after one year could differ from these figures by as much as a factor of four. Nonetheless, there is no reasonable basis for expecting results radically different from this description--for example, there is no scientific basis for expecting the extinction of the human species. Note that the most severe predictions concerning nuclear winter have now been evaluated and discounted by most of the scientific community. Sources supplying the basis for this description include the U.S.