Глава 2. Замор Черноморского подплава (1918-1920 гг.) [50]

В результате захвата большевиками власти в Петрограде Черноморский флот «расслоился» на белых и красных, а слои сперва перемешались, невзирая на свирепые приказы командования и бурное кипение митингов. В конце концов белые моряки при поддержке заморских «союзников» завладели остатками кораблей флота и всем, что полагалось для их эксплуатации, а красные, потопив у Новороссийска то, что досталось им, сошли на берег и, пополнив ряды пехотинцев, воевали на суше. На море наступило затишье. Такова общая картина тех лет. А теперь по порядку.

В начале 1918 г. вступила в строй пл «Буревестник».

14 января пл «Нерпа» вошла в состав красных МСЧМ. В том же году введена в строй пл «АГ-21» и в Николаеве спущена на воду пл «АГ-22».

Как уже говорилось, с 1 февраля в Советской России перешли на григорианский календарь вместо действовавшего ранее юлианского. После 31 января 1918 г. последовало не 1 февраля, а сразу [51] 14 февраля 1918 г. Однако на кораблях белого движения счет дней вели по старому стилю, в лучшем случае записывая двойную дату через дробь.

Март. На пл «Нарвал» по неизвестной причине до сих пор функционирует судовой комитет, хотя на Балтике Центробалт и судовые комитеты распущены еще в феврале как органы, дезорганизующие управление и разлагающие судовые команды. На Черном море комитеты продолжали разваливать флот.

3 марта заключен Брестский мир. Территория Украины отторгалась от России. Взяв Перекоп, германские войска рванулись к Севастополю, чтобы захватить корабли ЧФ. Красные части с трудом сдерживали оккупантов. Германское военное командование, маскируя свои истинные намерения, потребовало передать Черноморский флот «украинской державе». Немцы обещали не трогать корабли флота, если они поднимут украинские флаги и подчинятся украинскому командованию гетмана Скоропадского.

12 марта пл «№ 3» (Шмидт) оставлена на р. Дунай в районе г. Рени и захвачена австро-венграми. В силу технической недозрелости противника или, скорее, за ненадобностью лодка не была приведена в боевое состояние. Позже она досталась румынским войскам и наконец пропала. А 17 марта уже другая пл, «Нерпа», находящаяся в капитальном ремонте в Николаеве, захвачена австро-германскими войсками.

Апрель. На пл «Орлан» судовой комитет тоже продолжает функционировать.

29 апреля линейные корабли ЧФ подняли «жовто-блакитные» флаги. «<...> над Севастополем и морем стояла тихая весна. Розовая мгла лежала по горизонту. В садах цвел миндаль». В ночь на 30 апреля «миноносцы покинули обреченный и растерянный город» (К Г. Паустовский. Черное море). Но и после подъема на дредноутах украинских флагов немцы не остановили наступление на Севастополь. Узнав об этом обмане, команды линкоров сорвали желто-голубые флаги, подняли красные и ночью 1 мая ушли вслед за миноносцами в Новороссийск.

2 мая подводные лодки «Налим», «Скат», «Лосось», «Судак», «Карп», «Карась», «Тюлень», «Краб», «Кашалот», «Кит», «Нарвал», [52] «Буревестник», «Гагара», «Орлан» и «Утка» оставлены в Севастополе и, являясь собственностью Советской Республики, в соответствии с принятым соглашением поступили в управление Германского Адмиралтейства «до заключения всеобщего мира». Таково было официальное заявление германского командования. На самом деле оно просто захватило почти все корабли флота, а новейшие подводные лодки «Буревестник», «Орлан», «Утка» и «Гагара» ввело в состав своих сил, переименовав в «US-1», «US-2», «US-3» и «US-4» соответственно. Вскоре подводные лодки «Утка» и «Буревестник» передали Морским Силам Юга России, а пл «Гагара» укомплектовали подводниками с германской пл «UB-14».

Ноябрь. Германия капитулировала перед Антантой. 13 ноября Советы аннулировали Брестский мир.

24 ноября англо-французские интервенты высадились в Новороссийске, Одессе и Севастополе. Подводные лодки «АГ-21», «АГ-22», «Налим», «Скат», «Лосось», «Судак», «Карп», «Карась», «Тюлень», «Краб», «Кашалот», «Кит», «Нарвал», «Буревестник», «Гагара», «Орлан» и «Утка» перешли под контроль англо-французского командования. Начальники и командиры соединений и судов Белого движения обрели статус начальников охраны этих же соединений и судов. Так, начальник дивизиона подводных лодок капитан 2 ранга Погорецкий становится начальником охраны подводного дивизиона Черного моря.

9 декабря англо-французские интервенты высадились в Николаеве и захватили пл «Нерпа», находившуюся в капитальном ремонте, и строящуюся пл «АГ-23».

5 декабря судовой инженер-механик пл «Тюлень» капитан 1 ранга Сальяр (первый российский подводник-изобретатель, сконструировавший еще в 1910 г. устройство РДП) просит в рапорте у портового начальства «перебрать, исправить и открыть действие офицерского и командного клозетов на подводной лодке». Командир лодки Погорецкий на рапорте механика пишет: «Работу произвести срочно ввиду возможности выхода лодки в море». Такая просьба равносильна оповещению о скором выходе подводной лодки [53] в море. Рапорт инженер-механика завершает резолюция старшего морского начальника порта Севастополь Клочковского: «Ремонт произвести».

Из боевого расписания ЧФ белых на 1919 г. Подводные лодки в Севастополе: «Тюлень» — действующий флот; «АГ-21», «Буревестник», «Орлан», «Гагара», «Утка», «Нерпа», «Нарвал», «Кит», «Кашалот» — суда резерва; ликвидируются «Краб», «Скат», «Карась», «Карп», «Налим», «Лосось», «Судак»; в Николаеве в достройке — «Лебедь», «Пеликан», «АГ-22», «АГ-23», «АГ-24», «АГ-25», «АГ-26».

5 января в Вооруженных Силах Юга России (ВСЮР) издается приказ главнокомандующего, в котором говорится: «Приказываю теперь же восстановить форму одежды флота и морского ведомства бывшую до апреля месяца 1917 г. ГК ВС Юга России генерал-лейтенант Деникин». Антон Иванович понимал, что впитавшая двухсотлетние традиции скромная, но со вкусом пошитая морская форма Императорского флота способна поднять боевой дух офицеров и команд, тогда «щеголявших» в изодранной форме поры Временною правительства, похожей на английскую, заимствованной у других стран по принципу «с бору по сосенке».

Этого не понимают нынешние военные руководители, которые ввели в современную форменную одежду русских моряков натовские пилотки, френчи и офицерские фуражки гестаповского покроя с безобразно устремленными в зенит тульями. И если двуглавый орел хорошо смотрится на штандарте, шпиле правительственного здания или на гербовой печати, это не значит, что следует лепить его повсюду. Место орла — на адмиральских пуговицах и погонах, а не на безобразной тулье офицерской фуражки. Совсем забыты скромные форменные знаки — трехцветные кокарды (династических цветов — белого, черного, золотистого; можно заменить на цвета Андреевского флага — белый, лазоревый, золотистый) на фуражках, по которым русского офицера узнавали издали.

13 января пл «Тюлень» (Погорецкий) переведена в 12-часовую готовность и непосредственно подчинена командующему ЧФ. Уже 5–8 февраля она совершила переход из Севастополя в Новороссийск; во время шторма была залита аккумуляторная батарея. [54]

31 января франко-греческие войска заняли Херсон, 3 февраля в их руки перешел Николаев со строящимися и ремонтирующимися на его верфях лодками.

14–18 февраля пл «Тюлень» (Копьев) возвратилась из Новороссийска в Севастополь.

Март. Утвержден штат пл «Тюлень»: командир, старший офицер, минный офицер, штурманский офицер, инженер-механик и 37 человек команды.

Войска красных начинают освободительный поход по побережью Черного моря. 10 марта у франко-греческих войск отбит Херсон. 14 марта подводные лодки «Нерпа» и «АГ-23» перешли в руки войск красного Украинского фронта. В результате переговоров с оставшимся в Николаеве германским военным командованием в городе удалось восстановить советскую власть.

26 марта в Севастополе приступила к работе комиссия по ликвидации имущества подводной бригады белых под председательством старшего лейтенанта Н. Д. Гаевского.

В тот же день пл «Тюлень» (Погорецкий) совершила переход из Севастополя к Геническу с заходом в Феодосию и Керчь. Под Геническом лодка более недели находилась во льдах, осуществляя огневую поддержку флага белых. Тоже нашли артиллерийский корабль! А что делать, если на море у противника нет кораблей, против которых она могла бы воевать. Поэтому легендарная лодка стреляла из пушек по береговым целям, в результате легко повредила во льдах свои собственные винты и корпус, после чего вернулась на ремонт в Севастополь.

Продолжая победное шествие, 29 марта красные взяли Очаков. Над Севастополем нависла угроза захвата. Белое командование приступило к подготовке эвакуации флота из Севастополя в Новороссийск. 2–6 апреля, в соответствии с решением Совета четырех (Клемансо, Вильсон, Ллойд-Джордж, Орландо), французы и греки оставили Одессу.

3 апреля по приказанию союзного командования подводные лодки «Тюлень» (Погорецкий) своим ходом, а «Утка» (Монастырев) и «Буревестник» (Копьев) на буксире срочно перешли из Севастополя в Новороссийск. Согласно докладу Погорецкого, в Новороссийск лодки привели команды, составленные 26 офицерами и [55] 1 мастеровым. Лодки пришли безоружными, так как французское командование запретило брать торпеды. Интервенты вели себя так, что походили более на оккупантов, чем на союзников Белого движения на Черноморье. Видимо, им не терпелось приступить к разделу России. Так же они вели себя на Севере и Каспийском море, открыто заявляя (английский коммодор Норрис), что не допустят возвращения Андреевского флага на просторы этих морей.

16 апреля закончена эвакуация из Севастополя в Новороссийск действующих кораблей ЧФ, переданных союзниками представителям Белого движения еще в ноябре 1918 г. В Севастополе оставались находившиеся в резерве «АГ-21», «Гагара», «Орлан», «Нарвал», «Кит», «Кашалот», «Краб» и уже отправленные к порту малые лодки. В подплаве несли службу все нижние чины и 3 офицера.

22–24 апреля, в ожидании захвата главной базы флота войсками красных, подводные лодки «АГ-21», «Налим», «Скат», «Лосось», «Судак», «Карп», «Карась», «Краб», «Кашалот», «Кит», «Нарвал», «Гагара» и «Орлан» по приказу английского командования затопили в районе Севастополя.

29 апреля советскими войсками освобожден Севастополь. Не надолго.

Флот интервентов продолжал блокировать советское Черноморское побережье. Керченский полуостров оставался за белогвардейцами, которых с моря поддерживали корабли Антанты.

3 мая в занятом красными Николаеве Черноморский Красный флотский экипаж приступает к сборке 5 подводных лодок американского типа «АГ», из которых пл «АГ-22» должна вступить в строй в тот же месяц. Пл «Нерпа» находится в капитальном ремонте. Без движения остаются спущенные на воду корпуса подводных лодок «Лебедь» и «Пеликан». Началось воссоздание Красного ЧФ при наличии 2700 человек личного состава в Севастополе, Одессе, Николаеве и полном отсутствии боеспособных судов. До указанного времени моряки Черноморского флота красных воевали на суше, главным образом в составе ударных частей и экипажей бронепоездов.

14–21 мая пл «Тюлень» (Погорецкий) совершила переход из Новороссийска в Батуми и вернулась обратно, ведя под конвоем тр «Ризе» с грузом боеприпасов. Батуми становится перевалочной базой для доставки белым войскам оружия и военного снаряжения [56] союзников. Не имея ни одного боеготового корабля, в том числе ни одной подводной лодки, красные оказались не способны дать отпор противнику на море.

Июнь. Командир пл «Утка» Монастырев вербует к себе радиотелеграфиста с миноносца. Лодка готовится к боевым действиям, против кого — неизвестно. Кораблей Красного Флота на Черном море все еще нет.

27 июня армии белых, освободив порты Азовского моря и Севастополь, оставленный 2-й Украинской армией, блокировали с моря Днепро-Бугский лиман, а в августе овладели Николаевом и Херсоном. Подводные лодки «Нерпа», «АГ-22» и «АГ-23» возвращаются в ряды ЧФ белых. 5 августа закончена достройка пл «АГ-22». Лодка вступила в строй и начала кампанию.

31 августа белые взяли Одессу группой сухопутных войск со стороны Николаева и десантом с моря. Главные силы белой армии ушли в глубину европейской части России, к Москве. Подводные лодки «Утка» и «Буревестник» безмятежно приступают к ремонту. Единственной боеготовой пл «Тюлень» (Погорецкий) ставится задача развить боевую деятельность на Черном море. С таким же успехом от «Тюленя» можно было требовать господства на море — при полном отсутствии каких-либо противоборствующих сил.

10 сентября подводные лодки «АГ-22» и «АГ-23» зачисляются во 2-й ранг судов ВС Юга России.

12 сентября пл «Утка» встала в док на неделю.

К 16 сентября, по плану развития ЧФ белых, предполагалось иметь 6–10 боеготовых подводных лодок. Для этого решили ввести в строй пл «АГ-22», достроить подводные лодки «АГ-23», «АГ-24», «АГ-25» и «АГ-26», отремонтировать подводные лодки «Тюлень», «Утка» и «Буревестник», подготовить подводников для укомплектования команд. Красные черноморцы пока не предполагали ничего.

27 сентября пл «Утка» (Монастырев) направлена в Хорлы стационером{5}, куда она прибыла 29 сентября. [57]

3–14 октября пл «АГ-22» (Матыевич-Мациевич) выполняла практическое плавание по маршруту Севастополь — Ялта — Феодосия — Новороссийск (прибыла 8 октября) — Анапа — Феодосия — Ялта — Севастополь. На переходе Анапа — Феодосия подводники сумели развить надводную скорость хода 9,5–10 узлов.

23 октября представлены сведения о готовности подводных лодок, находящихся в Севастополе: «Буревестник» — требуются исправление цепи освещения, установка приборов помпы охлаждения дизелей, покраска, а также топлива 2200 пудов, смазочного масла 115 пудов (готовность к 09.11.1919); «Тюлень» — находится в Николаеве на ремонте; «Утка» — прибыла из п. Хорлы, топлива 1100 пудов, масла 75 пудов; «АГ-22» — в 12-часовой готовности, топлива 890 пудов, масла 84 пуда.

Октябрь. Всем офицерам флота в Севастополе приказано получить винтовки.

Ноябрь. Из доклада командира Николаевского порта командующему ЧФ: «Кроме «АГ-23» имеются 24, 25 и 26-я в несобранном виде в ящиках. Подводные лодки «Лебедь» и «Пеликан» на воде, представляющие из себя плавающие коробки».

По докладу командира пл «АГ-23» лейтенанта Ю. Соловьева 9 декабря лодка находилась на стапеле завода «Руссуд». Спуск на воду планировался на 20 января 1920 г.

Из боевого расписания ЧФ (белых) на 1919–1920 гг. 1-й дивизион подводных лодок: «Тюлень», «Утка», «Буревестник»; 2-й дивизион подводных лодок: «АГ-22» (вступила в строй 5 августа 1919 г.), «АГ-23» (вступление в строй 1 февраля 1920 г.), «АГ-24» (вступление в строй 1 июня 1920 г.), «АГ-25» (вступление в строй 1 августа 1920 г.), «АГ-26» (вступление в строй 15 августа 1920 г.).

После разгрома деникинских войск на севере Кавказа, корабли Антанты переправили в Крым из Новороссийска до 40 тысяч войск. 14 марта белые оставили Новороссийск, окончательно порт очищен от белых и интервентов 27 марта.

В начале года в составе флота белых на Черном и Азовском морях числились подводные лодки «Тюлень» (Погорецкий), «Буревестник» (Копьев), «Утка» (Монастырев), «АГ-22» (Матыевич-Мациевич) и в постройке «АГ-23» (Ю. Соловьев). [58]

Во второй половине января белые увели из Николаева на буксире подводные лодки «Пеликан» (70% готовности) и «Лебедь» (60% готовности) в Одессу, где одну затопили на входе в торговый порт, а другую в самом порту. Такие действия предпринимаются лишь тогда, когда пропадает уверенность в стабильности создавшегося положения.

В январе началось освобождение побережья Азовского моря, а в начале февраля — Черного. Окончательно освобождены Мариуполь (4 января), Одесса (8 февраля), Николаев и Херсон (30 января). 24 апреля началось формирование морских сил красных на Черном и Азовском морях. К середине июня в северо-западной части Черного моря вошли в строй 10 пароходов, 4 буксира, 17 катеров; в Николаеве достроена пл «АГ-23», пл «Нерпа» продолжала ремонтироваться. Всего на 1 сентября в составе Красного Черноморского флота числилось уже 7,5 тысячи человек.

22 марта Врангель сменил Деникина на посту главнокомандующего ВСЮР.

В мае отмечалась активность подводных лодок «Тюлень» (Крафт?) и «АГ-22» (Матыевич-Мациевич), ходивших из Севастополя в Феодосию, Алушту, к Херсонесу. Базировались лодки в Севастополе, в Южной бухте и Минной гавани.

1 июня в Николаеве спущена на воду пл «АГ-23», уже приписанная к МСЧМ красных. Казалось бы, получив в свое распоряжение новую лодку, следовало обеспечить ее главным оружием. В Николаеве торпед, пригодных для лодок типа «АГ», не оказалось. Возможно, они еще хранились в Севастополе, но последний пока находился под белыми. А вот в Петрограде и Кронштадте нужные торпеды имелись наверняка, так как ими вооружались балтийские лодки типа «АГ». То, что единственная красная подводная лодка не смогла принять активного участия в боевых действиях на исходе Гражданской войны, явилось следствием нераспорядительности новых морских чиновников.

В конце июня в пока еще белом Севастополе ощущается нехватка продовольствия. Приказом комфлота в приморском городе установлена очередь на получение рыбы. В 3-ю очередь рыбу получают ШДнпл, подводные лодки «Буревестник», «Тюлень», «Утка» и «АГ-22». [59]

Еще зимой, чтобы поддержать огнем с моря свои позиции на Перекопе, со стороны Каркинитского залива из судов белого Черноморского флота сформировали отряд, ядро которого располагалось в районе Тендеровской косы. Летом здесь иногда появлялись и подводные лодки белых. Так, 1 августа прибывшую на Тендеру пл «Тюлень» (С. Оффенберг) направили к Одессе для наблюдения за движением судов. 4 августа ее сменила пл «Утка» (Монастырев) с дополнительной задачей задержать на выходе из Одессы итальянский пароход. 7 августа снова произошла смена подводных лодок: место пл «Утка», ушедшей в Севастополь, заняла пл «Тюлень». Весь август пл «Тюлень» оставалась в составе Каркинитского отряда и даже пыталась гоняться за посыльным судном № 1 красных, сопровождавшим отряд тральщиков, занимавшийся постановкой мин. Израсходовав запасы топлива, пл «Тюлень» ушла в Севастополь.

13 сентября красная пл «АГ-23» (Иконников, ПК Сластников) приступила к ходовым испытаниям в Днепро-Бугском лимане, чем вызвала переполох в Каркинитском отряде. Не знавший возможностей пл «АГ-23», не имевшей торпед для своих американских аппаратов, начальник отряда Собецкий приказал всем кораблям перейти на мелкие места к Тендеровской косе, чтобы затруднить действия подводной лодке на подводном ходу. Оберегая отряд от ночной атаки из надводного положения, выставили дозор из двух катеров. А кр «Генерал Корнилов» (он же «Очаков», он же «Кагул») даже потренировался в стрельбе противолодочными, так называемыми «ныряющими», артиллерийскими снарядами по хлябям.

С 10 по 18 октября пл «Утка» совместно с вкр «Алмаз» принимала участие в прикрытии со стороны моря операции, в результате которой из района Адлера удалось без потерь вывезти воинский отряд генерала Фостикова.

21 октября пл «АГ-23» вступила в состав МСЧМ, прорвала морскую блокаду, организованную судами Врангеля на выходе из Днепро-Бугского лимана, перешла в Одессу, откуда несколько раз выходила на боевую подготовку и разведку в Каркинитский залив.

К концу октября генерал Врангель уже понимал, что Крыма ему не удержать и помощи ждать неоткуда. Посему он распорядился начать подготовку к эвакуации. Если изношенные войной и долгой эксплуатацией без надлежащего ремонта суда еще годились [60] на то, чтобы совершить последний трагический акт затянувшейся Гражданской войны — вывезти приверженцев Белого движения из Крыма, то с людьми дело обстояло сложнее.

Согласно спискам, численность офицерского состава белого флота позволяла полностью укомплектовать кадровыми офицерами немногие уцелевшие корабли когда-то большого Черноморского флота, однако на практике это не представлялось возможным. Любая революция разлагает. Подвергнувшись ее влиянию и потеряв веру в достойное будущее, офицеры стали покидать корабли. Вместо элитных офицеров по флоту на командных должностях оказался пестрый состав из числа офицеров по адмиралтейству, офицеров военного времени и офицеров Корпуса корабельных офицеров (комплектовался из произведенных в офицеры бывших кондукторов флота). Катастрофически не хватало опытных старших офицеров и старших специалистов.

На подводных лодках ничего подобного не наблюдалось. Лодки были полностью укомплектованы офицерами подводного плавания, имевшими достаточный опыт. Те из немалого числа российских подводников, кто не смог занять должность на подводной лодке (их на флоте осталось всего четыре), с удовольствием принимали назначение на надводные корабли, где исправно несли службу. Забегая вперед, можно отметить, что некоторые надводные корабли в Бизерту приведут командиры из числа бывших российских командиров подводных лодок.

14 ноября началась эвакуация из Крыма армии и флота Врангеля. В тот же день 4 подводные лодки — «Тюлень» (Копьев), «Буревестник» (В. Оффенберг?), «Утка» (Монастырев) и «АГ-22» (Матыевич-Мациевич) в составе МС Белого движения (около 150 вымпелов) ушли в Константинополь, а в декабре — в Бизерту (Тунис). Без натяжки операцию по эвакуации русской армии из Крыма можно назвать беспримерной по высокой организации и исполнению.

13 ноября пл «АГ-23» (Иконников) вышла в район Севастополя на перехват судов Врангеля. Где-то в районе Евпатории она разошлась с белым эм «Пылкий», прикрывавшим уходящие суда с запада Не имея торпед нужного калибра, на лодке пытались приспособить 45-сантиметровые торпедные аппараты для стрельбы имевшимися 38-сантиметровыми торпедами, установив в аппараты [61] заместительные решетки. Затея не удалась. Переданную на лодку радиограмму с предписанием выйти на линию Севастополь — Константинополь не приняли из-за неисправности собственной радиостанции. Никого не встретив, 18 ноября лодка вернулась в Одессу.

Красные заняли Феодосию 14 ноября, Севастополь 15 ноября, Керчь 18 ноября.

29 декабря подводные лодки «Тюлень», «Буревестник», «Утка» и «АГ-22» интернированы властями Французской Республики в Бизерте. Официально французы признали русские корабли, перешедшие в Бизерту, собственностью Советской России, но так и не возвратили.

После потопления англо-французскими интервентами черноморских подводных лодок (16 единиц) в 1919 г. и ухода 4-х подводных лодок с эскадрой Белого движения в Константинополь и далее в Бизерту (1920 г.) на Черном море остались только пл «Нерпа» (Пуаре) и пл «АГ-23» (Иконников). Из этих лодок в 1920 г. и сформировали дивизион подводных лодок Морских Сил Черного моря (Иконников). Вскоре дивизион стал пополняться лодками типа «АГ», строившимися в Николаеве из частей корпусов, закупленных еще царским правительством у фирмы Голланда (США) в 1916 г., которые все это время лежали нераспакованные в ящиках при главном магазине Николаевского отделения Балтийского завода.

В ходе Гражданской войны на Черном море у красных просто не оказалось боеготовых подводных лодок, у белых — достойного противника, чтобы вести против него боевые действия даже тем малым числом лодок, что у них были. После перерыва в боевой деятельности началось возрождение подводных сил Черного моря.


{5} Стационер — судно, постоянно находящееся на стоянке (на станции) в каком-нибудь иностранном или своем, не являющемся базой флота порту с определенной задачей (представительство, разведка, оказание помощи).

Письмо Н. В. Гоголю 15 июля 1847 г.

Белинский В.Г. / Н. В. Гоголь в русской критике: Сб. ст. - М.: Гос. издат. худож. лит. - 1953. - С. 243-252.

Вы только отчасти правы, увидав в моей статье рассерженного человека [1]: этот эпитет слишком слаб и нежен для выражения того состояния, в какое привело меня чтение Вашей книги. Но Вы вовсе не правы, приписавши это Вашим, действительно не совсем лестным отзывам о почитателях Вашего таланта. Нет, тут была причина более важная. Оскорблённое чувство самолюбия ещё можно перенести, и у меня достало бы ума промолчать об этом предмете, если б всё дело заключалось только в нём; но нельзя перенести оскорблённого чувства истины, человеческого достоинства; нельзя умолчать, когда под покровом религии и защитою кнута проповедуют ложь и безнравственность как истину и добродетель. Да, я любил Вас со всею страстью, с какою человек, кровно связанный со своею страною, может любить её надежду, честь, славу, одного из великих вождей её на пути сознания, развития, прогресса. И Вы имели основательную причину хоть на минуту выйти из спокойного состояния духа, потерявши право на такую любовь. Говорю это не потому, чтобы я считал любовь мою наградою великого таланта, а потому, что, в этом отношении, представляю не одно, а множество лиц, из которых ни Вы, ни я не видали самого большего числа и которые, в свою очередь, тоже никогда не видали Вас. Я не в состоянии дать Вам ни малейшего понятия о том негодовании, которое возбудила Ваша книга во всех благородных сердцах, ни о том вопле дикой радости, который издали, при появлении её, все враги Ваши — и литературные (Чичиковы, Ноздрёвы, Городничие и т. п.), и нелитературные, которых имена Вам известны.

Записки «вредителя». Побег из ГУЛАГа

Владимир и Татьяна Чернавины : Записки «вредителя». Побег из ГУЛАГа

Осенью 1922 года советские руководители решили в качестве концлагеря использовать Соловецкий монастырь, и в Кеми появилась пересылка, в которую зимой набивали заключенных, чтобы в навигацию перевезти на Соловки.Летом 1932 года из Кеми совершили побег арестованный за «вредительство» и прошедший Соловки профессор-ихтиолог Владимир Вячеславович Чернавин, его жена Татьяна Васильевна (дочь знаменитого томского профессора Василия Сапожникова, ученика Тимирязева и прославленного натуралиста) и их 13-летний сын Андрей. Они сначала плыли на лодке, потом долго плутали по болотам и каменистым кряжам, буквально поедаемые комарами и гнусом. Рискуя жизнью, без оружия, без теплой одежды, в ужасной обуви, почти без пищи они добрались до Финляндии. В 1934 году в Париже были напечатаны книги Татьяны Чернавиной «Жена "вредителя"» и ее мужа «Записки "вредителя"». Чернавины с горечью писали о том, что оказались ненужными стране, служение которой считали своим долгом. Невостребованными оказались их знания, труд, любовь к науке и отечественной культуре. Книги издавались на всех основных европейских языках, а также финском, польском и арабском. Главный официоз СССР — газета «Правда» — в 1934 году напечатала негодующую статью о книге, вышедшей к тому времени и в Америке. Однако к 90-м годам об этом побеге знали разве что сотрудники КГБ. Даже родственники Чернавиных мало что знали о перипетиях этого побега. Книгам Чернавиных в Российской Федерации не очень повезло: ни внимания СМИ, ни официального признания, и тиражи по тысяче экземпляров. Сегодня их можно прочесть только в сети. «Записки "вредителя"» — воспоминания В. Чернавина: работа в Севгосрыбтресте в Мурманске, арест в 1930 г., пребывание в следственной тюрьме в Ленинграде (на Шпалерной), в лагере на Соловецких островах, подготовка к побегу.«Побег из ГУЛАГа» — автобиографическая повесть Т. Чернавиной о жизни в Петрограде — Ленинграде в 20-е — 30-е годы, о начале массовых репрессий в стране, об аресте и женской тюрьме, в которой автор провела несколько месяцев в 1931 г. Описание подготовки к побегу через границу в Финляндию из Кеми, куда автор вместе с сыном приехала к мужу на свидание, и самого побега в 1932 г.

Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик

Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик. 30 декабря 1922 года

Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика (РСФСР), Украинская Социалистическая Советская Республика (УССР), Белорусская Социалистическая Советская Республика (БССР) и Закавказская Социалистическая Федеративная Советская Республика (ЗСФСР - Грузия, Азербейджан и Армения) заключают настоящий Союзный договор об объединении в одно союзное государство - «Союз Советских Социалистических Республик» - на следующих основаниях. 1.

Les Grandes Misères de la guerre

Jacques Callot. Les Grandes Misères de la guerre, 1633

Les Grandes Misères de la guerre sont une série de dix-huit eaux-fortes, éditées en 1633, et qui constituent l'une des œuvres maitresses de Jacques Callot. Le titre exact en est (d'après la planche de titre) : Les Misères et les Malheurs de la guerre, mais on appelle fréquemment cette série Les Grandes Misères... pour la différencier de la série Les Petites Misères de la guerre. Cette suite se compose de dix-huit pièces qui représentent, plus complètement que dans les Petites Misères, les malheurs occasionnés par la guerre. Les plaques sont conservées au Musée lorrain de Nancy.

Диагностируя диктаторов

Карл Густав Юнг : Диагностируя диктаторов : Аналитическая психология: прошлое и настоящее / К.Г.Юнг, Э. Cэмюэлс, В.Одайник, Дж. Хаббэк. Сост. В.В. Зеленский, А.М. Руткевич. М.: Мартис, 1995

Октябрь 1938 г. Запоминающийся интеллигентный и неутомимый X. Р. Никербокер был одним из лучших американских иностранных корреспондентов. Родился в Техасе в 1899 г.; в 1923 г. в Мюнхене, где он изучал психиатрию, во время пивного путча Гитлера переключился на журналистику, в дальнейшем большая часть его карьеры связана с Берлином. Но он также печатал материалы о Советском Союзе (премия Пулитцера 1931 г.), итало-эфиопской войне, гражданской войне в Испании, японо-китайской войне, присоединении Австрии, Мюнхенском соглашении. Он писал репортажи о битве за Британию, о войне в Тихом океане: погиб в 1949 г. в Бомбее в авиационной катастрофе. Никербокер посетил Юнга в Кюснахте в октябре 1938 г., приехав непосредственно из Праги, где оказался свидетелем распада Чехословакии. Это интервью, одно из самых продолжительных, которое дал Юнг, было опубликовано в «Херст Интернейшенл-Космополитен» за январь 1939 г. и в несколько измененном виде вошло в книгу Никербокера «Завтра Гитлер?» (1941). В основу настоящей публикации положена статья из «Kocмополитен», из которой исключили всякий иной материал, кроме вопросов и ответов. В этом же выпуске журнала был помещен биографический очерк о Юнге, написанный Элизабет Шепли Серджент. Эти статьи из «Космополитен» сделали имя Юнга известным в США. Никербокер: Что произойдет, если Гитлера, Муссолини и Сталина, всех вместе, закрыть на замок, выделив для них на неделю буханку хлеба и кувшин воды? Кто-то получит все или они разделят хлеб и воду? Юнг: Я сомневаюсь, что они поделятся.

Воспоминания кавказского офицера

Торнау Ф.Ф.: Москва, Дружба народов, 1996

Торнау Федор Федорович (1810-1890) — барон, Генерального штаба полковник. Представитель рода, происходившего из Померании и ведшего начало с половины XV века, учился в Благородном пансионе при Царскосельском лицее, после чего поступил на военную службу и участвовал в войне 1828 г. против турок, в "польской кампании" 1831, в сражениях на Кавказе и др. В течение двух лет Торнау находился в плену у кабардинцев. С 1856 (по 1873) служил русским военным агентом в Вене и состоял членом военно-ученого комитета. Известен Торнау также как автор ряда мемуарных произведений ("Воспоминания кавказского офицера", "Воспоминания о кампании 1829 года в европейской Турции", "От Вены до Карлсбада" и т.д.). Сведения о Торнау имеются в "Энциклопедическом словаре" Ф.Брокгауза и И.Ефрона (т.33-а, 1901, стр.639), в журнале "Русская старина" (1890, книга седьмая), в книге Д.Языкова "Обзор жизни и трудов русских писателей и писательниц" (вып.10, М., 1907, стр.76). Данный вариант воспоминаний Ф.Ф. Торнау — журнальный, весьма усечёный. Что касается книги полностью, то первое издание — Ф. Ф. Торнау "Воспоминания кавказского офицера". — М., 1865; последнее — Ф.Ф. Торнау. Воспоминания кавказского офицера. — М.: АИРО-ХХ, 2000 (368 с.).

Lower Paleolithic by Zdenek Burian

Zdenek Burian : Reconstruction of Lower Paleolithic daily life

Australopithecinae or Australopithecina is a group of extinct hominids. The Australopithecus, the best known among them, lived in Africa from around 4 million to somewhat after 2 million years ago. Pithecanthropus is a subspecies of Homo erectus, if the word is used as the name for the Java Man. Or sometimes a synonym for all the Homo erectus populations. Homo erectus species lived from 1.9 million years ago to 70 000 years ago. Or even 13 000 - 12 000, if Homo floresiensis (link 1, link 2), Flores Man is a form of Homo erectus. Reconstruction of Lower Paleolithic everyday life by Zdenek Burian, an influential 20th century palaeo-artist, painter and book illustrator from Czechoslovakia. Australopithecus and pithecanthropus are depicted somewhat less anthropomorphic than the more contemporary artists and scientists tend to picture them today.

Годы решений

Освальд Шпенглер : Годы решений / Пер. с нем. В. В. Афанасьева; Общая редакция А.В. Михайловского.- М.: СКИМЕНЪ, 2006.- 240с.- (Серия «В поисках утраченного»)

Введение Едва ли кто-то так же страстно, как я, ждал свершения национального переворота этого года (1933). Уже с первых дней я ненавидел грязную революцию 1918 года как измену неполноценной части нашего народа по отношению к другой его части - сильной, нерастраченной, воскресшей в 1914 году, которая могла и хотела иметь будущее. Все, что я написал после этого о политике, было направлено против сил, окопавшихся с помощью наших врагов на вершине нашей нищеты и несчастий для того, чтобы лишить нас будущего. Каждая строка должна была способствовать их падению, и я надеюсь, что так оно и произошло. Что-то должно было наступить в какой-либо форме для того, чтобы освободить глубочайшие инстинкты нашей крови от этого давления, если уж нам выпало участвовать в грядущих решениях мировой истории, а не быть лишь ее жертвами. Большая игра мировой политики еще не завершена. Самые высокие ставки еще не сделаны. Для любого живущего народа речь идет о его величии или уничтожении. Но события этого года дают нам надежду на то, что этот вопрос для нас еще не решен, что мы когда-нибудь вновь - как во времена Бисмарка - станем субъектом, а не только объектом истории. Мы живем в титанические десятилетия. Титанические - значит страшные и несчастные. Величие и счастье не пара, и у нас нет выбора. Никто из ныне живущих где-либо в этом мире не станет счастливым, но многие смогут по собственной воле пройти путь своей жизни в величии или ничтожестве. Однако тот, кто ищет только комфорта, не заслуживает права присутствовать при этом. Часто тот, кто действует, видит недалеко. Он движется без осознания подлинной цели.

Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик - 1936 год

Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик. Утверждена постановлением Чрезвычайного VIII Съезда Советов Союза Советских Социалистических Республик от 5 декабря 1936 года

Глава I Общественное устройство Статья 1. Союз Советских Социалистических Республик есть социалистическое государство рабочих и крестьян. Статья 2. Политическую основу СССР составляют Советы депутатов трудящихся, выросшие и окрепшие в результате свержения власти помещиков и капиталистов и завоевания диктатуры пролетариата. Статья 3. Вся власть в СССР принадлежит трудящимся города и деревни в лице Советов депутатов трудящихся. Статья 4. Экономическую основу СССР составляют социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства, утвердившиеся в результате ликвидации капиталистической системы хозяйства, отмены частной собственности на орудия и средства производства и уничтожения эксплуатации человека человеком. Статья 5. Социалистическая собственность в СССР имеет либо форму государственной собственности (всенародное достояние), либо форму кооперативно-колхозной собственности (собственность отдельных колхозов, собственность кооперативных объединений). Статья 6. Земля, ее недра, воды, леса, заводы, фабрики, шахты, рудники, железнодорожный, водный и воздушный транспорт, банки, средства связи, организованные государством крупные сельскохозяйственные предприятия (совхозы, машинно-тракторные станции и т. п.), а также коммунальные предприятия и основной жилищный фонд в городах и промышленных пунктах являются государственной собственностью, то есть всенародным достоянием. Статья 7.

О русском крестьянстве

Горький, М.: Берлин, Издательство И.П.Ладыжникова, 1922

Люди, которых я привык уважать, спрашивают: что я думаю о России? Мне очень тяжело все, что я думаю о моей стране, точнee говоря, о русском народe, о крестьянстве, большинстве его. Для меня было бы легче не отвечать на вопрос, но - я слишком много пережил и знаю для того, чтоб иметь право на молчание. Однако прошу понять, что я никого не осуждаю, не оправдываю, - я просто рассказываю, в какие формы сложилась масса моих впечатлений. Мнение не есть осуждениe, и если мои мнения окажутся ошибочными, - это меня не огорчит. В сущности своей всякий народ - стихия анархическая; народ хочет как можно больше есть и возможно меньше работать, хочет иметь все права и не иметь никаких обязанностей. Атмосфера бесправия, в которой издревле привык жить народ, убеждает его в законности бесправия, в зоологической естественности анархизма. Это особенно плотно приложимо к массе русского крестьянства, испытавшего болee грубый и длительный гнет рабства, чем другие народы Европы. Русский крестьянин сотни лет мечтает о каком-то государстве без права влияния на волю личности, на свободу ее действий, - о государстве без власти над человеком. В несбыточной надежде достичь равенства всех при неограниченной свободe каждого народ русский пытался организовать такое государство в форме казачества, Запорожской Сечи. Еще до сего дня в темной душе русского сектанта не умерло представление о каком-то сказочном «Опоньском царстве», оно существует гдe-то «на краю земли», и в нем люди живут безмятежно, не зная «антихристовой суеты», города, мучительно истязуемого судорогами творчества культуры.

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919

Николай Реден : Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914-1919

Интереснейшие воспоминания человека очень неординарной судьбы. Одно простое перечисление основных событий юности и молодости Николая Редена впечатляет: начало Великой Войны и «побег» из гимназии на фронт, Февральская революция, Петроград 17-го года, большевистский переворот, участие в тайной офицерской организации, арест и бегство, нелегальный переход в Финляндию, приезд в Эстонию и участие в боях в составе Северо-Западной Армии. Николай Реден остается с армией до трагического финала похода на Петроград, потом интернирование армии в Эстонии, плавание в Данию на «Китобое», встречи с вдовствующей императрицей и наконец эмиграция в Соединенные Штаты. Там для Николая начинается новый, американский этап его жизни. Николаю Редену пришлось пройти через невероятные испытания, увидеть жизнь медвежьих углов России, узнать тюрьму и оценить всю прелесть воли. Когда разразилась революция, юный гардемарин оказался в своей стране во враждебном окружении. Он перешел границу с Финляндией, воевал в составе Белой армии в Эстонии. После разгрома белых с группой молодых флотских офицеров на похищенном корабле он совершил переход в Копенгаген. Не раз пришлось юноше побывать на грани жизни и смерти. Судьба хранила Редена, ему удалось, пройдя множество испытаний, найти новую родину и не забыть о своей принадлежности к народу страны с трагической, но великой историей.

Кавказ

Величко, В.Л.: С.-Петербург, Типография Артели Печатнаго Дела, Невский пр., 61, 1904

В.Л. Величко 1. Введение Какое доселе волшебное слово - Кавказ! Как веет от него неизгладимыми для всего русского народа воспоминаниями; как ярка мечта, вспыхивающая в душе при этом имени, мечта непобедимая ни пошлостью вседневной, ни суровым расчетом! Есть ли в России человек, чья семья несколько десятилетий тому назад не принесла бы этому загадочному краю жертв кровью и слезами, не возносила бы к небу жарких молитв, тревожно прислушиваясь к грозным раскатам богатырской борьбы, кипевшей вдали?! Снеговенчанные гиганты и жгучие лучи полуденного солнца, и предания старины, проникнутые глубочайшим трагизмом, и лихорадочное геройство сынов Кавказа - все это воспето и народом, и вещими выразителями его миросозерцания, вдохновленными светочами русской идеи, - нашими великими поэтами. Кавказ для нас не может быть чужим: слишком много на него потрачено всяческих сил, слишком много органически он связан с великим мировым призванием, с русским делом. В виду множества попыток (большею частью небескорыстных) сбить русское общество с толку в междуплеменных вопросах, необходимо установить раз и навсегда жизненную, правильную точку зрения на русское дело вообще. У людей, одинаково искренних, могут быть различные точки зрения. Одни считают служение русскому делу борьбой за народно-государственное существование и процветание, борьбой, не стесненной никакими заветами истории, никакими нормами нравственности или человечности; они считают, что все чужое, хотя бы и достойное, должно быть стерто с лица земли, коль скоро оно не сливается точно, быстро и бесследно с нашей народно-государственной стихией. Этот жестокий взгляд я назвал бы германским, а не русским.