Черное море

Черное море стало последним театром войны, на котором появились германские торпедные катера. Решение о развертывании здесь небольшого флота для ведения «прибрежной войны» (ПЛ II серии, рейдовые тральщики, десантные корабли типа MFP и т.д.), после ряда проволочек (Впервые вопрос о переброске ТКА на Черноморский театр рассматривался в ставке Гитлера на совещании по военно-морским вопросам в конце июля 1941 года. В результате было решено использовать «шнелльботы» в Ла-Манше, а на юг отправить болгарские и румынские катера, построенные на немецких (болгарский F-3, бывший германский S-1) и голландских (два болгарских и четыре румынских катера) верфях), было принято в конце 1941 года.

Реально же оно не могло быть осуществлено до весны будущего года. В числе прочих подразделений кригсмарине планировалось перебросить и флотилию торпедных катеров. Выбор пал на 1-ю флотилию (корветтен-капитан Хейнц Бирнбахер), как наиболее подготовленную.

К концу декабря пять из шести катеров (S-26, S-27, S-28, S-40 и S-102) после профилактического ремонта были сосредоточены в Гамбурге. Шестой - S-72 - вступил в строй в феврале 1942-го и присоединился в самый последний момент.

Операция началась в конце того же месяца, сразу после вскрытия Эльбы и Дуная (По другим данным, флотилия с декабря 1941 по март 1942 года проделала путь до Инголыитадта и в конце месяца, после вскрытия Дуная, начала спуск катеров на воду). Процедура перевода кораблей на Черное море была весьма неординарной технической операцией. После снятия вооружения и двигателей максимально облегченные «шнелльботы» буксировались вверх по Эльбе до Дрездена. Здесь их поднимали на специальном слипе и перегружали на большегрузные четырехосные платформы. Каждая платформа буксировалась тремя мощными тягачами. Получавшийся «поезд» весил около 210 т и мог передвигаться со скоростью не более 5-8 км/ч. Так, катера должны были проделать 450-километровый путь до Ингольштадта примерно за 5 дней.

В Ингольштадте «шнелльботы» спускали на воду и буксировали по Дунаю до Линца, где на местной верфи, с участием специалистов фирмы «Люрссен», устанавливалась часть оборудования. На следующей верфи в Галаце катерам возвращались моторы. Далее они своим ходом шли в Констанцу. Здесь на них монтировали вооружение и приборы.

Переброска прошла без происшествий, и к 1 июня в главной базе румынского флота уже находились полностью боеспособные S-26 и S-28. Сосредоточение флотилии завершилось к середине июня.

Главной задачей «шнелльботов» стала блокада осажденного Севастополя. Первый выход из временной передовой базы Ак-Мечеть состоялся уже в ночь на 19 июня. Достигнув мыса Фиолент, S-27, S-102 и S-72 развернулись для поиска. Вскоре был замечен небольшой конвой, сопровождавшийся, как показалось немцам, тремя эсминцами и тремя сторожевыми кораблями. Хотя впоследствии командиры катеров утверждали, что караван шел в осажденный город, на самом деле все было иначе. Конвой состоял из единственного санитарного транспорта «Белосток» (2048 брт), шедшего в Туапсе с более чем пятьюстами ранеными и беженцами. За «грозный эскорт» немцы приняли базовый тральщик «Якорь» (Т-408) и пять морских охотников. Атака «шнелльботов» обернулась кратковременным, но жарким боем. Огонь обороняющейся стороны оказался настолько плотен, что первые пять торпед были нацелены неверно и прошли мимо. Лишь «угорь», пущенный с S-102, разворотил борт «Белостока», который вскоре затонул. Добившись попадания, немцы удалились, а корабли охранения занялись спасением людей. 157 пассажиров и членов экипажа были подняты из воды, однако около 400 погибло. (По другим данным, погибло около 650 человек.) Таким образом, первый выход германских катеров завершился уничтожением последнего транспортного судна, пытавшегося прорвать блокаду. В оставшиеся две недели обороны к походам в осажденный город привлекались только боевые корабли и подводные лодки.

Три следующих выхода катеров к Севастополю (с 23 по 25 июня) оказались безрезультатными. Боевое столкновение состоялось лишь в последнем, когда 4 катера попытались атаковать шедший в Севастополь лидер «Ташкент». Катера, замеченные у входной точки фарватера №3 (южнее мыса Фиолент), наши первоначально приняли за морские охотники эскорта и дали опознавательные. Ситуацию спас командир лидера капитан 2 ранга В.Н. Ярошенко, который, увидев, что катера не отвечают и начинают быстро сближаться, приказал открыть огонь. От двух торпед «Ташкент» уклонился энергичным маневрированием.

К началу июля возможности обороны Севастополя были исчерпаны. Отданный Ставкой приказ об эвакуации выполнить не удалось; фактически покинуть крепость смогло лишь командование ЧФ и Отдельной приморской армии. К мысу Херсонес, где сосредоточились последние защитники черноморской твердыни, в темное время суток удавалось прорываться лишь подводным лодкам и отдельным сторожевым катерам.

В одну из таких ночей, 3 июля в районе мыса Ай-Тодор четыре «шнелльбота» обнаружили уходящие на восток два катера МО (Одним из советских катеров был СКА №0112. Номер второго катера точно неизвестен. По-видимому, им стал официально числящийся пропавшим без вести в эти сутки СКА №0124. П.Г. Новиков погиб в концлагере в 1944 году). В результате неравного двухчасового боя оба советских морских охотника были потоплены. Из воды немцы подняли 37 человек, в том числе командира 109-й стрелковой дивизии генерал-майора П.Г. Новикова, который возглавлял оборону Севастополя после того, как комфлота адмирал Ф.С. Октябрьский и генерал И.Е. Петров покинули город-крепость.

Эта победа не досталась немцам даром. 45-мм снаряд, выпущенный советскими моряками, попал в S-40, пробил левую торпедную трубу и вызвал взрыв торпедного резервуара со сжатым воздухом. Сама торпеда не сдетонировала, но в носовом моторном отсеке начался пожар, корпус катера получил серьезные повреждения. Трое матросов было убито, еще около десятка членов экипажа, включая и командира капитан-лейтенанта Шнейдер-Пангса, получили ранения. Были потери и на S-28. Хотя немцам удалось отбуксировать тяжело поврежденный «шнелльбот» в Ак-Мечеть, а затем в Констанцу, его ремонт затянулся на пять месяцев, а потом еще полгода катер простоял в резерве без моторов и экипажа.

Остаток июля 1942 года был потрачен на мелкий ремонт, отдых и передислокацию на новую передовую базу - в поселке Киик-Атлама в Двуякорной бухте близ Феодосии (немцы называли его Иван-Баба). Произошли и некоторые организационные изменения. С 1 августа вместо убывшего командовать эсминцем Z 23 корветтен-капитана Бирнбахера 1-ю флотилию возглавил корветтен-капитан Георг Кристиансен. В числе первоочередных задач перед новым командиром ставились охрана немецких морских коммуникаций и действия против советских каботажных перевозок у побережья Кавказа.

Первые выходы к кавказским берегам были предприняты в начале августа. Для командования ЧФ это стало полной неожиданностью. Возможность появления катеров противника в районе южнее широты Туапсе казалась невероятной. И тем не менее, первый пароход - военный транспорт «Севастополь» (1339 брт) - был потоплен именно здесь. Его торпедировал S-102 капитан-лейтенанта Тёнигеса в ночь на 10 августа. Судно, направлявшееся из Туапсе в Поти, перевозило раненых и беженцев. 924 человека погибли. Торпедные катера с советского судна не были обнаружены, и атака «Севастополя» долгое время приписывалась подводной лодке.

Следующее нападение «шнелльботов» состоялось 31 августа. S-28 (капитан-лейтенант Кюнцель) и S-102 обнаружили и потопили близ Новороссийска транспорт «Ян Томп» (1988 брт).

В начале сентября флотилия была перенацелена на срыв эвакуации сил Керченской военно-морской базы, с конца августа отрезанных на Таманском полуострове. По германским данным, в результате трех нападений на стоянки и конвои в районе села Благовещенское (северо-западнее Анапы) в ночи на 2, 3 и 5 сентября было потоплено в общей сложности 22 плавсредства. Прокомментировать эти донесения крайне трудно. Доподлинно известно, что погибли буксир «Проле­тарий» и один катер-тральщик. Остальные потерянные единицы относились к классу сейнеров, и проследить их судьбу невозможно, поскольку из-за плохого учета большинство погибших судов малого водоизмещения значатся пропавшими без вести, а по некоторым в архивах просто нет данных. Во время атаки 5 сентября одна из выпущенных катером S-72 торпед начала описывать циркуляцию и угодила в S-27, мгновенно отправив его на дно. Это стоило жизни 12 немецким морякам.

На этом интенсивное боевое использование «шнелльботов» прекратилось. S-28, S-72 и S-102 направились в Констанцу для проведения планового ремонта. После их ухода в Киик-Атламе в боеспособном состоянии оставались лишь S-26 (прошел ремонт в августе) и только что переведенный на Черное море S-49. Совершив ряд выходов в конце сентября, командиры этих «шнелльботов» записали на свой счет потопление трех судов суммарным тоннажем в 5000 брт, которые на поверку оказались... скалами у Геленджика и остовом погибшего еще в 1941 году парохода «Дон».

К середине следующего месяца во флотилию возвратились S-28 и S-102. Но эффективность действий немецких катеров у кавказского побережья резко снизилась. Во многом это стало результатом специальных мер по борьбе со «шнелльботами»: организации ночных дозоров, противокатерных береговых малокалиберных батарей и ежедневной вечерней воздушной разведки. Перестрелки, возникавшие между немецкими и советскими катерами, во всех случаях завершались уклонением немецкой стороны от боя.

Опасным для кораблей Черноморского флота оказался рейд в ночь на 23 октября. Четыре катера атаковали отряд в составе легкого крейсера «Красный Кавказ», лидера «Харьков» и эсминца «Беспощадный» как раз в тот момент, когда корабли швартовались на слабозащищенном рейде Туапсе. К счастью, пять торпед взорвалось при ударе о волнолом, а три - у берега на внутреннем рейде. Если бы они попали в цель, то это могло обернуться трагедией: на борту кораблей в тот момент находилось 3180 бойцов и командиров 9-й гвардейской стрелковой бригады со всем имуществом.

К концу 1942 года силы 1-й флотилии возросли. 6 декабря была введена в строй плавбаза «Романия», которую еще весной немцы приобрели у румын. Катера имели следующую дислокацию: S-28, S-51, S-72, S-102 - в Киик-Атламе; S-26 и S-49 - в Констанце на ремонте; S-40, а также вновь прибывшие S-47 и S-52 - в Констанце на хранении в качестве резерва.

С февраля 1943 года главной задачей 1-й флотилии стало нарушение снабжения плацдарма на «Малой земле». Поскольку перевозки туда осуществлялись исключительно малотоннажными судами, список жертв «шнелльботов» стал стремительно пополняться буксирами, шхунами и сейнерами. В ночь на 18 февраля пять торпедных катеров атаковали в районе Геленджика плавбазу «Львов», но промахнулись. Зато ночью 27 февраля им удалось потопить у Мысхако тральщик Т-403 и буксир «Миус». Еще одна торпеда попала в корму канонерской лодке «Красная Грузия», которая села на грунт и впоследствии была разрушена артиллерией и авиацией.

13 марта катера S-26 и S-47 торпедировали у Туапсе танкер «Москва». Его отбуксировали в порт, однако начавшийся на нем пожар не могли потушить в течение трех суток. Восстановить «Москву» удалось лишь после войны.

Торпедные атаки немцы сочетали с минными постановками. В последнюю ночь марта четыре катера выставили у Мысхако небольшое заграждение, на котором впоследствии погибли буксир «Симеиз» и несколько мелких плавсредств.

17 апреля германские войска приступили к операции «Нептун», целью которой была ликвидация советского плацдарма. 1-я флотилия получила задачу полностью блокировать «Малую землю» с моря. Расчет на выполнение ее силами пятью катеров (S-28, S-47, S-51, S-72 и S-102) был, по крайней мере, наивен. Удалось лишь первое нападение (в ночь на 18 апреля), когда в результате длительного боя с конвоем, находившимся под защитой двух торпедных и трех сторожевых катеров, советским судам пришлось отступить, не разгрузившись. «Охотник» № 054 (По официальной версии, ошибочно считается подорвавшимся на мине. - Прим. авт.) получил попадание торпеды и затонул, еще два советских катера были серьезно повреждены. После этого случая охранение конвоев увеличили до 10 - 15 «мошек» и торпедных катеров Г-5. Боевые столкновения происходили каждую ночь вплоть до 25 апреля, но сорвать доставку подкреплений немцам больше не удавалось. Потерпело фиаско и германское наземное наступление. Отмена операции «Нептун», по всей видимости, не сильно огорчила немецких катерников, так как в результате интенсивного использования и боевых повреждений S-28, S-47 и S-102 пришлось отправить в ремонт. На смену им прибыли только S-26 и S-49. В мае - июне активность флотилии снизилась. Как правило, отряды катеров заблаговременно обнаруживались воздушной разведкой. Среди множества бесплодных выходов стоит выделить лишь случайную атаку трех катеров на лидер «Харьков» и эсминец «Бойкий» во время обстрела ими Анапы 14 мая, а также нападение на Сочи в ночь на 20-е число того же месяца. В последнем случае S-49 и S-72 потопили буксир «Перванш», баржу и повредили мол порта. Утром оба катера под­верглись атакам штурмовиков, и хотя они сумели сбить три самолета, получили серьезные повреждения. К началу июня в Киик-Атламе находились всего три исправных «шнелльбота» (S-26, S-51, S-52), которым за весь последовавший месяц так и не удалось добиться каких-либо результатов.

С середины лета боевая служба торпедных катеров вновь активизируется. К этому времени состав флотилии по­полнился за счет переброшенных по Дунаю S-42, S-45, S-46 и отремонтированных единиц. Наконец-то удалось организовать и устойчивое взаимодействие с разведывательной авиацией. В ночь на 6 июля в районе Геленджика четырьмя «шнелльботами» была потоплена шхуна «Рица» и поврежден СКА. 8 августа в актив флотилии записываются уничтожение буксира «Петраш» и повреждение бронекатера. В период с августа - по начало октября произошло также пять крупных боев с советскими катерами. В них советская сторона потеряла один катер потопленным и три поврежденными.

Немцы тоже несли потери. 8 июля погиб S-102, подорвавшийся на советской мине в южной части Керченского пролива. В тот же день S-40 столкнулся с тральщиком и вновь отправился недлительный ремонт. 11 сентября истребители «Киттихаук» 30-го разведывательного полка атаковали катер S-46. Взрыв торпеды отправил «шнелльбот» на дно.

Последний раз немецкие катера заявили о себе в ночь на 28 сентября. К тому времени германский фронт под Новороссийском рухнул, и части вермахта поспешно покидали Таманский полуостров. В результате внезапной торпедной атаки открытого рейда Анапы затонули два советских катера-тральщика, а еще два получили повреждения.

Относительно результативным можно считать боевое столкновение трех «шнелльботов» с лидером «Харьков», эсминцами «Способный» и «Беспощадный», происшедшее в ночь на 6 октября. Своей атакой «москиты» фактически сорвали планировавшийся обстрел Феодосии и Ялты. Утром «Харьков» и оба эсминца стали жертвами пилотов люфтваффе.

На 1 ноября 1943 года флотилия располагала в Киик-Атламе семью исправными (S-26, S-28, S-42, S-45, S-47, S-51 и S-72) и двумя неисправными (S-49 и S-52) катерами. S-40 проходил ремонт в Линце (Необходимо отметить, что кроме собственно «шнелльботов» немцы на Черном море располагали торпедными катерами и другого типа. Дело в том, что в мае 1943 года в состав кригсмарине было передано семь катеров (MAS-566 - MAS-570, MAS-574, MAS-575) из состава расформированной 4-й флотилии MAS итальянского ВМФ. В германском флоте они получили тактические номера с S-501 по S-507. На их базе первоначально была развернута 11 -я флотилия ТКА (капитан-лейтенант Мейер). привлекавшаяся к охранению конвоев между портами Крыма и Анапой. В течение года один катер (S-505) был потерян, а три (S-501, S-506 и S-507) получили тяжелые повреждения и были исключены из состава флота. В октябре 11-ю флотилию расформировали. Приводимые в зарубежной литературе данные о судьбе трех оставшихся катеров противоречивы. По одним сведениям, их передали румынам, по другим - в конце 1944 года разоружили). С сентября командиром флотилии стал ранее командовавший S-27 корветтен-капитан Герман Бюхтинг. Прежний «шеф» Кристиансен за боевые успехи получил «дубовые листья» к Рыцарскому кресту и отбыл на штабную работу.

Последним боевым эпизодом в деятельности германских торпедных катеров в 1943 году стало участие в блокаде Эльтигенского плацдарма в ноябре - декабре. Пятерка катеров совершила 17 групповых походов. «Шнелльботам», взаимодействовавшим с моторными тральщиками и быстроходными десантными баржами, удалось с середины ноября блокировать советский десант, что спустя две недели привело к его гибели. Немцы заплатили за это лишь повреждением катера S-49, атакованного нашей авиацией.

Но это была только прелюдия. 7 марта 1944 года немцы испытали на себе всю силу ударов 11-й штурмовой авиадивизии ВВС ЧФ. Командование Черноморского флота поставило перед летчиками задачу полностью уничтожить «осиное гнездо» врага. Налеты на Киик-Атламу осуществлялись почти каждый день. Особенно крупный имел место 11 марта, когда из восьми находившихся там катеров (S-26, S-28, S-40, S-42, S-45, S-47, S-49 и S-51) повреждения получили шесть, в том числе два (S-28 и S-49) тяжелые.

Германское командование отдало приказ о перебазировании флотилии в Сулину. Действуя из новой базы, катера прикрывали эвакуацию из Одессы (до 9 апреля), а затем перевозки в Севастополь. В это время в состав подразделения влились последние пополнения - «шнелльботы» S-131, S-148 и S-149 (В августе 1944 года на Черное море переводились четыре ТКА (S-86, S-89, S-92 и S-98), проданные Румынии. На момент капитуляции страны два первых катера находились в Линце. Вскоре из Берлина поступил приказ об их возвращении в Северное море. Однако вернулись лишь три: S-86 временно входил в состав немецкой Дунайской флотилии (подорвался на мине). Одновременно на Черное море проводилась переброска 22-й флотилии ТКА (капитан-лейтенант Хюзиг) - на ее вооружении имелись шесть катеров типа KS. Уже в процессе транспортировки по железной дороге флотилию перенаправили в Адриатическое море. После ввода в строй все катера передали хорватским ВМС, а флотилию расформировали).

В апреле - начале мая немецкие катерники осуществляли охранения этой важной коммуникации и имели ряд боевых столкновений с советскими ТКА, пытавшимися торпедировать суда. 12 мая от ударов авиации была потеряна плавучая база «Романия», которая с конца 1943 года использовалась и как минный заградитель.

После оставления Севастополя все боеспособные катера сосредоточили в Сулине и Констанце. Точку в существо­вании флотилии поставило новое советское наступление, начавшееся 20 августа. В этот же день ВВС Черноморского флота предприняли крупномасштабную операцию по ликвидации остатков германо-румынских военно-морских сил. 62 пикирующих бомбардировщика Пе-2 13-й авиадивизии нанесли сильнейший удар по Констанце, отправив на дно S-42, S-52, S-131 и S-149. Еще два катера - S-28 и S-49 - были повреждены настолько сильно, что спустя пять дней их как непригодных к восстановлению затопили. Разгрому подверглась и сулинская группа - после атаки штурмовиков 23-го авиаполка она потеряла S-26 и S-40. Катер S-72 отбуксировали в Констанцу, но лишь для того, чтобы там его затопить. 22 августа погиб на мине в устье Дуная S-148. Три последних катера флотилии (S-45, S-47 и S-51) ушли в Варну. Поскольку у немецкого командования были все основания предполагать, что русские не станут считаться с нейтралитетом Болгарии, команды «шнелльботов» получили приказ затопить свои корабли. 29-го числа указание было выполнено.

Результаты действий германских катеров на Черноморском ТВД

Класс Название Тоннаж, брт Дата Судьба Район атаки Атаковавший катер
ТР «Белосток» 2048 19.6.1942 + м.Фиолент S-102
СКА №0112 - 3.7.1942 + м.Ай-Тодор S-28, S-40, S-42, S-102
СКА №0124 - 3.7.1942 + м.Ай-Тодор S-28, S-40, S-42, S-102
ТР «Севастополь» 1339 10.8.1942 + Лазаревское S-102
ТР «Ян Томп» 1988 31.8.1941 + Сочи S-28, S-102
Буксир «Пролетарий» - 2.9.1942 + Благовещенское Катера 1-й флотилии
КАТЩ - - 2.9.1942 + Благовещенское Катера 1-й флотилии
ТЩ Т-403 - 28.2.1943 + Мысхако Катера 1-й флотилии
КЛ «Красная Грузия» * - 28.2.1943 = Мысхако Катера 1-й флотилии
Буксир «Миус» - 28.2.1943 + Мысхако Катера 1-й флотилии
ТН «Москва» 6086 13.3.1943 = Лазаревское S-26, S-47
СКА №054 - 18.4.1943 + Мысхако Катера 1-й флотилии
Шхуна «Ильич» - 4.5.1943 + Мысхако Катера 1-й флотилии
Буксир «Перванш» - 20.5.1943 + Сочи S-49, S-72
Баржа №75 - 20.5.1943 + Сочи S-49, S-72
Шхуна «Рица» - 7.7.1943 + Геленджик Катера 1-й флотилии
Буксир «Петраш» - 8.8.1943 + Геленджик Катера 1-й флотилии
ТКА №95 - 11.8.1943 + м.Дооб Катера 1-й флотилии
КАТЩ «Норд-Вест» - 28.9.1943 + Анапа Катера 1-й флотилии
КАТЩ №155 - 28.9.1943 + Анапа Катера 1-й флотилии
ТКА №101 - 4.11.1943 + Эльтиген Катера 1-й флотилии

Примечания: + - потоплен; = - поврежден.

* - торпедирована, села на грунт, разрушена артиллерией и авиацией.

КАТЩ - катер-тральщик; КЛ - канонерская лодка; СКА - сторожевой катер; ТКА - торпедный катер; ТН - танкер; ТР - транспорт.

Глава 4

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919. Глава 4

Царь обладал всеми качествами, которые внушают симпатии и любовь ближайшего окружения. Но те самые свойства, которые так привлекательны в частном человеке, превратились в серьезные помехи, когда он был призван руководить страной в чрезвычайных обстоятельствах. Миролюбие царя, стремление избегать болезненных ситуаций предоставили возможность приближенным влиять на него. Страсть к самобичеванию отвращала его от правления железной рукой. Личное обаяние царя превращало необходимость сообщить монарху нелицеприятную правду в крайне трудную задачу. Природа наделила царя достоинствами и недостатками, непригодными для выполнения им своей миссии, обстоятельства и история были против него. Когда началась война 1914 года, оппозиционные партии впервые за полстолетия выразили готовность сотрудничать с властью. Императору пришлось принять на веру эту перемену в настроениях и положиться на людей, опасаться которых и не доверять которым имелись все основания. Ряд политических группировок, заявивших сегодня о своей лояльности, были ответственны за десятилетия террора в истории России; некоторые предпочли промолчать в отношении убийств и грабежей, совершенных политическими экстремистами. Для того чтобы поверить в лояльность этих группировок, царю пришлось бы многое забыть, но оказаться настолько гуманным, чтобы вычеркнуть из памяти раскромсанное тело своего деда Александра Второго, погибшего в результате злодейского покушения, или длинный список убитых людей, преданных государственным интересам, – это выше человеческих возможностей.

23. Понятие «контролируемой поставки» как комплексного оперативно-розыскного мероприятия органов государственной безопасности (внутренних дел)

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу... 23. Понятие «контролируемой поставки» как комплексного оперативно-розыскного мероприятия органов государственной безопасности (внутренних дел)

Однако, сильно радиоактивные вещи среди поклажи туристов всё же оказались. И это обстоятельство заставляет предполагать, что поход группы Игоря Дятлова с самого начала планировался как очень необычный. В этом нас убеждает ряд весьма странных событий и совпадений, связанных как с отдельными участниками похода, так и событиями вокруг него. Смеем предположить, что переноска вещей осуществлялась отнюдь не в тайне от компетентных органов и не являлась преступной. Кто-то из группы Игоря Дятлова нёс два свитера и штаны с радиоактивной пылью для передачи их в заранее обусловленном месте группе "транзитных" агентов. Передача эта планировалась изначально, причём задолго до похода, и встреча с "транзитёрами" на склоне Холат-Сяхыл вовсе не была случайной. Запланированную КГБ операцию мы назвали бы сейчас "контролируемой поставкой", но в те годы такого понятия не существовало. Впервые это словосочетание появилось в 1988 г. в "Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ". В самом широком смысле под "контролируемой поставкой" понимается метод, при котором допускаются вывоз, провоз или ввоз на территорию одного или нескольких государств незаконных или вызывающих подозрение партий груза с ведома и под надзором их компетентных органов в целях расследования какого-либо преступления и выявления лиц, участвующих в совершении этого преступления.

1991 - [ ... ]

С 1991 года по настоящее время

С распада СССР в 1991 году по настоящее время.

718 - 843

С 718 по 843 год

Средний период Раннего Средневековья. От начала правления Карла Мартелла в 718 до Верденского договора в 843.

1291 - 1337

From 1291 to 1337

Late High Middle Ages. From the Fall of Acre in 1291 to the beginning of the Hundred Years' War in 1337.

Глава 3

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919. Глава 3

В первые девяносто дней войны население приспосабливалось в тылу к новым условиям существования. Необходимо было удовлетворить многочисленные нужды страны, ведущей военные действия. Для каждого находилось много работы. Повсюду наблюдались разительные перемены, по мере того как женщины заменяли мужчин в промышленности. Когда в деревнях остались лишь старики и дети, основная нагрузка пала на плечи жен и дочерей, которые постоянно принимали участие в полевых работах, но испытывали большие трудности из-за нехватки лошадей, реквизированных армией. Муниципалитет Петрограда набирал женщин в качестве кондукторов уличных конок, что считалось настолько необычным, что спровоцировало множество доброжелательных шуток и карикатур. Женщины выполняли и другую работу, еще более непосредственно связанную с войной. По западным стандартам обеспечение русской армии продовольствием не отвечало необходимым требованиям, равно как и денежное содержание солдат. Хотя фронтовики снабжались обмундированием на должном уровне, им постоянно не хватало мелочей, о которых командование не позаботилось, а они были солдатам не по карману, но совершенно необходимы для минимального комфорта. Поэтому женщины из семей скромного достатка снабжали фронтовиков небольшим количеством табака и мыла. Занятые домашним хозяйством, свободные минуты женщины тратили на вязание шарфов, носков, рукавиц и других теплых вещей. Из набивного ситца изготавливали кисеты для табака и платки. Простыни разрывались на длинные полосы, чтобы у солдат было достаточно портянок. Все это упаковывали в старые коробки и ящики.

Глава VII

Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль». Глава VII. От Буэнос-Айреса до Санта-Фе

Поездка в Санта-Фе Заросли чертополоха Нравы вискаши Маленькая сова Соленые ручьи Плоские равнины Мастодонт Санта-Фе Перемена ландшафта Геология Зуб вымершей лошади Связь между ископаемыми и современными четвероногими Северной и Южной Америки Последствия великой засухи Парана Повадки ягуара Ножеклюв Зимородок, попугай и ножехвост Революция Буэнос-Айрес Состояние управления 27 сентября. — Вечером я выехал в Санта-Фе, который расположен на берегу Параны, на расстоянии около 300 английских миль от Буэнос-Айреса. Дороги в окрестностях Буэнос-Айреса после дождей были в очень плохом состоянии. Я не мог себе представить, чтобы здесь мог пробраться запряженный волами фургон; и в самом деле, фургоны двигались со скоростью не больше мили в час, а впереди шел человек, высматривавший, где бы лучше проехать. Волы были совершенно измучены; было бы большой ошибкой предполагать, что с улучшением дорог и ускорением передвижения соответственно возрастают и страдания животных. Мы обогнали обоз из фургонов и стадо скота, державшие путь в Мендосу. Расстояние туда составляет около 580 географических миль, а путешествие совершается обыкновенно за 50 дней. Фургоны очень длинные, узкие и крыты тростником; у них только два колеса, диаметр которых в иных случаях доходит до 10 футов. Каждый из фургонов тащат шесть волов, которых подгоняют остроконечной палкой длиной не менее 20 футов, подвешенной под крышей; для коренных волов употребляют палку покороче, а промежуточную пару подгоняют острым выступом, отходящим под прямым углом от середины длинной палки.

Глава 17

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919. Глава 17

Понимание особенностей России революционных лет не может быть полным без учета прямого и косвенного влияния на политическую ситуацию союзников. Во время Первой мировой войны, когда материальные и людские ресурсы были почти истощены, первостепенное значение приобретали тесное сотрудничество и координация действий между союзными правительствами. В силу географической удаленности мало информированные массы россиян не были осведомлены о бремени войны, которое несли союзники России. На Западном фронте англичане, французы и итальянцы ожесточенно сражались с врагом, на востоке же русские были предоставлены самим себе. Такая ситуация требовала от россиян воспринимать добрую волю союзников как само собой разумеющееся, что было трудно ввиду особенностей хода военных действий. Как свидетельствует ход сражений, военные деятели Великобритании и Франции долгое время недооценивали важность объединенного командования и согласованных действий. Близорукость и эгоизм со всей очевидностью обнаруживались при проведении военных консультаций и снижали эффективность операций союзников. Когда англичане и французы приняли наконец меры по исправлению положения, Россия уже утратила былую мощь, а у русских возникли достаточные основания для обид. В 1914 году Россия бросила на помощь союзникам военные ресурсы, превышавшие ее долю в общем балансе. В продолжение этого года Германия предприняла две попытки прорвать Западный фронт и нанести французам и англичанам решающий удар. В обоих случаях русская армия, не располагая ни достаточным вооружением, ни подготовкой для взятия на себя инициативы, атаковала немцев на Восточном фронте.

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919

Николай Реден : Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914-1919

Интереснейшие воспоминания человека очень неординарной судьбы. Одно простое перечисление основных событий юности и молодости Николая Редена впечатляет: начало Великой Войны и «побег» из гимназии на фронт, Февральская революция, Петроград 17-го года, большевистский переворот, участие в тайной офицерской организации, арест и бегство, нелегальный переход в Финляндию, приезд в Эстонию и участие в боях в составе Северо-Западной Армии. Николай Реден остается с армией до трагического финала похода на Петроград, потом интернирование армии в Эстонии, плавание в Данию на «Китобое», встречи с вдовствующей императрицей и наконец эмиграция в Соединенные Штаты. Там для Николая начинается новый, американский этап его жизни. Николаю Редену пришлось пройти через невероятные испытания, увидеть жизнь медвежьих углов России, узнать тюрьму и оценить всю прелесть воли. Когда разразилась революция, юный гардемарин оказался в своей стране во враждебном окружении. Он перешел границу с Финляндией, воевал в составе Белой армии в Эстонии. После разгрома белых с группой молодых флотских офицеров на похищенном корабле он совершил переход в Копенгаген. Не раз пришлось юноше побывать на грани жизни и смерти. Судьба хранила Редена, ему удалось, пройдя множество испытаний, найти новую родину и не забыть о своей принадлежности к народу страны с трагической, но великой историей.

800 - 323 BC

From 800 to 323 BC

From the end of Greek Dark Ages c. 800 BC to the death of Alexander the Great in 323 BC.

1337 - 1453

From 1337 to 1453

Early Late Middle Ages. The epoch of the Hundred Years' War from 1337 to 1453.

Глава XIX

Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль». Глава XIX. Австралия

Экскурсия в Батерст Вид лесов. Группа туземцев Постепенное вымирание коренных жителей Зараза, происходящая от общения со здоровыми людьми Голубые горы Вид грандиозных долин, похожих на заливы Их происхождение и образование Батерст, повсеместная вежливость низших классов населения Состояние общества Вандименова Земля Хобарт-Таун Полное изгнание коренных жителей Гора Веллингтон Залив Короля Георга Унылый вид местности Болд-Хед, известковые слепки ветвей деревьев Группа туземцев Прощание с Австралией 12 января 1836 г. — Рано утром мы понеслись под легким ветерком ко входу в бухту Джексон. Мы ожидали увидеть зеленую местность с разбросанными по ней красивыми домами, а вместо этого вытянувшийся по прямой линии желтоватый береговой обрыв вызвал в памяти побережье Патагонии. Только одинокий маяк, выстроенный из белого камня, говорил нам о близости большого, людного города. Мы вошли в гавань, и оказалось, что она красива и просторна, а ее обрывистые берега сложены горизонтально напластовавшимся песчаником. Почти ровная местность покрыта отдельными низкорослыми деревцами, свидетельствующими о лежащем на этой стране проклятии бесплодия. Но с продвижением в глубь страны картина улучшается: по отлогому берегу там и сям разбросаны красивые виллы и хорошенькие коттеджи. Двух- и трехэтажные каменные дома в отдалении и ветряные мельницы на берегу, у самой воды, указывали на близость столицы Австралии. Наконец, мы бросили якорь в Сиднейской бухте. В маленькой бухте стояло множество больших кораблей, а сама она была окружена товарными складами.