3. Cудебно-медицинское исследование тел Юрия Дорошенко, Георгия Кривонищенко, Зинаиды Колмогоровой и Игоря Дятлова

4 марта экспертом областного Бюро судебно-медицинской экспертизы Борисом Алексеевичем Возрождённым и судмедэкспертом города Североуральск Иваном Ивановичем Лаптевым было произведено исследование четырёх тел погибших туристов, доставленных в Ивдель. В целях правильной оценки обстоятельств случившегося на склоне Холат-Сяхыл, опишем одежду, в которой были доставлены погибшие туристы для анатомического исследования и основные телесные повреждения, отмеченные экспертами :

а)Юрий Дорошенко, один из двух, найденных под кедром туристов. Известно, что это был самый крепкий и рослый (180 см.) член группы Дятлова. На нём была одета майка-безрукавка и штапельная (т.е. тонкого сукна, не фланелевая) рубашка-ковбойка с коротким рукавом; плавки, сатиновые трусы и трикотажные кальсоны. Все 6 пуговиц ковбойки были застёгнуты, оба нагрудных кармана - пусты. На ногах - разное количество носков: на левой - двое трикотажных и толстый шерстяной с обожжёным участком 2,0*5,0 см., а на правой - остатки х/б носка и шерстяной. Кальсоны Дорошенко были сильно разорваны: левая штанина в средней трети внутренней поверхности бедра имела разрыв размером 13,0*13,0 см., а правая штанина на передней поверхности бедра и того больше - 22,0*23,0 см. В волосах погибшего эксперт обнаружил частицы мха и хвою, кроме того, с правой стороны головы в её височной, теменной и затылочной частях оказались обожжены кончики волос. Цвет лица покойного был определён словосочетанием "буро-лиловый". Трупные пятна располагались на задней поверхности шеи, туловища и конечностей, что противоречило тому положению тела, в котором оно было найдено (напомним, Юрий Дорошенко лежал лицом вниз, соответственно, трупные пятна должны были наблюдаться на груди, животе и передних поверхностях конечностей). Указанное противоречие эксперты в своём заключении никак не объяснили, попросту обойдя его молчанием (поэтому в дальнейшем это придётся сделать нам).

Возрождённый и Лаптев зафиксировали следующие телесные повреждения Юрия Дорошенко (для наглядности представим их на анатомической схеме):

Обобщённая схема телесных повреждений Юрия Дорошенко.

- обожжённые кончики волос с правой стороны головы (поз.1)

- спинка носа, кончик носа и верхняя губа - в крови (поз.2) (это явное свидетельство прижизненного носового кровотечения);

- верхняя губа отёчна, на ней - кровоизлияние красного цвета размером 1,5*2,0 см.(трудно понять причину этого отёка, возможно, погибший закусывал губу)(поз.3);

- правая щека "покрыта слоем пенистой серого цвета жидкости, из отверстия рта следы выделения жидкости серого цвета" (обратим внимание на эту "пенистую жидкость" на щеке погибшего. Судмедэксперты никак не объяснили её появление и к вопросу о причинах столь странного физиологического явления нам придётся вернуться в другом месте);

- в районе правого уха (мочки и козелка) плотный участок буро-красного цвета размером 6,0*1,5 см. (поз.5), в районе козелка левого уха - аналогичный участок кожи пергаментной плотности 4,0*1,0 см. (поз.4) (трудно понять механизм подобного травмирования, локализованного в районе ушей, если только травмирование носило естественный характер);

- у переднего края правой подмышечной линии - осаднение кожи размером 2,0*1,5 см. (поз.6);

- на внутренней поверхности правого плеча в средней трети две ссадины размерами 2,0*1,5 см. "пергаментной плотности без кровоизлияния в подлежащие ткани. В области этих ссадин сделаны два разреза линейных" (причём из текста Акта непонятно кем сделаны эти разрезы - экспертами, производившими вскрытие, или кем-то до них. Если первыми, то неясна цель как самого разрезания, так и упоминания об этом, поскольку в Акте судебно-медицинской экспертизы такие мелкие манипуляции обычно не описываются) (поз. 7);

- на передней поверхности правого плеча мелкие ссадины буро-красного цвета пергаментной плотности без кровоизлияния в подлежащие ткани (фактически, царапины) (поз.8);

- в области верхней трети правого предплечья ссадины буро-красного цвета в виде полос размерами 4,0*1,0 см., 2,5*1,5 см. и 5,0*0,5 см. (поз.9);

- мелкие ссадины в области нижней трети правого предплечья (поз.10);

- в области правой кисти припухлость мягких тканей и мелкие ссадины (поз.11);

- на тыльной части правой кисти в районе 2-ой пястной кости ссадина размером 2,0*1,5 см. буро-красного цвета с кровоизлиянием в подлежащие мягкие ткани (поз.12);

- пальцы рук, особенно концевые фаланги, тёмно-лилового цвета (указание на обморожение никак не ниже, по-видимому, 3 ст.) (поз.13);

- на внутренней поверхности левого плеча в нижней его трети обнаружены три ссадины буро-красного цвета размерами 3,0*0,5 см., 1,5*0,7 см. и 1,0*1,5 см. (поз.14);

- на боковой поверхности левого локтевого сустава мелкие ссадины буро-красного цвета и ссадина размером 2,0*3,0 см. со следами скольжения (поз.15);

- на внутренней поверхности левого предплечья на границе средней трети и нижней трети (т.е. чуть ниже середины) рана неправильной овальной формы размером 0,6*0,5 см. со следами запёкшейся крови (поз.16);

- в правой подвздошной области обнаружен кожный рубец размером 8 см. (видимо, след операции по удалению аппендицита);

- на передних поверхностях обеих голеней в их средней трети заметны осаднения кожи бледно-красного цвета пергаментной плотности: на левой ноге размером 8,0*4,0 см., на правой - 5,0*1,5 см. (поз.17);

- концевые фаланги пальцев стоп - тёмно-лилового цвета (такое же обморожение, что и пальцев рук. Если бы Юрий Дорошенко остался жив, ему бы, по-видимому, грозила ампутация всех пальцев) (поз.18).

При исследовании внутренних органов погибшего, эксперты отметили полнокровие мозговых оболочек, характерное для умерших от переохлаждения. В желудке было обнаружено большое количество мелких кровоизлияний, называемых обычно "пятнами Вишневского" (по фамилии русского учёного, земского врача из Саратова, первым описавшего их ещё аж в 1895 г.). Наличие "пятен Вишневского" является ещё одним значимым признаком смерти от воздействия низких температур. В дополнение к вышеописанному эксперты зафиксировали полнокровие почек и переполненность сердца кровью - это также важное свидетельство сильного и притом прижизненного охлаждения тела.

В лёгких обнаружена та же самая "пенистая жидкость", выделение которой изо рта было отмечено при наружном осмотре (дословно в Акте о состоянии лёгких написано так (орфография оригинала сохранена): "лёгкие с поверхности - синюшнокрасного цвета, тестоваты на ощупь, на разрезах ткань лёгких тёмнокрасного цвета, при надавливании с поверхности разреза стекает в большом количестве жидкая тёмная кровь и пенистая водянистая жидкость"). Никакого объяснения происхождению "пенистой водянистой жидкости" эксперты в результирующей части своего Акта не дали - они попросту проигнорировали данный факт. Между тем, причин для появления такого необычного физиологического выделения совсем немного и все они никак не связаны с замерзанием. В дальнейшем нам ещё придётся вернуться к анализу этого наблюдения и попытаться дать ему разумное объяснение, поскольку факт выделения пены изо рта погибшего несёт в себе исключительно ценную информацию о последних минутах его жизни.

Количество мочи в мочевом пузыре было определено в 150 куб.см. Наполненность мочевого пузыря считается одним из значимых признаков смерти от переохлаждения (т.н. признак Самсон-Гиммелштирна). Явление это обусловлено торможением центральной нервной системы замерзающего человека и нарушением иннервации мочевого пузыря, отчего тот теряет способность сокращаться. Общим правилом считается, что количество мочи косвенно свидетельствует об активности действий по самоспасению - чем больше замерзающий движется, тем менее наполнен будет его мочевой пузырь. Справедливо обратное наблюдение - если человек лёг в сугроб, уснул и замёрз, то его мочевой пузырь окажется переполнен. Возрожденный и Лаптев прекрасно это знали, поэтому старательно фиксировали количество мочи у каждого из погибших. Однако в 1959 г. эксперты не знали, что данное наблюдение справедливо для погибших от воздействия низких температур, чьи тела не подверглись промораживанию. Сейчас же считается, что в тех случаях, когда тела подверглись полной заморозке, а затем оттаиванию, зависимость количества мочи от прижизненной активности теряет свою релевантность (однозначное соответствие). Поэтому данный признак в случае с туристами из группы Игоря Дятлова современные судмедэксперты вряд ли сочли бы существенным для реконструкции картины произошедшего. Впрочем, об особенностях экспертиз более чем полувековой давности в этом исследовании нам придётся ещё говорить не раз.

Переломов костей и хрящей эксперты на зафиксировали. Следов алкоголя - тоже.

Опираясь на всю совокупность признаков смерти от перехлаждения, обнаруженных при изучении состояния внутренних органов, а также наличие обморожений, эксперты посчитали, что "смерть Дорошенко наступила от воздействия низкой температуры (замерзание) (...)". Телесные повреждения - ушибы и ссадины - по мнению экспертов "относятся к разряду лёгких без расстройства здоровья". Их появление они объяснили падениями Дорошенко на камни или лёд, а также ударами руками и ногами об окружающие предметы в состоянии агонии. Наступление смерти, по их мнению, имело место спустя 6-8 часов с момента последнего принятия пищи.

б) Георгий (Юрий) Кривонищенко, как и Юрий Дорошенко найден под кедром. Он был одет в нательную рубашку, ковбойку, плавки, кальсоны и один разорванный х/б носок на левой ноге. В ходе патологоанатомического исследования Борис Алексеевич Возрождённый описал следующие основные телесные повреждения Кривонищенко (cм. соответствующую схему):

- ссадины на лбу размером 0,3*0,3 см. и 1,8*0,8 см. и левом виске 1,0*0,2 см. (поз.1);

- в правой височной и затылочной области разлитое кровоизлияние с пропитыванием правой височной мышцы (поз.2);

- кончик носа отсутствует (предположительно исклёван птицами) (поз.3);

- отморожены уши (поз.4);

- осаднения на правой стороне груди размерами 7,0*2,0 см., 2,0*1,2 см. и 1,0*1,2 см. (поз.5);

- на кистях рук осаднения эпидермиса шириною до 2,0 см., с тыльной стороны ладоней, на пальцах раны размером 1,5*1,0 см. и 1,0*0,5 см. (поз.6);

- отслоение эпидермиса на тыльной стороне левой ладони шириною до 2,0 см. (поз.7);

Обобщённая схема телесных повреждений Георгия Кривонищенко.

- фрагмент эпидермиса с пальца правой руки найден за зубами во рту погибшего, размер этого участка кожи был равен примерно 1,0*0,5 см.;

- осаднения кожи на бёдрах, правое бедро - 5,0*2,0 см. и 3,0*1,0 см. (поз. 8-9), левое - 1,0*2,0 см. и 1,0*1,5 см. (поз.10-11). Кроме того, мелкие царапины там же;

- осаднения на правой голени размерами 7,0*1,0 см. и 2,0*1,0 см. (поз.12 и 14);

- значительный по размеру ожог (обугливание) левой голени, границы ожога в пределах 31,0*10,0 см. Кальсоны на левой голени сожжены до колена (но не полностью, ткань на левой икре сохранилась) (поз.13);

- на левой ягодице ссадина размером 10,0*3,0 см. (поз.16);

- ссадины на внешней боковой поверхности левого бедра размерами 6,0*2,0 см. и 4,0*5,0 см. (поз.17-18);

- осаднения на левой икре 2,0*1,0 см., 2,0*1,5 см., 3,0*1,3 см. (поз.19-21);

- ожог левой ступни размером 10,0*4,0 см.(поз.15).

Количество мочи в мочевом пузыре Возрождённый оценил в 500 гр. Судебно-медицинский эксперт посчитал, что смерть Георгия Кривонищенко "наступила в результате воздействия низкой температуры (замерзание)... При наружном исследовании повреждения в виде осаднения, ссадин, кожных ран могли возникнуть в результате падения и ушибов о камни, лёд и прочее." Т.о. гибель обоих молодых, спортивных и здоровых мужчин Возрождённый объяснил естественными причинами.

в) Зинаида Колмогорова оказалась одета лучше мужчин, найденных под кедром. На голове девушки были две шапочки - тонкая вязаная синего цвета, прикреплённая к волосам заколкой, и красная шерстяная, завязанная под подбородком "бантиком". Поверх нижнего белья была надета майка с длинными рукавами, вигониевый свитер наизнанку, рубашка-ковбойка, поверх неё - свитер синего цвета с оторванным обшлагом (манжетом?) правого рукава, также надетый наизнанку. Нижняя часть тела также оказалась защищена несколькими слоями одежды - рейтузами с начёсом, хлопчатобумажными спортивными брюками и лыжными штанами с застёжками по бокам. Правая штанина последних имела внизу три небольших разрыва. Застёжки на лыжных штанах Колмогоровой располагались по бокам и пуговицы с обеих сторон были расстёгнуты (на эту деталь следует обратить внимание). На ногах Зины оказались по три носка - два тонких вигониевых и один шерстяной. Внутри шерстяных были вложены стельки. В карманах Зины Колмогоровой найдены 5 руб. и защитная маска военного образца. Маска эта находилась с левой стороны груди между верхним свитером и рубашкой-ковбойкой. Наличие на теле двух свитеров, надетых наизнанку, не должно сбивать с толку кажущейся странностью - это распространённый в туристических походах способ сушки вещей прямо на теле.

Из телесных повреждений и значимых патологических изменений судмедэксперт Возрождённый отметил следующие (cм. соответствующую схему):

Обобщённая схема телесных повреждений Зинаиды Колмогоровой.

- отёк мозговых оболочек (этот признак является значимым при констатации смерти от переохлаждения);

- отморожения 3-4 степени фаланг пальцев рук;

- многочисленные ссадины размерами от 1,5*1,0 см. до 0,3*3,0 см. на кистях рук и ладонях (поз.2 и 3);

- рана 3,0*3,2 см. со скальпированным лоскутом кожи на кисти правой руки (поз.2);

- опоясывающее правый бок, переходящее на спину осаднение кожи размером 29,0*6,0 см. (поз.1 и 4)

Количество мочи в мочевом пузыре Возрождённый оценил в 300 гр. Телесные повреждения, по мнению эксперта, были получены Колмогоровой при жизни, либо в агональном состоянии в результате падений и ушибов о камни, лёд или снег. Её смерть квалифицировалась как "насильственная, несчастный случай". Следует упомянуть, что как установил эксперт, погибшая не жила половой жизнью; на это обстоятельство необходимо указать для того, чтобы правильно оценивать характер отношений Зины Колмогоровой и Игоря Дятлова.

г) Наконец, Игорь Дятлов - четвёртый из погибших туристов, чьё тело было найдено в конце февраля 1959 г. Рост 175 см., цвет лица описан как "синюшнокрасный". Голова погибшего была не покрыта, на теле расстёгнутая меховая "безрукавка" (телогрейка, с лицевой стороны которой х/бумажная ткань синего цвета, а внутри - тёмно-серый мех), под нею синий свитер, х/бумажная ковбойка красного цвета, в нагрудном кармане которой 4-е таблетки "стрептоцида" в упаковке, а под ковбойкой - синяя трикотажная "безрукавка". Из описания в Акте судебно-медицинской экспертизы трудно понять, идёт ли речь именно о трикотажной "безрукавке", или же об обычной майке. Но как можно заключить, утепление торса Игоря Дятлова было "так себе". С ногами и поясницей дело обстояло ещё хуже. На погибшем были надеты лыжные брюки (сейчас бы мы сказали - "штаны") с начёсом и поясом "на резинке", под ними бумазейные спортивные брюки также "на резинке". Под штанами простые чёрные сатиновые трусы. Обувь отсутствовала, на правую ногу были надеты шерстяной и х/бумажный носки, а на левую - один хлопчатобумажный, "типа гольф" (так в Акте).

Особо обратим внимание на то, что все носки Игоря Дятлова были непарными. Это может означать одно из двух - либо босоногому Дятлову отдали носки его товарищи по несчастью, сняв с самих себя, как только появилась возможность сделать это в более или менее спокойной обстановке (что называется, с бора по сосенке), либо... сам Игорь снял один из трёх носков с правой ноги и надел его на левую. Предпринял, так сказать, очевидные действия по самоспасению. Данное наблюдение заставляет нас сделать интересный и важный для последующих рассуждений вывод о том, что драматические события начались на склоне Холат-Сяхыл в ту самую минуту, когда Игорь Дятлов был босоногим, причём в буквальном смысле этого слова. Запомним сейчас этот вывод, в своё время он найдёт своё место в том паззле, что затейливо рассыпали участниками драмы.

Часы "Звезда" на руке Дятлова, как зафиксировали эксперты, показывали 05:31.

Возрождённый и Лаптев отметили следующие телесные повреждения погибшего (на анатомической схеме показаны самые существенные из них):

- мелкие ссадины тёмно-красного цвета на лобных буграх (поз.1);

- в области левой надбровной дуги ссадина буро-красного цвета пергаментной плотности (поз.2);

- на верхних веках обоих глаз мелкие ссадины;

- на спинке и кончике носа участок буро-красного цвета пергаментной плотности размером 2,0*1,5 см.;

- в области обеих скул ссадины буро-красного цвета под сухой коркой: справа - мелкие, а слева 3,*1,5 см. и 3,0*0,5 см. (поз.3);

- на губах запёкшаяся кровь (источник кровоточения составителями Акта СМЭ не указан);

- на нижней челюсти отсутствует центральный резец, слизистая без изменений. Последнее уточнение указывает на то, что зуб, скореев сего, был потерян задолго до смерти;

- на левой щеке мелкие ссадины;

- на нижней трети правого предплечья и ладонной поверхности мелкие ссадины тёмно-красного цвета (поз.4);

Обобщённая схема телесных повреждений Игоря Дятлова.

- в области пястно-фалангиальных и межфалангиальных сочленений мягкие ткани буро-лилового цвета, покрытые сухими запёкшимися корками с кровоизлияниями в подлежащие ткани (по смыслу текста речь идёт о кисти правой руки. Переводя с русского на понятный, можно сказать, что у Игоря Дятлова были сбиты костяшки правого кулака. Это случилось за некоторое время до наступления смерти, что привело к образованию на ранах корки из запёкшейся крови и кровоизлиянию в травмированную область. В тот момент периферийное кровоснабжение ещё сохраняло активность и оставалось близким к нормальному. Если бы травмирование имело место непосредственно перед смертью, когда процесс замерзания зашёл уже достаточно далеко, кровоизлияния в подлежащие ткани не наблюдалось бы);

- на левой кисти также отмечены ссадины буро-лилового цвета пергаментной плотности размерами 1,0*0,5 см. и 2,0*0,2 см.;

- на ладонной поверхности левой руки зафиксирована поверхностная рана от второго до пятого пальцев глубиною до 0,1 см. (поз.5) (Это рана поперёк всей ладони. Не имея фотографии, трудно в точности сказать, на что именно она похожа, но больше всего подобная рана напоминает разрез при попытке схватить нож за лезвие);

- в области коленных суставов отмечены ссадины тёмно-красного цвета: размером 1,0*0,5 см. на правом колене и 0,5*0,5 см. - на левом (поз.6);

- на нижней трети правой голени осаднение кожи 4,0*2,0 см. (поз.7);

- в области левого голеностопного сустава на передней бокой и задней поверхностях имеются ссадины буро-красного цвета размерами 1,0*0,5 см. и 3,0*2,5 см. с кровоизлияниями в подлежащие ткани (поз.8).

Тело Игоря Дятлова в морге центральной больницы ивдельского ИТК (т.н. п/я 240) перед вскрытием. На заднем плане, на соседнем секционном столе - труп Георгия Кривонищенко, вскрытие которого производилось в том же месте в тот же день.

Внутренних травм погибший не имел. Судмедэксперты зафиксировали характерные для смерти от переохлаждения признаки, проявляющиеся в состоянии внутренних органов - полнокровие мозговых оболочек, "пятна Вишневского" на слизистой желудка, сверхпереполненность кровью внутренних органов - сердца, печени, почек.

Количество мочи в мочевом пузыре - до литра, больше, чем у остальных членов группы. Это вовсе не означает, что Игорь Дятлов менее других боролся за спасение себя и своих друзей - это лишний раз подтверждает то наблюдение, что для промороженных трупов данный признак не является значимым. Как и в остальных трёх случаях эксперт Возрождённый заключил, что смерть Игоря Дятлова последовала в результате переохлаждения и явилась несчастным случаем.

Какие первоначальные выводы можно было сделать из анализа экспертиз Бориса Алексеевича Возрождённого?

Прежде всего, нельзя не обратить внимание на недостаточную защищённость погибших от холода. Из четырёх погибших головные уборы имелись только у Зины Колмогоровой, а обуви не имел никто.

Но кроме этого судмедэксперты не могли не отметить ещё одну странность, связанную с особенностями поз погибших. Дело в том, что советская судебно-медицинская наука следующим образом рекомендовала осуществлять распознавание смерти от переохлаждения: "Распознавание. Смерть от переохлаждения свяана с первичным нарушением жизненных функций. Бесспорных анатомических показателей при ней нет. Поэтому существенное значение имеет отсутствие могущих повести к смерти заболеваний, и отсутствие данных о смерти от других внешних факторов, при нахождении умершего в условиях, возможных для наступления смерти от холода (...) Здесь подлежат учёту: а) При наружном исследовании: 1) поза трупа, напоминающая зябнущего человека (...)" (цит. по М.И.Райский "Судебная медицина для студентов и врачей", М., Медгиз, 1953 г., стр.232). И что же мы видим? - ни один из четырёх трупов, обнаруженных в районе Холат-Сяхыл в феврале-марте 1959 г. не имел той самой "позы зябнущего человека" (или "позы эмбриона"), как то предписывалось академической наукой. Умирающий от холода должен был стремиться рефлекторно минимизировать теплопотерю, т.е. поджать к груди колени, охватить их руками, пригнуть голову, тем самым максимально уменьшив площать поверхности тела, через которую происходит отвод тепла... Так в теории. А что же на практике? Все четверо вытянулись в полный рост, меховая безрукавка Дятлова распахнута и сдвинута куда-то в подмышки, 2 из 3 пуговиц его рубашки-ковбойки расстёгнуты (а манжеты при этом застёгнуты !). Если к этому добавить локализацию трупных пятен, никак не соответствовавшую положению тел при их обнаружении поисковиками, то у следователей невольно рождались мысли о том, что позы умерших и положения их тел принудительно изменялись до наступления трупного окоченения. А пустые карманы одежды туристов рождали подозрения о посмертном обыске.

В общем, всё это как-то не очень соответствовало классической картине смерти от замерзания.

Помимо этого, нельзя не отметить явную несбалансированность в одежде между членами группы : найденные на склоне Дятлов и Колмогорова имели по несколько штанов, в то время как Дорошенко и Кривонищенко оказались раздеты до кальсон. Причём глагол "раздеты" следует понимать буквально, обоих скорее всего действительно раздевали после смерти товарищи, стремясь воспользоваться их одеждой. Порезы, обнаруженные на руках Дорошенко были нанесены сквозь одежду при попытке отрезать рукава свитера или куртки, которые на момент составления актов СМЭ оставались ещё не найдены. Отрезание рукавов одежды замерзающими людьми выглядело вполне логичным - в рукава можно было засунуть руки или ноги, используя как импровизированные носки или перчатки. Кроме того, аккуратное раздевание трупов обмороженными малоподвижными руками представлялось практически невыполнимой задачей, в то время как использование ножа ускоряло и упрощало эту процедуру.

Предположение о раздевании трупов Дорошенко и Кривонищенко, при котором производилось разрезание одежды погибших, хорошо согласовывалось с фактическим расположением фрагментов одежды, найденных под кедром. В протоколе осмотра, составленном прокурором Темпаловым, упомянуты рубашка-ковбойка с 8 рублями в кармане, прожжёный носок, полусгоревший подшлемник; кроме этого, в воспоминаниях участников поисковой операции фигурируют и другие мелкие предметы, в частности, носовой платок, принадлежавший Дубининой, и оборванный (или обрезанный) рукав чёрного свитера. В свитере с оборванным обшлагом рукава была найдена Зина Колмогорова, но возле костра рвали явно не её свитер, поскольку найденный рукав отличался от него цветом.

Юрий Юдин, привлечённый следствием к опознанию вещей, найденных на перевале, уверенно узнал в синей меховой безрукавке, в которую был облачён Игорь Дятлов, собственную вещь. Эту безрукавку Юдин отдал Дорошенко при прощании утром 28 января. То, что она в итоге оказалась на другом человеке лишь подтверждало факт перераспределения вещей внутри группы.

Ещё одним немаловажным результатом проведённых экспертиз явилось установление того, что погибшие туристы были трезвы и активно боролись за свою жизнь. Было известно, что в их распоряжении имелись две фляжки спирта, но судебно-медицинское исследование сняло все подозрения на неадекватность поведения членов группы или конфликт между ними, обусловленные приёмом спиртного. Констатация этого факта имела существенное значение для правильного понимания того, что же именно могло случиться с пропавшей группой.

Одним из важнейших вопросов, который ставился следователем перед судебным медиком, был вопрос определения времени смерти. Заключения, подготовленные Возрожденным и Лаптевым по результатам вскрытий первых четырёх тел, дали непротиворечивые на него ответы: по мнению экспертов речь могла идти о 6-8 часах с момента последнего приёма пищи. Необходимо оговориться, что этот интервал нельзя считать однозначно определённым - дело в том, что на морозе, в условиях замерзания, обменные процессы в человеческом организме могут замедляться и скорость эвакуации пищи из желудка и её дальнейшего продвижения в кишечнике весьма сильно отличается от нормальной. В любом случае, полученное вывод о времени наступления смерти туристов, однозначно свидетельствовал о том, что они не успели осуществить приём пищи на месте последней стоянки.

Указание экспертов на переохлаждение как причину смерти каждого из четырёх туристов выглядело вполне обоснованным и вряд ли могло быть поставлено под сомнение. Прежде всего, тела погибших не имели следов внешнего агрессивного воздействия - термических и химических ожогов, следов когтей и зубов животных, ранений огнестрельным или холодным оружием. Голень Кривонищенок имела пугающего размера ожог, но, принимая во внимание наличие рядом с трупом костра, это не казалось странным. Кривонищенко и Дорошенко имели многочисленные ссадины и мелкие поранения рук и ног, но поскольку их тела нашли рядом с кедром и костром, логично было предположить, что все эти повреждения были получены в процессе сбора хвороста. Напомним, ветви дерева, под которым был разведён костёр, оказались обломаны на высоте до 5,5 м., а на стволе кедра остались многочисленные следы крови. Залезавшие на дерево молодые люди, цепляясь замёрзшими руками за ствол, невольно повреждали кожу и при этом не ощущали боли ввиду потери ею чувствительности. Так что характер телесных повреждений Кривонищенко и Дорошенко не противоречил в целом выводу эксперта.

В таком примерно положении находилось следствие, получившее 4 марта 1959 г. в своё распоряжение заключения судебных медиков о причинах и времени наступления смерти четырёх из девяти членов пропавшей туристической группы. Прокурор Иванов, безусловно, не мог не чувствовать некую двойственность ситуации: с одной стороны - разрезанная палатка, вытянувшиеся в полный рост трупы погибших, возможно кем-то перевёрнутые и обысканные, т.е., вроде бы, явный криминал, а с другой - уверенное указание судебных медиков на низкую температуру, т.е. природный фактор, как причину смерти. В каком направлении надлежало вести следствие?

843 - 1095

From 843 to 1095

Late Early Middle Ages. From the Treaty of Verdun in 843 to the Council of Clermont in 1095.

Chapter XVII

The pirates of Panama or The buccaneers of America : Chapter XVII

Captain Morgan departs from Chagre, at the head of twelve hundred men, to take the city of Panama. CAPTAIN MORGAN set forth from the castle of Chagre, towards Panama, August 18, 1670. He had with him twelve hundred men, five boats laden with artillery, and thirty-two canoes. The first day they sailed only six leagues, and came to a place called De los Bracos. Here a party of his men went ashore, only to sleep and stretch their limbs, being almost crippled with lying too much crowded in the boats. Having rested awhile, they went abroad to seek victuals in the neighbouring plantations; but they could find none, the Spaniards being fled, and carrying with them all they had. This day, being the first of their journey, they had such scarcity of victuals, as the greatest part were forced to pass with only a pipe of tobacco, without any other refreshment. Next day, about evening, they came to a place called Cruz de Juan Gallego. Here they were compelled to leave their boats and canoes, the river being very dry for want of rain, and many trees having fallen into it. The guides told them, that, about two leagues farther, the country would be very good to continue the journey by land. Hereupon they left one hundred and sixty men on board the boats, to defend them, that they might serve for a refuge in necessity. Next morning, being the third day, they all went ashore, except those who were to keep the boats.

Глава 10. Обновление Черноморского подплава [212]

Глава 10. Обновление Черноморского подплава [212]

В январе 1930 г. подводные лодки Отдельного дивизиона приступили к отработке взаимодействия с авиацией флота. 25 января пл «АГ-23» (Воеводин) и «АГ-24» (Сластников) выполняли тактическое упражнение: «наведение подводных лодок самолетами для атаки крейсера». После занятия лодками своих позиций где-то в районе западнее мыса Херсонес, с евпаторийского рейда в море вышел кр «Коминтерн», а из района Кача вылетели два самолета. Подлетая к району Евпатории, самолеты тут же обнаружили крейсер, так как деваться ему было некуда, но передать радиодонесение им не пришлось, поскольку на два самолета оказалась только одна радиостанция, у которой в то время, как назло, в радиопередатчике сгорела генераторная лампа. Моряки в таких случаях идут на сближение до дистанции голосовой связи, у авиаторов же такой номер [213] не пройдет, потому что они высоко и под шум мотора до парохода не докричишься. Но они имели другое средство контактной связи. И тогда один самолет, оставшись в районе обнаружения крейсера, продолжал следить за ним, а другой полетел к лодкам, чтобы передать им информацию «из рук в руки». В те времена для этого использовался вымпел, представлявший собой капсулу, в которую заключалось написанное на бумаге донесение и к которой крепился длинный матерчатый «хвост» яркой расцветки. Подлетая к адресату, аэроплан снижался, и летчик-наблюдатель сбрасывал вымпел, стараясь, чтобы он попал на палубу корабля. Подлетев к одной из лодок, самолет сбросил вымпел, который упал рядом с лодкой в воду. А когда его поймали за «хвост», то он оторвался, а капсула с донесением пропала в черноморских волнах.

323 г. до н.э. - 30 г. до н.э.

C 323 г. до н.э. по 30 г. до н.э.

Эллинистический период. От смерти Александра Великого в 323 г. до н.э. до римского завоевания Птолемейского Египта в 30 г. до н.э.

Средние века

Средние века : период с 476 по 1492 год

Средние века : период с 476 по 1492 год.

10. Новая версия следствия: Ахтунг! Ахтунг! Огненные шары в небе!

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу... 10. Новая версия следствия: Ахтунг! Ахтунг! Огненные шары в небе!

А 31 марта произошло весьма примечательное событие - все члены поисковой группы, находившиеся в лагере в долине Лозьвы, увидели НЛО. Валентин Якименко, участник тех событий, в своих воспоминаниях весьма ёмко описал случившееся : "Рано утром было ещё темно. Дневальный Виктор Мещеряков вышел из палатки и увидел движущийся по небу светящийся шар. Разбудил всех. Минут 20 наблюдали движение шара (или диска), пока он не скрылся за склоном горы. Увидели его на юго-востоке от палатки. Двигался он в северном направлении. Явление это взбудоражило всех. Мы были уверены, что гибель дятловцев как-то связана с ним." Об увиденном было сообщено в штаб поисковой операции, находившийся в Ивделе. Появление в деле НЛО придало расследованию неожиданное направление. Кто-то вспомнил, что "огненные шары" наблюдались примерно в этом же районе 17 февраля 1959 г. о чём в газете "Тагильский рабочий" была даже публикация. И следствие, решительно отбросив версию о "злонамеренных манси-убийцах", принялось работать в новом направлении. Не совсем понятно, какую связь хотели обнаружить работники прокуратуры между светящимся объектом в небе и туристами на земле, но факт остаётся фактом - в первой половине апреля 1959 г. Темпалов отыскал и добросовестно допросил ряд военнослужащих внутренних войск, наблюдавших полёт светящихся небесных объектов около 06:40 17 февраля 1959 г. Все они находились тогда в карауле и дали непротиворечивые описания наблюдавшегося явления. По словам военнослужащих, полёт таинственного объекта был хорошо виден на протяжении от восьми (минимальцая оценка) до пятнадцати (максимальная) минут.

Глава 22

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919. Глава 22

Шесть месяцев без перерыва я служил на бронепоезде «Адмирал Колчак». В современной войне этот род войск утратил свое значение, поскольку концентрация мощных артиллерийских средств не позволяет бронепоездам действовать на поражающей дистанции. Но в годы Гражданской войны в России артиллерийских орудий имелось сравнительно мало, а линии фронтов были весьма подвижны. В этих условиях бронепоезд, оснащенный батареей из двух полевых орудий и 12 пулеметами, становился грозной силой. Наш бронепоезд не знал передышки. Мы редко оставляли прифронтовую полосу более чем на один день. Во время наступления, когда позволяло состояние железнодорожных путей, мы двигались вместе с пехотой. Во время отступления вели арьергардные бои, прикрывая передвижения своих войск, разрушая за собой железнодорожные мосты. Мы взаимодействовали буквально с каждой дивизией Северо-западной армии. Где бы ни происходили бои, нам приказывали являться в штабы дивизий для получения заданий. Минимум раз в неделю нам приходилось делать стоянку на своей базе, чтобы пополнить запас боеприпасов. Широкий диапазон действий позволял нам иметь достаточно достоверную картину ситуации. В качестве корректировщика артиллерийского огня я посещал расположение разных боевых частей и общался с огромным количеством людей. Как и в любой другой, в Белой армии не было двух абсолютно одинаковых людей, но офицеров этой армии можно было условно разделить на четыре категории.

«Шнелльботы». Германские торпедные катера Второй мировой войны

Морозов, М. Э.: М., АОЗТ редакция журнала «Моделист-конструктор», 1999

Британский историк Питер Смит, известный своими исследованиями боевых действий в Ла-Манше и южной части Северного моря, написал о «шнелльботах», что «к концу войны они оставались единственной силой, не подчинившейся британскому господству на море». Не оставляет сомнения, что в лице «шнелльбота» немецким конструкторам удалось создать отличный боевой корабль. Как ни странно, этому способствовал отказ от высоких скоростных показателей, и, как следствие, возможность оснастить катера дизельными двигателями. Такое решение положительно сказалось на улучшении живучести «москитов». Ни один из них не погиб от случайного возгорания, что нередко происходило в английском и американском флотах. Увеличенное водоизмещение позволило сделать конструкцию катеров весьма устойчивой к боевым повреждениям. Скользящий таранный удар эсминца, подрыв на мине или попадание 2-3 снарядов калибра свыше 100-мм не приводили, как правило, к неизбежной гибели катера (например, 15 марта 1942 года S-105 пришел своим ходом в базу, получив около 80 пробоин от осколков, пуль и снарядов малокалиберных пушек), хотя часто «шнелльботы» приходилось уничтожать из-за условий тактической обстановки. Еще одной особенностью, резко вы­делявшей «шнелльботы» из ряда тор­педных катеров других стран, стала ог­ромная по тем временам дальность плавания - до 800-900 миль 30-узловым ходом (М. Уитли в своей работе «Deutsche Seestreitkraefte 1939-1945» называет даже большую цифру-870 миль 39-узловым ходом, во что, однако, трудно поверить). Фактически германское командование даже не могло ее пол­ностью реализовать из-за большого риска использовать катера в светлое время суток, особенно со второй половины войны. Значительный радиус действия, несвойственные катерам того времени вытянутые круглоскулые обводы и внушительные размеры, по мнению многих, ставили германские торпедные катера в один ряд с миноносцами. С этим можно согласиться с той лишь оговоркой, что всетаки «шнелльботы» оставались торпедными, а не торпедно-артиллерийскими кораблями. Спектр решаемых ими задач был намного уже, чем у миноносцев Второй мировой войны. Проводя аналогию с современной классификацией «ракетный катер» - «малый ракетный корабль», «шнелльботы» правильнее считать малыми торпедными кораблями. Удачной оказалась и конструкция корпуса. Полубак со встроенными тор­педными аппаратами улучшал мореходные качества - «шнелльботы» сохраняли возможность использовать оружие при волнении до 4-5 баллов, а малая высота борта и рубки весьма существенно уменьшали силуэт. В проведенных англичанами после войны сравнительных испытаниях германских и британских катеров выяснилось, что в ночных условиях «немец» визуально замечал противника раньше. Большие нарекания вызывало оружие самообороны - артиллерия. Не имея возможности строить параллельно с торпедными катерами их артиллерийские аналоги, как это делали англичане, немцы с конца 1941 года начали проигрывать «москитам» противника. Позднейшие попытки усилить огневую мощь «шнелльботов» до некоторой степени сократили это отставание, но полностью ликвидировать его не удалось. По части оснащения техническими средствами обнаружения германские катера также серьезно отставали от своих противников. За всю войну они так и не получили более-менее удовлетворительного малогабаритного радара. С появлением станции радиотехнической разведки «Наксос» немцы лишили врага преимущества внезапности, однако не решили проблему обнаружения целей. Таким образом, несмотря на определенные недостатки, в целом германские торпедные катера не только соответствовали предъявляемым требованиям, но и по праву считались одними из лучших представителей своего класса времен Второй мировой войны. Морская коллекция.

Chapter VIII

The pirates of Panama or The buccaneers of America : Chapter VIII

Lolonois makes new preparations to make the city of St. James de Leon; as also that of Nicaragua; where he miserably perishes. LOLONOIS had got great repute at Tortuga by this last voyage, because he brought home such considerable profit; and now he need take no great care to gather men to serve under him, more coming in voluntarily than he could employ; every one reposing such confidence in his conduct that they judged it very safe to expose themselves, in his company, to the greatest dangers. He resolved therefore a second voyage to the parts of Nicaragua, to pillage there as many towns as he could. Having published his new preparations, he had all his men together at the time, being about seven hundred. Of these he put three hundred aboard the ship he took at Maracaibo, and the rest in five other vessels of lesser burthen; so that they were in all six ships. The first port they went to was Bayaha in Hispaniola, to victual the fleet, and take in provisions; which done, they steered their course to a port called Matamana, on the south side of Cuba, intending to take here all the canoes they could; these coasts being frequented by the fishers of tortoises, who carry them hence to the Havannah. They took as many of them, to the great grief of those miserable people, as they thought necessary; for they had great use for these small bottoms, by reason the port they designed for had not depth enough for ships of any burthen. Hence they took their course towards the cape Gracias à Dios on the continent, in latitude 15 deg. north, one hundred leagues from the Island de los Pinos.

Глава 1

Борьба за Красный Петроград. Глава 1

С первых же дней после Октябрьской революции Советское правительство стремилось всеми доступными ему способами окончательно вывести трудящееся население России из мировой империалистической войны. Вставшие в порядок молодой Советской республики задачи колоссальной важности и гигантского масштаба настоятельно требовали достаточного времени для перестройки в основном всех элементов народного хозяйства и государственного аппарата. Одной из первостепенных задач, не допускавших промедления, было создание вооруженной силы страны Советов. Для этого необходимо было выиграть время, ценой хотя бы максимальных уступок. Чем скорее была бы осознана эта историческая необходимость, тем медленнее развязывались бы руки внутренней и внешней контрреволюции, всей своей деятельностью стремившейся как можно скорее потушить очаг международной революции. Ход событий показал, что излишний революционный оптимизм, не основанный на конкретных данных и не учитывавший возможностей [13] врага в лице вооруженной силы государств центрального блока, действовавших в мировую войну, помешал распространению лозунгов и идей Октябрьской революции на окраинах России. Германия двинула в пределы Советской республики свои войска и этим своим актом ознаменовала начало вмешательства во внутренние дела Советской России, поставив под величайшую угрозу даже существование Российской Социалистической Федеративной Советской Республики. Заключенный 3 марта 1918 г.

19. Итоги «Шпалерки»

Записки «вредителя». Часть II. Тюрьма. 19. Итоги «Шпалерки»

В январе 1931 года в тюрьме на Шпалерной чувствовалось явное волнение администрации, точно готовился смотр. Камеры разгружались. Арестантов часто вызывали днем «с вещами» по двадцать — тридцать человек сразу со всего коридора. Видимо, их переводили в другие тюрьмы. В общих камерах стало свободнее: на двадцать два места оставалось человек шестьдесят — семьдесят, вместо бывших ста десяти — ста двадцати. Камеру № 19 освободили совсем и объявили «камерой для распределения»: в нее помещали вновь прибывших и до перевода в общие камеры водили их в баню. Заключенным, не получающим передачи, выдали казенное белье. Отвратительные, набитые соломенной трухой тюфяки заменили новыми, со свежей соломой. Все это волновало заключенных, и шли толки, что какая-то иностранная делегация будет осматривать нашу тюрьму. Эта догадка перешла в убеждение, когда появился маляр, из заключенных же, и замазал штукатуркой все щели в стенах, замуровав там тысячи клопов. 24 января, когда, казалось, все было закончено, тюрьму обошел уполномоченный ГПУ, «сам» Медведь, с целой свитой приближенных. В тюрьме, несмотря на изоляцию, слухи распространяются чрезвычайно быстро, и в тот же день уже говорили, что Медведь остался недоволен, нашел камеры слишком переполненными, тюрьму для показа неподготовленной и приказал завтра же тюрьму «очистить», то есть перевести нас в другую. Тревога была общей, Как ни плохо было на Шпалерке, попадать в другую тюрьму не хотелось, так как другие были несравненно хуже. В то, что это может означать общее изменение режима, никто не верил.

XXII. Последний допрос

Побег из ГУЛАГа. Часть 1. XXII. Последний допрос

Пришло лето: июнь, июль. Все изнывали от жары и духоты. Толстые каменные стены отдавали сырость, накопленную за десятки лет. В камерах было парко, как в скверном погребе. Ничего не делая, не двигаясь, мы худели и бледнели хуже, чем зимой, а надзирательницы приходили загорелые, веселые от солнца. Кончался пятый месяц моей отсидки и десятый, как арестовали мужа. Четыре с половиной месяца прошло, как мне предъявили обвинение и перестали вызывать на допросы. Я ничего не знала и не могла понять, когда же конец «делу». — Теперь ждите, — говорили старые надзирательницы. У них были свои приметы и, привыкнув к терпеливой заключенной, они невольно начали жалеть меня. — У нас всегда так: если через два месяца не выпустят, ждите пяти, а что на допрос не зовут — это хорошо. Из женских одиночек почти все получили пять — десять лет лагерей. Они оставались до утверждения приговора московским ГПУ, которое судило их заочно, и с тяжким равнодушием дотягивали последние дни тюрьмы, за которой ждала ссылка в мороз и голод. Одна пережила смертный приговор, замененный десятью годами Соловков. И для меня тянулись дни бессмысленно и тупо. Вдруг вызов. К допросу. Конец! Какой конец? Как можно передать, что значит идти навстречу приговору? Откуда-то ползет, охватывает безумный, дикий протест. Как? Идти самой, чтобы услышать нелепый приговор себе, мужу, ребенку? Молча прочесть и подписать определение тупых профессионалов ГПУ? Все было, как в кошмарном сне: кабинет следователя, за окном все та же ветка, но с пыльными, сохнущими листьями.