21. Необходимые уточнения...

Описанная схема - пока что общая и лишённая существенных деталей - рождает несколько принципиальных вопросов, без которых невозможно дальнейшее обоснование версии.

Первый: почему судмедэксперт Борис Возрождённый не определил способ причинения фатальных телесных повреждений Людмилы Дубининой, Семёна Золотарёва и Николая Тибо-Бриньоля? И второй: что за странные люди, вооружённые огнестрельным оружием (но при этом избегающие его применения), могли появиться в нехоженой снежной пустыне Северного Урала?

Ответ на первый вопрос лежит, что называется, на поверхности. Борис Алексеевич Возрождённый имел стаж работы судебно-медицинским экспертом менее четырёх лет, т.е. вся его практика как специалиста пришлась на вторую половину 50-х гг. Это было время активного реформирования сталинского ГУЛАГа и сокращения числа заключённых. Пенитенциарная система СССР в эти годы выбросила на свободу огромное число профессиональных уголовников и крупные города Сибири и Урала буквально задыхались под валом насильственных преступлений всех разновидностей. Уличная преступность характеризовалась крайней жестокостью и массовостью ("хулиганка" вообще была головной болью Советской власти вплоть до самой эпохи Перестройки). Но ни профессиональные бандиты, ни уличное хулиганьё не утруждали себя продолжительными занятиями спортом, поэтому любая более-менее серьёзная драка, начавшись с попыток ударить противника в лицо и голову, быстро скатывалась в поножовщину. Самодельные ножи, либо их заменители (стаместки, отвёртки и т.п.) носили в то время практически все блатные, либо "косившие" под таковых. Поэтому Возрождённый, сталкиваясь с жертвами уголовных преступлений, видел в основном сломаные кулаками челюсти, выбитые зубы, свёрнутые набок носы, а также следы кирзовых сапог на теле, ну и, само-собой, ножевые ранения... Другими словами, сломаные ударом колена рёбра - это для Свердловска второй половины 50-х гг. сущая экзотика. В Советском Союзе так не дрались и не убивали вплоть до середины 70-х гг., когда по долам и весям нашей необъятной Родины началось феерическое шествие адептов каратэ разной степени компетентности. Возрождённого нельзя упрекнуть в непроффесионализме, просто судмедэксперт не сталкивался прежде с тем, чтобы такие повреждения, причинял человеку человек.

Как именно были причинены травмы Семёну Золотарёву, Николаю Тибо-Бриньолю и Людмиле Дубининой?

Во всех трёх случаях мы видим однотипность повреждений и эта повторяемость позволяет с уверенностью предполагать использование схожего набора приёмов. По всей видимости, жертва в каждом случае обездвиживалась болевым приёмом на руку, принудительно приводилась в положение "лёжа", после чего следовал добивающий удар коленом в направлении "сверху-вниз". Нельзя исключать того, что ударов в каждом случае было два - и в полождении "на боку", и в положении "лёжа на спине" - так сказать, для гарантированного эффекта. Переворачивать человека, управляя его рукой, совсем несложно, перевод из одного положения в другое занимает буквально доли секунды. Удар коленом сверху имеет исключительную силу, пожалуй, это самый сильный удар из всего боевого арсенала, что предоставлен нам природой в силу присущих человеку анатомических особенностей. Подобные удары имеются в арсенале всех школ рукопашного боя - от классического японского джиу-джитсу, до его современной бразильской разновидности, айкидо, советского боевого самбо, многочисленных стилей каратэ, тайского бокса и т.п.

Имеются серьёзные доводы в пользу того, что именно так и были нанесены смертельные травмы упомянутым "дятловцам". Что это за доводы?

Первым таким доводом является то, что мы имеем очень чёткую локализацию места приложения травмирующей нагрузки (удара). Переломы рёбер Дубиниой и Золотарёва начинаются со 2-го ребра и не затрагивают ключицы. Ключичная кость очень легка для перелома, усилие её слома составляет всего-то 15 кг.! Детей и женщин в курсе самообороны обучают бить ребром ладони в ключицу взрослому мужчине - и это очень эффективное техническое действие, потому что даже ребёнок способен сломать ключицу здоровенному мужику. Однако добивающий удар коленом никогда не наносится в ключицу по очень простой причине - колено может соскользнуть с торса и воткнуться в грунт. А там камешки, сучки, да и просто твёрдая почва - и риск травмировать ногу весьма велик. Поэтому добивающий удар идёт ниже ключицы. Но не слишком низко, не в живот. Живот тренированного человека защищают мышцы пресса толщиной до 3 см. (и даже больше), смертельную травму сквозь такой мышечный корсет нанести практически невозможно. В такие мышцы не только иглы для инъекций не втыкаются, но даже гвозди невозможно забить молотком (и это не шутка, такого рода фокусы иногда можно видеть в цирке!). По животу хорошо подготовленного бойца-рукопашника можно пробежать в кирзовых сапогах или ботинках-берцах и он даже не задохнётся, поднимется на ноги как ни в чём ни бывало. Поэтому добивающий удар коленом наносится в голову лежащего человека, либо в грудь ниже ключицы, но не в живот или пах. Поэтому ещё раз повторим - удары Дубининой и Золотарёву нанесены с точки зрения любого знатока, понимающего нюансы рукопашного боя, очень грамотно, очень избирательно, очень прицельно. И эта прицельность вовсе неслучайна, ведь не надо забывать, что Семён был выше Людмилы на 5 см., имел иную конституцию и одет был совсем иначе. Однако, тот, кто бил, не промахнулся, ударил как надо, именно так, чтобы убить наверняка.

На "youtube" имеется довольно много видеороликов, демонстрирующих технику использования против лежащего человека добивающих ударов коленом. Посмотреть парочку таких роликом можно, скажем, тут и тут.

Любой желаюший, либо сомневающийся, может самостоятельно углубиться в изучение этой темы. Сделать это ныне совсем несложно, потому что практически в любом городе имеются спортивные секции соответствующего профиля и специалисты, у которых можно получить очную консультацию.

После этого небольшого отступления вернёмя к фабуле нашего повествования...

Вторым серьёзным указанием на то, что по крайней мере Николая Тибо-Бриньоля убивали именно описанным выше способом, а никаким иным, служит весьма характерная травма, описанная судэкспертом Возрождённым на его руке (дословно: "В области правого плеча на передне-внутренней поверхности разлитой кровоподтек размером 10х12 см зеленоватосинего цвета на уровне средней нижней трети. В области кровоподтека кровоизлияние в подлежащие мягкие ткани"). Чтобы стало понятно о чём идёт речь, сделаем небольшое отступление. Болевой приём на руку, посредством которого противник из положения "стоя" переводится в положение "лёжа", обычно выполняется путём давления на большой палец руки и выворачивания запястья в сторону локтя. На этом движении - в принципе очень простом и чрезвычайно эффективном - основано множество технических действий, например, освобождение от захвата одежды, отрыв руки от опоры и т.п. Это, так сказать, в теории. Однако на практике красиво заломать руку негодяю получается не всегда, особенно если негодяй принадлежит к европеоидной расе (у европейцев, в отличие от азиатов, в силу анатомической конституции плечевой пояс и руки намного крепче). Если же противник 20 лет крутил гаечный ключ или стучал кувалдой, то даже Шварценеггер устанет ломать ему запястье. Порой среди людей, никогда не занимавшихся спортом, попадаются экземпляры с прямо-таки феноменальной силой в кистях и запястьях - это факт, проверенный временем и опытом. Поэтому болевой приём на большой палец и запястье обычно дополняется выворачиванием руки в локтевом суставе. Это, так сказать, классика рукопашного боя - ломай руку не в одном месте, где-нибудь да сломаешь! Но болевой приём "на локоть" в положении "стоя" требует жёсткого захвата плеча, точнее, нижней трети плеча, над локтевым суставом. Чтобы вывернуть предплечье, надо зафиксировать плечо. Человеческая кожа на внутренних сторонах предплечий и плеча (а также в подмышке) довольна нежна и при её сдавлении быстро образуются синяки. Любой самбист или дзюдоист, снимая куртку после тренировки, видел эти узнаваемые синяки на своём теле. Так вот именно такой синяк судмедэксперт отметил на руке Николая Тибо-Бриньоля. И где именно? На нижней трети правого плеча. Величина кровоподтёка 10,0*12,0 см. - это размер мужской ладони с поджатыми пальцами, охватывающими руку. Самые недоверчивые могут прямо сейчас взять линейку и измерить собственную ладонь.

Болевой приём на локоть - это даже не попадание в десятку - это вообще единственное разумное объяснение появление такого крупного синяка на трудноступном (с точки зрения травмирования) месте. Никакими падениями на камни, стволы деревьев, никакими лавинами и "плитами фирнового снега" невозможно объяснить происхождение такого необычного повреждения. Причём на правой руке, заметьте, ударной, потому что правша бьёт правой рукой! Кстати, обе шерстяные перчатки Тибо оказались найдены в правом (!) кармане куртки. "Исследователи" трагедии группы Игоря Дятлова всерьёз считали, что Николай Тибо был без сознания и потому не одевал перчатки... Им просто не хватило жизненного опыта понять, что Тибо-Бриньоль просто-напросто снял перчатки, чтобы голой ладонью сжать финский нож... Он бросился в атаку на своего врага с ножом в правой руке и жёсткий болевой приём противник провёл именно на его правую руку. А затем добил ударом колена в висок. Впрочем, вполне возможно, что смертельный удар наносил не тот человек, который удерживал Николая "на болевом", а его напарник - таких деталей мы знать не можем и, видимо, не узнаем никогда.

Насколько сложно сломать несколько рёбер ударом колена? Совсем несложно. Переломы человеческих рёбер возможны уже при приложении силы всего в 35 кг.! Что и подтверждается многочисленными случаями травмирования людей во время попыток сделать им искусственное дыхание. Ни о каких целенаправленных ударах речь в этом случае, разумеется, не ведётся, множественные переломы возможны при нажатии на расслабленную грудную клетку раскрытой ладонью.

Точно также поддаётся разрушению и череп, хотя он намного прочнее рёберных костей. Устойчивость формы даже самой прочной конструкции нашего скелета - черепа - явно ниже величины тех разрушающих воздействий, которые создаются в момент удара кулаком или коленом. Для судебной медицины нет вопроса в том, способен ли удар кулаком привести к образованию трещины в костях черепа? Ответ однозначно положителен, об этом свидетельствует статистика травмирований (всех заинтересовавшихся отсылаем к весьма информативной статье доктора А.Н.Белых "Информативность диагностических характеристик травм головы от ударов кулаком, а не от падения, обусловленного действиями невооружённого человека", опубликованной в "Альманахе судебной медицины" N2, 2001 г. На основании изучения огромной статистики - более 2,5 тыс. случаев повреждения костей черепа - доктор А.Н.Белых делает однозначный вывод о возможности сложных переломов одной или нескольких костей черепа при ударе кулаком спереди. Например, перелом лобной пазухи - 36 случаев, перелом основания черепа - 18 случаев, перелом перелом теменной кости при отсутствии в месте удара ссадины - 5 случаев и перелом теменной кости с образованием кровоподтёка в месте удара - 6 случаев, переломы костей лица - 44 случая и т.п.) И уж если человеческий череп может быть разрушен ударом руки, то не может быть никаких сомнений в том, что это может случиться при ударе ногой (пяткой или коленом).

Второй вопрос - о происхождении странных людей с огнестрельным оружием - куда интереснее и ответ на него совсем неочевиден. В самом деле, в этом очерке уже было показано, что ни о каких мансийских охотниках или советских спецназовцах не может быть и речи. Тогда что же это за люди?

Когда автор настоящего очерка на одном из форумов, посвящённых истории группы Игоря Дятлова, написал о действиях на Урале разведывательных групп из стран НАТО, это вызвало среди пресловутых "исследователей" прямо-таки феерический всплеск веселья. Им показалось, что они услышали редкостную по своей наивности глупость. В своих собственных глазах эти "знатоки" казались настолько компетентны во всех вопросах, что услыхав новую точку зрения не придумали ничего умнее, как поднять её на смех. Никто не мог поверить, что американские разведчики могут ходить на лыжах и выживать в условиях Северного Урала. Автор рассчитывал на конструктивное обсуждение версии, но этого не случилось, весь конструктив "дятловедов" свёлся к вопросу, были ли американцы в маскхалатах и были ли среди них негры? Как смешно, правда? Удивительно, что "дятловеды" не додумались до матросов в тельняшках, скачущих на зебрах. Наполеон воистину был прав, заметив как-то не без иронии, что если человеческая жадность имеет всё же какие-то пределы, то глупость воистину безгранична.

Несколько фотографий из коллекции американского десантника, сержанта, инструктора по парашютной подготовке из Форт-Брэгг, Луиса Смита (Lou Smith). Крайний левый снимок сделан в 1954 г. сразу после первого десантирования Смита на ледник возле Форт-Рэпидс, на Аляске. Остальные снимки показывают моменты т.н. "снежных сборов" американских десантников - лыжная подготовка, заготовка дров для лагеря в лесу. Фотографии сделаны во время сборов на Аляске и относятся к периоду 1955-57 гг. "Дятловеды" очень смеялись над автором этого очерка, услыхав о "НАТО-вском спецназе на лыжах", но не будет большой ошибкой сказать, что десантники на этих фотографиях имели лыжную подготовку куда лучшую, нежели большинство студентов УПИ. А кроме того, обладали знаниями и навыками, о существовании которых большинство членов группы Дятлова даже не подозревали. Интересная деталь: товарищ Луи Смита - такой же инструктор по парашютной подготовке, эстонец по национальности сержант Харри Вимм - привлекался к обучению эстонских националистов в Форт-Брэгг. Он подготовил 5 групп, а в составе 6-ой был заброшен в СССР, где и погиб в перестрелке с советскими пограничниками в 1956 г.

Хотя основная часть территории США в целом расположена намного южнее СССР, тем не менее, проблемам подготовки армии к ведению войны в акртических и субарктических условия там уделяли немалое внимание. С 1948 г. регулярная подготовка военнослужащих Сухопутных войск велась на двух базах Вооружённых Сил (в Форт-Грили, штат Аляска, и "Кэмп Грили", штат Колорадо). В рамках курса изучались следующие специальные дисциплины: "арктическое выживание", "альпинизм", "лыжная подготовка", "решение тактических и технических задач в условиях арктического региона". Все военнослужащие отрабатывали практическое десантирование в горной местности в условиях низких температур. В 1951 г. собственным центром подготовки к ведению боевых действий в горных и холодных условиях обзавёлся Корпус морской пехоты (т.н. база "Моунтайн Варфайр" (MWTC - "The Moutain Warfare Training Center")). MWTC располагался на площади в 190 кв.км. на восточном склоне гор Сьерра-Невада с высотами от 2000 м. до 4300 м. Хотя в географическом отношении это был южный регион (северная Калифорния), большая высота над уровнем моря превращала его в весьма суровое место.

Разведывательное управление Министерства обороны США широко использовало упомянутые учебные центры для индивидуальной подготовки лиц, чьё использование в интересах разведки предполагалось в горных районах с суровым климатом. "Дятловеды" очень смеялись над автором настоящего исследования, услыхав о "НАТО-вском спецназе на лыжах", но не будет большой ошибкой сказать, что агенты американской военной разведки, прошедшие специальную подготовку на упомянутых выше базах, имели лыжную подготовку куда лучшую, нежели большинство студентов УПИ. А кроме того, обладали знаниями, навыками, медикаментами и специальным оснащением о существовании которых большинство членов группы Дятлова даже не подозревали.

Пугающее невежество посетителей форума, годами "исследующих" набор одних и тех же фотографий и документов, конечно же, заслуживает сожаления. Но ввиду очевидного незнания отечественной истории значительной частью интернет-аудитории, имеет смысл сделать хотя и пространный, но совершенно необходимый экскурс в историю нашей Родины, дабы показать, что разведчики стран НАТО не только могли появляться на Урале в 50-х годах прошлого века, но и бывали там на самом деле и даже действовали весьма и весьма активно. И встреча группы Игоря Дятлова с таковыми была вполне возможна. Более того, такая встреча могла оказаться далеко неслучайной. Её могли предопределить некоторые существенные обстоятельства задолго до описываемых событий. Другими словами, молодые люди оказались пешками в сложной многоходовой комбинации, начатой без их ведома совсем в другом месте.

Судьба катеров после войны

«Шнелльботы». Германские торпедные катера Второй мировой войны. Судьба катеров после войны

Послевоенная жизнь «шнелльботов» была весьма непродолжительной. Их примерно поровну поделили между державами-победительницами. Подавляющее большинство из 32 «шнелльботов», доставшихся Великобритании, было сдано на слом либо затоплено в Северном море в течение двух лет после окончания войны. Расчетливые американцы выставили 26 своих катеров на продажу, и даже сумели извлечь из этого выгоду, «сплавив» их флотам Норвегии и Дании. Полученные СССР по репарациям «шнелльботы» (29 единиц) совсем недолго находились в боевом составе ВМФ - сказалось отсутствие запасных частей, да и сами корпуса были сильно изношены; 12 из них попали в КБФ, где прослужили до февраля 1948 года. Остальные перешли на Север, где 8 катеров были списаны, не пробыв в строю и года. Продлить жизнь остальных до июня 1952 года удалось, использовав механизмы с исключенных «шнелльботов». Экономные датчане дотянули эксплуатацию своих трофеев до 1966 года. Часть катеров они перекупили у Норвегии; всего их в датском флоте насчитывалось 19 единиц. Во флоте ФРГ осталось лишь два «шнелльбота» - бывшие S-116 и S-130. Они использовались в качестве опытовых судов, и к 1965 году были сданы на слом. До наших дней не дожило ни одного немецкого торпедного катера периода Второй мировой войны. Единственными экспонатами, связанными со «шнелльботами», были два дизеля МВ-501, снятые с S-116 и находившиеся в Техническом музее в Мюнхене. Но и они погибли во время пожара в апреле 1983 года.

Глава 3

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919. Глава 3

В первые девяносто дней войны население приспосабливалось в тылу к новым условиям существования. Необходимо было удовлетворить многочисленные нужды страны, ведущей военные действия. Для каждого находилось много работы. Повсюду наблюдались разительные перемены, по мере того как женщины заменяли мужчин в промышленности. Когда в деревнях остались лишь старики и дети, основная нагрузка пала на плечи жен и дочерей, которые постоянно принимали участие в полевых работах, но испытывали большие трудности из-за нехватки лошадей, реквизированных армией. Муниципалитет Петрограда набирал женщин в качестве кондукторов уличных конок, что считалось настолько необычным, что спровоцировало множество доброжелательных шуток и карикатур. Женщины выполняли и другую работу, еще более непосредственно связанную с войной. По западным стандартам обеспечение русской армии продовольствием не отвечало необходимым требованиям, равно как и денежное содержание солдат. Хотя фронтовики снабжались обмундированием на должном уровне, им постоянно не хватало мелочей, о которых командование не позаботилось, а они были солдатам не по карману, но совершенно необходимы для минимального комфорта. Поэтому женщины из семей скромного достатка снабжали фронтовиков небольшим количеством табака и мыла. Занятые домашним хозяйством, свободные минуты женщины тратили на вязание шарфов, носков, рукавиц и других теплых вещей. Из набивного ситца изготавливали кисеты для табака и платки. Простыни разрывались на длинные полосы, чтобы у солдат было достаточно портянок. Все это упаковывали в старые коробки и ящики.

Письмо Н. В. Гоголю 15 июля 1847 г.

Белинский В.Г. / Н. В. Гоголь в русской критике: Сб. ст. - М.: Гос. издат. худож. лит. - 1953. - С. 243-252.

Вы только отчасти правы, увидав в моей статье рассерженного человека [1]: этот эпитет слишком слаб и нежен для выражения того состояния, в какое привело меня чтение Вашей книги. Но Вы вовсе не правы, приписавши это Вашим, действительно не совсем лестным отзывам о почитателях Вашего таланта. Нет, тут была причина более важная. Оскорблённое чувство самолюбия ещё можно перенести, и у меня достало бы ума промолчать об этом предмете, если б всё дело заключалось только в нём; но нельзя перенести оскорблённого чувства истины, человеческого достоинства; нельзя умолчать, когда под покровом религии и защитою кнута проповедуют ложь и безнравственность как истину и добродетель. Да, я любил Вас со всею страстью, с какою человек, кровно связанный со своею страною, может любить её надежду, честь, славу, одного из великих вождей её на пути сознания, развития, прогресса. И Вы имели основательную причину хоть на минуту выйти из спокойного состояния духа, потерявши право на такую любовь. Говорю это не потому, чтобы я считал любовь мою наградою великого таланта, а потому, что, в этом отношении, представляю не одно, а множество лиц, из которых ни Вы, ни я не видали самого большего числа и которые, в свою очередь, тоже никогда не видали Вас. Я не в состоянии дать Вам ни малейшего понятия о том негодовании, которое возбудила Ваша книга во всех благородных сердцах, ни о том вопле дикой радости, который издали, при появлении её, все враги Ваши — и литературные (Чичиковы, Ноздрёвы, Городничие и т. п.), и нелитературные, которых имена Вам известны.

IX. В неизвестное

Побег из ГУЛАГа. Часть 3. IX. В неизвестное

Часа через два мальчик проснулся. Ранка была в хорошем состоянии, но, конечно, ни один доктор не разрешил бы ему вставать с постели, а мы должны были заставить его идти по камням и болотам, пока он был в силах передвигаться. Перед нами был новый перевал, склон вскоре стал безлесным. С любой точки гребня хребта, направленного с севера на юг и очень похожего на пограничный, нас легко было взять на прицел. Будь моя воля, я, кажется, пошла бы без всяких предосторожностей, таким отчаянным казалось мне наше положение, но муж строго следил за тем, чтобы мы возможно быстрее делали перебежки, отлеживались за глыбами гранита и опять бежали до следующего прикрытия. Что думал мальчик, я не знаю. Он шел сжав губы, бежал, ложился, опять бежал. Ни колебания, ни страха. С перевала шел пологий спуск, вскоре начинались кусты можжевельника, низкие, но пушистые ели и полярные березки. В первом же закрытом месте мы сбросили рюкзаки и легли на мягкий, почти сухой мох. Перед нами открывалась неизвестность, и это надо было обсудить и усвоить. На запад текла река. На картах, которые мы видели до бегства и в общих очертаниях хранили в памяти, граница была проведена по водоразделу. Но там была показана одна река — здесь долина была широкой и составлялась течением трех небольших рек. Кроме того, даже по самой оптимистической карте от долины до границы оставалось километров двадцать, мы же свернули раньше и сразу оказались на реке, текущей к западу. По другой карте до границы должно было остаться еще километров пятьдесят. Но ни на одной карте реки такого направления в пределах СССР показано не было, вместе с тем, она не могла быть и на финской стороне.

Chapter XI

The voyage of the Beagle. Chapter XI. Strait of Magellan - Climate of The Southern Coasts

Strait of Magellan Port Famine Ascent of Mount Tarn Forests Edible Fungus Zoology Great Sea-weed Leave Tierra del Fuego Climate Fruit-trees and Productions of the Southern Coasts Height of Snow-line on the Cordillera Descent of Glaciers to the Sea Icebergs formed Transportal of Boulders Climate and Productions of the Antarctic Islands Preservation of Frozen Carcasses Recapitulation IN THE end of May, 1834, we entered for a second time the eastern mouth of the Strait of Magellan. The country on both sides of this part of the Strait consists of nearly level plains, like those of Patagonia. Cape Negro, a little within the second Narrows, may be considered as the point where the land begins to assume the marked features of Tierra del Fuego. On the east coast, south of the Strait, broken park-like scenery in a like manner connects these two countries, which are opposed to each other in almost every feature. It is truly surprising to find in a space of twenty miles such a change in the landscape. If we take a rather greater distance, as between Port Famine and Gregory Bay, that is about sixty miles, the difference is still more wonderful. At the former place, we have rounded mountains concealed by impervious forests, which are drenched with the rain, brought by an endless succession of gales; while at Cape Gregory, there is a clear and bright blue sky over the dry and sterile plains.

V. Гепеустовская волынка

Побег из ГУЛАГа. Часть 2. V. Гепеустовская волынка

При дневном свете городишко оказался еще меньше: если бы не мрачный дом ГПУ, все было бы мирно, сонно, местами даже красиво, особенно там, где виден изрезанный бухтами глубокий залив. Здесь говорится — губа. Но Север — безнадежный. Одни болота и граниты. Пришли в комендатуру: узкий коридорчик, дощатая переборка, в ней окошко, как на Шпалерке, в помещении для передач, только все меньше. За окошком сидит здоровенный детина — гепеуст... Рожа круглая, сытая, румяная, сам толстый и такой же нахальный, как все. — Как мне получить разрешение на свидание с таким-то? — называю ему фамилию, надеясь, что он скажет, что разрешение для него уже есть. — Стол свиданий, — отвечает он, ни о чем не справляясь. — Но муж писал мне, что хлопочет о свидании, может быть, разрешение уже есть. — Стол свиданий. Щелк, окошко захлопывается. Не у кого даже спросить, где этот «стол свиданий». Выходим на улицу. Кто-то проходит мимо, но все похожи на заключенных, а с ними разговаривать нельзя, еще наделаешь им беды... Идем в управление ГПУ. Не поймешь, куда войти. Наконец, попадается гепеуст. — Скажите, где стол свиданий? — Второй этаж, — буркнул он на ходу. — Как же туда попасть? — кричу ему вдогонку. Махнул рукой — за угол дома. Верно. Нашли вход в канцелярию; окошечко, надпись: «Стол свиданий». Очередь: две пожилые интеллигентки, баба с грудным ребенком, которого она держит под полушубком, и дама в котиковом манто.

8. Концентрационный лагерь — коммерческое предприятие

Записки «вредителя». Часть III. Концлагерь. 8. Концентрационный лагерь — коммерческое предприятие

По материалам «Рыбпрома» и из разговоров с заключенными, работавшими в других отделениях и центральном управлении лагеря, его сложная структура и физиономия как производственного коммерческого предприятия становилась мне понятной. В 1931 году Соловецкий лагерь достиг максимума своего развития. В его состав входили четырнадцать отделений. Южной границей служили река Свирь и Ладожское озеро, северной — берег Северного Ледовитого океана. На этом протяжении, примерно полторы тысячи километров по линии Мурманской железной дороги, вытянулись, захватив и всю Карелию, производственные предприятия этого лагеря. Лагерь продолжал шириться и стремился выйти из этих пределов. Так как на восток распространению Соловецкого лагеря препятствуют владения другого огромного предприятия ГПУ — Севлона (северных лагерей особого назначения), а на запад — близость финской границы, то лагерь распускал свои щупальца на острова Ледовитого океана, Колгуев и Вайгач, и южный берег Кольского полуострова (Кандалакшский и Терский берега Белого моря). Число заключенных росло с каждым днем. Работы велись огромные и намечались еще большие. Распоряжаясь на территории так называемой Карельской автономной республики как полновластный хозяин, Соловецкий лагерь организовал в огромном масштабе параллельные всем государственным предприятиям Карелии свои коммерческие предприятия. Параллельно карельскому рыбному тресту — «Рыбпром», «Кареллесу» — свои лесозаготовки и свой сплав леса, свое производство кирпича, свое дорожное строительство, свои сельскохозяйственные и животноводческие фермы, совершенно забивая карельскую промышленность.

XX. Слезы

Побег из ГУЛАГа. Часть 1. XX. Слезы

«Воспрещается громко говорить, петь, плакать» (Из правил тюремного режима) В своем стремлении свести на нет все жизненные силы заключенных ГПУ дошло до того, что запретило плакать, когда при тюремном утомлении и тоске это становилось для многих настоящей потребностью. Конечно, можно было плакать беззвучно, закрыв глаза или притворившись, что болит голова. Но стоило надзирательнице заметить в глазок подозрительную позу, форточка щелкала, и начиналось не очень ласковое убеждение, что плакать нечего, нельзя, не разрешается. Когда кто-нибудь из старых надзирательниц простодушно, хотя и грубовато, обрывал: «Чего ревешь-то, брось!», — это звучало не так обидно, чем когда девчонки-комсомолки, тоже произведенные в надзирательницы, с подвитыми кудряшками, подбритыми, подрисованными бровками и намазанными губками, презрительно фыркали: «И очень даже стыдно! Уважать себя надо! Перестаньте, а то корпусному скажу!» Но были женщины больные, нервные, которые не могли сдержаться, и с ними расправлялись бесчеловечно. Под вечер, когда в камерах темнело, как в колодцах, а света не давали из экономии, становилось особенно тоскливо. Ничто не действовало так угнетающе, как этот холодный могильный сумрак. Все мыкались в эти последние полчаса до подачи света и хандрили. Помню, я раз не удержалась и сказала старой надзирательнице: — Если я когда-нибудь повешусь, так в ваши сумерки! — Что вы! Что вы! — искренне испугалась она. — Я бы рада, да нельзя, режим экономии. Я и так на пять минут раньше свет даю.

Результаты поиска по сайту

Страница результатов поиска по сайту

Ссылки

Ссылки : материалы на Русском и других языках, использующих Кириллицу

Bronze Age

Bronze Age : from 3300 to 1200 BC

Bronze Age : from 3300 to 1200 BC

II. Сборы на свидание

Побег из ГУЛАГа. Часть 2. II. Сборы на свидание

Свидание — это слово имеет такое значение в СССР, как никогда нигде не имело. Такой силы, такой глубины, кажется, вообще нет слов. Два раза в год можно просить о свидании с заключенным, с каторжником. Могут дать, могут и не дать. Просить можно только на месте, в УСЛОНе. Не дадут — ехать обратно, зная отныне, что заключенный зачислен в строгую категорию, и потому неизвестно, придется ли еще когда-нибудь увидеться. Дадут свидание — сможешь увидеть, но кого?.. в каком состоянии?.. Тень человека. Если бы сказали, что я увижу отца, умершего несколько лет назад, я, возможно, испытала бы волнение и потрясение не меньшее. Страшно было. Мальчик волновался так, что мы почти не могли говорить о предстоящем свидании. Дело дошло до трогательного, щемящего случая. Утром он мне сказал, что болен, и не пошел в школу. Когда я вернулась со службы, он лежал в постели, но мне показалось, что без меня что-то произошло. — Ты без меня вставал? — Да. — На улицу выходил? — Да. — Зачем? Не отвечая, он нагнулся за кровать и достал оттуда большой лист, скатанный в трубку. — Это карта. Мне хотелось знать место, где папа. Но мне дали такую большую карту. Другой не было. Она стоила три рубля. Но это мои деньги. Я не думал, что она будет такая большая, — тянул он ворчливо и смущенно. — И не знал, куда ее от меня спрятать? — Я думал, что ты рассердишься, что я не пошел в школу.