14. Краткий анализ результатов судебно-медицинскх экспертиз тел Дубининой, Золотарёва, Колеватова и Тибо-Бриньоля

Завершая описание и разбор телесных повреждений, зафиксированных при проведении судебно-медицинских экспертиз тел туристов, найденных в овраге, и, принимая во внимание соображения, изложенные в предыдущей главе, подведём некоторые итоги:

1) Сила, воздействие которой послужило причиной смерти Дубининой, Золотарёва и Тибо-Бриньоля, безусловно была очень значительной;

2) В случае Золотарёва и Дубининой можно видеть удивительное единообразие как внешнего силового воздействия, так и обусловленных им переломов рёбер;

3) Сила эта действовала с высокой точностью и избирательностью. Несмотря на разный рост и вес Дубининой и Золотарёва, внешнее воздействие, сломавшее рёбра обоим, не задело ключиц. Но при этом поломало вторые (и нижележащие) рёбра. Удивительна, прямо-таки, невероятна, прицельность приложения этой нагрузки! Чувство удивления только возрастёт, если мы примем во внимание то, что неповреждёнными остались плечевые кости рук. В самом деле, трудно даже вообразить какое положение должно занимать человеческое тело в момент причинения ему естественным образом столь странных повреждений. Если человек лежит на спине и на него следует неприцельный навал некоей значительной массы, то он должен получить перелом ключиц - в силу анатомических особенностей они расположены так, что в лежачем положении возвышаются над грудной клеткой. Если человек лежит на боку, то в случае неприцельного воздействия на грудную клетку большой падающей массы должны быть поломаны кости вышележащей руки... Но ничего этого мы не видим. Невозможно представить, чтобы некое неприцельное и неуправляемое воздействие стихийной природы (сход лавины, подвижка пласта прочного (фирнового) снега, свалившееся на грудь дерево и т.п.), в двух случаях проявило такую поразительную точность в выборе точки приложения;

4) Нельзя не заметить удивительной однотипности и других телесных повреждений, прежде всего, "дефектов мягких тканей" на задних частях головы. Такие "дефекты" мы видим у Людмилы Дубининой (на левой теменной кости), у Семёна Золотарёва (в правой теменной области) и Александра Колеватова (за правым ухом). Судмедэксперт Возрожденный квалифицировал данные повреждения как посмертные и вряд ли сильно покривил душой против истины. Однако очагом посмертного гниения плоти почти всегда является место нарушения целостности кожного покрова. Другими словами, трое из четырёх погибших получили травмы с рассечениями кожи незадолго до смерти, возможно, в самые последние минуты жизни (отсутствие отёчности указывает на быстрое прекращение полноценного кровообращения в этом месте). Теоретически, можно, конечно, предположить, что трое из четырёх человек, найденных в овраге, естественным образом падали назад и ударялись затылками о всевозможные твёрдые преграды - камни, стволы деревьев и т.п. Но нельзя не признать такую "падучесть" очень странной. Мы помним, что Людмила Дубинина, Семён Золотарёв и Александр Колеватов не имели обморожений (в отличие от своих товарищей, погибших на склоне и у кедра) и если они и страдали от холода, то страдания эти были скорее психо-эмоционального уровня, нежели физиологического. С точки зрения человеческой физиологии, они ещё не успели дойти до той степени переохладжения, когда у замерзающего начинается глубокое торможение нервной системы и сопуствующие этому опасные последствия - утрата координации движений, способность поддержания равновесия и пр. (т.н. сопор). Если первопричиной формирования отмеченных Возрожденным "дефектов мягких тканей" действительно явились рассечения кожи, то объяснить их естественным травмированием никак не получается - такое объяснение идёт вразрез и с повседневным опытом, и со здравым смыслом;

5) В развитие предыдущего пункта, следует упомянуть о другом не менее странном совпадении, отмечаемом опять-таки у тех же самых трёх из четырёх членов группы, обнаруженных в овраге (т.е. у Дубининой, Колеватова и Золотарёва). Речь идёт о локализации "дефектов мягких тканей" на лицевой части головы. Эти дефекты странным образом оказались сгруппированы в районе надбровных дуг и переносицы (с обнажением костей черепа). Все трое не имели бровей, а Дубинина и Золотарёв - ещё и глаз. Примечательно, что у Тибо-Бриньоля, чьё тело находилось в непосредственном контакте с телами Золотарёва и Колеватова, ничего подобного не отмечалось. У Тибо-Бриньоля судмедэксперт описал сползание волос и эпидермиса, но это следствие пребывания трупа в воде, а не какого-то особенно быстрого разложения плоти. Вот тут бы прокурору-криминалисту и поинтересоваться у замечательного судмедэксперта "как судебная медицина объясняет такое странное различие посмертных изменений, наблюдаемое у лиц, находившихся в одинаковых условиях окружающей среды одинаковое время?", но нет, вопроса такого не последовало. Думается, по двум причинам: во-первых, следователь Иванов, имея криминалистическое образование и неплохо разбираясь в судебной медицине, знал, каким будет ответ Возрождённого, а во-вторых, ожидаемый ответ никак не мог устроить следователя.

6) Помимо однотипных повреждений мягких тканей в области надбровных дуг и переносицы, отмеченных судмедэкспертизой у трёх из четырёх погибших, в актах СМЭ мы видим и другое любопытное совпадение, которое, опять-таки, наблюдается у трупов трёх человек - на этот раз у Дубининой, Колеватова и Тибо-Бриньоля. Речь идёт о наличии очагов разложения плоти ("дефектах мягких тканей") в районе челюстей погибших. В Акте судмедэкспертизы тела Людмилы Дубининой мы находим упоминание об "отсутствии мягких тканей верхней губы справа с истончением её краёв и обнажением альвеолярного края верхней челюсти и зубов". В случае с Александром Колеватовым судмедэксперт оказался более точен, он даже измерил обнаруженное повреждение ( дословно: "В области правой щеки дефект мягких тканей на участке размером 4,0*5,5 см. неправильно овальной формы с подмятыми сглаженными, истончёнными краями. Дном дефекта (...) являются кости нижней челюсти"). И наконец, в случае с Николаем Тибо-Бриньолем, читаем : "В области верхней челюсти слева дефект мягких тканей неправильной овальной формы размером 3,0*4,0 см. с истончёнными и слегка подмятыми краями, с обнажением альвеолярного края верхней челюсти". Если считать, что очагом гниения явилось повреждение кожи, то оказывается, что двое погибших - Колеватов и Дубинина - имели схожее травмирование в нижней части лица справа, а Тибо-Бриньоль, опять-таки, в нижней части лица, но с левой стороны. Можно с большой уверенностью предполагать, что изначальной причиной описанных в пп. 4)-6) "дефектов мягких частей" явились рассечения кожи (более или менее крупные - об этом судить сейчас невозможно), но эти раны не сохранились ввиду последовавших очаговых посмертных изменений (гниения и аутолиза). Эти моменты не были разъяснены судмедэкспертом ни в текстах экспертиз, ни в ответах на вопросы следователя, хотя такого рода предположения были не только допустимы, но и необходимы, поскольку способствовали прояснению картины случившегося с погибшими незадолго до смерти;

7) Весьма необычной представляется локализация травмы черепа Тибо-Бриньоля. Удар камнем (или падение на камень) исключил сам судмедэксперт Возрождённый ещё в 1959 г., отвечая на вопросы следователя Иванова после приобщения к делу результатов майских экспертиз. Соответствующий допрос, весьма, кстати, короткий и невнятный, в деле имеется. Чтобы дать объяснение странному повреждению черепа Тибо некоторые самодеятельные исследователи предположили, что голова пострадавшего во время схода лавины попала на объектив фотоаппарата, который вдавился в череп на глубину 2 см. Фотоаппарат, правда, не очень годится на роль источника воздействия, ибо ещё никто не видел фотоаппаратов с некруглыми объективами размером 3 см. на 2,5 см., но "фотоаппрат-убийца" является единственным объяснением, которое хоть как-то позволяет исключить из рассмотрения человеческий фактор в качестве источника воздействия на череп Тибо. Ведь все прочие предметы, имевшиеся в распоряжении группы Дятлова (топоры, алюминиевые кружки и т.п.) не подходят по причине совсем уж очевидного несоответствия размеру участка травмирования. Однако, как увидим из дальнейшего, ни о каких сходах лавин 1 февраля 1959 г. на склоне Холат-Сяхыл говорить не приходится. Кроме того, травмированный на склоне горы Тибо не перенёс бы ночной транспортировки в долину Лозьвы.

8) Непредвзятое рассмотрение описанных Возрождённых травм подводит к единственно логичному и обоснованному выводу о месте и времени их причинения. Дубинина, Золотарёв и Тибо-Бриньоль получили телесные повреждения внизу, в районе оврага, и случилось это незадолго до их смерти. Можно сказать иначе : травмирование предопределило их смерть либо там, где в мае 1959 г. нашли их тела, либо где-то неподалёку. Предположения, согласно которым туристы могли быть травмированы в другом месте, скажем, на склоне Холат-Сяхыл, не выдерживают никакой критики и лишены всякого смысла. Появление такого рода гипотез может быть объяснено лишь желанием некоторых исследователей подтянуть факты под те или иные надуманные версии. Попытки провести параллели между настоящим случаем и некими историческими фактами, когда туристы либо спортсмены с переломами рук, ног или рёбер сохраняли определённую двигательную активность, не выдерживают критики. В мировой истории спорта (в частности, альпинизма) действительно известны случаи феноменальной стойкости в перенесении боли но все они имели место с зарубежными спортсменами и относятся к сравнительно недавнему времени (70-е гг. 20-го века и последующие десятилетия). Иностранные альпинисты могли успешно завершать свои походы со сломанными рёбрами лишь потому, что в их распоряжении имелись мощные психостимулирующие препараты, снимающие боль и мобилизующие психофизические возможности организма. Ничего подобного у туристов из группы Дятлова не было и в помине, поэтому к такого рода историческим параллелям надо подходить очень осторожно. А если точнее, их надо просто избегать ввиду неуместности.

9) Необходимо однозначно указать на важный момент, который без должного разъяснения грозит остаться непонятым большинством читателей, мало знакомых с судебной медициной. Тела, найденные в овраге, подверглись заметному разложению, что и зафиксировано в актах судебно-медицинских экспертиз. Но разложение это происходило вовсе не в ручье, с температурой воды около 0°С, как может кто-то ошибочно подумать. Разложение плоти развилось в морге в период с 5 по 9 мая 1959 г. во время разморозки промороженных тел. В ручье имела место мацерация кожи, но это явление другой природы, нежели гниение и аутолиз (аутолиз - это распад клеток под воздействием собственных ферментов без участия микроорганизмов, а гниение - это уничтожение тканей под воздействием микроорганизмов, которое развивается при исчезновении имунного барьера). Кстати, гнилостные бактерии в своём большинстве являются аэробными, т.е. они нуждаются в доступе кислорода, которого в ледяной воде под 4-метровой толщей льда и снега практически не было. Другими словами, тела погибших были извлечены из оврага практически в том же самом состоянии, в каком они оказались там 1 февраля. А значит глаза Семёна Золотарёва, а также глаза и язык Людмилы Дубининой исчезли именно тогда.

10) Необычные телесные повреждения лиц, найденных в овраге, заставляет иначе взглянуть на травмы некоторых членов "первой пятёрки", прежде всего Дорошенко. Выделение серой пены из его дыхательных путей является серьёзным (хотя и косвенным) свидетельством физического насилия, которое он испытал незадолго до наступления смерти. Возможно, именно это насилие и спровоцировало его смерть (по крайней мере, ускорило). Каким мог быть источник этого специфического воздействия будет рассмотрено в соответствующем месте настоящего очерка.

Со времён Аристотеля философам был хорошо известен принцип "минимальной достаточности обоснования". Иногда его ошибочно называют "правилом Оккама" (или "бритвой Оккама") в честь францисканского монаха Уильяма Оккама, которому приписывают авторство, что не совсем верно. Альберт Эйнштейн удачно выразил упомянутый принцип следующей лаконичной фразой: "Всё следует упрощать до тех пор, пока это возможно, но не более того". К сожалению, современная образованщина весьма вульгарно интерпретирует слова Эйнштейна и потому нередко можно слышать от людей, считающих себя хорошо образованными, что-де "бритва Оккама" сводится к аксиоме "из всех возможных объяснений верным окажется самое простое".

Увы, Оккам никогда не утверждал ничего подобного, точно также, как не делал этого и Эйнштейн. Гибель группы Игоря Дятлова является классическим примером того, что вульгарная трактовка "правила Оккама" не работает в реальной жизненной обстановке и простыми объяснениями отнюдь не всегда можно объяснить сложные события или явления. Изложенные в этой и предыдущих главах доводы с очевидностью доказывают, что картина случившегося с погибшей группой туристов была крайне непростой, неочевидной и не имела явных логических связей между этапами развития трагедии. Объяснить гибель группы простыми, естественными и очевидными соображениями, увы, не получится при всём желании. Нам придётся искать связи неочевидные, логику нетрадиционную, а мотивы - умышленно замаскированные. Ну, а всем любителям вспоминать к месту и не к месту старика Оккама, нас остаётся лишь рекомендовать найти время, чтобы ознакомиться с его философским наследием не в пересказе.

Рассказ о судебно-медицинском исследовании трупов четырёх туристов, обнаруженных в овраге, будет неполным без упоминания весьма интригующего нюанса, не попавшего в дело, но плодящего всевозможные догадки уже несколько десятилетий. В воспоминаниях Генриетты Елисеевны Чуркиной, той самой эксперта-криминалиста, что исследовала в апреле 1959 г. палатку группы Дятлова, есть посвящённый этому странному обстоятельству фрагмент: "Присутствовала я и при медэкспертизе трупов, которую проводил Борис Возрожденный. Хорошо помню, когда сняли с них одежду и развесили на веревках, мы сразу обратили внимание, что она имеет какой-то странный светло-фиолетовый оттенок, хотя и была самых разных цветов. Я спросила Бориса: "Тебе не кажется, что одежда чем-то обработана?" Он согласился."

Честно говоря, не знаешь чему больше удивляться в этом бесхитросномй рассказе - простодушию лентяя или незамутнённой наивности глупца. Казалось бы, два эксперта - Возрождённый и Чуркина - люди с высшим образованием, компетентные в неких весьма узкоспециализированных вопросах, привлечены к описанию и исследованию трупов погибших людей и их вещей в рамках расследования весьма неординарного уголовного дела и они в силу своего положения просто обязаны были постараться выжать всю доступную информацию из всех возможных источников. У них перед глазами некий необычный феномен - появление в окраске одежды погибших странного фиолетового фона - и им, казалось бы, следует приложить все возможные усилия, чтобы понять природу этого феномена. И что же делают эти компетентные чудо-специалисты? Да, ровным счётом, ничего. Можно подумать, будто у живущих на Земле людей одежда сама-собой окрашивается в фиолетовые тона и оттенки каждый день... ну, или через день. А потому удивляться этому особенно и не стоит, подумаешь, какой пустяк: сегодня одежда окрасилась у "дятловцев" в овраге, а завтра - у нас с вами, эко невидаль!

Закон даёт эксперту право выйти за рамки поставленных перед экспертизой вопросов и сообщить следователю, назначившему экспертизу, информацию, о которой тот вовсе даже и не спрашивал. Закон мудр, за каждой его нормой - опыт тысяч и тысяч уголовных дел и человеческих судеб, и законодатель прекрасно понимает, что следователь может быть загружен несколькими сложными расследованиями, он может упускать из виду какие-то существенные нюансы, наконец, следователь может быть банально некомпетентен в каких-то узкоспециализированных областях. Именно поэтому он и обращается к эксперту - узкому специалисту - дабы тот указал и подсказал то, что следователь не увидит, не поймёт, не расшифрует. И вот эксперты Возрождённый и Чуркина увидели в морге центральной больницы город Ивделя странный и необъяснимый феномен, обсудили его и... благополучно забыли.

Нет его в деле, не упоминается светло-фиолетовый оттенок одежды погибших ни под каким соусом. Шапочки, трусы, носки, скомканные перчатки в правом кармане куртки Тибо-Бриньоля - это всё есть, а вот изменение цвета одежды опущено за ненадобностью. Самое нелепое в этой ситуации, абсурдное, если хотите, состоит в том, что эксперт Чуркина, рассказывая о случившемся, не почувствовала саморазоблачительности своего рассказа. Фактически она сказала "хреновые мы с Возрождённым эксперты, ленивые, тупые", но даже и не заметила этого. Ну, как, скажите, можно было игнорировать такое странное явление? А вдруг оно опасно, вдруг на одежде осаднения мышьяка... сурьмы... ртути или какого иного минерального яда?! Надо бы проверить, надо бы разобраться, в чём причина появления странного оттенка! И ладно бы ещё, коли попытка установить причину этого странного феномена не увенчалась успехом - это можно было бы списать на несовершенство оборудования и отсутствие должных методик исследований, но ведь никто даже и не попытался ничего выяснить.

Пусть читатель простит это вынужденное отступление, ибо в контексте настоящего очерка оно имеет особый смысл. Дело в том, что на факте присутствия странного оттенка одежды некоторые из исследователей трагедии группы Игоря Дятлова сделали весьма и весьма далеко идущие выводы. О том, например, что на месте гибели группы присутствовало некое вещество, вызвавшее помутнение рассудка и последующий побег по склону. Более того, существует даже по-настоящему дикая версия об ослеплении "дятловцев", которые лишившись возможности видеть окружавшие их предметы, лезли на кедр за дровами вслепую, наощупь... И смеяться тут не надо, игры человеческого разума порой способны завести очень далеко! А таинственное вещество, вызвавшее ослепление, попало на склон Холат-Сяхыл из баллистической ракеты, чей полёт аварийно завершился в ту ночь в этом месте.

Что хочется сказать по существу...

Феномен этот, если только он на самом деле существовал объективно, а не пригрезился Чуркиной (поскольку Возрождённый никогда о подобном не рассказывал), никак не мог быть связан с жидким ракетным топливом (нам приходится говорить именно о ракетном топливе, поскольку многие версии гибели группы Дятлова так или иначе увязывают случившуюся трагедию с ракетными испытаниями в районе перевала, о будет подробнее рассказано в соответствующем месте - так что сейчас мы немного забегаем вперёд). По целому ряду причин. Во-первых, жидкий кислород и керосин, на которых летали тогдашние стратегические ракеты Р-7, одежду не окрашивают. Жидкий кислород - это криогенное топливо, глубоко охлаждённое, попадая на одежду, он вызвал бы её мгновенную глубокую заморозку с образованием инея и человек в такой бы одежде умер очень быстро с весьма характерными признаками термического воздействия. Ничего подобного, как мы знаем, с дятловцами, найденными в ручье, не происходило. Керосин, используемый ракетчиками, никогда не подкрашивался голубым, поскольку любая минеральная присадка могла сказаться на его физико-химических свойствах, что было недопустимо. Во-вторых, другое ракетное топливо - гептил (несимметричный ди-метил-гидразин) - который в то время начал отрабатываться советскими ракетчиками, становится токсичен при концентрации в воздухе примерно в 50 раз ниже порога человеческого обоняния. Другими словами, туристы надышались бы гептила до смерти ещё до того, как успели бы заметить появление подозрительного запаха и бросились бы спасаться. В случае падения гептиловой ракеты неподалёку от палатки и воздействия облака на "дятловцев", ни о каких забегах по склону и лазании по кедру вслепую говорить не приходится.

Но если светло-фиолетовый оттенок на одежде дали не следы ракетного топлива, то что тогда?

Возможно, отгадка этого феномена кроется в том, что прокрашивание ткани странным веществом наблюдалось лишь на одежде лиц, найденных в ручье. Другими словами, именно вода ручья содержала некий минеральный краситель, придавший ей светло-фиолетовый оттенок. Урал богат полезными ископаемыми и вполне возможно, что недра Отортена и Холат-Сяхыл скрывают залежи неких руд и минералов, подходящие близко к поверхности Земли, либо вообще выходящие на поверхность. Косвенно эту догадку подтверждает факт наличия в районе Холат-Сяхыл мощной локальной магнитной аномалии. На её существование впервые указал петербургский исследователь трагедии группы Дятлова Евгений Вадимович Буянов, побывавший на месте трагедии и обнаруживший, что стрелка компаса на перевале указывает не на северный магнитный полюс, а отклоняется к западу на 31°. Принимая во внимание, что для ивдельского района в целом магнитное склонение считается восточным и принимается равным 17°50', видим, что магнитная аномалия искажает показания компаса почти на 50° (31°+17°50'=48°50')! Это очень много.

Если же говорить о появлении именно светло-фиолетового оттенка, то его мог придать одежде минерал халькантит (другое название - цианозит), сопровождающий медно-сульфидные месторождения. Он хорошо растворим в воде и встречается на Урале, в частности в районе Турьинских рудников (Сев. Урал, примерно 240 км. южнее Холат-Сяхыл). Нет ничего невозможного в том, чтобы выходы халькантита оказались в верховьях Лозьвы. Данное предположение не претендует на истину в последней инстанции и нуждается в проверке опытным путём (для этого достаточно будет поместить в притоках Лозьвы в районе перевала Дятлова на несколько недель образцы ткани и посмотреть, произойдёт ли прокрашивание). Однако такое предположение куда разумнее фантазий о необыкновенном ракетном топливе, избирательно воздействующем на четверых из девяти человек в палатке, не оставляющем следов химического поражения людей, но при этом чудесным образом окрашивающим их одежду.

Завершая анализ аспектов, связанных с судебно-медицинским описанием гибели туристов группы Игоря Дятлова, следует, пожалуй, остановиться на последней мрачной легенде, обычно упоминаемой в данном контексте. Имеется в виду пресловутый "необычный цвет кожи" погибших, о котором упоминали свидетели мартовских 1959 г. похорон (в мае похороны тел Дубининой, Золотарёва, Колеватова и Тибо-Бриньоля проводились в закрытых гробах, так что никто из посторонних ничего особенного не увидел - потому и не родилась очередная легенда). В странной окраске кожи лиц и рук погибших туристов участники похоронной процессии видели подспудное указание на тайну трагедии, им казалось, что если правильно "прочесть" этот знак, то разгадка обязательно приблизится. На самом деле, как представляется, в данном случае мы имеем дело с классическим мифом, для рождения которого необходимо совпадение двух условий: а) наличие реального события ("информационного повода"), преувеличенного в момент восприятия и искажённого при последующей передаче и б) готовность людей некритично воспринять искажённую информацию и передать её дальше, усиливая искажение собственными домыслами.

Что было на самом деле? Безусловно, погибшие в глазах рядовых горожан-обываетелей выглядели странно и даже жутко. Не забываем, что первая пятёрка "дятловцев" очень сильно поморозилась - обморожения пальцев рук 3-4 степени описаны практически у всех погибших. Подобное обморожение даже рукам живого человека придаёт такой вид, словно они обсыпаны графитовым порошком - это необратимый некроз тканей (который для живого человека закончится 100%-ой ампутацией обмороженной конечности). Плюс к этому у некоторых погибших, например, Юрия Дорошенко и Рустема Слободина, были обморожены по меньшей мере до 3 степени нос и уши, имевшие из-за этого багровый цвет. Безусловно, на участников похоронной процессии определенное впечатление произвёл также вид телесных повреждений, заметных на руках и лицах погибших. Это ещё более усиливало и без того тяжёлое впечатление от их вида.

Но на самом деле, все рассказы о "необычном виде" погибших не несут никакой рациональной информации, они, скорее, дезориентируют. "Необычность" цвета кожи погибших туристов - кажущаяся. Погибшие пролежали на воздухе почти месяц и отнюдь не всё время они были засыпаны снегом! Фактически открытые части их тел подвергались дублению. И наконец - это самое главное! - промерзание тел привело к замерзанию всех жидкостей в организме, образованию микрокристаллов льда, которые, расширяясь, разрушили внутриклеточные структуры. Когда в дальнейшем произошла разморозка тел в морге ни о каком восстановлении естественного цвета кожных покровов, разумеется, не могло быть и речи.

Из актов СМЭ нам известен приблизительный цвет кожных покровов погибших "лилово-красный", "кайма губ буро-лиловая" - у Возрождённого можно найти немало таких эпитетов. Нет никаких оснований предполагать, будто необычный цвет кожи погибших туристов объясняется воздействиями особой природы - химическими, либо термическими ожогами или чем-то подобным. Сам Борис Алексеевич никаких особых ремарок по поводу цвета кожных покровов не делает, по умолчанию считая таковой обычным для людей, погибших от переохлаждения и находившихся на открытом воздухе почти месяц (мы уже убеждались - и не раз! - что Возрожденный многое не отразил в своих актах, но в этом вопросе его описания кажутся объективно-исчерпывающими). Поэтому легенда о "необычном цвете кожи" погибших туристов группы Дятлова объясняется обычной неосведомлённостью подавляющей массы населения о том, как же должны выглядеть тела замёрзших людей, побывавшие в сходных условиях. Много ли жители Свердловска видели умерших от гипотермии и много ли они видели промороженных, а затем размороженных трупов? Думается, что 99,9% свердловчан вообще ни одного. Поэтому сравнивать им было не с чем, а значит и говорить о "необычности" у свидетелей нет никаких оснований. Именно в силу этого предание о "странном цвете кожи" погибших можно смело отнести к разряду мифов и более не вспоминать о нём, как не содержащем пригодной для анализа информации.

2100 г. до н.э. - 1550 г. до н.э.

С 2100 г. до н.э. по 1550 г. до н.э.

Средний Бронзовый век. От образования Среднего царства Древнего Египта в 2100-2000 г.г. до н.э. до начала Нового царства Древнего Египта примерно в 1550 г. до н.э.

Site Map

Site map of Proistoria.org

323 г. до н.э. - 30 г. до н.э.

C 323 г. до н.э. по 30 г. до н.э.

Эллинистический период. От смерти Александра Великого в 323 г. до н.э. до римского завоевания Птолемейского Египта в 30 г. до н.э.

4. Вечеракша

Записки «вредителя». Часть III. Концлагерь. 4. Вечеракша

Конвойный привел меня в общий пассажирский вагон железнодорожной ветки, соединяющей Попов остров со станцией Кемь, и сел на лавочку рядом со мной, зажав винтовку между колен В вагоне было много пассажиров: рабочих с лесопильного завода, местных крестьян, баб, ребятишек. Никто на меня не обращал внимания, так здесь все привыкли к арестантам-«услоновцам». В Кеми заключенных больше, чем жителей. Но мне казалась странной и моя фигура, переряженная в каторжные отрепья, и мое присутствие среди вольных людей с их обычными житейскими разговорами Особенно поражали меня дети, которых я не видел давно. Хотелось заговорить со славным белобрысым мальчонкой, который сидел против и косился на меня своими лукавыми глазенками, но за такой разговор — «нелегальное сношение с вольными» — мне грозил карцер. В открытое окно я видел болото, мелкий лес. Тоскливые, унылые места, но ни одного человека. Полтора года пробыл я в концлагере и полтора года, начиная с этапа, я всюду думал об одном — о побеге. Во всяком новом положении или месте я прежде всего думал, как это может повлиять на мой план побега, можно ли и как лучше бежать отсюда. И теперь, глядя в окно, я старался представить себе, можно ли бежать с поезда. В конце концов, может быть, если выбрать момент, соскочить на ходу... Конвойный вряд ли решится прыгнуть тоже. Он будет стрелять, но из-за хода поезда, наверное, промажет. Лесок кругом чахлый, но скрыться можно... В это время я заметил, что вдоль железнодорожного пути тянется дорога, и по ней за нашим поездом скачет верховой с ружьем.

Глава 11

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919. Глава 11

Возвратившись в город после двухмесячного отсутствия, я смотрел на Петроград глазами постороннего. Впечатление было безрадостным и мрачным. В морозные мартовские дни Петроград выглядел шумным, необузданным, румяным парнем, полным сил и эгоистических надежд. Знойным, душным августом Петроград казался истасканным, преждевременно состарившимся человеком неопределенного возраста, с мешками под глазами и душой, из которой подозрения и страхи выхолостили отвагу и решимость. Чужими выглядели неопрятные здания, грязные тротуары, лица людей на улицах. Обескураживало больше всего то, что происходившее в Петрограде выражало состояние всей страны. В последние годы старого режима Россия начала скольжение по наклонной плоскости. Мартовская революция высвободила силы, повлекшие страну дальше вниз. Она вступила в последнюю стадию падения. Заключительный этап распада пришелся на период между маем и октябрем 1917 года. В это время главным актером на политической сцене был Керенский. Как государственный деятель и лидер страны он был слишком ничтожен, чтобы влиять на ход событий. Сложившимся за рубежом мнением о значимости своей персоны он обязан рекламе. Представители союзнических правительств и пресса связывали с ним последнюю надежду на спасение России. Чтобы подбодрить себя, они представляли Керенского сильным, энергичным, умным патриотом, способным повернуть вспять неблагоприятное течение событий и превратить Россию в надежного военного союзника. Однако образованные люди России не обманывались. В начале марта рассказывали о первом дне пребывания Керенского на посту министра юстиции.

Глава 9

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919. Глава 9

Скрытые тенденции хаоса вскоре набрали достаточный импульс, чтобы вырваться на поверхность. В начале мая 1917 года население Петрограда вновь вышло на улицы. Бурные, многочисленные демонстрации ознаменовали первый осознанный вызов авторитету Временного правительства и обнаружили пропасть между мнениями образованных классов и народных масс. Непосредственным поводом для выступлений стало официальное объявление приверженности России целям войны, адресованное союзникам. Образованные россияне не принимали в расчет влияние революции на крестьянское сознание и требовали войны до победного конца. Политические партии от монархистов до социалистов считали само собой разумеющейся неизменность внешней политики. О сепаратном мире с Германией не помышляли, не видели необходимости и во временной передышке в наступательных операциях на фронте с целью реорганизации армии. Ораторы, представлявшие все оттенки политической мысли, выражали свое убеждение в том, что пренебрежение международными обязательствами и принятием всех возможных мер для победы в войне было бы изменой России, вероломством по отношению к союзникам и надругательством над демократическими принципами. Эти эмоции были чужды, однако, массам населения. Отмена политической цензуры подвергла незрелые умы крестьян и рабочих мощному воздействию пацифистской пропаганды. Солдаты общались друг с другом, не опасаясь подслушивания, и сходились в том, что каждому из них война надоела. Крестьяне, избавившиеся под воздействием революции от пассивности, отказывались считать окончательным вердикт правящих классов.

Воспоминания кавказского офицера : III

Воспоминания кавказского офицера : III

В Анухву, лежавшую в горах, против Анакопии, верст пятнадцать от морского берега, мы приехали поздно ночью. Микамбай ожидал нас каждый час, и наши постели были уже приготовлены в кунахской, как называют дом, назначенный для гостей. Абхазцы, равно как и черкесы, живут обыкновенно в хижинах, крытых соломою или камышом, которых плетневые стены плотно замазаны глиной, перемешанной с рубленою соломой. Весьма немногие знатные и богатые горцы строят рубленые деревянные дома. Микамбай имел такой дом, и по этой причине слыл очень богатым человеком. Дом этот, занятый его семейством, был в два этажа,с окнами, затянутыми пузырем, между которым кое-где проглядывало небольшое стеклышко, добытое от русских. Кроме того, Микамбай пользовался уважением народа еще по другой причине: его меховая шапка была постоянно обвита белою кисейною чалмой, доставлявшей ему вид и титул хаджия, хотя он никогда не бывал в Мекке. На Кавказе нередко горец, задумавший ехать в Мекку поклониться Каабе, надевает чалму, принимает название хаджи и пользуется им иногда всю жизнь, не думая исполнить своего обета; а народ смотрит на него с глубоким уважением, как на избранника веры. Весь следующий день хаджи Соломон посвятил обсуждению вопросов, касавшихся до нашего путешествия. Горцы не начинают никакого дела, не собрав для совета всех в нем участвующих. Переговоры бывают в этих случаях очень продолжительны, так как старики, излагающие обыкновенно содержание дела, любят говорить много и медленно, и в свою очередь также терпеливо и внимательно выслушивают чужие речи.

1715 - 1763

From 1715 to 1763

From the death of Louis XIV of France in 1715 to the end of the Seven Years' War in 1763.

2. Начало поисковой операции. Общая хронология розысков. Обнаружение первых тел погибших туристов

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу... 2. Начало поисковой операции. Общая хронология розысков. Обнаружение первых тел погибших туристов

20 февраля 1959 г. туристическая секция УПИ провела экстренное собрание на повестке которого стоял один вопрос: "ЧП с группой Дятлова!" Открыли собрание зав. кафедрой физического воспитания "Политеха" А.М.Вишневский и председатель студенческого профсоюзного комитета В.Е. Слободин. Они официально сообщили, что задержка группы Игоря Дятлова несанкционированна и рождает беспокойство относительно судьбы её участников. Решение собрания было единогласным: срочно организовать поисково-спасательную операцию и cформировать группы добровольцев из числа студентов института, готовых принять в ней участие. Также было решено обратиться за помощью к туристическим секциям других ВУЗов и учреждений Свердловска. В тот же день профком выделил деньги, необходимые для закупки продуктов и всего необходимого группам, готовящимся к выдвижению в район поисков. Заработала круглосуточная телефонная линия, призванная координировать всю деятельность участников в рамках разворачиваемой операции. Отдельным пунктом проходило решение о создании при студенческом профкоме штаба спасательных работ. На следующий день, 21 февраля, в район поисков стали выдвигаться туристические группы Юрия Блинова и Сергея Согрина, только что возвратившиеся в Свердловск из плановых походов. Третья группа туристов под руководством Владислава Карелина, по стечению обстоятельств уже находившаяся на Северном Урале, также заявила о готовности действовать в интересах спасательной операции. В тот же день спецрейсом на самолёте Ан-2 из Свердловска в Ивдель вылетели председатель спортклуба УПИ Лев Гордо и упомянутый выше член бюро туристической секции Юрий Блинов.

9. Заседание

Записки «вредителя». Часть I. Время террора. 9. Заседание

Получив это предписание, председатель правления, ввиду важности вопроса, срочно устроил себе командировку в Москву, предоставив оставшимся право разрешать неприятный вопрос без него. Зампред (заместитель председателя), хитрый шенкурский мужичок, чтобы по возможности свалить на других ответственность, собрал «расширенное заседание правления», вызвав всех беспартийных специалистов, заведующих отделами и частями треста и каких-то личностей сугубо партийного вида. Одна из особенностей зампреда — это полное отсутствие способностей выражать словами свои мысли. Понять смысл его речи можно только при большой способности и навыке, зато он непременно пробалтывался и говорил то, что никак рассказывать не следовало бы. Говорить ему мучительно трудно: он весь наливается кровью, задыхается, хрипит, издает очень много нечленораздельных звуков, в каждое предложение, которое так и остается неоконченным, несколько раз вставляет «одним словом», а конец фразы повторяет два-три раза подряд, забывая при этом начало или то, что хотел сказать дальше. Слушать его, может быть, еще тяжелее, потому что, раз начав, остановиться он никак не может и говорит не менее двух часов. Открывает он собрание торжественно и оглашает телеграмму председателя, которую тот успел прислать из Москвы. Задание установлено твердо — 500 траулеров, 1 500 000 тонн рыбы в год к 1 января 1933 года. В телеграмме «пред» обращается ко всему аппарату с призывом напрячь все усилия и выполнить. Дальше следует речь зампреда.

The pirates of Panama or The buccaneers of America

John Esquemeling : New York, Frederick A. Stokes company publishers, 1914

A true account of the famous adventures and daring deeds of Sir Henry Morgan and other notorious freebooters of the Spanish main by John Esquemeling, one of the buccaneers who was present at those tragedies. Contents

1. Арест

Записки «вредителя». Часть II. Тюрьма. 1. Арест

После опубликования постановления ГПУ о расстреле «48-ми» я не сомневался в том, что буду арестован. В постановлении о расстреле В. К. Толстого указывалось — «руководитель вредительства по Северному району» (это был мой ближайший друг); при таком же объявлении относительно С. В. Щербакова — «руководитель контрреволюционной организации в Севгосрыбтресте» (это был самый близкий мне человек из работников треста). Было очевидно, что спешно расстреляв «руководителей вредительской организации», далее будут искать «организацию», а так как никакой организации не было, то будут подбирать людей, наиболее подходящих для этого, по мнению ГПУ. В «Севгосрыбтресте», кроме Щербакова, был пока арестован только К. И. Кротов, который уже более полугода находился в тюрьме. Явно, что для «организации» этого было мало. Из оставшихся в «Севгосрыбтресте» специалистов, занимавших ответственные должности, было четверо, заведующих отделами: Н. Скрябин — заведующий планово-статистическим отделом, инженеры К. и П. — отделами техническим и рационализаторским, и я — научно-исследовательским. Главный инженер сменился в 1930 году и еще ничего не успел построить, так как ввиду беспрестанных изменений планов, строительных работ в 1930 году, в сущности, не было. Из кого ГПУ будет формировать уже объявленную «организацию» в «Севгосрыбтресте»? Несомненно, что меня должны взять в первую очередь: моя дружба с В. К. Толстым и С. В.