14. Краткий анализ результатов судебно-медицинскх экспертиз тел Дубининой, Золотарёва, Колеватова и Тибо-Бриньоля

Завершая описание и разбор телесных повреждений, зафиксированных при проведении судебно-медицинских экспертиз тел туристов, найденных в овраге, и, принимая во внимание соображения, изложенные в предыдущей главе, подведём некоторые итоги:

1) Сила, воздействие которой послужило причиной смерти Дубининой, Золотарёва и Тибо-Бриньоля, безусловно была очень значительной;

2) В случае Золотарёва и Дубининой можно видеть удивительное единообразие как внешнего силового воздействия, так и обусловленных им переломов рёбер;

3) Сила эта действовала с высокой точностью и избирательностью. Несмотря на разный рост и вес Дубининой и Золотарёва, внешнее воздействие, сломавшее рёбра обоим, не задело ключиц. Но при этом поломало вторые (и нижележащие) рёбра. Удивительна, прямо-таки, невероятна, прицельность приложения этой нагрузки! Чувство удивления только возрастёт, если мы примем во внимание то, что неповреждёнными остались плечевые кости рук. В самом деле, трудно даже вообразить какое положение должно занимать человеческое тело в момент причинения ему естественным образом столь странных повреждений. Если человек лежит на спине и на него следует неприцельный навал некоей значительной массы, то он должен получить перелом ключиц - в силу анатомических особенностей они расположены так, что в лежачем положении возвышаются над грудной клеткой. Если человек лежит на боку, то в случае неприцельного воздействия на грудную клетку большой падающей массы должны быть поломаны кости вышележащей руки... Но ничего этого мы не видим. Невозможно представить, чтобы некое неприцельное и неуправляемое воздействие стихийной природы (сход лавины, подвижка пласта прочного (фирнового) снега, свалившееся на грудь дерево и т.п.), в двух случаях проявило такую поразительную точность в выборе точки приложения;

4) Нельзя не заметить удивительной однотипности и других телесных повреждений, прежде всего, "дефектов мягких тканей" на задних частях головы. Такие "дефекты" мы видим у Людмилы Дубининой (на левой теменной кости), у Семёна Золотарёва (в правой теменной области) и Александра Колеватова (за правым ухом). Судмедэксперт Возрожденный квалифицировал данные повреждения как посмертные и вряд ли сильно покривил душой против истины. Однако очагом посмертного гниения плоти почти всегда является место нарушения целостности кожного покрова. Другими словами, трое из четырёх погибших получили травмы с рассечениями кожи незадолго до смерти, возможно, в самые последние минуты жизни (отсутствие отёчности указывает на быстрое прекращение полноценного кровообращения в этом месте). Теоретически, можно, конечно, предположить, что трое из четырёх человек, найденных в овраге, естественным образом падали назад и ударялись затылками о всевозможные твёрдые преграды - камни, стволы деревьев и т.п. Но нельзя не признать такую "падучесть" очень странной. Мы помним, что Людмила Дубинина, Семён Золотарёв и Александр Колеватов не имели обморожений (в отличие от своих товарищей, погибших на склоне и у кедра) и если они и страдали от холода, то страдания эти были скорее психо-эмоционального уровня, нежели физиологического. С точки зрения человеческой физиологии, они ещё не успели дойти до той степени переохладжения, когда у замерзающего начинается глубокое торможение нервной системы и сопуствующие этому опасные последствия - утрата координации движений, способность поддержания равновесия и пр. (т.н. сопор). Если первопричиной формирования отмеченных Возрожденным "дефектов мягких тканей" действительно явились рассечения кожи, то объяснить их естественным травмированием никак не получается - такое объяснение идёт вразрез и с повседневным опытом, и со здравым смыслом;

5) В развитие предыдущего пункта, следует упомянуть о другом не менее странном совпадении, отмечаемом опять-таки у тех же самых трёх из четырёх членов группы, обнаруженных в овраге (т.е. у Дубининой, Колеватова и Золотарёва). Речь идёт о локализации "дефектов мягких тканей" на лицевой части головы. Эти дефекты странным образом оказались сгруппированы в районе надбровных дуг и переносицы (с обнажением костей черепа). Все трое не имели бровей, а Дубинина и Золотарёв - ещё и глаз. Примечательно, что у Тибо-Бриньоля, чьё тело находилось в непосредственном контакте с телами Золотарёва и Колеватова, ничего подобного не отмечалось. У Тибо-Бриньоля судмедэксперт описал сползание волос и эпидермиса, но это следствие пребывания трупа в воде, а не какого-то особенно быстрого разложения плоти. Вот тут бы прокурору-криминалисту и поинтересоваться у замечательного судмедэксперта "как судебная медицина объясняет такое странное различие посмертных изменений, наблюдаемое у лиц, находившихся в одинаковых условиях окружающей среды одинаковое время?", но нет, вопроса такого не последовало. Думается, по двум причинам: во-первых, следователь Иванов, имея криминалистическое образование и неплохо разбираясь в судебной медицине, знал, каким будет ответ Возрождённого, а во-вторых, ожидаемый ответ никак не мог устроить следователя.

6) Помимо однотипных повреждений мягких тканей в области надбровных дуг и переносицы, отмеченных судмедэкспертизой у трёх из четырёх погибших, в актах СМЭ мы видим и другое любопытное совпадение, которое, опять-таки, наблюдается у трупов трёх человек - на этот раз у Дубининой, Колеватова и Тибо-Бриньоля. Речь идёт о наличии очагов разложения плоти ("дефектах мягких тканей") в районе челюстей погибших. В Акте судмедэкспертизы тела Людмилы Дубининой мы находим упоминание об "отсутствии мягких тканей верхней губы справа с истончением её краёв и обнажением альвеолярного края верхней челюсти и зубов". В случае с Александром Колеватовым судмедэксперт оказался более точен, он даже измерил обнаруженное повреждение ( дословно: "В области правой щеки дефект мягких тканей на участке размером 4,0*5,5 см. неправильно овальной формы с подмятыми сглаженными, истончёнными краями. Дном дефекта (...) являются кости нижней челюсти"). И наконец, в случае с Николаем Тибо-Бриньолем, читаем : "В области верхней челюсти слева дефект мягких тканей неправильной овальной формы размером 3,0*4,0 см. с истончёнными и слегка подмятыми краями, с обнажением альвеолярного края верхней челюсти". Если считать, что очагом гниения явилось повреждение кожи, то оказывается, что двое погибших - Колеватов и Дубинина - имели схожее травмирование в нижней части лица справа, а Тибо-Бриньоль, опять-таки, в нижней части лица, но с левой стороны. Можно с большой уверенностью предполагать, что изначальной причиной описанных в пп. 4)-6) "дефектов мягких частей" явились рассечения кожи (более или менее крупные - об этом судить сейчас невозможно), но эти раны не сохранились ввиду последовавших очаговых посмертных изменений (гниения и аутолиза). Эти моменты не были разъяснены судмедэкспертом ни в текстах экспертиз, ни в ответах на вопросы следователя, хотя такого рода предположения были не только допустимы, но и необходимы, поскольку способствовали прояснению картины случившегося с погибшими незадолго до смерти;

7) Весьма необычной представляется локализация травмы черепа Тибо-Бриньоля. Удар камнем (или падение на камень) исключил сам судмедэксперт Возрождённый ещё в 1959 г., отвечая на вопросы следователя Иванова после приобщения к делу результатов майских экспертиз. Соответствующий допрос, весьма, кстати, короткий и невнятный, в деле имеется. Чтобы дать объяснение странному повреждению черепа Тибо некоторые самодеятельные исследователи предположили, что голова пострадавшего во время схода лавины попала на объектив фотоаппарата, который вдавился в череп на глубину 2 см. Фотоаппарат, правда, не очень годится на роль источника воздействия, ибо ещё никто не видел фотоаппаратов с некруглыми объективами размером 3 см. на 2,5 см., но "фотоаппрат-убийца" является единственным объяснением, которое хоть как-то позволяет исключить из рассмотрения человеческий фактор в качестве источника воздействия на череп Тибо. Ведь все прочие предметы, имевшиеся в распоряжении группы Дятлова (топоры, алюминиевые кружки и т.п.) не подходят по причине совсем уж очевидного несоответствия размеру участка травмирования. Однако, как увидим из дальнейшего, ни о каких сходах лавин 1 февраля 1959 г. на склоне Холат-Сяхыл говорить не приходится. Кроме того, травмированный на склоне горы Тибо не перенёс бы ночной транспортировки в долину Лозьвы.

8) Непредвзятое рассмотрение описанных Возрождённых травм подводит к единственно логичному и обоснованному выводу о месте и времени их причинения. Дубинина, Золотарёв и Тибо-Бриньоль получили телесные повреждения внизу, в районе оврага, и случилось это незадолго до их смерти. Можно сказать иначе : травмирование предопределило их смерть либо там, где в мае 1959 г. нашли их тела, либо где-то неподалёку. Предположения, согласно которым туристы могли быть травмированы в другом месте, скажем, на склоне Холат-Сяхыл, не выдерживают никакой критики и лишены всякого смысла. Появление такого рода гипотез может быть объяснено лишь желанием некоторых исследователей подтянуть факты под те или иные надуманные версии. Попытки провести параллели между настоящим случаем и некими историческими фактами, когда туристы либо спортсмены с переломами рук, ног или рёбер сохраняли определённую двигательную активность, не выдерживают критики. В мировой истории спорта (в частности, альпинизма) действительно известны случаи феноменальной стойкости в перенесении боли но все они имели место с зарубежными спортсменами и относятся к сравнительно недавнему времени (70-е гг. 20-го века и последующие десятилетия). Иностранные альпинисты могли успешно завершать свои походы со сломанными рёбрами лишь потому, что в их распоряжении имелись мощные психостимулирующие препараты, снимающие боль и мобилизующие психофизические возможности организма. Ничего подобного у туристов из группы Дятлова не было и в помине, поэтому к такого рода историческим параллелям надо подходить очень осторожно. А если точнее, их надо просто избегать ввиду неуместности.

9) Необходимо однозначно указать на важный момент, который без должного разъяснения грозит остаться непонятым большинством читателей, мало знакомых с судебной медициной. Тела, найденные в овраге, подверглись заметному разложению, что и зафиксировано в актах судебно-медицинских экспертиз. Но разложение это происходило вовсе не в ручье, с температурой воды около 0°С, как может кто-то ошибочно подумать. Разложение плоти развилось в морге в период с 5 по 9 мая 1959 г. во время разморозки промороженных тел. В ручье имела место мацерация кожи, но это явление другой природы, нежели гниение и аутолиз (аутолиз - это распад клеток под воздействием собственных ферментов без участия микроорганизмов, а гниение - это уничтожение тканей под воздействием микроорганизмов, которое развивается при исчезновении имунного барьера). Кстати, гнилостные бактерии в своём большинстве являются аэробными, т.е. они нуждаются в доступе кислорода, которого в ледяной воде под 4-метровой толщей льда и снега практически не было. Другими словами, тела погибших были извлечены из оврага практически в том же самом состоянии, в каком они оказались там 1 февраля. А значит глаза Семёна Золотарёва, а также глаза и язык Людмилы Дубининой исчезли именно тогда.

10) Необычные телесные повреждения лиц, найденных в овраге, заставляет иначе взглянуть на травмы некоторых членов "первой пятёрки", прежде всего Дорошенко. Выделение серой пены из его дыхательных путей является серьёзным (хотя и косвенным) свидетельством физического насилия, которое он испытал незадолго до наступления смерти. Возможно, именно это насилие и спровоцировало его смерть (по крайней мере, ускорило). Каким мог быть источник этого специфического воздействия будет рассмотрено в соответствующем месте настоящего очерка.

Со времён Аристотеля философам был хорошо известен принцип "минимальной достаточности обоснования". Иногда его ошибочно называют "правилом Оккама" (или "бритвой Оккама") в честь францисканского монаха Уильяма Оккама, которому приписывают авторство, что не совсем верно. Альберт Эйнштейн удачно выразил упомянутый принцип следующей лаконичной фразой: "Всё следует упрощать до тех пор, пока это возможно, но не более того". К сожалению, современная образованщина весьма вульгарно интерпретирует слова Эйнштейна и потому нередко можно слышать от людей, считающих себя хорошо образованными, что-де "бритва Оккама" сводится к аксиоме "из всех возможных объяснений верным окажется самое простое".

Увы, Оккам никогда не утверждал ничего подобного, точно также, как не делал этого и Эйнштейн. Гибель группы Игоря Дятлова является классическим примером того, что вульгарная трактовка "правила Оккама" не работает в реальной жизненной обстановке и простыми объяснениями отнюдь не всегда можно объяснить сложные события или явления. Изложенные в этой и предыдущих главах доводы с очевидностью доказывают, что картина случившегося с погибшей группой туристов была крайне непростой, неочевидной и не имела явных логических связей между этапами развития трагедии. Объяснить гибель группы простыми, естественными и очевидными соображениями, увы, не получится при всём желании. Нам придётся искать связи неочевидные, логику нетрадиционную, а мотивы - умышленно замаскированные. Ну, а всем любителям вспоминать к месту и не к месту старика Оккама, нас остаётся лишь рекомендовать найти время, чтобы ознакомиться с его философским наследием не в пересказе.

Рассказ о судебно-медицинском исследовании трупов четырёх туристов, обнаруженных в овраге, будет неполным без упоминания весьма интригующего нюанса, не попавшего в дело, но плодящего всевозможные догадки уже несколько десятилетий. В воспоминаниях Генриетты Елисеевны Чуркиной, той самой эксперта-криминалиста, что исследовала в апреле 1959 г. палатку группы Дятлова, есть посвящённый этому странному обстоятельству фрагмент: "Присутствовала я и при медэкспертизе трупов, которую проводил Борис Возрожденный. Хорошо помню, когда сняли с них одежду и развесили на веревках, мы сразу обратили внимание, что она имеет какой-то странный светло-фиолетовый оттенок, хотя и была самых разных цветов. Я спросила Бориса: "Тебе не кажется, что одежда чем-то обработана?" Он согласился."

Честно говоря, не знаешь чему больше удивляться в этом бесхитросномй рассказе - простодушию лентяя или незамутнённой наивности глупца. Казалось бы, два эксперта - Возрождённый и Чуркина - люди с высшим образованием, компетентные в неких весьма узкоспециализированных вопросах, привлечены к описанию и исследованию трупов погибших людей и их вещей в рамках расследования весьма неординарного уголовного дела и они в силу своего положения просто обязаны были постараться выжать всю доступную информацию из всех возможных источников. У них перед глазами некий необычный феномен - появление в окраске одежды погибших странного фиолетового фона - и им, казалось бы, следует приложить все возможные усилия, чтобы понять природу этого феномена. И что же делают эти компетентные чудо-специалисты? Да, ровным счётом, ничего. Можно подумать, будто у живущих на Земле людей одежда сама-собой окрашивается в фиолетовые тона и оттенки каждый день... ну, или через день. А потому удивляться этому особенно и не стоит, подумаешь, какой пустяк: сегодня одежда окрасилась у "дятловцев" в овраге, а завтра - у нас с вами, эко невидаль!

Закон даёт эксперту право выйти за рамки поставленных перед экспертизой вопросов и сообщить следователю, назначившему экспертизу, информацию, о которой тот вовсе даже и не спрашивал. Закон мудр, за каждой его нормой - опыт тысяч и тысяч уголовных дел и человеческих судеб, и законодатель прекрасно понимает, что следователь может быть загружен несколькими сложными расследованиями, он может упускать из виду какие-то существенные нюансы, наконец, следователь может быть банально некомпетентен в каких-то узкоспециализированных областях. Именно поэтому он и обращается к эксперту - узкому специалисту - дабы тот указал и подсказал то, что следователь не увидит, не поймёт, не расшифрует. И вот эксперты Возрождённый и Чуркина увидели в морге центральной больницы город Ивделя странный и необъяснимый феномен, обсудили его и... благополучно забыли.

Нет его в деле, не упоминается светло-фиолетовый оттенок одежды погибших ни под каким соусом. Шапочки, трусы, носки, скомканные перчатки в правом кармане куртки Тибо-Бриньоля - это всё есть, а вот изменение цвета одежды опущено за ненадобностью. Самое нелепое в этой ситуации, абсурдное, если хотите, состоит в том, что эксперт Чуркина, рассказывая о случившемся, не почувствовала саморазоблачительности своего рассказа. Фактически она сказала "хреновые мы с Возрождённым эксперты, ленивые, тупые", но даже и не заметила этого. Ну, как, скажите, можно было игнорировать такое странное явление? А вдруг оно опасно, вдруг на одежде осаднения мышьяка... сурьмы... ртути или какого иного минерального яда?! Надо бы проверить, надо бы разобраться, в чём причина появления странного оттенка! И ладно бы ещё, коли попытка установить причину этого странного феномена не увенчалась успехом - это можно было бы списать на несовершенство оборудования и отсутствие должных методик исследований, но ведь никто даже и не попытался ничего выяснить.

Пусть читатель простит это вынужденное отступление, ибо в контексте настоящего очерка оно имеет особый смысл. Дело в том, что на факте присутствия странного оттенка одежды некоторые из исследователей трагедии группы Игоря Дятлова сделали весьма и весьма далеко идущие выводы. О том, например, что на месте гибели группы присутствовало некое вещество, вызвавшее помутнение рассудка и последующий побег по склону. Более того, существует даже по-настоящему дикая версия об ослеплении "дятловцев", которые лишившись возможности видеть окружавшие их предметы, лезли на кедр за дровами вслепую, наощупь... И смеяться тут не надо, игры человеческого разума порой способны завести очень далеко! А таинственное вещество, вызвавшее ослепление, попало на склон Холат-Сяхыл из баллистической ракеты, чей полёт аварийно завершился в ту ночь в этом месте.

Что хочется сказать по существу...

Феномен этот, если только он на самом деле существовал объективно, а не пригрезился Чуркиной (поскольку Возрождённый никогда о подобном не рассказывал), никак не мог быть связан с жидким ракетным топливом (нам приходится говорить именно о ракетном топливе, поскольку многие версии гибели группы Дятлова так или иначе увязывают случившуюся трагедию с ракетными испытаниями в районе перевала, о будет подробнее рассказано в соответствующем месте - так что сейчас мы немного забегаем вперёд). По целому ряду причин. Во-первых, жидкий кислород и керосин, на которых летали тогдашние стратегические ракеты Р-7, одежду не окрашивают. Жидкий кислород - это криогенное топливо, глубоко охлаждённое, попадая на одежду, он вызвал бы её мгновенную глубокую заморозку с образованием инея и человек в такой бы одежде умер очень быстро с весьма характерными признаками термического воздействия. Ничего подобного, как мы знаем, с дятловцами, найденными в ручье, не происходило. Керосин, используемый ракетчиками, никогда не подкрашивался голубым, поскольку любая минеральная присадка могла сказаться на его физико-химических свойствах, что было недопустимо. Во-вторых, другое ракетное топливо - гептил (несимметричный ди-метил-гидразин) - который в то время начал отрабатываться советскими ракетчиками, становится токсичен при концентрации в воздухе примерно в 50 раз ниже порога человеческого обоняния. Другими словами, туристы надышались бы гептила до смерти ещё до того, как успели бы заметить появление подозрительного запаха и бросились бы спасаться. В случае падения гептиловой ракеты неподалёку от палатки и воздействия облака на "дятловцев", ни о каких забегах по склону и лазании по кедру вслепую говорить не приходится.

Но если светло-фиолетовый оттенок на одежде дали не следы ракетного топлива, то что тогда?

Возможно, отгадка этого феномена кроется в том, что прокрашивание ткани странным веществом наблюдалось лишь на одежде лиц, найденных в ручье. Другими словами, именно вода ручья содержала некий минеральный краситель, придавший ей светло-фиолетовый оттенок. Урал богат полезными ископаемыми и вполне возможно, что недра Отортена и Холат-Сяхыл скрывают залежи неких руд и минералов, подходящие близко к поверхности Земли, либо вообще выходящие на поверхность. Косвенно эту догадку подтверждает факт наличия в районе Холат-Сяхыл мощной локальной магнитной аномалии. На её существование впервые указал петербургский исследователь трагедии группы Дятлова Евгений Вадимович Буянов, побывавший на месте трагедии и обнаруживший, что стрелка компаса на перевале указывает не на северный магнитный полюс, а отклоняется к западу на 31°. Принимая во внимание, что для ивдельского района в целом магнитное склонение считается восточным и принимается равным 17°50', видим, что магнитная аномалия искажает показания компаса почти на 50° (31°+17°50'=48°50')! Это очень много.

Если же говорить о появлении именно светло-фиолетового оттенка, то его мог придать одежде минерал халькантит (другое название - цианозит), сопровождающий медно-сульфидные месторождения. Он хорошо растворим в воде и встречается на Урале, в частности в районе Турьинских рудников (Сев. Урал, примерно 240 км. южнее Холат-Сяхыл). Нет ничего невозможного в том, чтобы выходы халькантита оказались в верховьях Лозьвы. Данное предположение не претендует на истину в последней инстанции и нуждается в проверке опытным путём (для этого достаточно будет поместить в притоках Лозьвы в районе перевала Дятлова на несколько недель образцы ткани и посмотреть, произойдёт ли прокрашивание). Однако такое предположение куда разумнее фантазий о необыкновенном ракетном топливе, избирательно воздействующем на четверых из девяти человек в палатке, не оставляющем следов химического поражения людей, но при этом чудесным образом окрашивающим их одежду.

Завершая анализ аспектов, связанных с судебно-медицинским описанием гибели туристов группы Игоря Дятлова, следует, пожалуй, остановиться на последней мрачной легенде, обычно упоминаемой в данном контексте. Имеется в виду пресловутый "необычный цвет кожи" погибших, о котором упоминали свидетели мартовских 1959 г. похорон (в мае похороны тел Дубининой, Золотарёва, Колеватова и Тибо-Бриньоля проводились в закрытых гробах, так что никто из посторонних ничего особенного не увидел - потому и не родилась очередная легенда). В странной окраске кожи лиц и рук погибших туристов участники похоронной процессии видели подспудное указание на тайну трагедии, им казалось, что если правильно "прочесть" этот знак, то разгадка обязательно приблизится. На самом деле, как представляется, в данном случае мы имеем дело с классическим мифом, для рождения которого необходимо совпадение двух условий: а) наличие реального события ("информационного повода"), преувеличенного в момент восприятия и искажённого при последующей передаче и б) готовность людей некритично воспринять искажённую информацию и передать её дальше, усиливая искажение собственными домыслами.

Что было на самом деле? Безусловно, погибшие в глазах рядовых горожан-обываетелей выглядели странно и даже жутко. Не забываем, что первая пятёрка "дятловцев" очень сильно поморозилась - обморожения пальцев рук 3-4 степени описаны практически у всех погибших. Подобное обморожение даже рукам живого человека придаёт такой вид, словно они обсыпаны графитовым порошком - это необратимый некроз тканей (который для живого человека закончится 100%-ой ампутацией обмороженной конечности). Плюс к этому у некоторых погибших, например, Юрия Дорошенко и Рустема Слободина, были обморожены по меньшей мере до 3 степени нос и уши, имевшие из-за этого багровый цвет. Безусловно, на участников похоронной процессии определенное впечатление произвёл также вид телесных повреждений, заметных на руках и лицах погибших. Это ещё более усиливало и без того тяжёлое впечатление от их вида.

Но на самом деле, все рассказы о "необычном виде" погибших не несут никакой рациональной информации, они, скорее, дезориентируют. "Необычность" цвета кожи погибших туристов - кажущаяся. Погибшие пролежали на воздухе почти месяц и отнюдь не всё время они были засыпаны снегом! Фактически открытые части их тел подвергались дублению. И наконец - это самое главное! - промерзание тел привело к замерзанию всех жидкостей в организме, образованию микрокристаллов льда, которые, расширяясь, разрушили внутриклеточные структуры. Когда в дальнейшем произошла разморозка тел в морге ни о каком восстановлении естественного цвета кожных покровов, разумеется, не могло быть и речи.

Из актов СМЭ нам известен приблизительный цвет кожных покровов погибших "лилово-красный", "кайма губ буро-лиловая" - у Возрождённого можно найти немало таких эпитетов. Нет никаких оснований предполагать, будто необычный цвет кожи погибших туристов объясняется воздействиями особой природы - химическими, либо термическими ожогами или чем-то подобным. Сам Борис Алексеевич никаких особых ремарок по поводу цвета кожных покровов не делает, по умолчанию считая таковой обычным для людей, погибших от переохлаждения и находившихся на открытом воздухе почти месяц (мы уже убеждались - и не раз! - что Возрожденный многое не отразил в своих актах, но в этом вопросе его описания кажутся объективно-исчерпывающими). Поэтому легенда о "необычном цвете кожи" погибших туристов группы Дятлова объясняется обычной неосведомлённостью подавляющей массы населения о том, как же должны выглядеть тела замёрзших людей, побывавшие в сходных условиях. Много ли жители Свердловска видели умерших от гипотермии и много ли они видели промороженных, а затем размороженных трупов? Думается, что 99,9% свердловчан вообще ни одного. Поэтому сравнивать им было не с чем, а значит и говорить о "необычности" у свидетелей нет никаких оснований. Именно в силу этого предание о "странном цвете кожи" погибших можно смело отнести к разряду мифов и более не вспоминать о нём, как не содержащем пригодной для анализа информации.

The Effects of a Global Thermonuclear War

Wm. Robert Johnston: Last updated 18 August 2003

4th edition: escalation in 1988 By Wm. Robert Johnston. Last updated 18 August 2003. Introduction The following is an approximate description of the effects of a global nuclear war. For the purposes of illustration it is assumed that a war resulted in mid-1988 from military conflict between the Warsaw Pact and NATO. This is in some ways a worst-case scenario (total numbers of strategic warheads deployed by the superpowers peaked about this time; the scenario implies a greater level of military readiness; and impact on global climate and crop yields are greatest for a war in August). Some details, such as the time of attack, the events leading to war, and the winds affecting fallout patterns, are only meant to be illustrative. This applies also to the global geopolitical aftermath, which represents the author's efforts at intelligent speculation. There is much public misconception concerning the physical effects of nuclear war--some of it motivated by politics. Certainly the predictions described here are uncertain: for example, casualty figures in the U.S. are accurate perhaps to within 30% for the first few days, but the number of survivors in the U.S. after one year could differ from these figures by as much as a factor of four. Nonetheless, there is no reasonable basis for expecting results radically different from this description--for example, there is no scientific basis for expecting the extinction of the human species. Note that the most severe predictions concerning nuclear winter have now been evaluated and discounted by most of the scientific community. Sources supplying the basis for this description include the U.S.

Борьба за Красный Петроград

Корнатовский, Н.А.: Л., изд-во «Красной газеты», 1929

В истории Октябрьской революции и гражданской войны в России Петроград занимает исключительное место. Первый коллективный боец в дни великого Октября - Петроград приобрел себе славу и первого героического города в годы тяжелой, изнурительной гражданской войны. В фокусе ожесточенной борьбы за Петроград символически отразились начало и конец классового поединка в России. Корниловское наступление на Петроград в августе - сентябре 1917 г., явившееся походом буржуазно-помещичьей контрреволюции против революционного пролетариата России, знаменовало собой начало кровопролитной гражданской войны. Это наступление было ликвидировано прежде, чем смогло вылиться в определенные реальные формы. Последняя попытка белой гвардии завладеть Петроградом в октябре 1919 г., совпавшая по времени с переходом в решительное наступление на Москву южной контрреволюции, была уже по существу агонией белого дела, ее предсмертными судорогами и увенчалась победой пролетарской революции. Непосредственно на Петроградском фронте была одержана победа не столько над отечественной контрреволюцией, сколько над вдохновлявшей ее мировой буржуазией. Империалистическая политика стран-победительниц в мировой войне получила серьезный удар на северо-западе России, - удар, предвосхитивший победу Советов на всех фронтах гражданской войны.

«Шнелльботы». Германские торпедные катера Второй мировой войны

Морозов, М. Э.: М., АОЗТ редакция журнала «Моделист-конструктор», 1999

Британский историк Питер Смит, известный своими исследованиями боевых действий в Ла-Манше и южной части Северного моря, написал о «шнелльботах», что «к концу войны они оставались единственной силой, не подчинившейся британскому господству на море». Не оставляет сомнения, что в лице «шнелльбота» немецким конструкторам удалось создать отличный боевой корабль. Как ни странно, этому способствовал отказ от высоких скоростных показателей, и, как следствие, возможность оснастить катера дизельными двигателями. Такое решение положительно сказалось на улучшении живучести «москитов». Ни один из них не погиб от случайного возгорания, что нередко происходило в английском и американском флотах. Увеличенное водоизмещение позволило сделать конструкцию катеров весьма устойчивой к боевым повреждениям. Скользящий таранный удар эсминца, подрыв на мине или попадание 2-3 снарядов калибра свыше 100-мм не приводили, как правило, к неизбежной гибели катера (например, 15 марта 1942 года S-105 пришел своим ходом в базу, получив около 80 пробоин от осколков, пуль и снарядов малокалиберных пушек), хотя часто «шнелльботы» приходилось уничтожать из-за условий тактической обстановки. Еще одной особенностью, резко вы­делявшей «шнелльботы» из ряда тор­педных катеров других стран, стала ог­ромная по тем временам дальность плавания - до 800-900 миль 30-узловым ходом (М. Уитли в своей работе «Deutsche Seestreitkraefte 1939-1945» называет даже большую цифру-870 миль 39-узловым ходом, во что, однако, трудно поверить). Фактически германское командование даже не могло ее пол­ностью реализовать из-за большого риска использовать катера в светлое время суток, особенно со второй половины войны. Значительный радиус действия, несвойственные катерам того времени вытянутые круглоскулые обводы и внушительные размеры, по мнению многих, ставили германские торпедные катера в один ряд с миноносцами. С этим можно согласиться с той лишь оговоркой, что всетаки «шнелльботы» оставались торпедными, а не торпедно-артиллерийскими кораблями. Спектр решаемых ими задач был намного уже, чем у миноносцев Второй мировой войны. Проводя аналогию с современной классификацией «ракетный катер» - «малый ракетный корабль», «шнелльботы» правильнее считать малыми торпедными кораблями. Удачной оказалась и конструкция корпуса. Полубак со встроенными тор­педными аппаратами улучшал мореходные качества - «шнелльботы» сохраняли возможность использовать оружие при волнении до 4-5 баллов, а малая высота борта и рубки весьма существенно уменьшали силуэт. В проведенных англичанами после войны сравнительных испытаниях германских и британских катеров выяснилось, что в ночных условиях «немец» визуально замечал противника раньше. Большие нарекания вызывало оружие самообороны - артиллерия. Не имея возможности строить параллельно с торпедными катерами их артиллерийские аналоги, как это делали англичане, немцы с конца 1941 года начали проигрывать «москитам» противника. Позднейшие попытки усилить огневую мощь «шнелльботов» до некоторой степени сократили это отставание, но полностью ликвидировать его не удалось. По части оснащения техническими средствами обнаружения германские катера также серьезно отставали от своих противников. За всю войну они так и не получили более-менее удовлетворительного малогабаритного радара. С появлением станции радиотехнической разведки «Наксос» немцы лишили врага преимущества внезапности, однако не решили проблему обнаружения целей. Таким образом, несмотря на определенные недостатки, в целом германские торпедные катера не только соответствовали предъявляемым требованиям, но и по праву считались одними из лучших представителей своего класса времен Второй мировой войны. Морская коллекция.

Les Grandes Misères de la guerre

Jacques Callot. Les Grandes Misères de la guerre, 1633

Les Grandes Misères de la guerre sont une série de dix-huit eaux-fortes, éditées en 1633, et qui constituent l'une des œuvres maitresses de Jacques Callot. Le titre exact en est (d'après la planche de titre) : Les Misères et les Malheurs de la guerre, mais on appelle fréquemment cette série Les Grandes Misères... pour la différencier de la série Les Petites Misères de la guerre. Cette suite se compose de dix-huit pièces qui représentent, plus complètement que dans les Petites Misères, les malheurs occasionnés par la guerre. Les plaques sont conservées au Musée lorrain de Nancy.

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу...

Ракитин А.И. Апрель 2010 - ноябрь 2011 гг.

23 января 1959г. из Свердловска выехала группа туристов в составе 10 человек, которая поставила своей задачей пройти по лесам и горам Северного Урала лыжным походом 3-й (наивысшей) категории сложности. За 16 дней участники похода должны были преодолеть на лыжах не менее 350 км. и совершить восхождения на североуральские горы Отортэн и Ойко-Чакур. Формально считалось, что поход организован туристской секцией спортивного клуба Уральского Политехнического Института (УПИ) и посвящён предстоящему открытию 21 съезда КПСС, но из 10 участников четверо студентами не являлись.

Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик - 1924 год

Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик. Утверждена II Съездом Советов Союза ССР от 31 января 1924 года

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик, торжественно провозглашая незыблемость основ Советской власти, во исполнение постановления 1 съезда Советов Союза Советских Социалистических Республик, а также на основании Договора об образовании Союза Советских Социалистических Республик, принятого на 1 съезде Советов Союза Советских Социалистических Республик в городе Москве 30 декабря 1922 года, и, принимая во внимание поправки и изменения, предложенные центральными исполнительными комитетами союзных республик, постановляет: Декларация об образовании Союза Советских Социалистических Республик и Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик составляют Основной Закон (Конституцию) Союза Советских Социалистических Республик. Раздел первый Декларация об образовании Союза Советских Социалистических Республик Со времени образования советских республик государства, мира раскололись на два лагеря: лагерь капитализма и лагерь социализма. Там, в лагере капитализма — национальная вражда и неравенство колониальное рабство и шовинизм, национальное угнетение и погромы, империалистические зверства и войны. Здесь, в лагере социализма — взаимное доверие и мир, национальная свобода и равенство, мирное сожительство и братское сотрудничество народов. Попытки капиталистического мира на протяжении десятков лет разрешить вопрос о национальности путем совмещения свободного развития народов с системой эксплоатации человека человеком оказались бесплодными. Наоборот, клубок национальных противоречий все более запутывается, угрожая самому существованию капитализма.

Кавказ

Величко, В.Л.: С.-Петербург, Типография Артели Печатнаго Дела, Невский пр., 61, 1904

В.Л. Величко 1. Введение Какое доселе волшебное слово - Кавказ! Как веет от него неизгладимыми для всего русского народа воспоминаниями; как ярка мечта, вспыхивающая в душе при этом имени, мечта непобедимая ни пошлостью вседневной, ни суровым расчетом! Есть ли в России человек, чья семья несколько десятилетий тому назад не принесла бы этому загадочному краю жертв кровью и слезами, не возносила бы к небу жарких молитв, тревожно прислушиваясь к грозным раскатам богатырской борьбы, кипевшей вдали?! Снеговенчанные гиганты и жгучие лучи полуденного солнца, и предания старины, проникнутые глубочайшим трагизмом, и лихорадочное геройство сынов Кавказа - все это воспето и народом, и вещими выразителями его миросозерцания, вдохновленными светочами русской идеи, - нашими великими поэтами. Кавказ для нас не может быть чужим: слишком много на него потрачено всяческих сил, слишком много органически он связан с великим мировым призванием, с русским делом. В виду множества попыток (большею частью небескорыстных) сбить русское общество с толку в междуплеменных вопросах, необходимо установить раз и навсегда жизненную, правильную точку зрения на русское дело вообще. У людей, одинаково искренних, могут быть различные точки зрения. Одни считают служение русскому делу борьбой за народно-государственное существование и процветание, борьбой, не стесненной никакими заветами истории, никакими нормами нравственности или человечности; они считают, что все чужое, хотя бы и достойное, должно быть стерто с лица земли, коль скоро оно не сливается точно, быстро и бесследно с нашей народно-государственной стихией. Этот жестокий взгляд я назвал бы германским, а не русским.

Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль»

Дарвин, Ч. 1839

Кругосветное путешествие Чарльза Дарвина на корабле «Бигль» в 1831-1836 годах под командованием капитана Роберта Фицроя. Главной целью экспедиции была детальная картографическая съёмка восточных и западных берегов Южной Америки. И основная часть времени пятилетнего плавания «Бигля» была потрачена именно на эти исследования - c 28 февраля 1832 до 7 сентября 1835 года. Следующая задача заключалась в создании системы хронометрических измерений в последовательном ряде точек вокруг земного шара для точного определения меридианов этих точек. Для этого и было необходимо совершить кругосветное путешествие. Так можно было экспериментально подтвердить правильность хронометрического определения долготы: удостовериться, что определение по хронометру долготы любой исходной точки совпадает с такими же определениями долготы этой точки, которое проводилось по возвращению к ней после пересечения земного шара.

Короли подплава в море червонных валетов

Ковалев, Э. А.: М., ЗАО Центрполиграф, 2006

Книга продолжает изданную под названием «Рыцари глубин» хронику рождения и становления подводного плавания в России. Хронологические рамки повествования охватывают период с конца 1917 по июнь 1941 г. Материал основывается на сведениях, отобранных из фондов РГА ВМФ, ЦВМА, ЦВМБ, а также из газетных и журнальных статей. Первые три части книги характеризуют времена Гражданской войны, восстановления подводного плавания страны и его дальнейшего развития. Рассказывается о попытках утверждения новой военно-морской доктрины, строительстве подводных кораблей новых типов, подготовке подводников в условиях надвигающейся войны. Четвертая часть книги содержит краткие биографические сведения о первых советских командирах подводных лодок. Даже поверхностное знакомство с представленными сведениями позволит читателю понять, почему в 1941 г. страна оказалась не готовой в том числе и к войне на море. В Приложении читатель найдет необходимые справки.

Воспоминания кавказского офицера

Торнау Ф.Ф.: Москва, Дружба народов, 1996

Торнау Федор Федорович (1810-1890) — барон, Генерального штаба полковник. Представитель рода, происходившего из Померании и ведшего начало с половины XV века, учился в Благородном пансионе при Царскосельском лицее, после чего поступил на военную службу и участвовал в войне 1828 г. против турок, в "польской кампании" 1831, в сражениях на Кавказе и др. В течение двух лет Торнау находился в плену у кабардинцев. С 1856 (по 1873) служил русским военным агентом в Вене и состоял членом военно-ученого комитета. Известен Торнау также как автор ряда мемуарных произведений ("Воспоминания кавказского офицера", "Воспоминания о кампании 1829 года в европейской Турции", "От Вены до Карлсбада" и т.д.). Сведения о Торнау имеются в "Энциклопедическом словаре" Ф.Брокгауза и И.Ефрона (т.33-а, 1901, стр.639), в журнале "Русская старина" (1890, книга седьмая), в книге Д.Языкова "Обзор жизни и трудов русских писателей и писательниц" (вып.10, М., 1907, стр.76). Данный вариант воспоминаний Ф.Ф. Торнау — журнальный, весьма усечёный. Что касается книги полностью, то первое издание — Ф. Ф. Торнау "Воспоминания кавказского офицера". — М., 1865; последнее — Ф.Ф. Торнау. Воспоминания кавказского офицера. — М.: АИРО-ХХ, 2000 (368 с.).

Борьба за Красный Петроград

Корнатовский, Н.А.: Л., изд-во «Красной газеты», 1929

В истории Октябрьской революции и гражданской войны в России Петроград занимает исключительное место. Первый коллективный боец в дни великого Октября - Петроград приобрел себе славу и первого героического города в годы тяжелой, изнурительной гражданской войны. В фокусе ожесточенной борьбы за Петроград символически отразились начало и конец классового поединка в России. Корниловское наступление на Петроград в августе - сентябре 1917 г., явившееся походом буржуазно-помещичьей контрреволюции против революционного пролетариата России, знаменовало собой начало кровопролитной гражданской войны. Это наступление было ликвидировано прежде, чем смогло вылиться в определенные реальные формы. Последняя попытка белой гвардии завладеть Петроградом в октябре 1919 г., совпавшая по времени с переходом в решительное наступление на Москву южной контрреволюции, была уже по существу агонией белого дела, ее предсмертными судорогами и увенчалась победой пролетарской революции. Непосредственно на Петроградском фронте была одержана победа не столько над отечественной контрреволюцией, сколько над вдохновлявшей ее мировой буржуазией. Империалистическая политика стран-победительниц в мировой войне получила серьезный удар на северо-западе России, - удар, предвосхитивший победу Советов на всех фронтах гражданской войны.

Диагностируя диктаторов

Карл Густав Юнг : Диагностируя диктаторов : Аналитическая психология: прошлое и настоящее / К.Г.Юнг, Э. Cэмюэлс, В.Одайник, Дж. Хаббэк. Сост. В.В. Зеленский, А.М. Руткевич. М.: Мартис, 1995

Октябрь 1938 г. Запоминающийся интеллигентный и неутомимый X. Р. Никербокер был одним из лучших американских иностранных корреспондентов. Родился в Техасе в 1899 г.; в 1923 г. в Мюнхене, где он изучал психиатрию, во время пивного путча Гитлера переключился на журналистику, в дальнейшем большая часть его карьеры связана с Берлином. Но он также печатал материалы о Советском Союзе (премия Пулитцера 1931 г.), итало-эфиопской войне, гражданской войне в Испании, японо-китайской войне, присоединении Австрии, Мюнхенском соглашении. Он писал репортажи о битве за Британию, о войне в Тихом океане: погиб в 1949 г. в Бомбее в авиационной катастрофе. Никербокер посетил Юнга в Кюснахте в октябре 1938 г., приехав непосредственно из Праги, где оказался свидетелем распада Чехословакии. Это интервью, одно из самых продолжительных, которое дал Юнг, было опубликовано в «Херст Интернейшенл-Космополитен» за январь 1939 г. и в несколько измененном виде вошло в книгу Никербокера «Завтра Гитлер?» (1941). В основу настоящей публикации положена статья из «Kocмополитен», из которой исключили всякий иной материал, кроме вопросов и ответов. В этом же выпуске журнала был помещен биографический очерк о Юнге, написанный Элизабет Шепли Серджент. Эти статьи из «Космополитен» сделали имя Юнга известным в США. Никербокер: Что произойдет, если Гитлера, Муссолини и Сталина, всех вместе, закрыть на замок, выделив для них на неделю буханку хлеба и кувшин воды? Кто-то получит все или они разделят хлеб и воду? Юнг: Я сомневаюсь, что они поделятся.