Глава 8. Второе рождение подводных сил Северного Ледовитого океана [185]

Мысль о беспрепятственном выходе на просторы Мирового океана во все времена занимала умы передовых россиян. 24 июля 1899 г. на торжественном открытии города Александровска на Мурманском берегу ее точно выразил прибывший с крейсером «Светлана» на торжества великий князь Владимир Александрович: «Опираясь на Мурман, наша морская сила могла бы защищать великодержавные интересы России в той части земного шара, где это потребуется обстоятельствами».

Появившаяся в ходе Первой мировой войны необходимость в защите морских перевозок от нападения германских кораблей в северных морях привела российское морское командование к созданию на основании императорского указа от 3 июля 1916 г. флотилии Северного Ледовитого океана, базировавшейся на Романовна-Мурмане и Александровск в Кольском заливе, Архангельск на Белом море и военно-морскую базу Йоканьга в Святоносском заливе. Формирование флотилии завершили 6 июля 1916 г. Была предпринята попытка освоить сложный северный театр и малыми подводными лодками, но она провалилась из-за их неприспособленности к плаванию в суровых полярных условиях. Гражданская война, военная интервенция и последовавшая за ними разруха привели к полной ликвидации флотилии на много лет.

Успехи в развитии тяжелой промышленности наконец позволили, теперь уже Советскому государству, приступить в 1932 г. к осуществлению давней мечты российской верховной власти — созданию полноценной военно-морской силы на берегу Северного [186] Ледовитого океана, способной беспрепятственно «защищать великодержавные интересы России в той части земного шара, где это потребуется обстоятельствами». С завершением весной 1933 г. основных работ по сооружению Беломоро-Балтийского канала силами советских заключенных советское правительство принимает решение о переводе на Север первых восьми боевых балтийских кораблей. В их числе две большие подводные лодки серии «Д»: «Д-1» (Секунов), принятая в состав БФ осенью 1930 г. и давшая литерное обозначение всей серии из шести лодок, и «Д-2» (Рейснер), принятая в состав БФ в 1931 г.

С 14 мая по 21 июля 1933 г. отряд кораблей впервые прошел трудный путь по морю, рекам, озерам и каналам от Кронштадта до Сороки (ныне порт Беломорск на Белом море). 5 августа 1933 г. корабли отряда уже швартовались в Мурманске. Вслед за ними по тому же пути за 28 суток прошел второй отряд — из трех кораблей. В его составе шла еще одна большая подводная лодка, «Д-3» (Грибоедов), вошедшая в состав БФ в 1931 г. Так 21 сентября 1933 г. в Мурманске собрались все корабли Северной военной флотилии (СВФ), сформированной еще в июне и состоявшей из ОДнэм и ОДнпл во главе с командующим флотилией З. А. Закупневым. Командиром ОДнпл, первого боевого тактического соединения подводных сил на Севере, в 1934 г. становится К. Н. Грибоедов, имевший почти 7-летний опыт командования подводной лодкой и с первых дней своей службы плававший в Студеном море на различных кораблях. В качестве плавбазы дивизиону придается небольшой транспорт «Умба».

Сначала флотилия базировалась на Мурманск. В октябре 1934 г. надводные корабли перешли в Полярное (бывш. Александровск), еще через год туда же перешли подводные лодки, штаб и командование флотилии. Вскоре гранитные берега Мурмана оденутся в броню сектора Береговой обороны, появятся первые самолеты ВВС СВФ. В 1935 г. командующим СВФ становится флагман 1 ранга К. И. Душенов.

Начатые осенью 1933 г. регулярные выходы подводных лодок в море подводники продолжат и в следующие два года. Осваивая Северный театр, они совершат ряд самостоятельных походов, чтобы [187] приобрести опыт плавания в заливах, губах и проливах Баренцева моря. За успешное освоение театра десять подводников из состава ОДнпл в 1935 г. награждаются орденами. Среди них комдив Грибоедов, командиры лодок Рейснер, Секунов и др. В 1936 г. походы становятся еще более продолжительными.

Как архивные документы, так и документальная историческая литература сохранили очень мало фактов деятельности флотилии в тот период. Сохранились аттестации на командиров подводных лодок, позволяющие судить о работе, которую проводили подводники-североморцы в ту пору. Вот что написано в аттестации на Льва Рейснера: «Леонид (все-таки его звали Лев. Пример того, как «хорошо» комиссары знали подчиненных командиров. — Э. К) Михайлович Рейснер (командир подводной лодки, пионер подводных плаваний советского флота в тогда еще совершенно незнакомом, неизученном Баренцевом море. — Э. К) был награжден орденом Ленина. Этот широко образованный человек имел все основания считаться образцовым командиром, но мешали его некоторые своеобразные взгляды. Рейснер считал, что на флоте командир имеет слишком мало прав, внешне почти не отличается от краснофлотцев, а это ведет к панибратству, говорил, что мы в области морской культуры должны кое-что взять у старого флота.

Проскальзывала в словах Рейснера и недооценка партийно-политической работы. Нельзя было не уважать его за талант и способности как подводника, но трудно было мириться с его настроениями, тем более что он имел влияние на известную часть командиров, особенно молодых подводников, преклонявшихся перед его мастерством.

Мы пытались разъяснить Рейснеру ошибочность его взглядов. Говорил с ним и Константин Иванович (Душенов. — Э. К). Но Рейснер, признавая кое-какие ошибки, в целом взглядов не менял. А во второй половине 1937 г. они уже расценивались как «политически чуждые». К тому же ему ставили в вину семейные связи: он был братом известной писательницы и активной участницы Гражданской войны Ларисы Рейснер (к тому же еще и жены опального Ф. Ф. Раскольникова. — Э. К), которую уже после смерти (она умерла в 1926 г. — Э. К) стали обвинять «в связях с троцкистами». Этот [188] факт имел тогда большое, если не решающее, значение в дальнейшей судьбе Рейснера. Встал вопрос о его пребывании на флоте» (Флагманы. М.: Воениздат, 1991). Так 29 ноября 1936 г. характеризует Рейснера политическое руководство флотилии в лице Нач ПО СВФ П. Байрачного. И это после того, как в 1934 г. командир награждается грамотой ЦИК СССР за отличную работу при переходе из Кронштадта в Мурманск, а в 1935 г. — орденом Ленина за выдающиеся заслуги в деле организации подводных и надводных морских сил РККА и за успехи в боевой и политической подготовке!

Перу КОДнпл Грибоедова принадлежит иная аттестация на Рейснера: «Подводной лодкой командует четыре кампании. Обладает хорошими морскими навыками, хорошо управляет подводной лодкой. Отлично выполнил автономное плавание в течение 52 суток. Много работает над повышением военных знаний. Характер тяжелый и замкнутый. Очень самолюбив. Здоровье удовлетворительное. Если не считать особенностей характера — командира Рейснера можно считать образцовым». Резолюция Душенова на аттестацию: «Не совсем ясно и не всегда ровное отношение т. Рейснера к ряду мероприятий, проводимых партией и правительством. Идет процесс воспитания, есть надежда устойчивости».

А на самого Грибоедова военком ОДнпл СВФ батальонный комиссар Межеда уже пишет классический донос с указанием рассылки «документа» тем лицам, которые «питаются» такими делами. Читатель мог ознакомиться с ним в четвертой главе книги.

11 мая 1937 г. Северная военная флотилия преобразована в Северный флот. В конце июня 1937 г. с Балтики на Север по Беломоро-Балтийскому каналу переведут четыре подводные лодки типа «Щ»: «Щ-401» (Августинович), «Щ-402» (Бакунин), «Щ-403» (Ефимов) и «Щ-404» (Колышкин). Все четыре подлодки после окончания постройки в сентябре 1936 г. находились в составе БФ. Эти лодки образовали Днпл 2 СФ. В 1937 г. подводники-североморцы принимают самое активное участие в выполнении правительственного задания по обеспечению беспосадочных трансарктических перелетов В. П. Чкалова по маршруту Москва — Северный полюс — Ванкувер и М. М Громова по маршруту Москва — Северный полюс — [189] Сан-Джасинто. В 1938 г., также по заданию правительства, они привлекаются к операции по снятию с дрейфующей льдины группы зимовщиков во главе с И. Д. Папаниным. Выполняя задания, подводные лодки в сложных погодных условиях развернулись в высоких широтах к самой кромке арктических льдов, где использовались в качестве радиомаяков, а также радиоретрансляторов, обеспечивавших связь с Москвой и Полярным. Пл «Д-3» (Котельников) для выполнения своей задачи при снятии с льдины зимовщиков совершила во время сильнейших штормов дальний поход. Она была первой советской подводной лодкой, которая пересекла меридиан Гринвича. Из российских подводных лодок его впервые пересекла пл «Св. Георгий» (Ризнич) в 1917 г., следовавшая из Специи (Италия) в Архангельск.

Вместо арестованного К. И. Душенова в 1938 г. командующим Северным флотом назначается В. П. Дрозд. В мае 1938 г. будут арестованы и Грибоедов, назначенный командиром Бпл СФ, сформированной в феврале на базе ОДнпл, и командир пл «Д-2» Рейснер. Грибоедова на посту КБпл сменит опытный балтийский подводник П. В. Максимов, но всего лишь на один год, и уже в 1939 г. его заменит КБпл 4 с БФ Д. А. Павлуцкий. Меньше чем через два года после ареста, 8 февраля 1940 г., Грибоедова расстреляют. Рейснер умрет в заключении в 1941 г.

Летом 1938 г. в Полярное придет пл «Щ-423» (В. А. Егоров), а 21 июня 1939 г. еще три лодки: «Щ-421» (П. И. Егоров), «Щ-422» (?) и «Щ-424» (Касьяненко), которые образуют Днпл 3 СФ (Августинович). Вместе со средними подводными лодками в составе переводимых на Север 14 кораблей приведут и шесть лодок типа «М»: «М-171» (Столбов), «М-172» (Коваленко), «М-173» (Кунец), «М-174» (Н. Ф. Егоров), «М-175» (Драченов) и «М-176» (?), которые сформируют Днпл 4 СФ (Субботин?).

Таким образом, к 1939 г. на СФ наряду с Бэм двухдивизионного состава сформировалась Бпл, включающая 4 дивизиона. Подводные лодки «Д-2» и «Д-3» проходили капитальный ремонт в Ленинграде, а «Щ-401» и «Щ-404» ремонтировались на судоремонтном предприятии Севера. [190]

20 октября 1939 г. на выходе из Кольскою залива подводную лодку «Щ-424» (К. М. Шуйский) протаранил траулер РТ-43 «Рыбец», и она затонула на глубине 250 м. Погибло 32 подводника. Спаслось 10 человек, в том числе и командир.

После гибели пл «Щ-424» подводные лодки Днпл 3 подчинили Днпл 2, а боевую подготовку на бригаде, можно сказать, свернули. Прекратились длительные самостоятельные походы. Маневры погружения и всплытия лодки стали выполнять в закрытых губах, без хода. Сошла на нет и без того нуждавшаяся в коренном улучшении торпедная подготовка.

Тем временем на Северо-Западе страны назревала война. Высшее руководство ВС отводило войскам 14-й армии и Северному флоту второстепенную роль: их задача сводилась к тому, чтобы не допустить прорыва судов с военными грузами в единственный финский порт на Баренцевом море — Линахамари и пресекать активное вмешательство в боевые действия сил нейтральных стран.

Советско-финская война на Баренцевом море. Первые дни войны (30.11.39–03.12.39)

ВС СФ Бпл отдано распоряжение: 28 ноября в 14.00 выслать 2 пл типа «Щ» в Баренцево море на позиции к Варангер-фьорду с задачей не подпускать к нему иностранные военные корабли и прикрывать действия миноносцев и тральщиков; двум подводным лодкам типа «М» быть готовыми выйти в дозор на подходы к Кольскому заливу для предотвращения проникновения в Кольский и Мотовский заливы иностранных кораблей; одну пл типа «Щ» направить в дозор на подходы к горлу Белого моря.

С 23 ноября пл «Щ-404» (В. А. Иванов) несла дозор в районе м. Маккаур с задачей не допустить проникновения иностранных военных кораблей к Варангер-фьорду и к п-ову Рыбачий. Применять оружие разрешалось только с получением специального сигнала.

Пл «Щ-402» (Столбов) 28 ноября заняла позицию в районе о-вов Вардё с задачей не допустить проникновения иностранных военных кораблей к Варангер-фьорду и к п-ову Рыбачий. Применять [191] оружие разрешалось только с получением специального сигнала. При необходимости сблизиться с противником для применения оружия разрешалось выходить за пределы назначенной позиции на расстояние не более 6 миль на S и на W.

30 ноября пл «М-173» (Кунец) вышла на позицию в районе маяка Цып-Наволок с задачей не допустить проникновения военных и торговых кораблей противника в Кольский залив и препятствовать их пребыванию на подходах к заливу. Вслед за ней на указанную позицию последовательно выходили подводные лодки Днпл 4, сменяя друг друга через 5 суток.

Приступая к морским воинским перевозкам после занятия 1 декабря Печенги, СФ озаботился обеспечением коммуникаций, включив в силы прикрытия развернутые на подходах к Варангер-фьорду подлодки типа «Щ» и находящиеся в дозоре на подходах к Кольскому заливу подлодки типа «М».

Оборона военно-морских баз северного побережья (03.12.39–11.02.40)

Возможность нападения иностранных военных кораблей и самолетов на наши суда, ведущие военные перевозки, оставалась реальной в ходе всей войны. Наиболее вероятными районами их возможного появления могли оказаться подходы к Варангер-фьорду и базам флота на мурманском побережье.

Для своевременного обнаружения иностранных кораблей и самолетов в Баренцевом море вели разведку две подлодки типа «Щ» на подходах к Варангер-фьорду в районе от м. Нордкап до о-вов Вардё (на позициях у м. Маккаур и на подходах к о-вам Вардё). С 12 декабря вместо указанных позиций установили одну постоянную у м. Нордкин, где лодки вели разведку (район, ограниченный меридианами 26° и 29° Ost, параллелью 71°45' N и территориальными водами Норвегии) посменно, по 10 суток.

Чтобы помешать силам противника проникнуть в Кольский залив и на подходы к нему, в районе м. Цып-Наволок несли дозор лодки типа «М». Срок пребывания лодок на этой позиции ограничивался пятью сутками. Использование оружия разрешалось только после получения специального сигнала. При выходе в торпедную [192] атаку разрешалось пределы позиции оставлять, удаляясь от них не более чем на 3 мили в любом направлении.

Сложные гидрометеоусловия вынуждали лодки типа «М» при волнении моря 5–6 баллов укрываться на рейде Могильный у о-ва Кильдин; лодки типа «Щ» покидали позиции и укрывались в бухте Цып-Наволок при волнении моря 8 баллов. Поддержание боевой готовности затрудняли низкие температуры, приведшие к сильному обмерзанию корпуса и вооружения, разведку — плохая видимость.

С конца января подводные лодки, находящиеся на позиции на подходах к Варангер-фьорду у о-ва Вардё, стали чаще обнаруживать норвежские корабли. Так, наблюдая с 29 января по 7 февраля движение норвежских военных кораблей, оказалось возможным установить, что Порсангер-фьорд ими использовался как маневренная база.

29 января пл «Щ-402», находясь на позиции в районе м. Нордкап — Тана-фьорд, обнаружила в районе о-вов Вардё в 6–7 милях от берега норвежский скр, шедший на N; 1 февраля там же — два неизвестных корабля; 2 февраля — неопознанный самолет на высоте 400–500 м по направлению от Нордкапа к Лаксе-фьорду; 5 февраля — норвежский ббо типа «Норге», шедший из Лаксе-фьорда; 7 февраля, при возвращении в базу, — норвежский скр, сопровождавший лодку параллельным курсом.

Эти и дальнейшие наблюдения подводных лодок подтверждались донесениями радиоразведки о нахождении в районе о-вов Вардё и в Варангер-фьорде норвежских кораблей: скр «Фритьоф Нансен», миноносцев «Аэгир» и «Слейпнер» и зм «Фрейя».

11 февраля пл «Щ-421» (П. И. Егоров) находилась на позиции у м. Нордкин и обнаружила норвежский миноносец «Аэгир». 13 февраля лодка разведала подходы к порту Гамвик и акваторию самого порта, а 15 февраля повторно обнаружила норвежский миноносец «Аэгир» у м. Нордкин. 19 февраля, возвращаясь с позиции и потеряв место в условиях малой видимости, в 2.30 села на мель в губе Скорбеевская п-ова Рыбачий. Ошибки в координатах места посадки на мель, переданные в штаб, существенно затруднили поиск лодки. 20 февраля лодку обнаружил эм «Громкий», а привел в базу только 6 марта из-за непрекращавшихся жестоких штормов. [194]

В конце февраля обострились отношения между Советским Союзом, с одной стороны, и Швецией и Норвегией — с другой. Обстановка требовала усиления бдительности.

Последний период войны (11.02.40–13.03.40)

Наши лодки продолжали вести разведку в Баренцевом море на подходах к Варангер-фьорду. 22 февраля с целью усиления наблюдения за районом Вардё НК ВМФ приказал выставить 2 подводные лодки в районе межу меридианами 31°15' и 32°00' Ost и параллелями 70°15' и 70°30' N. 23 февраля лодки заняли позиции у Вардё.

23 февраля пл «Щ-402» и «Щ-404» заняли назначенные им позиции в районе межу меридианами 31°15' и 32°00' Ost и параллелями 70°15' и 70°30' N.

Пл «Щ-402» 3 марта в 19.05 в районе о-вов Вардё обнаружила огни двух неизвестных кораблей, шедших в кильватер и повернувших на нее. Уклонилась погружением на 25 м. Всплыла через 2 часа и обнаружила их вновь. Погрузилась опять и всплыла через 2,5 часа в скоплении рыболовецких судов.

13 марта в 12.00 на БФ прекратили боевые действия. Корабли СФ продолжали нести дозорную и разведывательную службу до окончания эвакуации частей 14-й армии из Печенги в Мурманск 9 апреля 1940 г.

Как видно из краткого обзора хода боевых действий во время СФВ на Северном морском театре, подводные лодки СФ не использовали оружия и не соприкасались с противником. Опасения руководства, что Швеция и Норвегия нарушат заявленный ими нейтралитет, не подтвердились. Лодки, находясь в назначенных районах, ограничились выполнением поставленной им задачи дальнего подвижного корабельного дозора. Свою задачу они выполнили. В обзоре упомянуты только некоторые подлодки, участвовавшие в боевых действиях. Остальные выполняли свою задачу в сходных условиях.

Летом 1940 г. подводные силы СФ пополнятся новыми крейсерскими подводными лодками типа «К», предназначенными для [195] океанских походов. Лодки вошли в состав Днпл 1: «К-1» (Чекин) и «К-2» (Уткин).

13 ноября 1940 г. в ходе проведения глубоководных испытаний после ремонта в Мотовском заливе Баренцева моря погибла пл «Д-1» (Ельтищев) — первенец советского подводного судостроения. Лодка по-прежнему лежит на грунте и о причинах, навсегда повергших корабль в пучину, остается только догадываться.

В 1940 г. Павлуцкий отстранен от должности и осужден на 5 лет. В декабре командиром бригады становится Н. И. Виноградов. Сменились и командующие флотом. Вместо Дрозда командующим СФ назначен А. Г. Головко. Кадровые перестановки не привели к ощутимому улучшению боевой подготовки. Вплотную ею займутся с началом войны. Как и на Балтике, не выполненные в мирное время учебные задачи теперь станут выполнять на переходах в районы боевых действий в боевых условиях, а не «в условиях, приближенных к боевым».

К 22 июня 1941 г. СФ располагал подводными силами, включавшими одну Бпл в составе трех Днпл, насчитывавших 15 подводных лодок в строю, и двух находящихся в капитальном ремонте в Ленинграде.

Бпл (Н. И. Виноградов) базировалась на Полярный в составе: Днпл 1 (Гаджиев) — «Д-3» (Котельников), «К-1» (Чекин), «К-2» (Уткин); Днпл 3 (Колышкин) — «Щ-401» (Моисеев), «Щ-402» (Столбов), «Щ-403» (Коваленко), «Щ-404» (В. А. Иванов), «Щ-421» (Лунин), «Щ-422» (А. К. Малышев); Днпл 4 (Н. И. Морозов) — «М-171» (Стариков), «М-172» (Лысенко), «М-173» (Кунец), «М-174» (Н. Ф. Егоров), «М-175» (Мелкадзе), «М-176» (Бондаревич).

Короли подплава в море червонных валетов

Ковалев, Э. А.: М., ЗАО Центрполиграф, 2006

Книга продолжает изданную под названием «Рыцари глубин» хронику рождения и становления подводного плавания в России. Хронологические рамки повествования охватывают период с конца 1917 по июнь 1941 г. Материал основывается на сведениях, отобранных из фондов РГА ВМФ, ЦВМА, ЦВМБ, а также из газетных и журнальных статей. Первые три части книги характеризуют времена Гражданской войны, восстановления подводного плавания страны и его дальнейшего развития. Рассказывается о попытках утверждения новой военно-морской доктрины, строительстве подводных кораблей новых типов, подготовке подводников в условиях надвигающейся войны. Четвертая часть книги содержит краткие биографические сведения о первых советских командирах подводных лодок. Даже поверхностное знакомство с представленными сведениями позволит читателю понять, почему в 1941 г. страна оказалась не готовой в том числе и к войне на море. В Приложении читатель найдет необходимые справки.

«Шнелльботы». Германские торпедные катера Второй мировой войны

Морозов, М. Э.: М., АОЗТ редакция журнала «Моделист-конструктор», 1999

Британский историк Питер Смит, известный своими исследованиями боевых действий в Ла-Манше и южной части Северного моря, написал о «шнелльботах», что «к концу войны они оставались единственной силой, не подчинившейся британскому господству на море». Не оставляет сомнения, что в лице «шнелльбота» немецким конструкторам удалось создать отличный боевой корабль. Как ни странно, этому способствовал отказ от высоких скоростных показателей, и, как следствие, возможность оснастить катера дизельными двигателями. Такое решение положительно сказалось на улучшении живучести «москитов». Ни один из них не погиб от случайного возгорания, что нередко происходило в английском и американском флотах. Увеличенное водоизмещение позволило сделать конструкцию катеров весьма устойчивой к боевым повреждениям. Скользящий таранный удар эсминца, подрыв на мине или попадание 2-3 снарядов калибра свыше 100-мм не приводили, как правило, к неизбежной гибели катера (например, 15 марта 1942 года S-105 пришел своим ходом в базу, получив около 80 пробоин от осколков, пуль и снарядов малокалиберных пушек), хотя часто «шнелльботы» приходилось уничтожать из-за условий тактической обстановки. Еще одной особенностью, резко вы­делявшей «шнелльботы» из ряда тор­педных катеров других стран, стала ог­ромная по тем временам дальность плавания - до 800-900 миль 30-узловым ходом (М. Уитли в своей работе «Deutsche Seestreitkraefte 1939-1945» называет даже большую цифру-870 миль 39-узловым ходом, во что, однако, трудно поверить). Фактически германское командование даже не могло ее пол­ностью реализовать из-за большого риска использовать катера в светлое время суток, особенно со второй половины войны. Значительный радиус действия, несвойственные катерам того времени вытянутые круглоскулые обводы и внушительные размеры, по мнению многих, ставили германские торпедные катера в один ряд с миноносцами. С этим можно согласиться с той лишь оговоркой, что всетаки «шнелльботы» оставались торпедными, а не торпедно-артиллерийскими кораблями. Спектр решаемых ими задач был намного уже, чем у миноносцев Второй мировой войны. Проводя аналогию с современной классификацией «ракетный катер» - «малый ракетный корабль», «шнелльботы» правильнее считать малыми торпедными кораблями. Удачной оказалась и конструкция корпуса. Полубак со встроенными тор­педными аппаратами улучшал мореходные качества - «шнелльботы» сохраняли возможность использовать оружие при волнении до 4-5 баллов, а малая высота борта и рубки весьма существенно уменьшали силуэт. В проведенных англичанами после войны сравнительных испытаниях германских и британских катеров выяснилось, что в ночных условиях «немец» визуально замечал противника раньше. Большие нарекания вызывало оружие самообороны - артиллерия. Не имея возможности строить параллельно с торпедными катерами их артиллерийские аналоги, как это делали англичане, немцы с конца 1941 года начали проигрывать «москитам» противника. Позднейшие попытки усилить огневую мощь «шнелльботов» до некоторой степени сократили это отставание, но полностью ликвидировать его не удалось. По части оснащения техническими средствами обнаружения германские катера также серьезно отставали от своих противников. За всю войну они так и не получили более-менее удовлетворительного малогабаритного радара. С появлением станции радиотехнической разведки «Наксос» немцы лишили врага преимущества внезапности, однако не решили проблему обнаружения целей. Таким образом, несмотря на определенные недостатки, в целом германские торпедные катера не только соответствовали предъявляемым требованиям, но и по праву считались одними из лучших представителей своего класса времен Второй мировой войны. Морская коллекция.

Кавказ

Величко, В.Л.: С.-Петербург, Типография Артели Печатнаго Дела, Невский пр., 61, 1904

В.Л. Величко 1. Введение Какое доселе волшебное слово - Кавказ! Как веет от него неизгладимыми для всего русского народа воспоминаниями; как ярка мечта, вспыхивающая в душе при этом имени, мечта непобедимая ни пошлостью вседневной, ни суровым расчетом! Есть ли в России человек, чья семья несколько десятилетий тому назад не принесла бы этому загадочному краю жертв кровью и слезами, не возносила бы к небу жарких молитв, тревожно прислушиваясь к грозным раскатам богатырской борьбы, кипевшей вдали?! Снеговенчанные гиганты и жгучие лучи полуденного солнца, и предания старины, проникнутые глубочайшим трагизмом, и лихорадочное геройство сынов Кавказа - все это воспето и народом, и вещими выразителями его миросозерцания, вдохновленными светочами русской идеи, - нашими великими поэтами. Кавказ для нас не может быть чужим: слишком много на него потрачено всяческих сил, слишком много органически он связан с великим мировым призванием, с русским делом. В виду множества попыток (большею частью небескорыстных) сбить русское общество с толку в междуплеменных вопросах, необходимо установить раз и навсегда жизненную, правильную точку зрения на русское дело вообще. У людей, одинаково искренних, могут быть различные точки зрения. Одни считают служение русскому делу борьбой за народно-государственное существование и процветание, борьбой, не стесненной никакими заветами истории, никакими нормами нравственности или человечности; они считают, что все чужое, хотя бы и достойное, должно быть стерто с лица земли, коль скоро оно не сливается точно, быстро и бесследно с нашей народно-государственной стихией. Этот жестокий взгляд я назвал бы германским, а не русским.

Короли подплава в море червонных валетов

Ковалев, Э. А.: М., ЗАО Центрполиграф, 2006

Книга продолжает изданную под названием «Рыцари глубин» хронику рождения и становления подводного плавания в России. Хронологические рамки повествования охватывают период с конца 1917 по июнь 1941 г. Материал основывается на сведениях, отобранных из фондов РГА ВМФ, ЦВМА, ЦВМБ, а также из газетных и журнальных статей. Первые три части книги характеризуют времена Гражданской войны, восстановления подводного плавания страны и его дальнейшего развития. Рассказывается о попытках утверждения новой военно-морской доктрины, строительстве подводных кораблей новых типов, подготовке подводников в условиях надвигающейся войны. Четвертая часть книги содержит краткие биографические сведения о первых советских командирах подводных лодок. Даже поверхностное знакомство с представленными сведениями позволит читателю понять, почему в 1941 г. страна оказалась не готовой в том числе и к войне на море. В Приложении читатель найдет необходимые справки.

Upper Paleolithic reconstructions

Reconstructions of Upper Paleolithic daily life

From 50 000 to 10 000 years before present. Last Ice Age. Realm of Cro-Magnons and other early Homo sapiens sapiens: anatomically and more or less behaviorally modern humans. Consciousness, speech, art positively exist. It is very much debatable if Homo species other than Homo sapiens sapiens ever possessed them. Major world population is early Homo sapiens sapiens, but also some other species of Homo, more characteristic for previous epochs, Neanderthals and possibly even some subspecies of Homo erectus, coexisted for much of the period. Humans begin to populate Australia and Americas. First decisive evidence of spears used as projectile weapons. Invention of a tool to throw them faster and farther: spear-thrower. Bow seems to be invented only near the transition from the Upper Paleolithic to the Mesolithic. Control of fire, fire making including, is widespread. Pleistocene megafauna: iconic mammoths and woolly rhinoceros. Many of mammals common enough today exist in much larger forms: giant beavers, giant polar bears, giant kangaroos, giant deers, giant condors. Some in "cave" forms, like cave bears, cave lions, cave hyenas.

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919

Николай Реден : Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914-1919

Интереснейшие воспоминания человека очень неординарной судьбы. Одно простое перечисление основных событий юности и молодости Николая Редена впечатляет: начало Великой Войны и «побег» из гимназии на фронт, Февральская революция, Петроград 17-го года, большевистский переворот, участие в тайной офицерской организации, арест и бегство, нелегальный переход в Финляндию, приезд в Эстонию и участие в боях в составе Северо-Западной Армии. Николай Реден остается с армией до трагического финала похода на Петроград, потом интернирование армии в Эстонии, плавание в Данию на «Китобое», встречи с вдовствующей императрицей и наконец эмиграция в Соединенные Штаты. Там для Николая начинается новый, американский этап его жизни. Николаю Редену пришлось пройти через невероятные испытания, увидеть жизнь медвежьих углов России, узнать тюрьму и оценить всю прелесть воли. Когда разразилась революция, юный гардемарин оказался в своей стране во враждебном окружении. Он перешел границу с Финляндией, воевал в составе Белой армии в Эстонии. После разгрома белых с группой молодых флотских офицеров на похищенном корабле он совершил переход в Копенгаген. Не раз пришлось юноше побывать на грани жизни и смерти. Судьба хранила Редена, ему удалось, пройдя множество испытаний, найти новую родину и не забыть о своей принадлежности к народу страны с трагической, но великой историей.

Немножко Финляндии

Куприн, А.И. Январь 1908

По одну сторону вагона тянется без конца рыжее, кочковатое, снежное болото, по другую - низкий, густой сосняк, и так - более полусуток. За Белоостровом уже с трудом понимают по-русски. К полудню поезд проходит вдоль голых, гранитных громад, и мы в Гельсингфорсе. Так близко от С.-Петербурга, и вот - настоящий европейский город. С вокзала выходим на широкую площадь, величиной с половину Марсова поля. Налево - массивное здание из серого гранита, немного похожее на церковь в готическом стиле. Это новый финский театр. Направо - строго выдержанный национальный Atheneum. Мы находимся в самом сердце города. Идем в гору по Michelsgatan. Так как улица узка, а дома на ней в четыре-пять этажей, то она кажется темноватой, но тем не менее производит нарядное и солидное впечатление. Большинство зданий в стиле модерн, но с готическим оттенком. Фасады домов без карнизов и орнаментов; окна расположены несимметрично, они часто бывают обрамлены со всех четырех сторон каменным гладким плинтусом, точно вставлены в каменное паспарту. На углах здания высятся полукруглые башни, над ними, так же как над чердачными окнами, островерхие крыши. Перед парадным входом устроена лоджия, нечто вроде глубокой пещеры из темного гранита, с массивными дверями, украшенными красной медью, и с электрическими фонарями, старинной, средневековой формы, в виде ящиков из волнистого пузыристого стекла. Уличная толпа культурна и хорошо знает правую сторону. Асфальтовые тротуары широки, городовые стройны, скромно щеголеваты и предупредительно вежливы, на извозчиках синие пальто с белыми металлическими пуговицами, нет крика и суеты, нет разносчиков и нищих. Приятно видеть в этом многолюдье детей.

Upper Paleolithic by Zdenek Burian

Zdenek Burian : Reconstruction of Upper Paleolithic daily life

Cro-Magnons, early modern humans or Homo sapiens sapiens (50 000 - 10 000 years before present). Reconstruction of Upper Paleolithic daily life by Zdenek Burian, an influential 20th century palaeo-artist, painter and book illustrator from Czechoslovakia. The images represent an artistic rendition of the ideas used to circulate in the middle of 20th century: what was it like for European early modern humans or Cro-Magnons to live during the last Ice Ages (from about 40 000 to 12 000 years before present). Some of the concepts are put in doubt today, some are still retaining their value.

Диагностируя диктаторов

Карл Густав Юнг : Диагностируя диктаторов : Аналитическая психология: прошлое и настоящее / К.Г.Юнг, Э. Cэмюэлс, В.Одайник, Дж. Хаббэк. Сост. В.В. Зеленский, А.М. Руткевич. М.: Мартис, 1995

Октябрь 1938 г. Запоминающийся интеллигентный и неутомимый X. Р. Никербокер был одним из лучших американских иностранных корреспондентов. Родился в Техасе в 1899 г.; в 1923 г. в Мюнхене, где он изучал психиатрию, во время пивного путча Гитлера переключился на журналистику, в дальнейшем большая часть его карьеры связана с Берлином. Но он также печатал материалы о Советском Союзе (премия Пулитцера 1931 г.), итало-эфиопской войне, гражданской войне в Испании, японо-китайской войне, присоединении Австрии, Мюнхенском соглашении. Он писал репортажи о битве за Британию, о войне в Тихом океане: погиб в 1949 г. в Бомбее в авиационной катастрофе. Никербокер посетил Юнга в Кюснахте в октябре 1938 г., приехав непосредственно из Праги, где оказался свидетелем распада Чехословакии. Это интервью, одно из самых продолжительных, которое дал Юнг, было опубликовано в «Херст Интернейшенл-Космополитен» за январь 1939 г. и в несколько измененном виде вошло в книгу Никербокера «Завтра Гитлер?» (1941). В основу настоящей публикации положена статья из «Kocмополитен», из которой исключили всякий иной материал, кроме вопросов и ответов. В этом же выпуске журнала был помещен биографический очерк о Юнге, написанный Элизабет Шепли Серджент. Эти статьи из «Космополитен» сделали имя Юнга известным в США. Никербокер: Что произойдет, если Гитлера, Муссолини и Сталина, всех вместе, закрыть на замок, выделив для них на неделю буханку хлеба и кувшин воды? Кто-то получит все или они разделят хлеб и воду? Юнг: Я сомневаюсь, что они поделятся.

Обращение к абхазскому народу

Гамсахурдия З. 12 марта 1991

Дорогие соотечественники! Братство абхазов и грузин восходит к незапамятным временам. Наше общее колхское происхождение, генетическое родство между нашими народами и языками, общность истории, общность культуры обязывает нас сегодня серьезно призадуматься над дальнейшими судьбами наших народов. Мы всегда жили на одной земле, деля друг с другом и горе, и радость. У нас в течение столетий было общее царство, мы молились в одном храме и сражались с общими врагами на одном поле битвы. Представители древнейших абхазских фамилий и сегодня не отличают друг от друга абхазов и грузин. Абхазские князя Шервашидзе называли себя не только абхазскими, но и грузинскими князями, грузинский язык наравне с абхазским являлся родным языком для них, как и для абхазских писателей того времени. Нас связывали между собой культура "Вепхисткаосани" и древнейшие грузинские храмы, украшенные грузинскими надписями, те, что и сегодня стоят в Абхазии, покоряя зрителя своей красотой. Нас соединил мост царицы Тамар на реке Беслети близ Сухуми, и нине хранящий старинную грузинскую надпись, Бедиа и Мокви, Лихны, Амбра, Бичвинта и многие другие памятники – свидетели нашего братства, нашого единения. Абхаз в сознании грузина всегда бил символом возвышенного, рыцарского благородства. Об этом свидетельствуют поэма Акакия Церетели "Наставник" и многие другие шедевры грузинской литературы. Мы гордимся тем, что именно грузинский писатель Константинэ Гамсахурдиа прославил на весь мир абхазскую культуру и быт, доблесть и силу духа абхазского народа в своем романе "Похищение луны".

Jacob van Heemskerck (1906)

HNLMS Jacob van Heemskerck (1906). Coastal defence ship or pantserschip of the Royal Netherlands Navy / Koninklijke Marine

Jacob van Heemskerck HNLMS Jacob van Heemskerck was a coastal defence ship (or simply pantserschip in Dutch) in the Royal Netherlands Navy / Koninklijke Marine. Laid down at Rijkswerf, Amsterdam in 1905. Launched 22 September 1906 and commissioned 22 April 1908. It had a long service history, saw action in World War II as a floating battery both for Netherlands and Germany. Then rebuilt into an accommodation ship after the war and decommissioned only on 13 September 1974. There was also the second vessel of the type, Marten Harpertzoon Tromp. The two were not exactly the same though. Jacob van Heemskerck was slightly smaller and had extra two 150-mm gun installed. Both ships were of a quite unique type, specific to Royal Netherlands Navy. By 1900 Koninklijke Marine practically consisted of two parts, more or less distinct: one for protecting homeland and another mostly concerned with Dutch East Indies defence. Or, in other words, a branch for European affairs and a branch for handling overseas issues. Not only in Dutch East Indies, but also in other parts of the world, where Netherlands had its dominions.

Les Grandes Misères de la guerre

Jacques Callot. Les Grandes Misères de la guerre, 1633

Les Grandes Misères de la guerre sont une série de dix-huit eaux-fortes, éditées en 1633, et qui constituent l'une des œuvres maitresses de Jacques Callot. Le titre exact en est (d'après la planche de titre) : Les Misères et les Malheurs de la guerre, mais on appelle fréquemment cette série Les Grandes Misères... pour la différencier de la série Les Petites Misères de la guerre. Cette suite se compose de dix-huit pièces qui représentent, plus complètement que dans les Petites Misères, les malheurs occasionnés par la guerre. Les plaques sont conservées au Musée lorrain de Nancy.