Глава 1. Подводники Балтики в Гражданской войне (1917-1920 гг.) [11]

Гражданская война в России началась не сразу. Ее начало и развитие обусловил целый ряд событий.

25 октября{1}

1917 г. в Петрограде был совершен вооруженный захват власти (переворот). Верховная власть перешла к радикальному крылу российских социал-демократов — большевикам. Наступила эра беззакония, свойственного революционным периодам любого толка. В стране появились первые признаки гражданской войны в условиях вялотекущей мировой войны.

Характеризуя общую обстановку в стране и во флоте в частности, командующий под брейд-вымпелом дивизией подводных лодок Балтийского моря капитан 2 ранга В. Ф. Дудкин докладывал в своем рапорте от 19 ноября 1917 г. командующему Балтийским флотом контр-адмиралу А. В. Развозову: «Несомненно, что Россия идет сейчас быстрыми шагами к окончанию войны и мир с Германией будет заключен не дальше весны, ибо вся страна фактически воевать больше не может и никакие речи видных политических деятелей не в состоянии изменить твердо сложившегося мировоззрения народа, армии и флота. Цель войны в массах утеряна, у всех погасла надежда на боевой успех и военный дух в стране не существует. Это отражается реально на всей жизни страны. Заводская техника и качество ремонта подлодок падают с каждым днем. [12]

Старая опытная команда лодок постепенно уходит на берег, и качество личного состава заметно понижается».

«Анализ момента», данный простым русским офицером флота буквально в двух словах, сделал бы честь любому политику того времени, оцени он сложившуюся обстановку подобным образом. Дудкин, по сути, дал прогноз Брестского мира, и большевикам, узурпировавшим власть, ничего не оставалось, как реализовать его предсказание. Вот еще почему новая власть так не любила флотское офицерство, по своей образованности превосходившее большевистских партийных функционеров и являвшее собой подлинную элиту страны, мудрую и честную. Позже власть займется ее уничтожением.

Далее Дудкин предлагает перевести всю тяжесть подводной войны на более совершенные и менее изношенные английские подводные лодки. На это жизнь даст свой ответ — вскоре походы лодок прекратятся вовсе. Наступавшие германские сухопутные войска постепенно стали вытеснять корабли Балтфлота из их баз.

21–23 ноября 6-й дивизион перешел из Мариехамна в Або, 24 ноября — далее из Або в Гангэ, а в течение 26–27 ноября — из Гангэ в Гельсинфорс, где он не задержится по пути в Петроград. В те же дни, 26–27 ноября, английские подводные лодки «Е-1» (Ферзен), «Е-8» (Гуртхард), «Е-19» (Кроми), «С-27» (Сили?), «С-32» (?) и «С-35» (Стенли?) перешли из Гангэ в Гельсинфорс.

В ноябре, произведя очередной выпуск офицеров-подводников, Учебный отряд подводного плавания (УОПП) эвакуировался из Ревеля в Петроград. На этот раз выпуск оказался немногочисленным: Асямолов Александр, Ждан-Пушкин Александр, Маслов Михаил, Рагозин Александр, Суборов Михаил, Шредер Георгий.

7 декабря создана Всероссийская Чрезвычайная Комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем (ВЧК). Она еще сыграет свою негативную роль в истории страны в целом и подводного плавания в частности.

Говоря об опасности, грозящей революции на «внутреннем фронте», будущий шеф ЧК свое выступление на заседании СНК, утверждавшем проект создания организации, начал словами: «Мы должны послать на этот фронт — самый опасный и жестокий — [13] решительных, твердых, преданных, на все готовых для защиты завоеваний революции товарищей. Не думайте тов[арищи], что я ищу форму революционной юстиции: «юстиция» сейчас нам не нужна! Теперь борьба — грудь с грудью, борьба не на жизнь, а на смерть — чья возьмет! Я предлагаю, я требую органа революционной, большевицкой расправы над деятелями контрреволюции (выделено мной. — Э. К)!»

Вопреки резолюции, принятой на заседании СНК 7 декабря, декрет об организации ЧК и круге ее компетенции не опубликовали. ЧК расширяла свою деятельность без всякой законной базы. «Сама жизнь подсказывает путь, по которому идет ЧК», — говорил Дзержинский, желавший получить неограниченную свободу действий. Так возник революционный беспредел, базирующийся на чуждых нормальному человеку идеологических понятиях. Свергнувший царя и буржуазную власть, но зачем-то оставивший в целости царизм, усиленный абсолютистской властью ГПУ, народ еще не знал, какой бедой для него все это обернется.

9 декабря в Брест-Литовске начались мирные переговоры между Россией и Германией.

15 декабря вступила в строй пл «Ёрш» (Петранди).

В том декабре вся власть на флоте перешла к Центральному комитету Балтфлота (Центробалту), функции штаба командующего флотом стал выполнять Военный отдел Центробалта. Пройдет совсем немного времени, Центробалт назовут анархистским, и ему на смену придет Совет Комиссаров. Революционизированные «братишки» станут рвать на груди свои тельняшки с меньшим остервенением.

Ставший известным позднее как писатель-маринист, военмор Сергей Колбасьев напишет об этом времени: «...теперь ни службы, ни прозвища. Только команда, еще недавно величавшая благородием, а потом господином лейтенантом. Теперь она зовет: товарищ командир — и неизвестно, можно ли отдавать ей приказания».

Первая мировая война дала толчок к развитию и военно-морской науки. Определились способы боевого использования подводных лодок. Однако носители военно-морской мысли — офицеры [14] подводного плавания замерли в ожидании непонятных перемен. Им не до анализа результатов затухающей войны. Они понимают, что поставлены перед выбором, но из чего им предстоит выбирать, еще не знают. Становится ясным лишь то, что рушится привычный жизненный уклад, грядущее непонятно, ничего похожего на прежнюю жизнь не осталось.

История России приучила людей не доверять власти, обещающей светлое будущее, а готовиться к худшему. Много позже, когда на горизонте истории «засверкали сияющие вершины коммунизма», после очередного, как окажется — невыполнимого, решения «партии и правительства» об улучшении жизни людей простой крестьянин-пскович обреченно скажет: «Хорошо не жили, нехрена и начинать!»

В последний день 1917 года Россия признала независимость Финляндии. Ставя эксперимент над народом Российской империи, который большевики собрались загнать в счастливую жизнь силой, народу княжества Финляндского они даровали свободу выбора. Следует отметить, что, подступая к эксперименту, партия большевиков применила нестандартный научный метод: из 130 миллионов человек «подопытного материала» выделила «контрольную группу» в количестве 3 миллионов финнов. Результат налицо. Однако партия развалилась, не дождавшись конца эксперимента.

А что балтийские подводники? Пока ничего, но потом они прочувствуют утрату. Об этом попозже.

К началу 1918 г. в Дипл БФ числилось в строю 13 пл типа «Барс». На Ревель базировались «Тигр», «Пантера», «Рысь», «Кугуар», «Ягуар», «Единорог», «Тур», «Змея», «Угорь», на Гельсинфорс — «Вепрь», «Волк», «Леопард», «Ёрш», продолжали строиться в Петрограде «Форель» и «Язь». Вместе с лодками получено в наследство от императорского флота 15 приборов Фессендена (14 — на БМ и 1 — на ЧМ).

8 января упраздняются чины, звания и ордена. Все, что люди заслужили своей кровью, защищая отечество, и трудом на благо страны, в одночасье превращено в прах. Захватив власть, большевистские вожаки открыли новую эпоху в истории русского народа — эпоху, когда правители готовы удерживать власть любыми способами и во что бы то ни стало. [15]

15 января принят декрет об организации Красной Армии.

27 января на Брест-Литовских переговорах Германия предъявляет России ультиматум. Россия прерывает переговоры.

29 января принят декрет об организации Красного Флота.

31 января пл «Минога» законсервирована и сдана к Петроградскому порту на хранение.

В первый день февраля в Советской России введен григорианский календарь (новый стиль) вместо действовавшего юлианского (старый стиль). В XX в. разница в датах составила 13 дней. После 31 января 1918 г. последовало не 1-е, а сразу 14 февраля 1918 г.

18 февраля началась германо-австрийско-турецкая интервенция в Россию.

21–25 февраля дивизия подводных лодок (14 единиц) совместно с кораблями БФ в сопровождении ледоколов совершила переход из Ревеля в Гельсинфорс.

25 февраля подводные лодки «Белуга», «Пескарь», «Стерлядь», «Щука», «Дракон», «Кайман» и «Крокодил» захвачены германскими войсками в Ревеле. Впоследствии вывезены в Германию и разделаны на металл.

25 февраля после незавершенного ремонта в кормовом трюме пл «Единорог» (Эльснер) осталась течь. Все попытки завершить ремонт в Ревеле оказались безрезультатными. Тогда 9 марта командир решил следовать в Гельсинфорс на буксире у минного тр «Сухона» в сопровождении п/х «Церель», периодически откачивавшего поступающую в корпус лодки воду. С увеличением течи п/х «Церель» ошвартовали у борта подводной лодки, и он приступил к непрерывной откачке воды. 12 марта ледокол «Ермак», проводивший суда, оставил тр «Сухона», п/х «Церель», пл «Единорог» и ушел вперед к остальным судам флота. 13 марта поднялся шторм, началась подвижка льда и усилилось его давление. В 18.00 напором льда с кормы оторвало швартовы, и п/х «Церель» отошел от лодки. Лишившись возможности откачивать воду, командир с командой покинул лодку и перешел на буксир. В 22.00, находясь в 4 милях к северу от маяка Кокшер, в результате непрекращающегося поступления воды в корпус, усилившегося из-за прерванной откачки и дополнительного разрушения льдом корпуса, пл «Единорог» затонула. Команда спасена. [16]

В феврале распущен Центробалт и взамен него создан Совет Комиссаров Балтийского флота (Совкомбалт).

3 марта Россия заключила с Германией и ее союзниками позорный Брестский мирный договор, по которому несла большие людские, материальные и территориальные потери. Для России Первая мировая война закончилась с непонятным результатом. Наступала не менее кровопролитная и изуверская Гражданская война.

6 марта командующий БФ А. М. Щастный, не без оснований опасаясь нарушения германской стороной условий мирного договора и захвата немецкими вооруженными силами кораблей БФ, принимает решение на их перевод из Гельсинфорса в Кронштадт. Тяжелые линейные корабли и большие крейсеры (1-го ранга) планируется перевести своим ходом без ледокольной проводки. В отношении подводных лодок комфлота докладывает Нагенмору: «Сегодня снабжаю месячным запасом семь больших подводных лодок и посылаю их в лед. Пусть вмерзнут и постепенно подвигаются к Кронштадту, через три недели, полагаю, лед разойдется и лодки подойдут к Кронштадту». Началось осуществление грандиозной операции — проводки через зимние льды кораблей Балтийского флота, которую историки назовут Ледовым походом.

10 марта советское правительство выехало из Петрограда в срочно объявленную столицей Москву, или просто бежало от возможного захвата города немцами. В Петрограде и Кронштадте с некоторого времени стали готовить корабли к затоплению, а форты и склады — к уничтожению.

12 марта из Гельсинфорса в Кронштадт вышли 4 линкора и 3 больших крейсера, составившие I группу судов Балтийского флота, участвовавших в Ледовом походе. Раздавив своими мощными корпусами 75-сантиметровый лед, корабли прошли почти 150 миль и уже 17 марта входили в Кронштадт.

20 марта тр «Рига», разворачиваясь во льдах гавани Гельсинфорса, ударил пл «Ёрш». Через образовавшуюся пробоину в лодку стала обильно поступать вода. Энергично взявшись за дело, команда пл «Ёрш» сумела закрыть пробоину и предупредить катастрофу. Лодка поставлена на ремонт в док. [17]

Последний выпуск офицеров подводного плавания, окончивших офицерский класс УОПП, состоялся 25 марта. Выпускниками стали: Георгий Вейгелин и Борис Страхов, окончившие впервые созданный при Учебном отряде Командирский класс, а также последние офицеры подводного плавания Николай Головачев, Николай Китаев, Николай Коль, Вадим Подерни, Эрм Рыдалевский, Павел Хмызников.

Выпуск подводники отпраздновали в Гельсинфорсском Морском собрании. Праздновали без прежнего веселья: давили неопределенность грядущей смуты, напрасные потери в непонятно зачем начатой и тихо затухающей войне, возмущали участившиеся убийства из-за угла офицеров и адмиралов. Пили водку, почти не провозглашая тостов. Закусывали чем бог послал. Бог пока посылал не только «манну»: на столах розовели лосось и слабо прожаренный ростбиф. Еще не догадывались, что скоро вяленая вобла станет главной пищей флота. К концу застолья подвыпивших не оказалось. Выйдя из здания, прошлись разрозненной группой по Эспланаде. Глядя на белую ледяную гладь гельсинфорсской гавани и затягивая потуже завязки башлыков под ударами порывистого мартовского ветра, швырявшего в лица моряков еще по-зимнему сухие и колкие снежинки, прошли к причалам. Потом разошлись кто куда.

К апрелю 1918 г. в дивизии подплава оставалось 4 дивизиона, из которых позже, к концу мая, сформируют уже только 2.

Незадолго до рассвета 3 апреля подводные лодки «АГ-11», «АГ-12», «АГ-15», «АГ-16» и тр «Оланд», составлявшие 4-й дивизион, взорваны на рейде Гангэ во избежание их захвата германскими войсками. Драматическим событиям предшествовала высадка германских войск в Гангэ, произведенная в нарушение договоренности не занимать финские порты до ухода русских судов. Одновременно выделенный для ледовой проводки из Гангэ в Гельсинфорс 4-го дивизиона пл ледокол «Волынец» был захвачен финнами и перешел на сторону Германии. Командам лодок под руководством Ю. В. Пуаре удалось в последний момент захватить отходящий на Гельсинфорс поезд и прибыть в расположение дивизии с сохраненными дивизионными и судовыми документами. В 1924 г. финны поднимут [18] со дна бухты Гангэ и разделают на металл все подорванные суда, кроме «АГ-16», которую попытаются восстановить, но затея окажется бесперспективной, и в 1929 г. лодку исключат из списков ВМФ Финляндии и тоже сдадут на слом.

Днем 3 апреля подводные лодки «Е-1», «Е-8», «Е-9», «Е-19», «С-26», «С-27», «С-35» и тр «Амстердам», входящие в состав английской Флпл (Ф. Кроми), с разрешения советского правительства взорваны на внешнем Свеаборгском рейде своими командами. Позже имя коммодора Кроми всплывет в связи с раскрытием «заговора трех послов», известного как дело Локкарта. Он погибнет при защите английского посольства от вторжения чекистов{2}.

С 4 по 18 апреля в Ледовом походе из Гельсинфорса в Кронштадт приняли участие и подводные лодки, входившие в состав МСБМ. Первые три лодки предполагалось перевести со II группой судов Ледового похода, основу которой представляли броненосные корабли Блкикр 2.

Сперва 4 апреля подводные лодки «Тигр» (Ч. Мацеевский?), «Тур» (П. Иванов?) и «Рысь» (Оленицкий) вышли из гельсинфорсской гавани и стали с буксирами пробиваться во льду к кораблям II группы, стоявшим на рейде. Пл «Рысь» застряла в торосах у маяка Грохара, не смогла продвинуться дальше и возвратилась. С началом движения кораблей 2-й бригады, пл «Тигр» последовала своим ходом за кр «Баян» как за ледоколом и шла за ним в ледовом канале вплоть до 10 апреля, пока не пришла в Кронштадт, где при швартовке разбила себе нос. Пл «Тур» взял на буксир лк «Республика» и в трудных условиях (6 апреля лодка разбила о корму линкора носовую часть с балластной цистерной, отчего нос притопился, а потому периодически приходилось его поддувать, чтобы на ходу лодку не затягивало под лед; часто рвались буксиры, пока их не заменили якорцепью, отклепав и выбросив якорь) провел ее через лед на чистую воду и передал ледокольному буксиру «Силач». 10 апреля пл «Тур» приведена ледоколом в Кронштадт с разбитыми надстройкой и носовой балластной цистерной.

В воскресенье 7 апреля с 8.15 до 8.50 1-й эшелон III группы судов в составе подводных лодок «Вепрь» (Бугаев), «Волк» (Хмызников), «Пантера» (Пуаре), «Рысь» (Оленицкий), «Змея» (Иконников? [19] ), «Ёрш» (Петранди?), «Леопард» (Шредер или Ждан-Пушкин?) и «Ягуар» (Крагельский, он же начальник отряда) перешел из гавани Гельсинфорса на внешний Свеаборгский рейд, откуда лодки, ведомые посыльными судами ледокольного типа «Ястреб» и «Руслан», с 8.55 последовательно вступили в кильватер друг другу и своим ходом проследовали шхерным фарватером на восток по ледокольному каналу, накануне проложенному миль на пятьдесят ледоколом «Аванс». Ледовый канал оставался в сохранности еще несколько дней благодаря тому, что его проложили в монолитном льду, удерживаемом от подвижки вмерзшими в него островами, рифами и каменными грядами, окружавшими шхерный фарватер. В составе эшелона также шел и ледокольный буксир «Аркона». Всего 11 судов. Маршрут выбрали таким образом, что он проходил по глубоководному шхерному стратегическому фарватеру через ровные ледяные поля и не пересекал полосу торосов, образовавшихся вдоль шхерной опушки, там, где острова задержали подвижку льда под напором ветров южных направлений. Благодаря такому профессиональному решению удалось сохранить в целости сравнительно слабые корпуса подводных лодок. Наибольшая толщина льда на пути эшелона едва превышала 2 фута.

10 апреля вслед за 1-м эшелоном вышел 2-й, из 27 судов, в составе которого следовали пл «Кугуар» (Карабурджи?) на буксире тр «Тосно» и пл «Угорь» (Я. Гаевский) на буксире тр «Иже». В пути оба эшелона встретились, когда предыдущая группа замедлила ход, форсируя торосы в районе о-ва Хенриксвиль, и далее, соединившись, они последовали вместе. Маршрут обеих групп прошел вблизи географических пунктов: Гельсинфорс (внешний Свеаборгский рейд) — о-в Грошер (16 миль от Гельсинфорса) — осв зн Эгшер — пр. Б. Пеллинг-Э (38 миль от Гельсинфорса) — о-в Бойст-Э (54 мили от Гельсинфорса) — Талио — о-в Хенриксвиль с б-кой Хенриксхольм — о-в Ранкэ с башней (69 миль от Гельсинфорса) — зн Меренкари (75 миль от Гельсинфорса) — зн Вестер Тамио (85 миль от Гельсинфорса) — М-к Вадшер — зн Галли (105 миль от Гельсинфорса) — м. Кивикари — о-в Рондо — пр. Бьоркэ-Зунд (125 миль от Гельсинфорса) — М-к Сейвест — Кронштадт (170 миль от Гельсинфорса) — Петроград (188 миль от Гельсинфорса). Около подчеркнутых пунктов пл «Ягуар», [20] головная в растянувшейся колонне, становилась на ночевку. Проводку лодок в торосах в районе о-ва Хенриксвиль и далее по шхерам до о-ва Рондо выполняли вышедшие навстречу ледоколы «Ермак», «Город Ревель» и «Силач», с которыми головные корабли встретились к вечеру 12 апреля у зн Вестер Тамио. В радиодонесении командира III группы судов говорится: «15 апреля голова колонны судов III группы прибыла в Койвисто <...> средняя часть каравана с громаднейшими затруднениями продвинулась через движущиеся льды у Видшера и Рондо. В районе знака Галли очень тяжелый лед. Здесь суда пробираются только с «Ермаком». Движущийся торосистый лед сильно затрудняет проводку каравана ледоколом. Много судов затерто льдом от Талио до Видшера».

За зн Галли, форсировав тяжелую торосистую перемычку, отряд вышел на чистую воду. Самые тяжелые повреждения получила пл «Пантера», которую сразу по прибытии в Кронштадт пс «Ястреб», не задерживаясь, на буксире провел в Петроград на ремонт.

В апреле лодки дивизии сводятся в три дивизиона: 1-й дивизион — «Волк», «Вепрь», «Угорь», «Леопард», «Змея»; 2-й дивизион — «Рысь», «Тигр», «Пантера», «Язь», «Форель»; 3-й дивизион — «Ягуар», «Кугуар», «Ёрш», «Тур».

13 апреля ЦИК утвердил национальный и военный флаг Российской Республики. Им стало красное прямоугольное полотнище с надписью, выполненной желтым или золотом: «Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика». Допускалась надпись-аббревиатура «РСФСР». Так на смену романтичной и почитаемой веками российской геральдике пришел доморощенный, тупой партийный канцеляризм.

Претерпели изменения и воинские звания. Всех без исключения военных моряков стали называть просто военными моряками, чаще сокращенно — военморами. Все воинские звания упразднили. К начальникам и командирам стали обращаться по занимаемым ими должностям: «товарищ командир дивизиона», «товарищ командующий флотом»; или сокращенно: «товарищ комдив», «товарищ начштаподив» (начальник штаба дивизии подлодок). Лиц, занимавших командные должности, независимо от ранга стали называть командирами Рабоче-Крестьянского Красного флота или [22] красными командирами — краскомами, казалось, навсегда избавившись от ненавистных комиссарам слов «офицер», «адмирал». Рядовых моряков еще называли краснофлотцами, но персональным это звание станет только в 1935 г.

В то же время с пл «Язь» (Яцынич), находившейся в Петрограде в достройке, сняли оба дизеля завода Виккерса, представлявшие секрет английского правительства, и вывезли из Петрограда в неизвестном направлении, чтобы сохранить, если город будет взят белыми.

16 апреля пришедшие из Гельсинфорса подводные лодки «Волк» и «Вепрь», прошли в Петроград, проигнорировав запрет кронштадтского наблюдательного поста. Наступала пора, когда неисполнение законов и правил становилось главным правилом.

17 апреля все лодки, вышедшие из Гельсинфорса, сумев преодолеть трудности плавания в тяжелых ледовых и навигационных условиях, пришли в Петроград.

С 22 мая урезали паек, теперь на месяц стали выдавать: хлеба — 30 фунтов, мяса — 8, крупы — 4 фунта. В тот же день сс «Волхов» перешло к Балтийскому заводу и приступило к ремонту лодок, получивших повреждения в Ледовом походе. До конца осени с участием «Волхова» отремонтированы подводные лодки «Рысь» и «Вепрь». Кроме того, именно сс «Волхов» выполнило ремонт подводных лодок, направляемых на Каспийское море: «Минога», «Макрель», «Окунь» и «Касатка».

30 мая старморнач в Кронштадте Зарубаев направил Наморси Республики Беренсу письмо: «Из частных источников знаем, что готовится декрет о воспрещении лицам командного состава уходить в отставку в течение шести месяцев. Прошу иметь в виду, что это: во-первых, прекратит возвращение во флот бывших офицеров, что сейчас наблюдается, во-вторых, пользы не принесет, ибо продуктивность насильственной работы понизится неизмеримо, в-третьих, вносит различие в положение командного состава и матросов, к нивелировке чего все время стремились, в-четвертых, такое бесправное положение лишает командный состав авторитет<а>, так как ставит в правах ниже всех». Этот декрет комиссаров Флеровского и Сакса будет принят, и бывшим офицерам флота еще раз покажут, [23] что они нужны советской власти как рабочий материал, который можно просто вышвырнуть на свалку, выжав из него возможно большую выгоду под присмотром комиссаров. История тому доказательство.

И если управлять отрядами, составленными из наскоро вооруженных буксиров и речных пароходов, громко именовавшимися флотилиями, худо-бедно могли матрос Маркин или прапорщик Сакс, то командовать подводными лодками — только образованные и опытные люди, каковыми были в то время и еще долго останутся российские Офицеры Подводного Плавания.

31 мая дивизия подводных лодок (Введенский) переформирована в соединение с двумя дивизионами. 1-й (Соболев) — из лодок, требующих длительного ремонта (резервный дивизион): «Волк», «Вепрь», «Ёрш», «Змея», «Форель», «Кугуар», «Язь», «Угорь», «Шереметев», «Касатка», «Окунь», — с плавбазами «Тосно», «Хабаровск» и cc «Волхов»; 2-й (Зубарев) — из боеготовых лодок (действующий дивизион): «Тигр», «Пантера», «Рысь», «Тур», «Ягуар», «Леопард», «Минога», «Макрель» — с плавбазами «Петр Великий» и «Воин».

12 июня подводные лодки «Минога» и «Макрель» переведены в 1-й дивизион.

Июнь. Взрыв АБ на пл «Леопард».

Во второй половине 1918 г. подводные лодки БФ, входящие в действующий отряд флота, привлекаются к ведению разведки в Финском заливе Балтийского моря и в Ладожском озере. Прошел слух, что немцы с согласия финнов концентрируют силы в Сортавале (бывш. Сердоболе) и других северных портах Ладожского озера для нападения на Петербург с севера и что там даже видели подводные лодки.

Июнь — август. Подводные лодки «Пантера», «Вепрь», «Тигр» и «Рысь» поочередно своим ходом перешли в Шлиссельбург и вошли в состав Особого Действующего отряда для отражения угрозы вторжения германо-белофиннов с Ладожского озера. Две из них получили хорошую практику подводного плавания в пресной воде.

15 июня пл «Вепрь» (Бугаев) предписано совершить переход из Петрограда в Шлиссельбург, где поступить в распоряжение начальника морских сил реки Невы и Ладожского озера. В числе [24] четырех лодок типа «Барс» она предназначалась для наблюдения за финно-германскими силами с целью предупреждения об их внезапном нападении с озерного направления и нанесения по ним первых ударов.

Предписание командиру подводной лодки «Вепрь». 15 июня 1918 г.

Предлагаю Вам завтра 16 июня в 8 часов утра с вверенной Вам лодкой выйти из Петрограда в Шлиссельбург для поступления в оперативное распоряжение Начальника Морей р. Невы и Ладожского озера. По прибытии в Шлиссельбург Вам надлежит войти в сношение с Начальником Дивизии Сторожевых Судов для выяснения обстановки на месте и установления надежной с ним связи.

По приготовлении лодки к боевому походу, Вам надлежит выйти и исполнить намеченную программу, переданную лично адмиралом Екимовым, причем Вам надлежит открывать военные действия лишь при прямой угрозе со стороны финно-германцев; во всех же остальных случаях Вам надлежит при плавании в Финских водах себя не обнаруживать без крайней в том необходимости.

Мины должны быть изготовлены по-боевому и установлены на 1/2 метра глубины. При плавании надлежит помнить разницу в водоизмещении лодки между пресной и соленой водой (6 ¼ т) и принять меры к тому, чтобы при плавании в боевом положении лодки средняя систерна была полна. В боевой поход надлежит выйти лишь при всестороннем испытании лодки в исправном действии всех механизмов и приспособлений и достаточной уверенности в личном составе. При плавании надлежит помнить, что карты имеют последнюю корректуру 1912 г.; почему желательны более частые определения корабля. В случае необходимости в получении каких-либо материалов Вам надлежит обращаться к Начминдиву, одновременно сообщая и в Дивизию Подпла через службу связи.

Начальник дивизии Введенский

Комиссар Владимиров

18 июня в 14.32 пл «Пантера» (Пуаре) отошла от борта тр «Тосно», стоявшего в Петрограде у Николаевской набережной Васильевского острова напротив 18-й линии, заполнила концевые и палубные балластные цистерны и, притопившись таким образом, уже в 15.00, работая обоими электромоторами, прошла под неразведенным Николаевским мостом вверх по Неве. Расстояние между топами перископов и нижними балками моста в середине центрального пролета составило всего 3 фута (0,9 м). Под последующими мостами с увеличением высот их пролетов возрастал и запас между ними и топами перископов погрузившейся в позиционное положение лодки. Так, под Финляндским мостом (следующий [25] за Охтинским железнодорожный мост), который прошли в 17.05, он уже достиг 15 футов. В 17.15, откачав балласт из концевых цистерн, пустили правый дизель и уже в 21.05 прошли Ивановские пороги. А в 23.58 лодка встала на якорь в 30 саженях от Шлиссельбургской пристани на глубине 15 футов, отдав 10 саженей якорного каната.

3–6 июля пл «Вепрь» (Бугаев) пыталась выполнить поход к северному берегу Ладожского озера, но из-за поломки дизелей вернулась в Шлиссельбург.

Летом пл «Ерш» по окончании ремонта переведена во 2-й дивизион, пл «Леопард» — в 1-й.

Подводный класс УОПП продолжает функционировать, дивизия подводных лодок выделяет своих экзаменаторов, идет набор первых слушателей новой формации. Они будут объявлены в приказе от 15 сентября.

2 июля, Сакс, возглавлявший работу тыла БФ, — Троцкому: «Моряки военного флота на боевых судах, кроме подводных лодок, находящихся на ходу в море или в состоянии немедленной готовности к выходу в море, получают надбавку к содержанию 25% от его размера. Подводникам же выплачивается фиксированная надбавка в размере 100 рублей, что при окладе более 400 рублей становится меньше надбавки, получаемой на надводном корабле, при том, что служба на подводной лодке существенно сложней и опасней». Предлагает пересмотреть указанное положение в пользу подводников. Результаты неизвестны.

В тот же день Наморси БФ высказал перед Генмором свое мнение о необходимости постановки в ремонт «Миноги» и «Макрели», достройки «Форели» и эвакуации «Окуня», «Шереметева», «Касатки», «Кугуара», «Язя», «Угря» и «Змеи». Вскоре обстановка изменится, и финансирование запланированных работ будет урезано.

4 июля, Сакс — Троцкому: «Необходимость наличия хотя бы небольшого количества исправных лодок диктуется условиями охраны баз флота и другими оперативными задачами. Предлагается достроить «Форель» (1 месяц) и отремонтировать «Миногу» и «Макрель» (3 недели). Необходим кредит». [26]

7 июля, Зарубаев — Нагенмору: «Послана на разведку в Ладожское озеро подводная лодка, результатов разведки не получено. <...> Несут сторожевую службу на Ладожском озере 4 угольных миноносца, 4 сторожевых судна и одна подлодка».

23 июля Наморси БФ доложил Нагенмору боевое расписание флота, в котором подводные лодки распределены на три группы:

1) действующий флот — Отдельный дивизион подводных лодок в составе: подводные лодки «Тигр», «Пантера», «Ягуар», «Леопард», «Рысь», «Тур» (Кронштадт, из них 2 пл в Ладожском озере), конвоир — эскадренный миноносец «Инженер-механик Зверев», база — ус «Память Азова» (Кронштадт) и сс «Волхов» (Петроград);

2) Резервный дивизион подводных лодок в составе: подводные лодки «Волк», «Вепрь», «Ёрш», «Форель», «Минога», «Макрель», база — пб «Тосно» (Петроград), пб «Воин» (Нева и Ладожское озеро);

3) на хранении: подводные лодки «Окунь», «Кета» (бывш. «Шереметев»), «Касатка», «Змея», «Кугуар», «Угорь», «Язь» (Петроград).

В начале августа посланные на Ладогу лодки взялись за подготовку к плаванию: ежедневно в течение недели на выходах в озеро проводили тренировки команд по обслуживанию механизмов и устройств как на надводном, так и на подводном ходу. Вскоре из-за поломок механизмов в Петроград на ремонт отправлена пл «Вепрь», так и не принявшая участия в разведпоходах. Не участвовала в них и пл «Леопард».

4 августа по боевому расписанию МСБМ подводные лодки вошли в составы: Действующего дивизиона — «Пантера», «Тигр», «Рысь», «Ягуар», «Тур», «Ёрш» с плавбазами «Память Азова» и «Воин», сс «Волхов» и пс «Перископ»; Резервного дивизиона с нахождением: в резерве — «Вепрь», «Волк», «Леопард», «Змея», «Форель», «Кугуар», «Угорь», «Язь» и на хранении — «Минога», «Макрель», «Окунь», «Касатка» с плавбазой «Тосно».

10 августа командир пл «Язь» К. К. Яцынич и ПК пл «Язь» С. К. Яцынич отстраняются от занимаемых ими должностей и исключаются из списков Дипл согласно заключению следственной комиссии по борьбе с контрреволюцией. Дальнейшая их судьба неизвестна, но предсказуема. [27]

С 22 по 24 августа пл «Пантера» (Пуаре) выходила в Ладожское озеро в разведпоход к его северному и восточному побережьям. На севере в районе Сортавалы в результате скрытного обследования побережья каких-либо приготовлений противника к внезапному нападению на советскую сторону не выявлено. На ночь лодка становилась на якорь в бухте у устья р. Олонки. После упомянутого похода лодка до конца месяца выходила на разведку еще несколько раз. Вражеских кораблей на Ладоге не оказалось, хотя, по агентурным данным, там предполагалось появление корабельных сил противника и даже наличие двух германских подводных лодок.

3 сентября, согласно решению, принятому летом высшим командованием Вооруженных Сил страны (красными), подводные лодки «Минога» и «Макрель» направлены на Балтийский завод, где их начали ремонтировать перед отправкой на Каспийское море.

К середине сентября, убедившись в отсутствии угрозы Петрограду со стороны Ладожского озера, командование возвратило подводные лодки «Пантера» и «Рысь» в Петроград. При проходе по Неве в районе Ивановских порогов пл «Рысь» коснулась камней, повредила днище и по возвращении поставлена в док для аварийного ремонта.

20 сентября кронштадтским минным мастерским выдан заказ на приготовление для подводных лодок «Минога» и «Макрель» 12 торпед образца 1910 г.

В тот же день Нагенмор получил доклад из Кронштадта о готовности к отправке на Каспий «Миноги» и «Макрели» и подготовке в ближайшее время 4 барж для погрузки на них подлодок типа «Барс», эвакуируемых в Вологду. Также предлагалось в ожидании окончательного решения об эвакуации погрузить лодки (вероятнее всего, ими оказались «Кугуар», «Язь», «Угорь» и «Змея») на баржи, с тем чтобы по первому приказу отправить их по назначению. Повидимому, именно так и сделали, более того: по свидетельству подводника Быховского (предпоследнего командира пл «Пантера»), одну баржу с погруженным на нее «Кугуаром» пытались протащить под неразведенным Николаевским мостом, дабы готовность к эвакуации оказалась еще выше, но вмешались случай и непрофессионализм новых работников порта, пришедших на замену разбежавшимся. Лодку разбили о своды моста и уже не восстанавливали. [28]

1 октября на пл «Ёрш» произошла авария. Подробности не сохранились.

В начале октября, после многократных переносов сроков отправления, из Петрограда, предположительно в Астрахань через Москву, по железной дороге отправлены подводные лодки «Минога» (Пуаре) и «Макрель» (М. Соколов).

17 октября начинаются работы по приведению судов дивизии в состояние долговременного хранения.

11 ноября Германия капитулировала перед странами Антанты в Первой мировой войне.

13 ноября Советская Россия аннулировала Брестский мирный договор. С 13 ноября подводные лодки «Пантера», «Рысь», «Тигр», «Тур», «Ягуар» и несколько позже «Вепрь» и «Волк» приводятся в состояние 2-часовой готовности. А с 15 ноября из наиболее боеспособных кораблей формируется Действующий Отряд кораблей БФ (ДОТ). В состав ДОТа вошли лодки 2-го дивизиона: «Пантера», «Тигр», «Рысь» (в доке латает днище), «Вепрь» (по-прежнему в ремонте), «Волк», «Тур», «Ягуар». Пл «Ёрш» возвращена в резервный дивизион. «В целях лучшей организации взаимодействия с сухопутными войсками» ДОТ подчинен командующему 7-й армией. Лодки ДОТа переводятся в Кронштадт. Начинаются малоэффективные разведывательные походы балтийских лодок по Финскому заливу.

13 ноября в Петрограде на базе Военно-морской академии создаются Соединенные классы, ставшие преемником Офицерских (Штурманских, Артиллерийских, Минных, Подводных и Электротехнических) классов Императорского флота. Новое командование флотом посчитало, что в связи с переворотом не стоит прерывать обучение подводников их непростому делу. Подготовка слушателей командного состава проходила по ускоренной программе. Первый выпуск «красных» командиров-подводников не заставил себя ждать. Вот их имена: Горяинов Всеволод, Жимаринский Николай, Кислицкий Борис, Шишкин Александр.

С 27 по 29 ноября пл «Тур» (Коль) выполнила первый в истории советского флота боевой разведывательный поход подводной лодки к берегам противника с целью обследовать южную часть Финского залива до Ревеля и выявить места дислокации английских [29] кораблей. В сложных осенне-зимних условиях лодка прошла по Финскому заливу трудным в навигационном отношении южным фарватером в Ревельскую бухту, где 28 ноября, с рассвета до 11 часов, находясь под перископом, обошла ее и ничего существенного из морских сил Юденича и англичан не обнаружила 29 ноября в 15.00 она уже вернулась в Кронштадт. Поход оказался знаковым, с него советские подводники стали вести счет своим боевым походам.

30 ноября Нагенмор принимает решение выслать в разведку к Ревелю лодку с задачей следить за движением судов в районе и все военные суда, идущие на восток, атаковать. Постоянный дозор подводных лодок предписывалось иметь до самого ледостава.

2 декабря распущен слишком демократичный Совет Комиссаров Балтийского флота, созданный на смену Центробалту в феврале 1918 г. Вся власть на Балтийском море перешла в руки Реввоенсовета БФ, в который вошли Наморси Зарубаев, члены Позерн, Нацаренус. Большевики не захотели делиться властью ни с кем. По воле Троцкого завершился ступенчатый переход от матросской вольницы к диктатуре партийного чиновничества. Настало время, когда митинги, переставшие казаться делом, становятся на флоте единственным развлечением, постепенно перерастая ко времени появления в стране примет первобытного социализма в религиозный обряд.

В тот же день пл «Рысь» выходит из дока.

Пл «Тигр» (Ч. Мацеевский) ставится задача следовать в район портов Либава и Виндава с целью обнаружения и определения состава сил английского флота. 2 декабря лодка выходит из Кронштадта в разведпоход. В районе маяка Нерва погода резко ухудшается (сильный шторм, снежные заряды), и выходит из строя рулевое управление. Для ремонта и укрытия от непогоды лодка ложится на грунт. Утром 3 декабря, исправив повреждение, лодка всплывает и попадает в жестокий шторм (сила ветра до 9 баллов). Она вынуждена снова лечь на грунт, но развившееся волнение моря начинает бить корпус лодки о грунт на глубине 30 м. От ударов в носовой части лодки появилась течь, которую удалось приостановить, а утром 4 декабря она всплыла в условиях улучшившейся погоды, но полученные повреждения вынудили ее вернуться в базу. [30]

7 декабря, несмотря на ухудшающуюся погоду на Балтийском море и тяжелую для лодок ледовую обстановку в Финском заливе, Наморси принимает решение продолжать их посылку в разведывательные походы в район Либава — Виндава. В очередной поход с 10 декабря планируется пл «Тур» (Коль).

11 декабря, на третий день напряженной работы ледоколов, удалось вывести из Петрограда пл «Тур», идущую в разведку к Либаве и получившую многочисленные повреждения в связи с плаванием в тяжелых для лодки ледовых условиях. Лодку возвратили в порт для длительного ремонта. В Морском канале оказалась затертой во льдах пл «Ягуар» (Рыдалевский).

На 23 декабря подводные лодки «Пантера» и «Тигр» находились в готовности; «Тур», «Рысь», «Вепрь» и «Волк» — в состоянии ремонта различных неисправностей; «Ягуар» — в состоянии ликвидации последствий взрыва аккумуляторной батареи в декабре.

С 23 по 25 декабря пл «Пантера» (Бахтин) совершила переход из покрытой льдом гавани Кронштадта до чистой воды с помощью ледокольного буксира «Ораниенбаум» и далее самостоятельно до Ревеля с задачей наблюдения за финским заливом и осмотра ревельского рейда и гавани. Выполнить задачу не удалось из-за обмерзания и выхода из строя перископов и непрекращающейся снежной пурги, резко снизившей видимость. Не обошлось без серьезных поломок (перископ, клинкеты газоотвода, левый штуртрос). В своем донесении Бахтин писал, что «с обледенелыми люками, которые нужно расхаживать перед погружением, бездействующим радиотелеграфом, ненадежными торпедными аппаратами (наружными решетчатыми Джевецкого. — Э. К), замерзающими перископами и нестреляющими пушками лодка делается совершенно бессильной при встрече с неприятелем, не будучи в состоянии не только атаковать его, но даже своевременно погружаться, а движущиеся ледяные поля делают походы окончательно невозможными».

Командование флотом не обращало внимания на доклады командиров лодок, не учитывало, принимая решения, опыта русских подводников в минувшей войне и потому не понимало, в какие условия оно ставило подводные лодки, посылая их в ледяную Балтику. [31] Объекты, появления которых так опасалось советское верховное командование, из-за невозможности вести непрерывную разведку своевременно так и не обнаружили. Зато бездарная попытка провести неподготовленную, а потому авантюрную операцию в районе Ревеля закончилась 27 декабря провалом: англичане захватили новые советские эскадренные миноносцы «Спартак» и «Автроил». Позже их передали эстонскому командованию, и они еще долго плавали в составе эстонского флота. В плену оказался и командир отряда Ф. Раскольников.

Под Новый год в очередной разведдозор назначили пл «Тигр» (Ч. Мацеевский). С 30 декабря 1918 г. по 3 января 1919 г. она совершила разведывательный поход в западную часть Финского залива. Путь от Кронштадта до кромки сплошного ледяного поля лодка прошла в течение 20 часов за ледоколом. 31 декабря с целью повышения скрытности в 9.10 она погрузилась. Удифферентовавшись и осмотревшись на чистой воде, лодка всплыла в 10.10. С подходом к Ревелю лодка снова погрузилась и продолжила наблюдение уже через перископ. В районе между островами Кокшер и Б. Врангель лодка обнаружила четыре большие красные вехи с флажками, опознанные как обозначения границ минного заграждения, выставленного противником в указанном районе. Не заходя за вешки, лодка повернула обратно и, выйдя за пределы дальности видимости о-ва Кокшер, всплыла в надводное положение.

В 15.51 на горизонте показались дымы быстро приближавшихся к лодке кораблей. Лодка погрузилась и, находясь под перископом, двинулась на восток. Кораблями оказались миноносцы противника, в 15.54 открывшие по лодке артиллерийский огонь. После того как закончился двухчасовой обстрел и миноносцы ушли, лодка всплыла, отошла к южному берегу Финского залива и, следуя вдоль него в течение всей новогодней ночи, зарядила аккумуляторную батарею.

Днем 1 января 1919 г., проведя разведку побережья между бухтами Кунда и Кашпервик, пл «Тигр» направилась в Кронштадт. 3 января в районе о-ва Соммерс она встретила движущееся ледяное поле, а в районе о-ва Нерва — сплошной лед. Далее лодка смогла следовать в базу только за ледоколом в ледовом канале. [32]

Р.С.Ф.С.Р.

КОМАНДИР ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ

«ТИГР» 8 Января 1919 года

№8.

Кронштадт.

Копия.

Секретно.

Начальнику 2-го Дивизиона подводных лодок Балтийского моря.

30 декабря.

Доношу Вам, что сего числа в 11 часов 15 мин. вышли на Большой Кронштадтский рейд для уничтожения и определения девиации и проверки лага, в надежде, что это удастся, так как 27 выходя на погружение за Толбухин маяк встретили лед только до волнолома, за которым была совершенно свободная от льда вода. Выйдя на рейд пришлось волей неволей отказаться от мысли о девиации и проверки лага, ибо лед был настолько серьезен, что при самом полной ходе под электромоторами лодка застревала и для освобождения приходилось заполнять и откачивать систерны.

Считаясь с серьезность момента и очевидной необходимостью пребывания лодки в море в крейсерстве, согласно предписания Наморкрона от 27-го декабря за № 2946 решили, положившись исключительно на компас Сперри поправка которого в точности не била известна и на хорошую видимость, выйти по назначении.

14 ч.00 м. При помощи ледокола «Ораниенбаум» легли на створ Николаевских маяков.

18 часов 45 мин. Прошли Лондонский маяк.

31 Декабря.

0 ч.05 м. Подойдя к маяку Соммерс, заметили, что последний горит постоянный огнём вместо вертящагося.

2 ч.15 м. Обнаружили, что лаг показывает на 10% меньше.

6 ч. 5 м. Проходя маяк Стеншер обнаружили, что последний не горит. [33]

9 ч. 00 м. Остановили дизеля. Начали погружаться для дифферентовки.

9 ч. 30 м. Удифферентовались. Дали ход электромоторам. Погрузились 22 фута.

10 ч. 10 м. Всплыли. Видимооть хорошая.

12 ч. 35 м. Погрузилась и пошли под перископом, для обследования района Ревельштейна и Кокшера.

13 ч. 35 м. Пройдя траверз Кокшера заметили 4 больших красных вехи с красным флагами. Предположив, что это ограждение минного заграждения, как это было у нас во время войны с Германией, повернули обратно.

15 ч. 10 м. Всплыли. На горизонте слева еле заметные дымы.

15 ч. 35 м. Желая немного отойти от Кокшера дали ход одним дизелем. Второй на зарядку.

15 ч. 45 м. Остановили дизеля, так как дымы приближаются.

15 ч. 51 м. Видны мачты. Повидимому мачты миноносцев. Начали погружаться.

15 ч. 52 м. Миноносцы идут на нас. Глубина 23 фута.

Слышен слабый взрыв. Миноносцы типа «Амурец», «Уссуриец», но с очень большой скоростью.

15 ч. 54 м. Миноносцы повернули на 90? от своего первоначального курса, дали залп, слышен слабый разрыв нескольких снарядов. Погрузились на 70 фут.

17 ч. 18 м. Снаряд. Решив, что нас обнаружили по возможным воздушный пузырям или маслу погрузились на 100 фут и изменили курс.

18 ч. 20 м. Снаряд.

18 ч. 30 м. Лодка теряет плавучесть. Дифферент на корму 6°. Откачали из средней. Дифферент немного выравнялся.

20 ч. 10 м. Перешли на глубину 60 фут.

20 ч. 40 м. Перешли на глубину 40 фут.

20 ч. 50 м. Всплыли. Горизонт чист. Чтобы скрыть свои следы решили выполнить сначала третью часть нашей задачи, а именно пойти наблюдать за бухтой Кунда, а через день вернуться для наблюдения за Виками.

23 ч.40 м. Дали ход дизелям. [34]

1 Января 1919 г. Лаг остановился в 4 час. 30 м.

4 ч. 35 м. Остановили дизеля и начала переборку лага для выяснения неисправности. Разобрав увидели, что масло для смазки шестеренок замерзло. Не имея ничего подходящего, заменили замерзшее масло соляркой.

7 ч. 30 м. Дали ход. Лаг показывает, но явно больше.

8 ч. 48 м. Слева заметили темный предмет. Начали погружаться.

8 ч. 50 м. Погрузились и пошли под перископом.

8 ч. 55 м. Темный предмет оказался маяком Родшер, который не горит.

9 ч. 00 м. Всплыли. Дали ход дизелям.

11 ч.25 м. Остановились.

12 ч.00 м. Стоим в видимости берегов бухты Куяда.

24 ч.00 м. Стоим.

2-го Января. 0 ч.30 м. Нашел туман. Скрылись все маяки.

2 ч.15 м. Для согревания помещений пустили дизеля на зарядку.

4 ч.10 м. Остановили дизеля. Туман сильный.

7 ч.20 м. Туман рассеялся.

7 ч. 27 м. Дали ход.

12 ч. 03 м. Остановили дизеля. Перешли в позиционное положение. Стоим в видимости берегов бухт Виков.

14 ч. 23 м. Желая подойти ближе к бухтам погрузились.

Перископ плохо смотрит, думая, что замерзли верхние стекла погрузились на 40 фут.

14 ч.35 м. Всплыли в перископе вода. За неимением перископа нет возможности больше оставаться на позиции.

Решили возвращаться.

14 ч.55 м. Дали ход дизелям.

18 ч.38 м. Остановились у острова Гогланд. Слышна работа радиостанции, повидимому Гогландской на немецком и эстонской языках. [35]

3-го Января.

0 ч. 40 м. Дали ход дизелям.

4 ч. 50 м. Проходим маяк Соммерс. Встретили плавующий лед.

5 ч. 20 м. Проходим маяк Нерва. Лед сплошной. Идем с трудом.

11 ч. 35 м. Прошли Лондонский маяк. Не видно ни поворотных буев, ни вех.

13 ч. 05 м. Подошел ледокол «Трувор». Узнавши, что его колея осталась, пошли самостоятельно. «Трувор» пошел к Лондонскому маяку за тральщиком.

16 ч. 30 м. Ошвартовались у учебного судна «Воин».

Донося о вышеизложенном считая своим долгом указать на те изменения в обстановке, которые произошли по дороге в Ревель и в районе самого Ревеля.

1/Маяк Соммерс горит слабым постоянным огнем вместо вертящагося.

2/Маяки Родшер и Стеншер не горят совсем.

3/Замеченный за Кокшером вехи есть не что иное, как ограждение заграждения или же это есть входные вехи между минным заграждением.

4/Судя по тому, что миноносцы идя на лодку сразу повернули, севернее Кокшера тоже стоит заграждение, вдоль которого они и повернули, а затеи видя, что лодка погрузилась обошли Кокшер и найдя следы лодки или увидевши, что либо подозрительное начали снова стрельбу.

При сем представляю карту похода за №1557, две перехваченных радиотелеграммы, дополнение к донесению.

ПОДПИСАЛИ: И. В. МАЦИЕВСКИЙ, Комиссар лодки КАРПОВ.

Верно: Младший Делопроизводитель Общего Отделения Оперативной части (подпись) [36]

* * *

Р.С.Ф.С.Р.

КОМАНДИР подводной лодки «ТИГР»

8 Января 1919 года

№ 9

г. Кронштадт

Копия

Секретно.

Дополнение к донесению от 8 января за № 8.

Начальнику 2-го Дивизиона подводных лодок Балтийского моря.

В дополнение к донесению считаю своим долгом донести Вам: во первых, что поход лодок в настоящий момент сопряжен с большим риском, ибо ни одна из ходящих лодок не получила должного ремонта, благодаря чему уверенности в механизмах нет почти никакой, и если последние, так или иначе действуют то только благодаря добросовестному и поистине героическому отношению команды, ибо нередко некоторые механизмы по нескольку раз за поход приходится перебирать и чинить имеемыми средствами иначе говоря кустарным способом. Естественно, что срок службы таких механизмов сильно сокращается. Такое явление сильно действует на психологию, ибо приходится постоянно думать о том сдаст или нет что-либо в критический момент.

Во вторых состояние личного состава в настоящий поход было крайне тяжелее благодаря следующим причинам: 1/Температура за все время похода колебалась от 6 до 4?, а приостановке дизелей падала и ниже и команде свободной от вахты приходилось отдыхать в дизельном помещении, что вызывало простуду и головные боли, так как люди приходя с холода для согревания или к дизелям где довольно высокая температура и весьма тяжелый пропитанный маслом воздух, 2/питание было очень неудовлетворительно, благодаря тому, что провизия была выдана в весьма ограниченном количестве и лишенная питательных веществ как то рыба, крупа.

На нашу просьбу отпустить капусту, нам было отвечено, что таковой на складе нет, а есть только на огороде, и что если мы хотим, то нам вместо капусты [37] дадут стручкового перцу. Что касается консервов, то хотя она и были, но так мало, что в котел на 40 человек можно было класть только 5–6 банок, тогда как нормально нужно класть не менее 20 банок, а следовательно в таком супе преобладала главный образом вода.

На основании вышеизложенного прошу Вашего ходатайства во первых: о полном ремонте лодки и теперь же, чтобы к открытию навигации, она могла бы, коли того потребуется, немедленно выйти в море; во-вторых, чтобы личный состав был снабжен необходимой непромокаемой и теплой одеждой; в-третьих, чтобы на зимние походы если таковые еще будут на лодку был отпущен спирт или какое либо вино для согревания, и в четвертых чтобы на походы лодкам отпускалась провизия по возможности по раскладке мирного времени и такая какая будет проситься личным составом и будет в наличии порта.

ПОДПИСАЛИ: И. В. МАЦИЕВСКИЙ, Комиссар лодки КАРПОВ.

Верно: Младший Делопроизводитель Общего Отделения Оперативно части (подпись)

Январь 1919 г. В связи с нехваткой в стране топлива принято решение подводные лодки на стоянке отапливать камельками{3}, несмотря на возросшую из-за этого пожароопасность. До упомянутого времени зимой подводные лодки отапливались с помощью парового отопления. Каждой осенью с постановкой на зимнюю стоянку лодки загружались приносимыми с базы радиаторами [38] парового отопления, и к каждой из них подводили и монтировали теплоизолированные паропроводы от специально поставленного к причалу судна-отопителя. Весь период холодного времени года это судно снабжало лодки теплом. Иметь открытый огонь в помещениях подлодки тогда, да и сегодня тоже, категорически воспрещалось из-за опасности взрыва водородно-кислородной смеси, образующейся при эксплуатации кислотно-свинцовых аккумуляторных батарей. Можно представить, насколько тяжелым в стране оказалось положение с топливом, если пришлось согласиться на такое решение.

Начинает работу по наведению революционного порядка не только ЧК, но и традиционная юстиция. На пл «Волк» отдан под суд электрик, допустивший подгорание моторного подшипника.

3 января пл «Тигр», превратившаяся в бесформенную глыбу льда, возвратилась из похода. В своем донесении командир лодки Чеслав Мацеевский подтвердил выводы, сделанные командиром «Пантеры» по результатам предыдущего похода.

5 января, Коморси Альтфатер — Главкому Вацетису, Серпухов: «"Пантера» донесла о тяжелых условиях плавания в зимнем море. «Тигр» возвратился раньше срока. <...> Опыт минувшей войны показал, что обычно в течение января — февраля месяцев операции подлодок приходилось приостанавливать вследствие условий зимнего времени. По приказу свыше лодки держат в готовности к выходу в море, а они требуют ремонта, время начинать который наступило еще в декабре». Наконец-то Коморси обратил внимание Главковерха на особенности плавания флота в морозном зимнем море!

Сухопутное командование, представленное главным образом кавалеристами, сочло донесение Альтфатера неубедительным и потребовало продолжать зимнее плавание лодок во льдах с разведывательными целями, опасаясь появления в заледеневшем море британских кораблей.

15–16 января пл «Пантера» (Бахтин) совершила еще один зимний поход. Как и ожидалось, для нее он оказался последним в кампанию. В районе Шепелевского маяка лодку зажало льдом, и она, получив нешуточные повреждения корпуса и винтов, ведомая [39] ледоколом, вернулась в Кронштадт. С задержкой на целый месяц лодка начала плановый ремонт, к которому прибавился еще и аварийный.

20 января очередная пл, «Рысь» (Данюшевский), также была повреждена льдами и в тот же день вернулась в Кронштадт, где ее ожидал продолжительный ремонт. На этом и закончилась невразумительная зимняя разведывательная эпопея балтийских подводных лодок 1918–1919 гг.

С наступлением зимы на революционном флоте широкий размах принимает дезертирство. Бегут моряки всевозможных категорий: нижние чины из-за тяжелейших условий жизни, комсостав из-за отказа властей от принципа добровольного поступления на службу, принуждения к воинской службе и опасения оказаться расстрелянными без вины и без суда.

21 января дезертирами объявлены бывший командир пл «Пантера» Г. М. Петранди и помощник командира пл «Касатка» М. А. Качулков, вовремя не вернувшиеся из отпусков.

1 февраля пл «Шереметев» готовится к сдаче в порт.

4 февраля Главковерх Троцкий лишил всякой власти комитеты и коллективы, передав ее полностью командирам и комиссарам. Последние получили равные права с командирами, а в чем-то и возвысились над ними и олицетворяли политическую власть большевиков.

21 февраля Нагенмор получил доклад о ходе зимнего ремонта подводных лодок. «Ремонт подлодок потребен в большем размере, чем предполагалось. Установлено, что к 1 мая будут готовы: «Пантера», «Волк» «Вепрь», «Ёрш» и «Тигр». Относительно готовности «Тура» и «Ягуара» в данное время сказать трудно, т. к. время готовности зависит от срока подачи к ремонтирующим заводам (возможна задержка). Возможна задержка и по трем первым лодкам, требующим дока. «Рысь» будет готова между 1 мая и 15 июня».

На кораблях ослабла дисциплина, плохо несутся вахтенная и дежурная службы, процветает воровство. Чтобы отличать завшивевших и оборванных воинов от бродяг, всем морякам приказали носить на головном уборе или на груди только что принятую эмблему Красной Армии — красную звезду с молотом и плугом. [40]

В марте произведен второй набор слушателей в Соединенные классы. Новым учебным планом предусмотрен двухгодичный срок обучения. На Подводный класс зачислено 3 человека.

13 марта пл «Ёрш» закончила ремонт и вошла в состав 2-го дивизиона.

15 марта в очередной раз реорганизована дивизия подводных лодок. По Боевому расписанию 1-й дивизион в составе подводных лодок «Вепрь», «Волк», «Тур», «Ягуар», тр «Тосно» (базируется в Петрограде) и 2-й дивизион в составе подводных лодок «Тигр», «Пантера», «Рысь», тр «Воин» (базируется в Кронштадте), находясь в кампании, вступают в ДОТ. Оба дивизиона под командой Зарубина Резервный дивизион расформировывается: подводные лодки «Змея», «Ёрш», «Леопард», «Угорь» и «Кугуар» состоят в первом резерве, «Кета», подлежащая сдаче в порт, — во втором. Подводные лодки «Язь» и «Форель» находятся в постройке и переходят в ведение ШДипл. Сс «Волхов» — в готовности к решению своих задач в масштабе дивизии подводных лодок.

11 апреля подводный заградитель «Ёрш» присоединяется к ДОТ.

21 мая, Наморси БМ — Коморси Республики: «Пл «Волк» спущена с «Волхова» 19 мая. Для приведения техчасти в полную готовность потребно не более 3-х дней. По готовности «Волк» перейдет в Кронштадт для обучения личного состава, погружения и стрельб минами, на что потребуется около 2-х недель. Обучение необходимо, т. к. лодка 2 года не погружалась и имеет малообученный л/с».

27 мая в состав ДОТ включены «Волк» (готов), «Вепрь», «Тигр», «Пантера», «Рысь», «Тур», «Ёрш» (вступают по мере выхода из ремонта). В конце апреля природа предоставляла лодкам возможность плавать в Финском заливе по чистой воде и эффективнее решать свойственные им задачи. Вынужденная задержка ремонта отодвинула начало кампании на целый месяц.

Летом подводные лодки «Пантера» и «Рысь» поломали перископы «при входе и выходе из-под сс «Волхов». В то время, чтобы в любой момент иметь возможность осмотреть погруженную часть корпуса, лодку не всегда ставили в док. Способное поднять с грунта затонувшую подводную лодку, сс «Волхов» без особого труда могло и приподнять из воды любую ее оконечность. Иногда для осмотра [41] и ремонта наружной части корпуса лодке было достаточно поднырнуть под «Волхов», застропить на своем корпусе его судоподъемные гини, после чего ее вытягивали из воды на допустимую высоту или приподнимали над водой ту оконечность, которую следовало осмотреть. Наличие в составе дивизии спасательного судна такого класса позволяло ее командиру помимо своевременного оказания помощи терпящей аварию лодке оперативно организовывать ремонт лодок, поддерживая таким образом высокую боеготовность соединения.

В 1919 г. балтийские подводные лодки с началом кампании приступают к выполнению боевых походов с задачей: разведка назначенного района, поиск и атака боевых кораблей противника в районе.

19 июля пл «Волк» (Горняковский) безуспешно атаковала в Копорском заливе английские эсминцы, после чего подверглась контратаке, получила тяжелые повреждения, но сумела самостоятельно вернуться в базу.

25 июля «Пантера» (Бахтин) в Копорском заливе обнаружила и пыталась атаковать две английские лодки, но неудачно. Два промаха и счастливое уклонение от английской торпеды. Перископ запотел, а при подвсплытии лодку обстреляли. Чтобы выйти на фарватер между своими минными заграждениями, место опознали по глубинам, измеряя их погружением самой лодки до самого грунта. Операцию, начатую «Пантерой», пришлось завершать «Вепрю».

30 июля подана телеграмма: «Пл «Вепрь» (Зарубин), выходившая в Копорский залив, обнаружила 2 эсминца, которых пыталась атаковать, но, будучи обнаруженной, обстреляна артогнем, а один из эсминцев пытался ее таранить. Лодка торпед не выпускала. Непосредственно попаданий не получила. Имела повреждения от близких разрывов артиллерийских снарядов: погнут носовой минный люк, сожжены реостаты освещения, зажат люк рубки, смыта труба помпы № 2, нарушена прочность в некоторых частях надстройки. В аккумуляторную батарею попала вода. Ремонт от 5 до 6 недель. Лодка в Петрограде у Балтвода».

Август. Пл «Тигр» (Ч. Мацеевский) при погружении приняла внутрь прочного корпуса воду через не задраенный минным [42] машинистом клапан системы лодочной вентиляции. На пл «Ёрш» (Иконников) в конце очередной зарядки аккумуляторной батареи произошел взрыв от электрической искры на коллекторе электродвигателя. По-прежнему аккумуляторные батареи на лодках остаются источником высокой взрыво — и пожароопасности.

С 31 августа по 1 сентября пл «Пантера» (Бахтин) — в боевом походе с задачей разведки района Финского залива на участке Копорской губы. При обнаружении кораблей противника лодке предписывалось их атаковать. С 17.00 до 18.05 31 августа она обнаружила последовательно два английских миноносца: сначала четырехтрубный типа «Broke», а затем трехтрубный типа «Cossack», который и атаковала двумя торпедами в 21.19. Попадания торпеды в миноносец визуально не наблюдали, только через полминуты после выстрела второй торпедой на лодке услышали звук сильного взрыва. Как оказалось позже, лодка потопила миноносец «Vittoria» (постройки 1907 г, 885 т, 14000 HP, 33 узла).

11 сентября в приказе по флоту БМ № 522 РВС объявляет командиру, комиссару и всему личному составу пл «Пантера» благодарность за «энергию и мужество, проявленные при успешной аттаке неприятельских миноносцев».

Гражданской войной в России принято называть любые столкновения красных (большевиков) и белых (монархистов), происходившие в 1918–1920 гг. По сути, они представляли собой вооруженное подавление действующих или потенциальных противников на территориях, находившихся под контролем одной из противоборствующих сторон. У красных оно называлось «классовой борьбой» и состояло в преследовании небольшевистских партий, подавлении рабочих стачек и крестьянских волнений; со стороны белых это была охота на тех, кого подозревали в сотрудничестве с большевиками.

То, что происходило на Балтике, правильнее обозначить как противодействие кораблей БФ британской интервенции. Другое дело на суше. Там красные противостояли Юденичу, рвавшемуся к Петрограду. Моряки, в том числе и подводники, сойдя на берег, воевали и в тех и в других рядах.

По сути дела, гражданская война на Балтийском море закончилась уже в 1919 г. Ее на этом театре и войной-то нельзя назвать. [43]

Комнадир Подводной лодки «ПАНТЕРА» сентября 1919 г.

№ 562

Кронштадт.

Копия. СЕКРЕТНО.

Начальнику Действующего Отряда

Доношу, что во исполнение предписания Вашего от 30 августа сего года за № 210/оп.:

31 августа

6 ч. 30 м. Снялся со швартовов.

6–00 — Вышел из гавани пошел под дизелями.

7–00 — Не доходя траверза Толбухина м-ка застопорил дизеля, приступил к погружению.

7–50 — Удифферентовался и под перископом последовал выходным фарватером в море, давая 400 ампер на оба вала / ход 3,5 узла /. Небольшой южный ветер, ясно.

12–40 — От Шепелевского маяка лег на курс 270

13–05 — Лег на курс 290, опустил лаг.

14–30 — На SW за Деманстейнской банкой увидел четырехтрубный истребитель, шедший курсом NW.

15–00 — Привел в район позиции, для уменьшения расхода тока застопорил один электромотор. Около этого времени миноносец изменял курс на Биоркэ.

15–20 — Миноносец скрылся в нашедшей игле.

15–30 — Ввиду мглистого горизонта погрузился до 40 фут.

17–00 — Всплыл под перископ осмотреться, мгла рассеялась. Такой же четырехтрубный миноносец увидел на своем траверзе к S шедшим паралельным курсом. Погрузился на 40 фут. /К этому времени посвежело до 3–4 баллов и на перископной глубине держаться стало затруднительно, ибо лодку выбрасывало на поверхность и опасался себя обнаружить преждевременно./

17 50 Всплыл под перископ: тот же миноносец тем же курсом. Погрузился на 40 фут.

18–05 — Всплыл под перископ и заметил второй истребитель трехтрубный, недалеко от первого. Убрал лаг.

18–20 — Лег на Ост, ходил, наблюдая за миноносцами.

19–15 — Выяснив, что они стоят на месте, вероятно даже на якоре, к. Осту от о. Сескара у его южной оконечности, решил их атаковать; погрузился на 40 фут и заменил установку глубины носовых мин с 3 метров /установка для стрельба по крейсерам/ на 2 метра, т.к. осадка английских миноносцев не превышает 9 фут.

19–50 — Всплыл на 23 фута.

20–15 — Лег на курс 260, чтобы выйти ближе к берегу для атаки с NW, т.к. миноносцы стояли на небольших глубинах / 7–14 саж. / и после атаки необходимо было иметь возможность уйти на большую глубину, не меняя много курса. Кроме того желал вести атаку с солнечной стороны.

20–40 — Дал ход обоим моторам. Пошел в атаку постепенно меняя курс к S.

21–05 — Открыл крышки носовых аппаратов. К этому времени насколько было возможно выяснил тип британских истребителей:

4-х трубный /стоявший ближе к берегу / типа «Broke», 3-х трубн. / стоявш. мористее / — «Cossack» класса F постройки 1907 г. 885 тонн, 270 268 фут, 14000 НР 33 узла /.

21–16 Лег на истребитель «Cossack» курсом около 140?.

Носовые аппараты «товсь». Сблизился до 4–5 кабельтовых. Видел надпись на полубаке: буква F и две цифры, которых не разобрал. [44]

21–19 — Правый аппарат — пли.

21–19,5 Левый аппарат — пли.

Видел в перископ две больших воздушных шапки or выстрелов. Следа от хода мин не было видно. Лодку начало выбрасывать на поверхность. Дал по 800 ампер на вал, всеми средствами / приемка воды в носовую дифф. сист., перемещение людей в нос и т.д. / дал дифферент на нос до 10° и срочно начал погружаться на 80 фут, пока лодка не загрохотала по грунту.

Приблизительно через полминуты после второго выстрела миной слышен был сильный взрыв, в лодке все задребезжало. К этому времени перископ уже скрылся под воду, поэтому попадания не видел. Немедленно после взрыва было слышно несколько выстрелов, видимо стрелял второй миноносец.

21–24 400 апм. на вал, курс 80, лодка днищем чертила и скрепила по грунту, глубина изменялась от 60 до 80 фут.

21–50 В корме слышна отдаленная стрельба.

22–25 Всплыл под перископ; осмотрелся, но ничего не видел так как уже сильно стемнело.

22–30 Пошел на глубине 40 фут.

22–50 Лег на курс 110.

1 Сентября.

1–10 Продул среднюю и частью палубные систерны и всплыл, чтобы провентилировать лодку и если возможно зарядиться, т.к. батарея разрядилась до 21 и оставшейся энергии в обрез хватало, чтобы вернуться. Открыл люк, вышел на рубку. Стихло. Хотя и темно, но недостаточно для спокойной зарядки ввиду возможности облавы. Кроме того заряжаться одним дизелем недостаточно, при зарядке же двумя дизелями на наших лодках винты разобщены от моторов и лодка не может дать быстро ход. Видны лучи Кронштадтских прожекторов.

1–15 Увидел неприятельский прожектор со стороны Сескара. Считал рискованным оставаться на поверхности. Погрузился и лег на грунт. Глубина около 100 фут. Грунт песок. Выключил лишнее освещение.

5–45 Всплыл под перископ. Осмотрелся. В сумерках Шепелевского м-ка еще не было видно. Малым ходом / 200 амп. один вал/. Описывал циркуляцию в ожидании рассвета т.к. не был уверен в точности прокладки.

6–30 Увидел Шепелевский маяк и лег на него.

6–40 Увеличил скорость до 3,5 узлов и последовал входным фарватером в Кронштадт.

Идя от Шепелевской шаровой вехи к поворотной, милях в трех за кормой, недалеко от Шепелевской вехи видел ясно продолговатый серый торчок, сильно похожий на перископ, который появлялся временами и потом скрылся. Возможно что там имеется дежурство неприятельской лодки. Далее, ворочая от поворотной шаровой вехи на Николаевский створ слышал скрипение вдоль всего левого борта, на котором, вернувшись, обнаружил поцапанную краску. Хотя возможно что это была зимняя веха, стоящая около шаровой /которую оставил слева/ однако не исключается возможность, что это был минреп. Поэтому желательно было бы обследовать тралами этот район.

11–20 Не доходя траверза Толбухина м-ка, всплыл и последовал под дизелями. Погода мглистая. Финского берега не видно. К тому времени давление в лодке поднялось на столько, что стрелка барометра вышла за пределу шкалы / свыше 815 / воздух был испорчен значительно, спичка не горела, дизеля плохо забирали и дышать было крайне затруднительно. Лодка пробыла под водой 28 ч не освежая воздуха, что является кажется рекордом для наших лодок. Пройдено под водою около 75 мил. следовательно использован почти весь район подводного хода.

13–00 Ошвартовился в Средней Кронштадтской гавани к стенке. [45]

Судя по характеру взрыва, гулкого и сильного и значительно отличного от последовавших выстрелов, считаю несомненным, что атака была успешной и британский истребитель взорван. Эту уверенность разделяет весь личный состав лодки, доблесть и спокойная работа которого в ряде походов, и предыдущих и особенно в трудной обстановке последнего, заслуживает быть отмеченной.

Из опыта похода считаю, что пребывание на этой позиции в настоящее время вряд ли возможно долее суток, ибо продолжительность темного времени /4–5 часов/ совершенно недостаточна для зарядки. К 10 часам имел плотность батареи 23, несмотря на самое экономическое расходование тока — не варилось даже горячей пищи. /А если пришлось бы давать большие хода?/. Следовательно зарядки требовалось не менее 6 часов двумя дизелями, а одним 12.

Зарядка же двумя дизелями в районе где всюду возможно присутствие неприятеля — более чем рискованно. В 16 году подлодка «Волк», где я плавал минером, заряжалась двумя электромоторами и была атакована миноносцем. Пока лодка включала винты, миноносец выпустил мину, которая прошла в разстоянии нескольких фут от борта. К счастью еще миноносец почему то не решился таранить лодки и она успела погрузиться.

Тем более такой случай возможен в районе, где некуда отойти для зарядки.

Имею необходимость: притереть клапана дизелей, зачистить тронк 3-го цилиндра левого дизеля, выбрать слабину одного из головных подшипников, заменить прокладку упорного подшипника левого вала, устранить нагревание муфты Леблана, залить подшипник кормового компрессора и ряд менее существенных исправлении.

Личный состав нуждается в некотором отдыхе.

При сем прилагаю кальку прокладки.

Подписали: А. БАХТИН. Комиссар В. Иванов.

Верно: (подпись)

Так, отдельные стычки или боевые эпизоды. Победа? Конечно. Те, кто противостоял Советской Республике на Балтике, убрался восвояси и перестал докучать своим присутствием.

С военно-морской точки зрения мы потеряли финские, эстляндские и курляндские порты (остался один Кронштадт), лишились финских и Або-Оландских шхер с их позициями, а также Моонзундской позиции. Поредевший Балтийский флот оказался загнанным в «бутылки» — Невскую, Копорскую и Лужскую губы. [46]

Несмотря ни на что, Соединенные классы при ВМА подготовили очередной выпуск подводников. Выпускники этого года — Рахмин Владимир и Секунов Борис. Они тогда не знали, как неодинаково сложатся их судьбы, хотя оба останутся замечательными подводниками и достойными гражданами своей страны.

В начале 1920 г.  дивизия подводных лодок (Зубарев) включала в свой состав три дивизиона: 1-й дивизион (Зарубин) — «Пантера», «Леопард», «Волк», «Тур», пб «Тосно»; 2-й дивизион (Иконников) — «Рысь», «Тигр», «Ягуар», «Ёрш», «Змея», ус «Верный», пб «Воин»; резервный дивизион — «Вепрь», «Кугуар», «Угорь». Входящее в состав дивизии сс «Волхов» подчинялось непосредственно ШДипл.

Январь. Впервые в истории российского флота учрежден порядок получения и расходования казенного спирта и отчета за израсходованный на технические цели. [47]

5 января на пб «Тосно» выделенные с лодок команды грузили дрова. Перебои с поставкой угля вынудили флот заняться заготовкой дров, благо русский лес пока еще не отступил от города. Топить судовые котлы дровами оказалось хуже, чем углем, но другой возможности не было.

На пл «Волк» произошел взрыв аккумуляторной батареи: во время зарядки АБ краском Асямолов при неисправной батарейной вентиляции доверил контроль за процессом неподготовленному штурману, а сам ушел.

27 марта пл «Угорь», находившаяся в Петрограде в консервации, затонула в Неве из-за поступления воды внутрь корпуса. Как выяснилось позже, вода поступала в неосматриваемую лодку в течение продолжительного времени, с зимы, через неплотность в правом кормовом торпедном аппарате. На плаву лодка удерживалась ледяным полем, в которое она вмерзла горизонтальными рулями с наступлением холодов. 16 мая лодка поднята сс «Коммуна». Зубарев просил: «Иметь в строю «Угорь» крайне желательно, особенно принимая во внимание хорошее состояние корпуса, лучшее, нежели состояние корпусов некоторых действующих подводных лодок». Увы, «Угорь» разоружили.

5 марта начальник дивизии подводных лодок Зубарев пытается возобновить издание журнала «Ежемесячник подводного плавания», издававшегося в дивизии до 1917 г. Раньше издание финансировал император, но его не стало, а новой власти такое сделалось не по силам. Зато при Штабе дивизии подводных лодок разрешили иметь музыкантскую команду.

В марте в ДОТ намного раньше срока введена пл «Тигр». Командиру лодки Ч. Мацеевскому объявлена благодарность Наморси за досрочный ввод корабля в строй.

В апреле отремонтированная пл «Леопард» вошла в состав 1-го дивизиона.

22 июня в дивизии подводных лодок устанавливаются дежурства: 1) командирское (по особому распоряжению в частях дивизии, находящихся в Кронштадте и Петрограде); 2) дежурство по Штаподиву (Петроград, Николаевская набережная В. О., д. 37); 3) дежурство по группе лодок и плавбазе (по особому распоряжению); 4) дежурство по лодке; 5) дежурство по плавбазе. [48]

Летом в дивизии подводных лодок провели аукцион вещей военных моряков, погибших в Великую войну 1914–1918 гг., у которых не удалось найти родственников.

С 25 июня на лодках и плавбазах, способных передвигаться самостоятельно («Ягуар», «Рысь», «Ёрш», «Тосно» и «Волхов»), приказано обязательно иметь на борту не менее 1/3 команды, на лишенных возможности двигаться самостоятельно — только корабельную вахту.

23 августа на подводных лодках заводятся журналы дефектов и поломок.

29 августа базой подводных лодок в Кронштадте становится ус «Верный».

На подводных лодках, находящихся в большей степени готовности («Тигр», «Пантера», «Рысь», «Ёрш», «Тур», «Ягуар», «Леопард»), проводятся повторительные занятия (по специальности).

Устанавливается порядок, при котором все своды и шифры хранятся у комиссаров, а работа с ними ведется под их наблюдением. С этих пор комиссары, а вслед за ними замполиты возьмут под контроль всю шифровальную работу на кораблях, дублируя работу штатного шифровальщика там, где она предусматривалась штатным расписанием.

В сентябре после долгого перерыва пять боеготовых лодок («Тигр», «Тур», «Ёрш», «Ягуар», «Рысь») под флагом НДипл вышли в совместный поход на шесть дней по Финскому заливу. Этот выход подводных лодок Балтфлота можно без оговорок считать началом возрождения подводных сил страны и началом мирного строительства флота.

С 1 октября комсостав подводных лодок стал обеспечиваться бесплатным пайком. До сего дня краскомы на кораблях питались за свой счет, по примеру офицеров Императорского флота. Только вот их денежное содержание составляло лишь пятую часть того, что получали царские офицеры подводного плавания. Власть посчитала возможным чуть-чуть улучшить содержание военморов командного звена, однако не озаботилась качеством питания. Такое настало время. Главным компонентом бесплатного пайка стала [49] вяленая вобла, основным блюдом кают-компании — «суп из двуглавой воблы»{4}.

С 12 по 20 октября на пл «Тур» (А. Мацеевский) успешно проведены испытания прибора звукоподводной связи Y-Tube (модернизированный вариант американского Фессендена).

6 ноября за активное участие в отражении наступления Юденича на Петроград по постановлению РВС МСБМ комсостав пл «Пантера» (Бахтин, Шишкин, Таубе, Краснов) награждается часами.

Идет оптация иностранного подданства моряками — гражданами России. Уезжают эстонцы, латыши, поляки, финны, прошедшие процедуру и уволившиеся со службы.

В зимний период организуется обучение моряков грамоте (ликбез). Продолжается массовое дезертирство из Вооруженных Сил республики и отлов дезертиров. Ответственность за расходование спирта возлагается на командира и комиссара лодки. Протирка аккумуляторной батареи спиртом проводится под наблюдением комиссии.

Установлены табели комплектации (штаты) подводных лодок типов «Барс», «Ёрш» и «Змея». Комсостав подводных лодок представлен командиром, помощником командира, штурманским специалистом, минным специалистом и инженер-механиком.

28 ноября на подплаве отпраздновали 2-ю годовщину проникновения пл «Тур» на Ревельский рейд, первого боевого эпизода в деятельности советских лодок. Эпизод лег в основу праздника («...удалось провести праздник «Подводников»...»). Начальник дивизии благодарит организатора и руководителя мероприятий Бахтина, командира пл «Тур» Антона Мацеевского и весь л/с пл «Тур» за «блестящий маневр погружения и прохода лодки под перископом по Неве». На следующий год 23-летнего Антона расстреляют по постановлению Петроградского ЧК как члена Петроградской народной боевой организации. 24 августа 1921 г. где-то под Бернгардовкой в числе 61 приговоренного к смерти, вместе с поэтом Николаем Гумилевым, он найдет свою кончину. [50]

В 1920 г. комсоставом дивизии подводных лодок разработаны инструкции: 1) «Управление подводной лодкой»; 2) «Боевая служба подводных лодок и боевое маневрирование»; 3) «Уход за боевым вооружением, механизмами и обращение с ними. Обязанности личного состава».

В декабре лодкам присваивают бортовые номера, которые наносятся на рубках белой краской и должны иметь высоту не менее 4 футов: «Вепрь» — 1, «Волк» — 2, «Тигр» — 3, «Пантера» — 4, «Рысь» — 5, «Леопард» — 6, «Кугуар» — 7, «Змея» — 8, «Угорь» — 9, «Тур» — 10, «Ягуар» — 11 и «Ёрш» — 12. Номера наносились на рубках с обоих бортов. После разоружения подводных лодок «Вепрь» и «Кугуар» бортовые номера перетасуют, но от этого больше кораблей не станет.

Соединенные классы выпустили будущих командиров подводных лодок: Васильева Григория, Петрова Бориса, Селянина Владимира.


{1} Даты до 1 февраля 1918 г. даны по старому стилю.

{2} OCR: Кроми был связником между Локкартом и заговорщиками.

{3} Камелек — камин или очаг с открытым огнем для обогревания небольшого помещения.

{4} Получив от казны пару рыбин на обед, краском тут же съедал одну, а ее голову и другую рыбину целиком отдавал коку для рыбного супа. Избыток рыбьих голов в жидком супе наводил на мысль о двуглавости воблы.

Jacob van Heemskerck (1906)

HNLMS Jacob van Heemskerck (1906). Coastal defence ship or pantserschip of the Royal Netherlands Navy / Koninklijke Marine

Jacob van Heemskerck HNLMS Jacob van Heemskerck was a coastal defence ship (or simply pantserschip in Dutch) in the Royal Netherlands Navy / Koninklijke Marine. Laid down at Rijkswerf, Amsterdam in 1905. Launched 22 September 1906 and commissioned 22 April 1908. It had a long service history, saw action in World War II as a floating battery both for Netherlands and Germany. Then rebuilt into an accommodation ship after the war and decommissioned only on 13 September 1974. There was also the second vessel of the type, Marten Harpertzoon Tromp. The two were not exactly the same though. Jacob van Heemskerck was slightly smaller and had extra two 150-mm gun installed. Both ships were of a quite unique type, specific to Royal Netherlands Navy. By 1900 Koninklijke Marine practically consisted of two parts, more or less distinct: one for protecting homeland and another mostly concerned with Dutch East Indies defence. Or, in other words, a branch for European affairs and a branch for handling overseas issues. Not only in Dutch East Indies, but also in other parts of the world, where Netherlands had its dominions.

Обращение к абхазскому народу

Гамсахурдия З. 12 марта 1991

Дорогие соотечественники! Братство абхазов и грузин восходит к незапамятным временам. Наше общее колхское происхождение, генетическое родство между нашими народами и языками, общность истории, общность культуры обязывает нас сегодня серьезно призадуматься над дальнейшими судьбами наших народов. Мы всегда жили на одной земле, деля друг с другом и горе, и радость. У нас в течение столетий было общее царство, мы молились в одном храме и сражались с общими врагами на одном поле битвы. Представители древнейших абхазских фамилий и сегодня не отличают друг от друга абхазов и грузин. Абхазские князя Шервашидзе называли себя не только абхазскими, но и грузинскими князями, грузинский язык наравне с абхазским являлся родным языком для них, как и для абхазских писателей того времени. Нас связывали между собой культура "Вепхисткаосани" и древнейшие грузинские храмы, украшенные грузинскими надписями, те, что и сегодня стоят в Абхазии, покоряя зрителя своей красотой. Нас соединил мост царицы Тамар на реке Беслети близ Сухуми, и нине хранящий старинную грузинскую надпись, Бедиа и Мокви, Лихны, Амбра, Бичвинта и многие другие памятники – свидетели нашего братства, нашого единения. Абхаз в сознании грузина всегда бил символом возвышенного, рыцарского благородства. Об этом свидетельствуют поэма Акакия Церетели "Наставник" и многие другие шедевры грузинской литературы. Мы гордимся тем, что именно грузинский писатель Константинэ Гамсахурдиа прославил на весь мир абхазскую культуру и быт, доблесть и силу духа абхазского народа в своем романе "Похищение луны".

Upper Paleolithic by Zdenek Burian

Zdenek Burian : Reconstruction of Upper Paleolithic daily life

Cro-Magnons, early modern humans or Homo sapiens sapiens (50 000 - 10 000 years before present). Reconstruction of Upper Paleolithic daily life by Zdenek Burian, an influential 20th century palaeo-artist, painter and book illustrator from Czechoslovakia. The images represent an artistic rendition of the ideas used to circulate in the middle of 20th century: what was it like for European early modern humans or Cro-Magnons to live during the last Ice Ages (from about 40 000 to 12 000 years before present). Some of the concepts are put in doubt today, some are still retaining their value.

Кавказ

Величко, В.Л.: С.-Петербург, Типография Артели Печатнаго Дела, Невский пр., 61, 1904

В.Л. Величко 1. Введение Какое доселе волшебное слово - Кавказ! Как веет от него неизгладимыми для всего русского народа воспоминаниями; как ярка мечта, вспыхивающая в душе при этом имени, мечта непобедимая ни пошлостью вседневной, ни суровым расчетом! Есть ли в России человек, чья семья несколько десятилетий тому назад не принесла бы этому загадочному краю жертв кровью и слезами, не возносила бы к небу жарких молитв, тревожно прислушиваясь к грозным раскатам богатырской борьбы, кипевшей вдали?! Снеговенчанные гиганты и жгучие лучи полуденного солнца, и предания старины, проникнутые глубочайшим трагизмом, и лихорадочное геройство сынов Кавказа - все это воспето и народом, и вещими выразителями его миросозерцания, вдохновленными светочами русской идеи, - нашими великими поэтами. Кавказ для нас не может быть чужим: слишком много на него потрачено всяческих сил, слишком много органически он связан с великим мировым призванием, с русским делом. В виду множества попыток (большею частью небескорыстных) сбить русское общество с толку в междуплеменных вопросах, необходимо установить раз и навсегда жизненную, правильную точку зрения на русское дело вообще. У людей, одинаково искренних, могут быть различные точки зрения. Одни считают служение русскому делу борьбой за народно-государственное существование и процветание, борьбой, не стесненной никакими заветами истории, никакими нормами нравственности или человечности; они считают, что все чужое, хотя бы и достойное, должно быть стерто с лица земли, коль скоро оно не сливается точно, быстро и бесследно с нашей народно-государственной стихией. Этот жестокий взгляд я назвал бы германским, а не русским.

Les Grandes Misères de la guerre

Jacques Callot. Les Grandes Misères de la guerre, 1633

Les Grandes Misères de la guerre sont une série de dix-huit eaux-fortes, éditées en 1633, et qui constituent l'une des œuvres maitresses de Jacques Callot. Le titre exact en est (d'après la planche de titre) : Les Misères et les Malheurs de la guerre, mais on appelle fréquemment cette série Les Grandes Misères... pour la différencier de la série Les Petites Misères de la guerre. Cette suite se compose de dix-huit pièces qui représentent, plus complètement que dans les Petites Misères, les malheurs occasionnés par la guerre. Les plaques sont conservées au Musée lorrain de Nancy.

Борьба за Красный Петроград

Корнатовский, Н.А.: Л., изд-во «Красной газеты», 1929

В истории Октябрьской революции и гражданской войны в России Петроград занимает исключительное место. Первый коллективный боец в дни великого Октября - Петроград приобрел себе славу и первого героического города в годы тяжелой, изнурительной гражданской войны. В фокусе ожесточенной борьбы за Петроград символически отразились начало и конец классового поединка в России. Корниловское наступление на Петроград в августе - сентябре 1917 г., явившееся походом буржуазно-помещичьей контрреволюции против революционного пролетариата России, знаменовало собой начало кровопролитной гражданской войны. Это наступление было ликвидировано прежде, чем смогло вылиться в определенные реальные формы. Последняя попытка белой гвардии завладеть Петроградом в октябре 1919 г., совпавшая по времени с переходом в решительное наступление на Москву южной контрреволюции, была уже по существу агонией белого дела, ее предсмертными судорогами и увенчалась победой пролетарской революции. Непосредственно на Петроградском фронте была одержана победа не столько над отечественной контрреволюцией, сколько над вдохновлявшей ее мировой буржуазией. Империалистическая политика стран-победительниц в мировой войне получила серьезный удар на северо-западе России, - удар, предвосхитивший победу Советов на всех фронтах гражданской войны.

Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик - 1924 год

Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик. Утверждена II Съездом Советов Союза ССР от 31 января 1924 года

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик, торжественно провозглашая незыблемость основ Советской власти, во исполнение постановления 1 съезда Советов Союза Советских Социалистических Республик, а также на основании Договора об образовании Союза Советских Социалистических Республик, принятого на 1 съезде Советов Союза Советских Социалистических Республик в городе Москве 30 декабря 1922 года, и, принимая во внимание поправки и изменения, предложенные центральными исполнительными комитетами союзных республик, постановляет: Декларация об образовании Союза Советских Социалистических Республик и Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик составляют Основной Закон (Конституцию) Союза Советских Социалистических Республик. Раздел первый Декларация об образовании Союза Советских Социалистических Республик Со времени образования советских республик государства, мира раскололись на два лагеря: лагерь капитализма и лагерь социализма. Там, в лагере капитализма — национальная вражда и неравенство колониальное рабство и шовинизм, национальное угнетение и погромы, империалистические зверства и войны. Здесь, в лагере социализма — взаимное доверие и мир, национальная свобода и равенство, мирное сожительство и братское сотрудничество народов. Попытки капиталистического мира на протяжении десятков лет разрешить вопрос о национальности путем совмещения свободного развития народов с системой эксплоатации человека человеком оказались бесплодными. Наоборот, клубок национальных противоречий все более запутывается, угрожая самому существованию капитализма.

Государственная дума и тактика социал-демократии

Сталин И.В. Cочинения. - Т. 1. - М.: ОГИЗ; Государственное издательство политической литературы, 1946. С. 206–213.

Вы, наверное, слышали об освобождении крестьян, Это было время, когда правительство получало двойной удар: извне – поражение в Крыму, изнутри – крестьянское движение. Потому-то правительство, подхлёстываемое с двух сторон, вынуждено было уступить и заговорило об освобождении крестьян: "Мы должны сами освободить крестьян сверху, а то народ восстанет и собственными руками добьется освобождения снизу". Мы знаем, что это было за "освобождение сверху"... И если тогда народ поддался обману, если правительству удались его фарисейские планы, если оно с помощью реформ укрепило свое положение и тем самым отсрочило победу народа, то это, между прочим, означает, что тогда народ еще не был подготовлен и его легко можно было обмануть. Такая же история повторяется в жизни России и теперь. Как известно, и теперь правительство получает такой же двойной удар: извне – поражение в Манчжурии, изнутри – народная революция. Как известно, правительство, подхлестываемое с двух сторон, принуждено еще раз уступить и так же, как и тогда, [c.206] толкует о "реформах сверху": "Мы должны дать народу Государственную думу сверху, а то народ восстанет и сам созовет Учредительное собрание снизу". Таким образом, созывом Думы они хотят утихомирить народную революцию, точно так же, как уже однажды "освобождением крестьян" утихомирили великое крестьянское движение. Отсюда наша задача – со всей решимостью расстроить планы реакции, смести Государственную думу и тем самым расчистить путь народной революции. Но что такое Дума, из кого она состоит? Дума – это ублюдочный парламент.

О русском крестьянстве

Горький, М.: Берлин, Издательство И.П.Ладыжникова, 1922

Люди, которых я привык уважать, спрашивают: что я думаю о России? Мне очень тяжело все, что я думаю о моей стране, точнee говоря, о русском народe, о крестьянстве, большинстве его. Для меня было бы легче не отвечать на вопрос, но - я слишком много пережил и знаю для того, чтоб иметь право на молчание. Однако прошу понять, что я никого не осуждаю, не оправдываю, - я просто рассказываю, в какие формы сложилась масса моих впечатлений. Мнение не есть осуждениe, и если мои мнения окажутся ошибочными, - это меня не огорчит. В сущности своей всякий народ - стихия анархическая; народ хочет как можно больше есть и возможно меньше работать, хочет иметь все права и не иметь никаких обязанностей. Атмосфера бесправия, в которой издревле привык жить народ, убеждает его в законности бесправия, в зоологической естественности анархизма. Это особенно плотно приложимо к массе русского крестьянства, испытавшего болee грубый и длительный гнет рабства, чем другие народы Европы. Русский крестьянин сотни лет мечтает о каком-то государстве без права влияния на волю личности, на свободу ее действий, - о государстве без власти над человеком. В несбыточной надежде достичь равенства всех при неограниченной свободe каждого народ русский пытался организовать такое государство в форме казачества, Запорожской Сечи. Еще до сего дня в темной душе русского сектанта не умерло представление о каком-то сказочном «Опоньском царстве», оно существует гдe-то «на краю земли», и в нем люди живут безмятежно, не зная «антихристовой суеты», города, мучительно истязуемого судорогами творчества культуры.

Диагностируя диктаторов

Карл Густав Юнг : Диагностируя диктаторов : Аналитическая психология: прошлое и настоящее / К.Г.Юнг, Э. Cэмюэлс, В.Одайник, Дж. Хаббэк. Сост. В.В. Зеленский, А.М. Руткевич. М.: Мартис, 1995

Октябрь 1938 г. Запоминающийся интеллигентный и неутомимый X. Р. Никербокер был одним из лучших американских иностранных корреспондентов. Родился в Техасе в 1899 г.; в 1923 г. в Мюнхене, где он изучал психиатрию, во время пивного путча Гитлера переключился на журналистику, в дальнейшем большая часть его карьеры связана с Берлином. Но он также печатал материалы о Советском Союзе (премия Пулитцера 1931 г.), итало-эфиопской войне, гражданской войне в Испании, японо-китайской войне, присоединении Австрии, Мюнхенском соглашении. Он писал репортажи о битве за Британию, о войне в Тихом океане: погиб в 1949 г. в Бомбее в авиационной катастрофе. Никербокер посетил Юнга в Кюснахте в октябре 1938 г., приехав непосредственно из Праги, где оказался свидетелем распада Чехословакии. Это интервью, одно из самых продолжительных, которое дал Юнг, было опубликовано в «Херст Интернейшенл-Космополитен» за январь 1939 г. и в несколько измененном виде вошло в книгу Никербокера «Завтра Гитлер?» (1941). В основу настоящей публикации положена статья из «Kocмополитен», из которой исключили всякий иной материал, кроме вопросов и ответов. В этом же выпуске журнала был помещен биографический очерк о Юнге, написанный Элизабет Шепли Серджент. Эти статьи из «Космополитен» сделали имя Юнга известным в США. Никербокер: Что произойдет, если Гитлера, Муссолини и Сталина, всех вместе, закрыть на замок, выделив для них на неделю буханку хлеба и кувшин воды? Кто-то получит все или они разделят хлеб и воду? Юнг: Я сомневаюсь, что они поделятся.

Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик

Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик. 30 декабря 1922 года

Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика (РСФСР), Украинская Социалистическая Советская Республика (УССР), Белорусская Социалистическая Советская Республика (БССР) и Закавказская Социалистическая Федеративная Советская Республика (ЗСФСР - Грузия, Азербейджан и Армения) заключают настоящий Союзный договор об объединении в одно союзное государство - «Союз Советских Социалистических Республик» - на следующих основаниях. 1.

Письмо Н. В. Гоголю 15 июля 1847 г.

Белинский В.Г. / Н. В. Гоголь в русской критике: Сб. ст. - М.: Гос. издат. худож. лит. - 1953. - С. 243-252.

Вы только отчасти правы, увидав в моей статье рассерженного человека [1]: этот эпитет слишком слаб и нежен для выражения того состояния, в какое привело меня чтение Вашей книги. Но Вы вовсе не правы, приписавши это Вашим, действительно не совсем лестным отзывам о почитателях Вашего таланта. Нет, тут была причина более важная. Оскорблённое чувство самолюбия ещё можно перенести, и у меня достало бы ума промолчать об этом предмете, если б всё дело заключалось только в нём; но нельзя перенести оскорблённого чувства истины, человеческого достоинства; нельзя умолчать, когда под покровом религии и защитою кнута проповедуют ложь и безнравственность как истину и добродетель. Да, я любил Вас со всею страстью, с какою человек, кровно связанный со своею страною, может любить её надежду, честь, славу, одного из великих вождей её на пути сознания, развития, прогресса. И Вы имели основательную причину хоть на минуту выйти из спокойного состояния духа, потерявши право на такую любовь. Говорю это не потому, чтобы я считал любовь мою наградою великого таланта, а потому, что, в этом отношении, представляю не одно, а множество лиц, из которых ни Вы, ни я не видали самого большего числа и которые, в свою очередь, тоже никогда не видали Вас. Я не в состоянии дать Вам ни малейшего понятия о том негодовании, которое возбудила Ваша книга во всех благородных сердцах, ни о том вопле дикой радости, который издали, при появлении её, все враги Ваши — и литературные (Чичиковы, Ноздрёвы, Городничие и т. п.), и нелитературные, которых имена Вам известны.