Глава 12

Колоссальную работу по обороне Петрограда выполняла коммунистическая партия. Петроградские городской и губернский комитеты РКП(б) приняли все меры к тому, чтобы обеспечить перелом на ближайшем фронте и наряду с этим подготовить город к обороне изнутри. На призыв Петрограда откликнулись не только ближайшие губернские комитеты партии, но и более отдаленные. Посильная помощь оказывалась со всех сторон. Под непосредственным руководством партии проходила вся работа внутренней обороны города: коммунисты, поставленные под ружье с первых же дней поражения полевых частей Красной армии, явились той внутренней силой, на которую ложилась тяжелая обязанность встретить противника в случае его вторжения в пределы города. В последующие дни октября коммунисты играли роль связующего звена, цементировали районные отряды внутренней обороны, поднимали боевое настроение бойцов отряда, выполняли самые трудные и сложные задания по обороне города. Наряду с мужчинами-партийцами принимали активное участие и [415] женщины — члены партии, роль которых, как и работниц вообще, отмечалась выше в связи с деятельностью районов. Значительная часть коммунистов пошла на усиление полевых частей Красной армии и, принимая участие в целом ряде боев на фронте с Северо-западной армией, показывала пример стойкости и героизма.

Общую картину состояния организации г. Петрограда в 1919 г. можно восстановить только по тем статистическим данным, которые были результатом произведенной в январе 1920 г. переписи наличного состава членов Петроградской организации по спискам коллективов и при проверке членских карточек, но без непосредственного опроса членов организации. Выяснение состояния партийной организации Петрограда было начато еще и раньше. В 1918 г., по состоянию к 1 августа, было произведено анкетное обследование, которое хотя и страдало неполнотой, но дало все же некоторые сведения для характеристики состояния организации. Второе обследование (перерегистрация членов организации) было произведено в июле 1919 г. и дало более правильные не только относительные, но и абсолютные величины.

Данные этих трех проверок дают следующую картину численности партийной организации Петрограда {373}.

  К августу 1918 г. К августу 1919 г. К январю 1920 г.
Человек в % Человек в % Человек в %
Мужчин 3205 90,91 6340 82,4 13368 79
Женщин 354 9,9 1336 17,6 3552 21
Итого 3559 100 7676 100 16920 100

В настоящей таблице отмечается большой рост партийной организации и женщин, в частности за время с августа 1919 г. по январь 1920 г. Численное увеличение партийных рядов было результатом проведенной осенью 1919 г. партийной недели. Согласно директиве ЦК РКП(б), во время партийной недели, которая должна была закончиться повсюду в течение октября 1919 г., подлежали приему в партию только рабочие, работницы, красноармейцы, матросы, крестьяне и крестьянки. Увеличение количества коммунисток обусловливалось тем, что в общей массе фабрично-заводских рабочих г. Петрограда на 1 октября 1919 г. работницы составляли 46,1%.

Представление о численности партийных организаций по районам г. Петрограда на 1 сентября 1919 г. дают следующие данные {374}.

Районы Численность организации к 1 сентября 1919 г. Всего
После перерегистрации Вступило за партнеделю
1-й городской 558 1415 1973
2-й городской 1728 803 2531
Выборгский 695 1000 1695
Василеостровскнй 733 916 1649
Петроградский 431 515 946
Нарвско-Петергофский 2262 620 2882
Московский 284 330 614
Смольнинскнй 327 409 736
Невский 165 137 302
Обуховский 194 142 336
Пороховской 86 113 199
Железнодорожный 1355 350 1705
Итого 8818 6850 15568

Из этой таблицы видно, что основная масса вновь вступивших в коммунистическую партию по Петрограду относится к августу 1919 г. и к 1 сентября равнялась 6850 чел., увеличив численность Петроградской организации до 15 568 чел. За время последних месяцев 1919 г. партийная организация еще пополнилась на 1352 чел., достигнув к 1 января 1920 года 16 920 членов.

В отношении своего классового состава Петроградская партийная организация отличалась абсолютным преобладанием рабочих. Из 16 920 чел. полные сведения о себе дало 13 545 чел., из коих рабочих было 10 401 чел., крестьян 764, людей интеллигентных профессий 807 и служащих 1573 чел.

В возрастном отношении коммунисты до 25 лет включительно составляли 37,3%, свыше 30 лет — 30,4%.

Среди коммунистов, занятых физическим трудом, на первом месте стояли металлисты (25,1% всех организаций), на последнем — рабочие по обработке минеральных веществ (0,1%).

Среди коммунистов, не занятых физическим трудом, на первом месте стояли служащие советских учреждений без определенных профессий (12,6%), на последнем — партийные профессионалы (0,7%).

Неграмотных коммунистов во всей партийной организации города насчитывалось 164 чел., что составляло к общему числу членов партии 1,2%.

В отношении партийного стажа коммунистов за время с 1918 г. по январь 1920 г. произошли значительные перемены, объяснявшиеся общим положением Республики, требовавшим перемещения квалифицированных партийных сил в действующие части Красной армии и флота. Если, по данным учета 1918 года, в Петроградской партийной организации товарищей, вступивших в партию до 1905 года, числилось 4%, то к январю 1920 г. эта цифра уменьшилась до 0,8%; то же произошло и в отношении членов партии с 1905 по 1917 гг. — в 1918 г. их насчитывалось 14,5%, к январю 1920 г. — только 2,9%. [418]

Другой стороной этого естественного изменения партийной организации в отношении партийного стажа было то, что в годы гражданской войны партия получила значительный приток новых молодых сил, убедившихся в ходе исторических событий в правильности теории и тактики РКП(б). К январю 1920 г. Петроградская организация имела 61,4% товарищей, вступивших в партию в течение только одного 1919 г., и 34,9% — вступивших в 1917 и 1918 гг.

Общее направление деятельности партийной организации в годы Гражданской войны находилось в зависимости от соответствующей обстановки на фронтах Республики. В 1918 г. в Красной армии и частях внутренней охраны было занято из состава Петроградской организации 22,7%; к январю 1920 г. эта цифра увеличилась до 42% (7046 чел.), в предприятиях и учреждениях невоенного ведомства оставалось 58% (9874) членов организации{375}.

В течение всего 1919 г. Петроградская партийная организация неоднократно производила мобилизации на фронты Республики, и если бы не было широкого пополнения ее рядов, то Петроград был бы в значительной степени обескровлен в отношении партийных сил. Осенью 1919 г. в связи с успехами южной контрреволюции ЦК РКП(б) дал директивы целому ряду губкомов произвести частичные мобилизации коммунистов-рабочих для немедленной отправки их на Южный фронт. Петроград в [419] этом деле занял первое место и дал образец своевременного выполнения директив центра.

В. И. Ленин, узнав о первых результатах петроградской мобилизации для Южного фронта, обратился со следующей телеграммой к Г. Е. Зиновьеву:

«Горячо приветствую всех питерских рабочих за энергичную работу. Уверен, что доведете мобилизацию до максимальных размеров» {376}.

На следующий день В. И. Ленин в статье «Пример петроградского рабочего» писал:

«...В Петрограде рабочим давно уже приходится нести на себе еще больше тягот, чем рабочим в других промышленных центрах. И голод, и военная опасность, и вытягивание лучших рабочих на советские должности по всей России — от всего этого питерский пролетариат страдал больше, чем пролетариат других мест.

И все же мы видим, что ни малейшего уныния, ни малейшего упадка сил среди питерских рабочих нет. Наоборот. Они закалены. Они нашли новые силы. Они выдвигают свежих борцов. Они превосходно выполняют задачу передового отряда, посылая помощь и поддержку туда, где она более всего требуется.

Товарищи рабочие! Возьмемтесь все за новую работу по примеру петроградских товарищей!..» {377}

События на Петроградском фронте, принявшие в октябре 1919 г. также серьезный характер, заставили парторганизацию собрать последние силы для отражения Северо-западной армии противника.

Эту непосредственно военную работу партии следует рассматривать по трем направлениям — работа Петроградского городского и районных комитетов, Петроградского губернского и уездных комитетов и других партийных организаций, оказавших помощь Петрограду. [420]

Деятельность Петроградского городского и районных комитетов РКП(б) растворялась в работе Совета и штабов внутренней обороны, все партийные директивы претворялись в жизнь этой сетью штабов внутренней обороны города. Количество заседаний районных комитетов значительно сократилось, созывались только в исключительных случаях заседания бюро партийных комитетов и изредка общие партийные собрания по коллективам.

Члены Петроградского городского и районных комитетов РКП(б) принимали непосредственное участие в руководстве работами по внутренней обороне города, в формировании боевых районных отрядов, в проведении широкой мобилизации рабочих и т.п. Основной линией в текущей партийной работе во второй половине октября 1919 г. было всемерное укрепление города. Все партийные коллективы города имели перед собою исключительно военные задачи, перед которыми отступала на задний план даже партийно-политическая работа коллективов.

К этой деятельности партийной организации Петрограда можно добавить еще несколько отдельных фактов.

На заседании Комитета обороны Петроградского укрепленного района от 4 сентября было постановлено приступить к организации коммунистических отрядов особого назначения. Ответственным организатором и командиром этих отрядов при ПК РКП(б) был назначен освобожденный от должности комиссара штаба Петроградского укрепленного района А. Я. Клявс-Клявин. Комитет постановил еженедельно заслушивать доклады о ходе формирования коммунистических отрядов.

Согласно постановлению ПК РКП(б) от 13 октября, на 15 октября была назначена пробная мобилизация всех зачисленных в коммунистические отряды коммунистов с временным переводом их на казарменное положение (Егерские казармы по Рузовской улице, дом №12).

Все государственные и частные учреждения, заводы и фабрики обязывались с 12 часов 14 октября освободить от занятий всех зачисленных в коммунистические отряды с сохранением за ними должностей и содержания. [421]

В приказе ответственного организатора и командира коммунистических отрядов особого назначения при ПК РКП(б), отданному по поводу этой мобилизации всем ответственным организаторам районов с копией всем партийным коллективам, командирам батальонов и рот, предлагалось всем зачисленным в особые отряды коммунистам явиться к 10 часам 15 октября в свои районные комитеты РКП(б), где они должны были забрать имевшееся там вооружение и снаряжение и затем под командой командиров взводов и рот отправиться в казармы бывшего Егерского полка. Районные комитеты, партийные коллективы и командный состав отрядов должны были принять самые энергичные меры и провести мобилизацию, пользуясь всеми средствами сообщения и связи{378}.

Коммунистический отряд особого назначения при ПК РКП(б) к 24 октября насчитывал командного состава 52 чел., штыков — 372, административного состава — 12 чел., в строевых командах — 88 чел. и в нестроевых командах (канцелярия штаба отряда, команды: музыкантская, хозяйственная и санитарная) — 97 чел., а всего — 621 чел.{379}

Настроение коммунистов всецело способствовало успешному ходу мобилизации. Как в коммунистический отряд особого назначения при ПК РКП(6), так и в районные боевые отряды коммунисты являлись немедленно после отдачи приказа. Не было ни ропота, ни мелких недовольств. Под знаком надвигавшейся на город опасности товарищи проявляли большую выдержку, дисциплинированность и готовность сразу же ринуться на врага.

Одной из многочисленных иллюстраций готовности идти на фронт со стороны коммунистов является нижеследующий документ{380} — обращение бюро коллектива при Петроградском рабоче-крестьянском университете имени [422] Г. Е. Зиновьева от 22 октября 1919 г., адресованное на имя председателя Петроградского совета Г. Е. Зиновьева:

«От имени курсантов Рабоче-крестьянского университета имени тов. Зиновьева.

При этом препровождаем делегата т. Филатова от имени вверенного нам курса, просим вас решить настоящую судьбу нас; ввиду надвигающегося врага на Красный Петроград наши молодые коммунистические сердца не желают находиться бесполезными работниками в настоящий серьезный момент, а всецело, как один, желают оказать содействие военному делу.

Ответственный организатор В. Филатов.

По докладу курсантов секретарь А. Васильев» {381}.

Для иллюстрации другого положения, когда среди коммунистов появлялись трусы и шкурники, можно привести, например, два следующих факта. Раз перед отправкой на фронт части коммунистов из коммунистического отряда особого назначения при ПК РКП(6) состоявшие в отряде два члена партии, один — Абрамов из Петергофско-Нарвского, другой — Бабурский из Обуховского района, заявили, что, согласно своим убеждениям они не будут стрелять во время боя с противником. После такого заявления от них немедленно были отобраны и посланы в их районы партийные билеты, сами они были переведены в санитарный отряд, а затем исключены из списков отряда и направлены в распоряжение своих районных военных комиссариатов для призыва их на военную службу в общем порядке{382}.

Другой любопытный в отношении члена партии случай рассматривался Военно-революционным трибуналом Обуховского района 29 октября 1919 г. Слушалось дело Ретинского, находившегося в коммунистическом отряде [423] особого назначения и числившегося в партии с августа 1919 г. Подсудимый на суде показал, что его отряд участвовал в боях, затем был отведен на отдых и размещен по деревенским избам. Однажды утром, когда проснулся Ретинский, отряда в деревне не оказалось. Посоветовавшись еще с одним «бойцом», проспавшим уход отряда, Ретинский решил идти в Петроград, а потом разыскать свою часть. Дома в Петрограде Ретинский пробыл 1 1/2 суток и по совету своего брата Александра хотел пойти в партийный комитет, но сделать этого не успел вследствие своего ареста. Допрошенный в качестве свидетеля Александр Ретинский подтвердил то, что брату он действительно советовал немедленно явиться в партийный комитет, но тот не успел. Никаких других показаний за и против Ретинского не было, и Военно-революционный трибунал вынес следующий приговор{383}:

«Именем РСФСР Революционный военный трибунал Обуховского укрепленного района, рассмотрев на заседании от 29 октября в составе председателя тов. Серова и членов его т.т. Ушинского и Блюм дело Ретинского, коммуниста, состоявшего в отряде особого назначения, бежавшего с фронта, признал факт дезертирства установленным, в чем сам обвиняемый и сознался; вина Ретинского отягчается тем, что он состоит членом РКП(б), но, принимая во внимание, что им является только с августа 1919 г. и не успел проникнуться пониманием долга коммуниста, постановил: 1) исключить его из рядов РКП(б), как не достойного носить звание коммуниста, и 2) приговорить его к принудительным работам с содержанием под стражей на все время гражданской войны.

Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

Председатель В. Серов, члены Ушинский, Блюм». [424]

Таковы были случаи невыполнения революционного долга со стороны коммунистов и те меры партийного взыскания, коим подвергались трусы и шкурники.

Деятельность районных комитетов РКП(б) после 15 октября выражалась в том, что с момента организации штабов внутренней обороны они провели большую работу по созданию боевых районных отрядов с численным преобладанием в них коммунистического ядра. Соответствующие данные об этих первых районных отрядах на 19 октября были даны выше.

Вследствие того что партийные комитеты со второй половины октября преследовали исключительно военные задачи, партийная и политическая работа коллективов за это время ослабла.

Собрание ответственных организаторов районов, состоявшееся при ПК РКП(б) 29 октября 1919 г., вскрыло со всей отчетливостью степень интенсивности чисто партийной работы.

Докладчики с мест в следующих чертах нарисовали картину состояния районов.

Василеостровский район. — Все партийные силы мобилизованы. Большая часть товарищей отправлена в отряд особого назначения, из остальных был организован коммунистический отряд при районе, часть которого отправилась на фронт. Существовавший в районе коммунистический отряд работниц получил элементарную военную подготовку, другая группа работниц обучалась санитарному делу. Отношение их к занятиям очень серьезное.

На территории района расположено много фабрично-заводских предприятий, часть из которых продолжала работать. На остальных заводах рабочие были мобилизованы. В связи с этим партийных сил в районе осталось мало, работа в коллективах была очень слаба. На некоторых крупных заводах, как, например, на Балтийском, были образованы тройки, на остальных предприятиях осталось не более как по одному коммунисту. [425]

Районный комитет состоял из четырех членов и трех кандидатов.

Петроградский район. — Все коммунисты были поголовно мобилизованы и влиты в коммунистический отряд района, где находились вместе с беспартийными мобилизованными рабочими. В отношении последних районный комитет поставил перед собою задачу по привлечению их в ряды партии, но выполнение этого тормозилось вследствие частых перебросок партийцев отряда.

На заводах остались большей частью одиночки и инвалиды, на которых была возложена ответственность по охране предприятий. Все работницы в районе были мобилизованы.

Районный комитет состоял из 5 человек.

Выборгский район. — Все коммунисты были мобилизованы. В 21 коллективе находилось 63 члена партии. Согласно последнему требованию штаба внутренней обороны, все ответственные работники были посланы на фронт. Докладчик требовал присылки в район ответственных партийных товарищей, без которых работа в районе невозможна.

Смолънинский район. — Районный комитет состоял из 6 человек. К организационной партийной работе приступили недавно.

1-й городской район. — В районе осталось только 45 абсолютно необходимых партийцев, остальные — инвалиды, из которых была организована команда для несения охраны.

Пороховской район. — Партийная работа не велась. Митинги по предприятиям прошли с большим подъемом. В отряд при районном комитете записалось 105 чел. В отряд особого назначения было выделено 17 человек. Районный комитет состоял из 5 чел. (3 мужчин и 2 женщин).

Невский район. — Из мобилизованных рабочих был образован отряд в количестве 1000 чел., среди которых велась партийная и политическая работа оставшимися [426] силами района совместно с работниками Василеостров-ского района. В вагонных и паровозных мастерских остался только комиссар и председатель коллектива. На остальных предприятиях коммунистов не осталось. Всего было мобилизовано 252 коммуниста. В отряд особого назначения было отправлено 80 чел., остальные пока числились при районе. Мобилизация, произведенная по требованию центрального штаба внутренней обороны, совершенно обескровила район. Отряд коммунистов при районе состоял из 35 инвалидов, которых при условии расформирования отряда можно было бы использовать для работы по заводам и фабрикам. Секция работниц работала очень хорошо; на фронт было отправлено 40 работниц, остальные состояли на учете. На состоявшемся общем собрании членов секции работниц было принято решение вступить всем в партию.

Районный комитет состоял из двух представителей от Невского района, трех от Обуховского и трех женщин. В Обуховском районе партийную работу, по мнению докладчика, можно было бы наладить своими силами.

Московский район. — Из районного штаба было откомандировано 6 чел. коммунистов. На собрании районного комитета было постановлено всех коммунистов-инвалидов вернуть на заводы для ведения партийной работы. Объявленная общая мобилизация проходила слабо. Докладчик объяснял это тем, что на заводах не осталось товарищей, которые могли бы провести эту мобилизацию. Районный комитет решил перевести всех рабочих района на казарменное положение, предварительно приготовив помещение и наладив аппарат по обслуживанию их. Из партийных товарищей на заводах почти никого не осталось. На больших заводах были образованы тройки (из 2 партийцев и 1 беспартийного). На остальных заводах осталось по одному коммунисту. Часть заводов уже закрылась, и рабочие подлежали мобилизации. [427]

Нарвско-Петергофский район. — Все коммунисты были мобилизованы. На фронт были отправлены два отряда, один из которых во главе с И. Я. Пановым отправился добровольно. На фабриках и заводах остались кое-какие силы, которые можно было сгруппировать и использовать соответствующим образом. Работницы принимали очень большое участие в общей работе района.

Железнодорожный район. — Несмотря на мобилизацию, на каждой службе остались маленькие ячейки из партийных работников, которые должны были наладить работу. Районный комитет состоял из четырех членов.

После заслушания докладов с мест секретарь ПК РКП(б) С. С. Зорин в своей речи предлагал «перестать думать об ушедших», все внимание сосредоточить на усилении партийной работы путем привлечения новых членов в партию и создания в каждом предприятии крепкого ядра, могущего послужить основанием для дальнейшей работы. С. С. Зорин предлагал выпустить листовку с обращением к рабочим: «Идите помогать в работе нам, оставшимся», затем говорил о необходимости устраивать заседания коллективов, на которые стараться привлекать возможно большее число беспартийных. В отрядах, образованных при районных штабах, — вести агитацию за вступление в РКП(б). Самое серьезное внимание уделять работе среди работниц.

Собрание организаторов приняло следующие конкретные предложения:

  1. В предприятиях поручить тройкам, где таковые имеются, или одному-двум оставшимся коммунистам устроить общее собрание рабочих.
  2. Вести работу среди бойцов в отряде при районных штабах.
  3. Обратиться к беспартийным с призывом вступать в ряды РКП(б) и заменить тем самым ушедших на фронт. [428]
  4. Усилить работу среди женщин.
  5. Возобновить занятия в партийных школах.
  6. Устроить собрание активных партийных работников в ближайшие дни.

Кроме этого, предлагалось всем районам обратить серьезное внимание на работу среди воинских частей, расположенных в районах города{384}.

Такова была работа Петроградской городской партийной организации в дни наибольшего напряжения борьбы за Петроград. На каждом заседании, будь это заседание Совета обороны, центрального и районных штабов внутренней обороны, бюро районных комитетов, ответственных организаторов, партийных коллективов и т.п., ставились и обсуждались злободневные вопросы внутренней обороны Петрограда.

Несколько другое направление носила работа Петроградского губернского и уездных комитетов РКП(б) в том смысле, что все мероприятия этих партийных органов были направлены для усиления и укрепления частей Красной армии, действовавших на подступах к Петрограду, а основной задачей районных партийных организаций города в рассматриваемый период второй половины октября 1919 г., и в особенности в двадцатых числах этого месяца, являлось создание всех необходимых предпосылок для своевременного приведения города в оборонительное состояние изнутри.

Последнее, однако, не исключало возможности, а затем и необходимости посылки на фронт коммунистов также и из Петрограда.

Первым мероприятием такого рода в октябре 1919 г. было, например, постановление Комитета обороны Петроградского укрепленного района и ПК РКП(б) произвести [429] в трехдневный срок, с 7 по 10 октября, мобилизацию рядовых членов партии, исходя из расчета — 1 мобилизованный на каждые 10 человек членов как гражданских, так и военных коллективов. Такой мобилизации подлежали только члены партии, вступившие в ряды партии до партийной недели. Все мобилизованные направлялись в политический отдел 7-й армии с ударной задачей ликвидировать опасность на Гдовском участке фронта, занять Гдов, после чего их предполагалось перебросить на Южный фронт{385}.

После 21–22 октября из районов Петрограда посылались на фронт коммунисты, рабочие и работницы, которые принимали личное участие в боях с частями Северозападной армии противника.

Таким образом, Петроградская партийная организация, помимо своей основной работы по укреплению города, оказывала поддержку фронту, но эта помощь носила соподчиненный характер, а для губернской партийной организации, в силу вполне естественных причин, она была основной, так как исходя из целесообразности и соответствующих директив ЦК РКП(б) местные партийные организации при отступлении частей Красной армии должны были вливаться в эти части.

Состояние партийных организаций по Петроградской губернии может быть иллюстрировано следующими данными, которые были результатом закончившейся по губернии к 5 сентября 1919 г. перерегистрации членов партии {386}: [430]

Организации В результате перерегистрации переведено Исключено Не подано заявлений при перерегистрации Не получены сведения на отсутствующих Осталось после перерегистрации
В кандидаты В сочувствующие
Кронштадтская   53 32 20 20 617
Новоладожская 18 2 18 6 126
Петроградская 18 12 251
Петергофская 22 208
Шлиссельбургская 13 15 200
Детскосельская 4 2 11 8 74
Вырицкая 13 11
Гатчинская 31 13 11 205
Колпинская 1 1 5 7 10 121
Лужская 29 7 8 247
Итого 83 109 134 48 36 2060

Характер повседневной работы губкома РКП(б) обусловливался политическим и военным положением Республики и губернии. После очищения от белогвардейцев Ямбургского и Гдовского уездов губком принял все меры к налаживанию там партийной работы. Местные работники совместно с представителем губкома разработали план этой работы и начали подготовку к созыву уездной партийной конференции, но провести ее не удалось вследствие захвата Ямбурга вновь белыми при их втором наступлении. Аналогичная работа проделывалась и в Гдовском уезде, где также развернувшиеся в октябре события на этом фронте затормозили проведение всего плана работы.

Партийные конференции удалось провести только в Луге, Петроградском уезде и Новой Ладоге. На этих конференциях выяснилось, что работа уездных партийных организаций значительно упала в силу постоянных мобилизаций и военных событий. В работниках ощущался недостаток, в волостях было по 3–5 коммунистов, агитационная работа проводилась только уездными комитетами РКП(б), в волостях она не велась совершенно.

Наиболее сохранившимися организациями к октябрю 1919 г. была Петроградская (уездная), Детекосельская и Шлиссельбургская. Петроградская организация разбила свой уезд на районы, поставив во главе каждого из них опытного товарища. Детскосельская организация была усилена новыми работниками, и ее работа шла хорошо, но с приближением фронта совершенно разрушилась.

Ответственные работники Петроградского губернского комитета РКП(б) так характеризовали влияние колебаний фронта на партийную работу уездов губернии:

«...В связи с последним [октябрь 1919 г.] налетом белых работа разрушена по всем уездам, так как Ямбургский, Гдовский и большие части Лужского, [432] Детскосельского и Петергофского уездов оккупированы, что касается остальных, то поголовная мобилизация коммунистов, проведенная губкомом, совершенно их обезлюдила, так что в настоящее время перед губкомом стоит вопрос о налаживании почти заново всей работы...» {387}

Губком провел с 25 июля по 11 ноября 1919 г. три партийных мобилизации. Первая проводилась по почину ПК РКП(б) на Карельский фронт и дала 40 чел. Вторая проводилась для Южного фронта, она прошла с большим подъемом и успехом. Вместо намеченных 60 чел. прибыло вдвое больше. Во время этой мобилизации снимали товарищей с ответственных постов. Всего было отправлено на Южный фронт 120 чел.

Третья мобилизация в связи с наступлением Северозападной армии на Петроград была поголовной. Согласно постановлению губернского комитета РКП(б) от 14 октября, в уездах осталось по 3, а в волостях — по 2 коммуниста. В губисполкоме было оставлено всего 6 чел., остальным была поручена военная работа.

Из мобилизованных было сформировано и отправлено на фронт два коммунистических отряда, сведения о боевой работе которых были положительные. В боях особенно пострадал отряд Шлиссельбургского порохового завода. Рабочие этого завода, как и Сестрорецкого, были мобилизованы целиком. Среди мобилизованных были также работницы, которые исполняли работу санитарок, связи, охранения и просто бойцов.

Количество мобилизованных коммунистов на Петроградский фронт за время с 17 по 22 октября представлено в следующей таблице: {388}

Организация Было мобилизовано (чел.)
Лужская 22
Новоладожская 61
Петергофская 55
Петроградская 55
Детскосельская 40
Шлиссельбургская 8
Ямбургская 43
Кронштадтская 1
Коммунистический союз  
молодежи 30
Ярославская губ. 1
Гдовская 1
Школа высшего пилотажа 2
Сестрорецкий завод {*1} 250
Шлиссельбургский пороховой завод {*1} 600
Итого 1169

Примечания.

{*1} В том числе были коммунисты и беспартийные рабочие.

Эти три мобилизации на Карельский, Южный и в особенности на Петроградский фронты обессилили в значительной степени местные парторганизации, прервали на время их партийно-политическую работу. В Кронштадте, например, с 6 октября 1919 г. не созывались заседания партийного комитета. Там 14 октября был сформирован из оставшихся в организации коммунистов и сочувствующих особый коммунистический отряд, которому поручено было нести караульную службу. Партийная школа прекратила учебные занятия и пошла на фронт, кроме этого на фронт было послано еще 50 чел. из состава Кронштадтской организации{389}.

Во время отступления красноармейских частей от Ямбурга в октябре 1919 г. все члены Ямбургской партийной организации влились в части Красной армии; после освобождения уезда от белогвардейцев Ямбургский уездный военно-революционный комитет просил губернский комитет РКП(б) содействовать обратному возвращению из армии некоторых товарищей{390}.

Некоторые дополнительные сведения о работе уездных партийных организаций были даны уже позже, например 29 ноября 1919 г. на совещании секретарей и организаторов уездных и городских организаций РКП(б). Все товарищи с мест констатировали на этом совещании, что во время октябрьского наступления на Петроград партийная работа в местных организациях не велась, все члены партии были мобилизованы, часть их находилась на месте, часть была отправлена на фронт. В Петергофе был создан коммунистический отряд особого назначения около 200 чел., из Гдовской партийной организации некоторые были расстреляны белыми, многие убиты и ранены в боях, так что после освобождения Гдова от Северо-западной [435] армии не хватало товарищей, чтобы по 1 чел. послать для налаживания работы по волостям. В связи с таким положением местных партийных организаций уже 16 ноября на заседании бюро Петроградского губернского комитета РКП(б) было постановлено обратиться в политический отдел 7-й армии с просьбой вернуть с фронта 100 коммунистов{391}.

Лужская партийная организация также целиком влилась в части Красной армии. Во время отступления, 18 октября, на жел.-дор. станции Уторгош было созвано собрание Лужской городской и волостных партийных организаций, на котором присутствовало 36 чел. На этом собрании было объявлено, что согласно указанию губернского комитета РКП(б), все члены организации переходят в распоряжение политического отдела 19-й стрелковой дивизии. Срок явки назначался на 17 часов 19 октября{392}.

Таковы те краткие сведения, которые дают некоторое представление о работе Петроградской губернской партийной организации.

Партийные организации всех уездов были поставлены под ружье, половина мобилизованных была послана на фронт, остальные выполняли военные задания, оставаясь на местах.

На события под Петроградом живо откликнулись и другие партийные организации, как находившиеся в районе Петроградского военного округа, так и территориально далекие от Петрограда.

Имеющиеся сведения, чрезвычайно неполные, позволяют все же дать картину той помощи людьми, которая была оказана Петрограду различными партийными организациями РКП(б) за время с 21 октября по 8 ноября 1919 года (см. таблицу). [436]

Число и месяц прибытия Организации Кол-во прибывших Всего за сутки (чел.)
21 октября {*1} Череповецкая 200 200
21 « {*2} Устюженская, Череповецкой губ.  —  —
22 « {*2} Череповецкая 42 42
23 « {*3} Тихвинская, Череповецкой губ. 34 34
23 « {*2} Вытегра, Олонецк. губ.  —  —
  {*5} Москва, железнодорожники 2 105
25 « Сызранская 10  
25 « Северо-Двинская 12  
25 « Тверская 16  
25 « Ярцевская, Смоленск, губ. 16  
25 « Костромская 24  
25 « {*2} Череповецкая 25  
25 « Вятская 11 121
27 « Вельская, Смоленской губ. 25  
27 « Владимирская 85  
28 « Судогская, Владимир, губ. 6 137
28 « Пензенская 131  
30 « Москва, слушат. центр, школы сов. и парт. раб. 15 15
31 « {*4} Псковская 34 34
5 ноября Пензенская 22 22
» Костромская 13 13
» Вятская 27 27
8 « Новгородская 44 44
  Итого   794

Примечания.

{*1} ЦВПА при ВПАТ, связка №8, еженедельный бюллетень осведомительного отдела полит.-просвет, управления Петроградского военного округа о политической и культурно-просветительной жизни Красной армии, № 3 от 1 ноября 1919 г.

{*2} Там же, бюллетень № 4 от 8 ноября 1919 г.

О количестве прибывших товарищей из Устюжны, Череповецкой губ., и из Вытегры, Олонецкой губ., сведений нет. В числе 25 чел., прибывших 25 октября, было 12 членов РКСМ.

{*3} ЛАБ, АКА, фонд № 249, дело № И, л. 621.

Отрядом командовал коммунист Тихвинской организации Соловьев, отряд по прибытии в Петроград был послан в распоряжение коменданта Петропавловской крепости Я. В. Зайдлера.

{*4} Все остальные данные заимствованы из ЦВПА при ВПАТ, связка № 45, дело № 20, л. 139.

Коммунисты из указанных в таблице, на основании данных этого источника, организаций прибывали непосредственно в распоряжение политического отдела 7-й армии.

{*5} Псковский набат. № 53 от 31 октября 1919 г.

Эти приведенные в таблице цифры показывают, как реагировала коммунистическая партия на события под Петроградом. Партийные организации различных городов и губерний десятками и сотнями направляли коммунистов на помощь петроградскому пролетариату. Петроград, зорко следивший за положением на остальных фронтах Республики и бросавший то на один, то на другой фронт стойких борцов, в критический для себя момент получил взаимную помощь и поддержку.

По количеству присланных на Петроградский фронт коммунистов первое место заняла Череповецкая губерния. Череповецкий губернский комитет РКП(б) в целях извлечения максимального количества бойцов постановил по примеру Петроградского губкома РКП(б) оставить в городе и уездах по ответственной тройке членов партии, всех остальных мобилизовав. 17–18 октября в Череповце было мобилизовано 50% красноармейских партийных коллективов. Общее количество партийных сил, присланных Череповецким губкомом РКП(6) для защиты Петрограда, превышало 500 человек{393}.

Коммунисты в количестве 34 чел. были мобилизованы на Южный фронт, но в связи с событиями под Петроградом Псковский губком РКП(б) решил их использовать на Северо-западном фронте.

Помимо этой волны коммунистов, двинувшихся на Петроградский фронт от целого ряда партийных организаций РКП(б), в политический отдел 7-й армии направлялись партийные работники из Политического управления Республики. Соответствующие данные о передвижении партийных работников в Красной армии через центральный аппарат Политического управления Республики показывают, что максимальных размеров в отношении пополнения 7-й армии партийными силами эта переброска достигла именно в октябре 1919 г.

При сопоставлении количества прибывших коммунистов в 7-ю армию через Политическое управление Республики с мая по ноябрь 1919 г. получаем следующую таблицу: {394}

Месяца Прибыло
Май 9
Июнь {*1} 5
Июль 7
Август 20
Сентябрь 17
Октябрь 429
Ноябрь 239
Итого 726

Примечание.

{*1} По другим данным из той же сводки, в 7-ю армию за время с 8 по 14 июня 1919 г. прибыл всего 191 партийный работник.

Кроме организаций РКП(б) большую работу в деле оказания помощи Петрограду проделал Коммунистический союз молодежи. Коммунистическая молодежь нашла должное применение своему юношескому пылкому революционному энтузиазму. [439]

В вышедшем 24 октября 1919 г. № 20/27 «Листке юного пролетария» — органе Петроградского губернского комитета РКСМ говорилось:

«Не сегодня-завтра решаются судьбы Петрограда. В борьбе будет принимать участие рабочая молодежь. Молодежи дорог Питер, как и дороги все завоевания революции. И ни того ни другого молодежь не отдаст. Только через бездыханные трупы рабочей молодежи белогвардейцы войдут в Питер...

Не быть Питеру под белогвардейцами и не быть красной молодежи порабощенной. И лозунгом юного пролетария будет: иду на бой!» {395}

Петроградским комитетом РКСМ была объявлена мобилизация всех членов организации от 16 лет, которая в течение 6 часов с момента объявления (мобилизации) дала около 500 человек. Из этого числа были выделены физически сильные комсомольцы для фронтовой работы, остальные работали в тылу по укреплению города. Для работы в санитарных дружинах было мобилизовано около 150 комсомолок, которые успели пройти краткосрочные санитарные курсы.

Комсомольцы входили в сформированный в Петрограде сводно-боевой отряд, отряд Невского и Обуховско-го районов, работали по связи и санитарному делу. В 1-м городском районе Петрограда союзом молодежи был сформирован отряд в 260 чел., который взял на себя обязанности по охране Петропавловской крепости. На фронте сражались отряд комсомольцев Невского района, участвовавший в боях под Детским Селом, рота самокатчиков под Красным Селом и несколько других отрядов работало на линии огня.

Почти вся молодежь от 17 до 22 лет была в коммунистических, комсомольских отрядах и в частях Красной [440] армии. В союзе все заглохло. В зданиях районных комитетов помещались отряды, некоторые клубы превратились в казармы. Постоянными посетителями клубов Петроградской организации РКСМ были подростки от 14 до 16 лет{396}.

Инициативой Петроградского губернского комитета РКСМ было мобилизовано по губернии в течение 7 дней{397} всего 477 чел., которые по организациям распределялись следующим образом: Детскосельская дала 350 чел.; Шлиссельбургский пороховой завод 25; Званковская организация Новоладожского уезда с завода — 30; Новоладожская — 17; Гатчинская — 15; Сестрорецкая — 18 чел.; Слуцкая дала 75% своего состава, Карлинская, Петергофская и Кронштадтская организации РКСМ были мобилизованы целиком, причем комсомольцы Гатчинской, Шлис-сельбургской, Сестрорецкой (последние были брошены на Литовский участок фронта), Петергофской и Кроштадтской участвовали в боевых действиях на фронте.

В связи с такой мобилизацией в губернии, как и в самом Петрограде, работа комсомола замерла, налаживавшаяся работа уездных организаций РКСМ была прервана успехами противника на фронте. Только Новоладожская, Петроградская и Шлиссельбургская комсомольские организации в силу своего территориального положения сохранили возможность работы на собственной территории.

При мобилизации комсомольцев особенное рвение проявила партийная тройка Шлиссельбургского порохового завода, мобилизовавшая и отправившая на фронт даже 14– и 15-летних подростков, из числа которых впоследствии были убитые. После такой мобилизации на месте создалось впечатление, что коммунистический союз молодежи существует только для того, чтобы завербованных [441] в союз членов отправлять вскоре на фронт. В отряде шлиссельбургских комсомольцев вообще было много убитых и раненых в боях с противником{398}. На помощь Петрограду прибывали комсомольцы и из других организаций. Череповецкий губернский комитет РКСМ постановил мобилизовать и отправить на Петроградский фронт 30% своего состава{399}.

Из Москвы в Петроград прибыл отряд комсомольцев в 22 чел. вместе с председателем ЦК РКСМ О. Л. РЫБКИНЫМ, причем два человека из этого количества ехали тайком, так как в список отряда Московским комитетом РКСМ они внесены не были. По прибытии в Петроград отряд образовал специальный московский взвод в сводно-боевом отряде при ПК РКСМ. Во главе отряда стояла особая тройка, командиром взвода был М. Глерон, Отряд был размещен в Петрограде (Красная ул., в доме № 35) и на позиции не выходил{400}.

Из Вятки прибыло 58 комсомольцев, прибывали отдельные группы молодежи также из Новгородской, Вологодской, Череповецкой и других организаций РКСМ.

Всего в обороне Петрограда в октябре 1919 г. приняли активное участие около 1500 членов РКСМ{401} различных организаций, из коих 3/4 падало на местные — Петроградскую городскую и уездные организации РКСМ и остальная часть — на другие организации, откликнувшиеся на призыв Петрограда о помощи.

Таким образом, изложенная выше деятельность коммунистической партии, проходившая по трем направлениям — со стороны петроградской городской [442] (районных), петроградской губернской и других организаций РКП(б) и имевшая в качестве своей основной задачи в первом случае укрепление города изнутри, во втором и третьем — оказание помощи действующим на подступах к Петрограду красноармейским частям, — достигла максимального напряжения в октябре 1919 г., когда Петрограду угрожала серьезная опасность от Северо-западной армии. Мобилизация партийцев дала возможность в короткий срок оказать реальную поддержку частям Красной армии, поднять их политико-моральное состояние, восстановить их боеспособность и вселить надежду на победу над врагом. Вышеприведенные данные о мобилизации коммунистов по Петроградской губернии и о прибывших в 7-ю армию из других партийных организаций РКП(б), а также и из Политического управления Республики показывают, что для такой серьезной работы по цементированию красноармейских частей коммунистическая партия бросила в срочном порядке больше 2000 своих членов.

Комсомол не остался равнодушным в октябрьские дни в деле обороны Петрограда. В своей работе он шел по пути коммунистической партии и проделал громадную работу по мобилизации всех своих членов и отправке некоторых наиболее боеспособных отрядов на фронт.

7-я армия, получившая мощный приток коммунистических сил, приобрела добавочные и серьезные шансы на успех предпринимаемого ею контрудара по всему фронту. [443]

Кавказ

Величко, В.Л.: С.-Петербург, Типография Артели Печатнаго Дела, Невский пр., 61, 1904

В.Л. Величко 1. Введение Какое доселе волшебное слово - Кавказ! Как веет от него неизгладимыми для всего русского народа воспоминаниями; как ярка мечта, вспыхивающая в душе при этом имени, мечта непобедимая ни пошлостью вседневной, ни суровым расчетом! Есть ли в России человек, чья семья несколько десятилетий тому назад не принесла бы этому загадочному краю жертв кровью и слезами, не возносила бы к небу жарких молитв, тревожно прислушиваясь к грозным раскатам богатырской борьбы, кипевшей вдали?! Снеговенчанные гиганты и жгучие лучи полуденного солнца, и предания старины, проникнутые глубочайшим трагизмом, и лихорадочное геройство сынов Кавказа - все это воспето и народом, и вещими выразителями его миросозерцания, вдохновленными светочами русской идеи, - нашими великими поэтами. Кавказ для нас не может быть чужим: слишком много на него потрачено всяческих сил, слишком много органически он связан с великим мировым призванием, с русским делом. В виду множества попыток (большею частью небескорыстных) сбить русское общество с толку в междуплеменных вопросах, необходимо установить раз и навсегда жизненную, правильную точку зрения на русское дело вообще. У людей, одинаково искренних, могут быть различные точки зрения. Одни считают служение русскому делу борьбой за народно-государственное существование и процветание, борьбой, не стесненной никакими заветами истории, никакими нормами нравственности или человечности; они считают, что все чужое, хотя бы и достойное, должно быть стерто с лица земли, коль скоро оно не сливается точно, быстро и бесследно с нашей народно-государственной стихией. Этот жестокий взгляд я назвал бы германским, а не русским.

Cueva de las Manos

Cueva de las Manos. Some time between 11 000 and 7 500 BC.

The Cueva de las Manos in Patagonia (Argentina), a cave or a series of caves, is best known for its assemblage of cave art executed between 11 000 and 7 500 BC. The name of «Cueva de las Manos» stands for «Cave of Hands» in Spanish. It comes from its most famous images - numerous paintings of hands, left ones predominantly. The images of hands are negative painted or stencilled. There are also depictions of animals, such as guanacos (Lama guanicoe), rheas, still commonly found in the region, geometric shapes, zigzag patterns, representations of the sun and hunting scenes like naturalistic portrayals of a variety of hunting techniques, including the use of bolas.

Борьба за Красный Петроград

Корнатовский, Н.А.: Л., изд-во «Красной газеты», 1929

В истории Октябрьской революции и гражданской войны в России Петроград занимает исключительное место. Первый коллективный боец в дни великого Октября - Петроград приобрел себе славу и первого героического города в годы тяжелой, изнурительной гражданской войны. В фокусе ожесточенной борьбы за Петроград символически отразились начало и конец классового поединка в России. Корниловское наступление на Петроград в августе - сентябре 1917 г., явившееся походом буржуазно-помещичьей контрреволюции против революционного пролетариата России, знаменовало собой начало кровопролитной гражданской войны. Это наступление было ликвидировано прежде, чем смогло вылиться в определенные реальные формы. Последняя попытка белой гвардии завладеть Петроградом в октябре 1919 г., совпавшая по времени с переходом в решительное наступление на Москву южной контрреволюции, была уже по существу агонией белого дела, ее предсмертными судорогами и увенчалась победой пролетарской революции. Непосредственно на Петроградском фронте была одержана победа не столько над отечественной контрреволюцией, сколько над вдохновлявшей ее мировой буржуазией. Империалистическая политика стран-победительниц в мировой войне получила серьезный удар на северо-западе России, - удар, предвосхитивший победу Советов на всех фронтах гражданской войны.

Lower Paleolithic reconstructions

Reconstructions of Lower Paleolithic daily life

From some 2.6 million to 300 000 years before present. The dating of the period beginning is rather floating. A new discovery may change it a great deal. It was too much time ago, fossils, artifacts of the period are more like scarce and their interpretations often seem to be confusing. The World is populated by the ancestors of humans, orangutans, gorillas, chimpanzees, bonobos. In a way, the split among these may be considered to be the mark of the true beginning of the Lower Paleolithic as a part of human history. It is then that the participants first stepped forward. Presumable early tools are not exemplary enough. Even if being eponymous. It is not exactly clear if they were real tools. And using objects is not an exclusive characteristic of humanity anyway. The use of objects was a purely instinctive practice for many and many hundreds of years. It did not have any principle difference from other animal activities and did not make Homos of Lower and most probably of Middle Paleolithic human in the proper sense of the word. Australopithecus and Homo habilis are typical for the earlier part. Later various subspecies of Homo erectus, Homo heidelbergensis, coexisting much of the period. Occasional use of fire. Later possibly even control of fire.

Короли подплава в море червонных валетов

Ковалев, Э. А.: М., ЗАО Центрполиграф, 2006

Книга продолжает изданную под названием «Рыцари глубин» хронику рождения и становления подводного плавания в России. Хронологические рамки повествования охватывают период с конца 1917 по июнь 1941 г. Материал основывается на сведениях, отобранных из фондов РГА ВМФ, ЦВМА, ЦВМБ, а также из газетных и журнальных статей. Первые три части книги характеризуют времена Гражданской войны, восстановления подводного плавания страны и его дальнейшего развития. Рассказывается о попытках утверждения новой военно-морской доктрины, строительстве подводных кораблей новых типов, подготовке подводников в условиях надвигающейся войны. Четвертая часть книги содержит краткие биографические сведения о первых советских командирах подводных лодок. Даже поверхностное знакомство с представленными сведениями позволит читателю понять, почему в 1941 г. страна оказалась не готовой в том числе и к войне на море. В Приложении читатель найдет необходимые справки.

Воспоминания кавказского офицера

Торнау Ф.Ф.: Москва, Дружба народов, 1996

Торнау Федор Федорович (1810-1890) — барон, Генерального штаба полковник. Представитель рода, происходившего из Померании и ведшего начало с половины XV века, учился в Благородном пансионе при Царскосельском лицее, после чего поступил на военную службу и участвовал в войне 1828 г. против турок, в "польской кампании" 1831, в сражениях на Кавказе и др. В течение двух лет Торнау находился в плену у кабардинцев. С 1856 (по 1873) служил русским военным агентом в Вене и состоял членом военно-ученого комитета. Известен Торнау также как автор ряда мемуарных произведений ("Воспоминания кавказского офицера", "Воспоминания о кампании 1829 года в европейской Турции", "От Вены до Карлсбада" и т.д.). Сведения о Торнау имеются в "Энциклопедическом словаре" Ф.Брокгауза и И.Ефрона (т.33-а, 1901, стр.639), в журнале "Русская старина" (1890, книга седьмая), в книге Д.Языкова "Обзор жизни и трудов русских писателей и писательниц" (вып.10, М., 1907, стр.76). Данный вариант воспоминаний Ф.Ф. Торнау — журнальный, весьма усечёный. Что касается книги полностью, то первое издание — Ф. Ф. Торнау "Воспоминания кавказского офицера". — М., 1865; последнее — Ф.Ф. Торнау. Воспоминания кавказского офицера. — М.: АИРО-ХХ, 2000 (368 с.).

Куэва-де-лас-Манос

Куэва-де-лас-Манос. Датировка: по одной из версий, между 11 000 и 7 500 годами до н.э.

Рисунки на стенах пещеры на юге Аргентины, провинция Санта-Крус, Патагония. Наиболее известны изображения человеческих рук. Откуда и название: «Cueva de las Manos» - по-испански «Пещера рук». Помимо отпечатков рук, имеются сцены охоты и другие рисунки. Датировки изображений рук пещер Куэва-де-лас-Манос разные - от VI-II в.в. до н.э до XI-X тыс. до н.э. В принципе, материальные обстоятельства таковы, что делать предположения на этот счет трудно. Имеющиеся оценки базируются на датировке сопутствующих находок в пещере.

Très Riches Heures du Duc de Berry

Limbourg brothers. Très Riches Heures du Duc de Berry. Delights and labours of the months. 15th century.

The «Très Riches Heures du Duc de Berry» is an illuminated manuscript created for John, Duke of Berry mostly in the first quarter of the 15th century by the Limbourg brothers. Although not finished before the death of both the customer and the artists. So later it was also worked on probably by Barthélemy d'Eyck. The manuscript was brought to its present state by Jean Colombe in 1485-1489. The most famous part of it is known as «Delights and labours of the months». It consists of 12 miniatures depicting months of the year and the corresponding everyday activities, most of them with castles in the background.

Upper Paleolithic by Zdenek Burian

Zdenek Burian : Reconstruction of Upper Paleolithic daily life

Cro-Magnons, early modern humans or Homo sapiens sapiens (50 000 - 10 000 years before present). Reconstruction of Upper Paleolithic daily life by Zdenek Burian, an influential 20th century palaeo-artist, painter and book illustrator from Czechoslovakia. The images represent an artistic rendition of the ideas used to circulate in the middle of 20th century: what was it like for European early modern humans or Cro-Magnons to live during the last Ice Ages (from about 40 000 to 12 000 years before present). Some of the concepts are put in doubt today, some are still retaining their value.

Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик - 1977 год

Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик. Принята на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва 7 октября 1977 года

Великая Октябрьская социалистическая революция, совершенная рабочими и крестьянами России под руководством Коммунистической партии во главе с В. И. Лениным, свергла власть капиталистов и помещиков, разбила оковы угнетения, установила диктатуру пролетариата и создала Советское государство - государство нового типа, основное орудие защиты революционных завоеваний, строительства социализма и коммунизма. Начался всемирно-исторический поворот человечества от капитализма к социализму. Одержав победу в гражданской войне, отразив империалистическую интервенцию, Советская власть осуществила глубочайшие социально-экономические преобразования, навсегда покончила с эксплуатацией человека человеком, с классовыми антагонизмами и национальной враждой. Объединение советских республик в Союз ССР преумножило силы и возможности народов страны в строительстве социализма. Утвердились общественная собственность на средства производства, подлинная демократия для трудящихся масс. Впервые в истории человечества было создано социалистическое общество. Ярким проявлением силы социализма стал немеркнущий подвиг советского народа, его Вооруженных Сил, одержавших историческую победу в Великой Отечественной войне. Эта победа укрепила авторитет и международные позиции СССР, открыла новые благоприятные возможности для роста сил социализма, национального освобождения, демократии и мира во всем мире. Продолжая свою созидательную деятельность, трудящиеся Советского Союза обеспечили быстрое и всестороннее развитие страны, совершенствование социалистического строя. Упрочились союз рабочего класса, колхозного крестьянства и народной интеллигенции, дружба наций и народностей СССР.

Апокалипсис нашего времени

Розанов, В.В. 1917-1918

№ 1 К читателю Мною с 15 ноября будут печататься двухнедельные или ежемесячные выпуски под общим заголовком: "Апокалипсис нашего времени". Заглавие, не требующее объяснении, ввиду событий, носящих не мнимо апокалипсический характер, но действительно апокалипсический характер. Нет сомнения, что глубокий фундамент всего теперь происходящего заключается в том, что в европейском (всем, — и в том числе русском) человечестве образовались колоссальные пустоты от былого христианства; и в эти пустóты проваливается все: троны, классы, сословия, труд, богатства. Всё потрясено, все потрясены. Все гибнут, всё гибнет. Но все это проваливается в пустоту души, которая лишилась древнего содержания. Выпуски будут выходить маленькими книжками. Склад в книжном магазине М. С. Елова, Сергиев Посад, Московск. губ. Рассыпанное царство Филарет Святитель Московский был последний (не единственный ли?) великий иерарх Церкви Русской... "Был крестный ход в Москве. И вот все прошли, — архиереи, митрофорные иереи, купцы, народ; пронесли иконы, пронесли кресты, пронесли хоругви. Все кончилось, почти... И вот поодаль от последнего народа шел он. Это был Филарет". Так рассказывал мне один старый человек. И прибавил, указывая от полу — на крошечный рост Филарета: — "И я всех забыл, все забыл: и как вижу сейчас — только его одного". Как и я "все забыл" в Московском университете. Но помню его глубокомысленную подпись под своим портретом в актовой зале. Слова, выговоры его были разительны. Советы мудры (императору, властям).

Письмо Н. В. Гоголю 15 июля 1847 г.

Белинский В.Г. / Н. В. Гоголь в русской критике: Сб. ст. - М.: Гос. издат. худож. лит. - 1953. - С. 243-252.

Вы только отчасти правы, увидав в моей статье рассерженного человека [1]: этот эпитет слишком слаб и нежен для выражения того состояния, в какое привело меня чтение Вашей книги. Но Вы вовсе не правы, приписавши это Вашим, действительно не совсем лестным отзывам о почитателях Вашего таланта. Нет, тут была причина более важная. Оскорблённое чувство самолюбия ещё можно перенести, и у меня достало бы ума промолчать об этом предмете, если б всё дело заключалось только в нём; но нельзя перенести оскорблённого чувства истины, человеческого достоинства; нельзя умолчать, когда под покровом религии и защитою кнута проповедуют ложь и безнравственность как истину и добродетель. Да, я любил Вас со всею страстью, с какою человек, кровно связанный со своею страною, может любить её надежду, честь, славу, одного из великих вождей её на пути сознания, развития, прогресса. И Вы имели основательную причину хоть на минуту выйти из спокойного состояния духа, потерявши право на такую любовь. Говорю это не потому, чтобы я считал любовь мою наградою великого таланта, а потому, что, в этом отношении, представляю не одно, а множество лиц, из которых ни Вы, ни я не видали самого большего числа и которые, в свою очередь, тоже никогда не видали Вас. Я не в состоянии дать Вам ни малейшего понятия о том негодовании, которое возбудила Ваша книга во всех благородных сердцах, ни о том вопле дикой радости, который издали, при появлении её, все враги Ваши — и литературные (Чичиковы, Ноздрёвы, Городничие и т. п.), и нелитературные, которых имена Вам известны.