7. Когда же туристы ставили палатку на склоне Холат-Сяхыл?

Какова была официальная (т.е. следствия) точка зрения на события, связанные с гибелью группы Дятлова, к середине марта 1959 г.?

На основании изучения следов группы в районе лабаза (обнаруженного, напомним, 2 марта 1959 г.), дневников членов группы, найденных в палатке (Дорошенко, Дятлова, Колмогоровой, Кривонищенко и Тибо-Бриньоля) считалось доказанным, что 31 января 1959 г. группа вышла к подножию Холат-Сяхыл и даже сделала попытку подняться по склону. Сильный ветер заставил туристов вернуться к реке Ауспия и стать на ночлег в лесу перед горой. Ночь на 1 февраля прошла благополучно, группа встала поздно, хорошо отдохнувшей. Некоторое время после подъёма ушло на подготовку и приём пищи, после чего туристы приступили к устройству лабаза.

Выдвижение из долины Ауспии вверх по склону Холат-Сяхыл последовало примерно в 15 часов, т.е. довольно поздно, принимая во внимание малую продолжительность светового дня. Заход Солнца 1 февраля д.б. последовать, согласно календарю, в 17:02. В фотоаппаратах членов группы, найденных в палатке, были обнаружены кадры, сделанные в условиях низкой освещённости (сейчас эти фотоснимки широко распространены в Интернете, в частности их можно видеть в весьма информативной подборке фотоматериалов, составленной Коськиным Алексеем Александровичем, исследователем трагедии группы Дятлова). Прокурор-криминалист Иванов, оценив качество изображений и светочувствительность плёнки (равную 65 ед.), определил время фотографирования - около 17 часов. Т.е., по мнению следователя, последние кадры были сделаны перед самым заходом Солнца, в вечерних сумерках.

Эти фотографии считаются последними снимками группы Игоря Дятлова. Следствие посчитало, что фотоснимки сделаны около 17 часов 1 февраля 1959 г. во время восхождения группы на перевал и постановки палатки на склоне Холат-Сяхыл.

Между прочим, в вопросе определения времени последних фотографий, следователь Иванов допустил грубую ошибку, на которую необходимо здесь указать, поскольку она будет очень важна для понимания случившегося с погибшей группой. Дело в том, что 1 марта 1957 г. деление СССР на часовые пояса подверглось значительному изменению, в силу чего Свердловская область оказалась включена в группу регионов, имеющих поправку относительно времени Гринвичского меридиана +5 часов. До этого же Свердловская область находилась в поясе в поправкой на 1 час меньше и это намного лучше соответствовало местному времени. Мартовская 1957 г. реформа часовых поясов вообще была довольно нелепой и привела к многочисленным абсурдным казусам, например, Воркута, расположенная заметно восточнее Свердловска, стала жить по московскому времени, а Свердловск "уехал" от неё на +2 часа (что, вообще-то, противно как здравому смыслу, так жизненному опыту, поскольку человек, перелетевший из Воркуты в Свердловск "терял" 2 часа за счёт перевода часовых стрелок, но при этом получал эти же часы за счёт удлинения светлого времени суток. Бред, конечно, но жителям Страны Советов было не привыкать к идиотским реформам "дорого Никиты Сергеевича").

Это фрагменты карт с указанием деления территории СССР на часовые пояса. Справа: карта 1940 г., часовой пояс Свердловской области соответствует истинному времени на её территории (+4 часа к времени по Гринвичу). Слева: карта после мартовской реформы 1957. Время Свердловской области прибавило 1 час, перестав соответствовать истинному. Представьте ощущения человека, перелетевшего из Воркуты в более западную Пермь, в его сутках окажется 26 часов..! Знаком "*" показано приблизительное положение горы Холат-Сяхыл.

В контексте нашего повествования необходимо отметить, что прокурор-криминалист Иванов, как впрочем, и все поисковики, жил по свердловскому времени. И при составлении всех своих документов он также руководствовался временем Свердловска. Однако "свердловский полдень" не соответствовал "астрономическому полдню" для Холат-Сяхыл и более того, он даже не соответствовал таковому для самого Свердловска. Помимо этого, продолжительность дня, рассчитанная астрономами для областного центра, не совпадала с таковой для северных районов области в силу большой её протяжённости в меридианальном направлении. Эта очевидная, в общем-то, мысль, видимо, не посетила голову прокурора-криминалиста не только в 1959 г., когда он расследовал дело, но и через 30 с лишком лет, когда принялся с немалой помпой вещать в многочисленных интервью о своих незаурядных наблюдениях и открытиях, связанных с настоящим расследованием. Другими словами, думающий головой следователь никогда бы не написал, что около 17 часов 1 февраля на 61°45' северной широты можно фотографировать без фотовспышки.

Поскольку мастер розыскных дел не выяснил точного времени восхода и заката на широте горы Холат-Сяхыл 1 февраля, нам придётся это сделать самостоятельно. Сначала определим поправку для астрономического полдня на перевале Дятлова относительно поясного времени (т.е. свердловского): П=Дм-[(Тм-Томск)+3+Лп]. В этой формуле Дм - точное время для данной долготы места, Тм- время часового пояса, Томск- время московское, Лп- поправка на летнее время (в нашем случае Лп=0). Географическую долготу перевала Дятлова принимаем равной 59°27' восточной долготы.

Искомая поправка составит : П=(59°*4мин. + 27'*4 сек.)-[2час+3час+0час]=(236 мин.+108 сек.)-5 час.=3 час.57 мин.48 сек.-5 час.= -1 час. 2 мин. 12 сек.

Т.о. истинный полдень на склоне Холат-Сяхыл наступал не в 12 часов дня по свердловскому времени, а на 1 час.2 мин.12сек. позже, т.е. в 13:02 (округляя до минут). Довольно заметная погрешность, которая летом, кстати, увеличивалась ещё на час.

В зимнюю пору продолжительность светового дня заметно сокращается при движении с юга на север. 1 февраля на 58° северной широты его продолжительность равна 8 час. 18 мин., а на 64° - 7 час. 06 мин. Считая, что гора Холат-Сяхыл находится на 61°45' северной широты, а продолжительность светового дня сокращается по линейному закону, мы можем определить, что 1 февраля светлое время суток было равно 7 часам 32 минутам (Расчёт этот приблизителен, поскольку меридиан, строго говоря, не является окружностью (Земля сплюснута с полюсов!) и потому закон изменения длины светового дня на самом деле будет нелинейным, но для целей нашего исследования погрешность в пределах минуты вполне допустима.). Узнав длину светового дня и зная время истинного полдня, не составляет труда выяснить время восхода и захода Солнца. 1 февраля 1959 г. Солнце на широте Холат-Сяхыл взошло в 9:16, а зашло в 16:48 (секунды при расчёте отброшены).

Однако полученный результат, хотя и отличается заметно от прикидок следователей, всё же не является окончательным и правильным. Принимая во внимание, что наш расчёт сделан для ровного горизонта, а группа Дятлова находилась в горной местности, "задиравшей" горизонт вверх, необходимо ввести поправку на искажение лини горизонта.

Для этого обратимся к карте местности, изображающей течение реки Ауспия и местоположение лабаза, сделанного, как известно, на месте последней стоянки туристов в лесной зоне. Высота местности над уровнем моря, где был устроен лабаз, составляет примерно 650 м. Обращают на себя внимание отроги Уральского хребта к юго-западу, чьё превышение над уровнем лабаза (и лагеря "дятловцев") достигает 300-350 м. Могли ли эти горы заслонить низкое зимнее Солнце 1 февраля и если "да", то во сколько именно это произошло?

Подобный расчёт не представляет особой сложности (сказанное, разумеется, не относится к прокурорам Иванову и Темпалову, которые не удосужились провести его). На широте 61°30', примерно соответствующей широте перевала Дятлова, в день зимнего солнестояния наше светило не поднимается над горизонтом более чем на 6°. В последующие дни высота полуденного стояния Солнца прирастает с осреднённой скоростью 1° в неделю. Т.е. 1 февраля высота полуденного Солнца, увиденного членами группы Дятлова, никак не могла превышать 10°30'.

Далее. Отроги гор высотою 900 и более метров, отстоящие от лагеря на удалении примерно 2,2 км., "задирали вверх" горизонт дятловцев не менее, чем на 6°30', и понятно, что в какой-то момент миновавшее зенит Солнце должно было "нырнуть" за них. Склон стал загораживать падающий в долину Ауспии солнечный свет в 14:34, в ту минуту туристы смогли им полюбоваться в последний раз (если, конечно, это позволяла облачность). Более в своей жизни им сделать этого не довелось. С этого момента группа Дятлова находилась в зоне всё более сгущавшихся сумерек.

Эта схема позволяет наглядно представить видимый из лагеря "дятловцев" путь Солнца по небосводу 1 февраля 1959 г. Условные обозначения: "*"- место лагеря группы Дятлова в долине р.Ауспия; "V"- направление на восход Солнца в 09:15, который туристы не могли видеть, т.к. Солнце выходило из-за горизонта за склоном горы 949,5 м.; "S"- истинный полдень в 13:02, в это время Солнце пересекло меридиан лагеря и находилось от него строго на юге; "Z"- направление на закат, который д.б. произойти на широте лагеря в 16:48 (как и восход, его туристы не могли бы видеть из лагеря из-за искажённой горами линии горизонта); "Zf"- закат фактический, имевший место в 14:34. В это время Солнце зашло за отрог Уральских гор при высоте стояния около 6°30' и более не показывалось. Группа Дятлова с этой минуты оказалсь в условиях резко ухудшившейся видимости. Чёрный пунктир "....." обозначает высоты 900 м., угловая высота которых превышала высоту стояния Солнца после 14:34 для наблюдателя, находившегося в лагере "дятловцев". Синий пунктир "- - - -" условно показывает направление и длину последнего перехода группы.

Все эти выкладки имеют, разумеется, определённую погрешность, которая связана, не только и не столько с неточностью расчётов, сколько с неопределённостью местоположения лагеря и неизбежной неточностью карт. Но все эти погрешности не отменяют сделанного нами фундаментального вывода: туристы оказались в темноте много раньше, чем думали следователи. Необходимо признать, что ни о каких фотосъёмках "около 17 часов" в условиях захода Солнца в 14:34 (или около этого времени) говорить не приходится. Тем более на плёнку с невысокой светочувствительностью, которая находилась в фотоаппаратах туристов (все они использовали плёнку в 65 ед., в то время как для съёмок в сумеречное время тогда применялась более чувствительная - 130 ед.). Последние фотографии "дятловцев" сделаны в условиях плохой видимости - низкой облачности и метели, что также объективно должно было ухудшить условия фотосъёмки. Тем не менее, фотографии всё же получились и их качество вполне удовлетворительно. А это означает, что фотографирование осуществлялось в условиях относительно неплохой освещённости. Последние фотоснимки были сделаны гораздо ранее того времени, которое предполагали Иванов и Темпалов, самое позднее, в районе 15 часов, видимо сразу по выходу из леса на склон.

Изложенные выше математические и астрономические соображения являются вовсе не гимнастикой для ума, а преследуют сугубо практическую цель. Они позволяют нам сделать принципиально важный вывод о том, что в последний день своего похода группа допустила фундаментальную ошибку, связанную с неправильной оценкой продолжительности светового дня. В предшествующие дни "дятловцы" двигались вдоль реки Ауспия и наблюдали постепенно повышающийся рельеф местности, не создававший никаких помех солнечному свету. В этом смысле даже деревья в лесу и низкая облачность мешали им куда больше. Туристы без сомнения знали, что световой день на Ауспии заметно короче свердловского и при планировании своих действий делали на это нужную поправку. Но 1 февраля они оказались в совершенно новой местности. Если горы, обступившие их, уподобить чаше с неровными краями, то их лагерь оказался на самом её дне. 1 февраля Солнце появилось из-за гор позже обычного, а скрылось за горами раньше. Если бы члены группы делали поправку на сильно укоротившийся световой день, то не было бы у них никакого "пассивного подъёма" и лабаз бы они заложили накануне вечером.

В середине дня 1 февраля, обратив внимание на то, что Солнце скоро скроется за горами, они несомненно ускорили сборы. Произошло это в районе 14 часов, скорее раньше, чем позже. Группа, и без того отстававшая от графика, вдруг столкнулась с угрозой потерять напрасно целый день! Сборы были максимально быстрыми и, думается, туристы покинули место ночёвки до солнечного заката, т.е. заведомо раньше 15 часов, на которые ориентировались следователи. Двигались туристы со всей возможной быстротой в условиях всё ухудшающейся освещённости (мы пока ничего не говорим о возможном снегопаде, низовой метели и т.п. нюансах зимней погоды - разговор об этом предстоит особый). Переход длился недолго, часа полтора, если не меньше, потому-то "дятловцы" и прошли 1 февраля совсем немного - менее 2 км.

Допущенная туристами ошибка имела приниципиальное значение. Именно она запустила цепь событий, неумолимая логика которых через несколько часов привела группу к гибели. Что может означать эта сдвижка во времени применительно к судьбе группы Дятлова нам ещё придётся говорить в этом очерке.

Апокалипсис нашего времени

Розанов, В.В. 1917-1918

№ 1 К читателю Мною с 15 ноября будут печататься двухнедельные или ежемесячные выпуски под общим заголовком: "Апокалипсис нашего времени". Заглавие, не требующее объяснении, ввиду событий, носящих не мнимо апокалипсический характер, но действительно апокалипсический характер. Нет сомнения, что глубокий фундамент всего теперь происходящего заключается в том, что в европейском (всем, — и в том числе русском) человечестве образовались колоссальные пустоты от былого христианства; и в эти пустóты проваливается все: троны, классы, сословия, труд, богатства. Всё потрясено, все потрясены. Все гибнут, всё гибнет. Но все это проваливается в пустоту души, которая лишилась древнего содержания. Выпуски будут выходить маленькими книжками. Склад в книжном магазине М. С. Елова, Сергиев Посад, Московск. губ. Рассыпанное царство Филарет Святитель Московский был последний (не единственный ли?) великий иерарх Церкви Русской... "Был крестный ход в Москве. И вот все прошли, — архиереи, митрофорные иереи, купцы, народ; пронесли иконы, пронесли кресты, пронесли хоругви. Все кончилось, почти... И вот поодаль от последнего народа шел он. Это был Филарет". Так рассказывал мне один старый человек. И прибавил, указывая от полу — на крошечный рост Филарета: — "И я всех забыл, все забыл: и как вижу сейчас — только его одного". Как и я "все забыл" в Московском университете. Но помню его глубокомысленную подпись под своим портретом в актовой зале. Слова, выговоры его были разительны. Советы мудры (императору, властям).

Великолепный часослов герцога Беррийского

Братья Лимбург. Великолепный часослов герцога Беррийского. Цикл Времена года. XV век.

«Великолепный часослов герцога Беррийского» или, в другой версии перевода, «Роскошный часослов герцога Беррийского» (фр. Très Riches Heures du Duc de Berry) - иллюстрированный манускрипт XV века. Самая известная часть изображений часослова, цикл «Времена года» состоит из 12 миниатюр с изображением соответствующих сезону деталей жизни на фоне замков. Создание рукописи началось в первой четверти XV века по заказу Жана, герцога Беррийского. Не была закончена при жизни заказчика и своих главных создателей, братьев Лимбург.

The voyage of the Beagle

Charles Darwin, 1839

Preface I have stated in the preface to the first Edition of this work, and in the Zoology of the Voyage of the Beagle, that it was in consequence of a wish expressed by Captain Fitz Roy, of having some scientific person on board, accompanied by an offer from him of giving up part of his own accommodations, that I volunteered my services, which received, through the kindness of the hydrographer, Captain Beaufort, the sanction of the Lords of the Admiralty. As I feel that the opportunities which I enjoyed of studying the Natural History of the different countries we visited, have been wholly due to Captain Fitz Roy, I hope I may here be permitted to repeat my expression of gratitude to him; and to add that, during the five years we were together, I received from him the most cordial friendship and steady assistance. Both to Captain Fitz Roy and to all the Officers of the Beagle [1] I shall ever feel most thankful for the undeviating kindness with which I was treated during our long voyage. This volume contains, in the form of a Journal, a history of our voyage, and a sketch of those observations in Natural History and Geology, which I think will possess some interest for the general reader. I have in this edition largely condensed and corrected some parts, and have added a little to others, in order to render the volume more fitted for popular reading; but I trust that naturalists will remember, that they must refer for details to the larger publications which comprise the scientific results of the Expedition.

Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914–1919

Николай Реден : Сквозь ад русской революции. Воспоминания гардемарина. 1914-1919

Интереснейшие воспоминания человека очень неординарной судьбы. Одно простое перечисление основных событий юности и молодости Николая Редена впечатляет: начало Великой Войны и «побег» из гимназии на фронт, Февральская революция, Петроград 17-го года, большевистский переворот, участие в тайной офицерской организации, арест и бегство, нелегальный переход в Финляндию, приезд в Эстонию и участие в боях в составе Северо-Западной Армии. Николай Реден остается с армией до трагического финала похода на Петроград, потом интернирование армии в Эстонии, плавание в Данию на «Китобое», встречи с вдовствующей императрицей и наконец эмиграция в Соединенные Штаты. Там для Николая начинается новый, американский этап его жизни. Николаю Редену пришлось пройти через невероятные испытания, увидеть жизнь медвежьих углов России, узнать тюрьму и оценить всю прелесть воли. Когда разразилась революция, юный гардемарин оказался в своей стране во враждебном окружении. Он перешел границу с Финляндией, воевал в составе Белой армии в Эстонии. После разгрома белых с группой молодых флотских офицеров на похищенном корабле он совершил переход в Копенгаген. Не раз пришлось юноше побывать на грани жизни и смерти. Судьба хранила Редена, ему удалось, пройдя множество испытаний, найти новую родину и не забыть о своей принадлежности к народу страны с трагической, но великой историей.

Записки «вредителя». Побег из ГУЛАГа

Владимир и Татьяна Чернавины : Записки «вредителя». Побег из ГУЛАГа

Осенью 1922 года советские руководители решили в качестве концлагеря использовать Соловецкий монастырь, и в Кеми появилась пересылка, в которую зимой набивали заключенных, чтобы в навигацию перевезти на Соловки.Летом 1932 года из Кеми совершили побег арестованный за «вредительство» и прошедший Соловки профессор-ихтиолог Владимир Вячеславович Чернавин, его жена Татьяна Васильевна (дочь знаменитого томского профессора Василия Сапожникова, ученика Тимирязева и прославленного натуралиста) и их 13-летний сын Андрей. Они сначала плыли на лодке, потом долго плутали по болотам и каменистым кряжам, буквально поедаемые комарами и гнусом. Рискуя жизнью, без оружия, без теплой одежды, в ужасной обуви, почти без пищи они добрались до Финляндии. В 1934 году в Париже были напечатаны книги Татьяны Чернавиной «Жена "вредителя"» и ее мужа «Записки "вредителя"». Чернавины с горечью писали о том, что оказались ненужными стране, служение которой считали своим долгом. Невостребованными оказались их знания, труд, любовь к науке и отечественной культуре. Книги издавались на всех основных европейских языках, а также финском, польском и арабском. Главный официоз СССР — газета «Правда» — в 1934 году напечатала негодующую статью о книге, вышедшей к тому времени и в Америке. Однако к 90-м годам об этом побеге знали разве что сотрудники КГБ. Даже родственники Чернавиных мало что знали о перипетиях этого побега. Книгам Чернавиных в Российской Федерации не очень повезло: ни внимания СМИ, ни официального признания, и тиражи по тысяче экземпляров. Сегодня их можно прочесть только в сети. «Записки "вредителя"» — воспоминания В. Чернавина: работа в Севгосрыбтресте в Мурманске, арест в 1930 г., пребывание в следственной тюрьме в Ленинграде (на Шпалерной), в лагере на Соловецких островах, подготовка к побегу.«Побег из ГУЛАГа» — автобиографическая повесть Т. Чернавиной о жизни в Петрограде — Ленинграде в 20-е — 30-е годы, о начале массовых репрессий в стране, об аресте и женской тюрьме, в которой автор провела несколько месяцев в 1931 г. Описание подготовки к побегу через границу в Финляндию из Кеми, куда автор вместе с сыном приехала к мужу на свидание, и самого побега в 1932 г.

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу...

Ракитин А.И. Апрель 2010 - ноябрь 2011 гг.

23 января 1959г. из Свердловска выехала группа туристов в составе 10 человек, которая поставила своей задачей пройти по лесам и горам Северного Урала лыжным походом 3-й (наивысшей) категории сложности. За 16 дней участники похода должны были преодолеть на лыжах не менее 350 км. и совершить восхождения на североуральские горы Отортэн и Ойко-Чакур. Формально считалось, что поход организован туристской секцией спортивного клуба Уральского Политехнического Института (УПИ) и посвящён предстоящему открытию 21 съезда КПСС, но из 10 участников четверо студентами не являлись.

Диагностируя диктаторов

Карл Густав Юнг : Диагностируя диктаторов : Аналитическая психология: прошлое и настоящее / К.Г.Юнг, Э. Cэмюэлс, В.Одайник, Дж. Хаббэк. Сост. В.В. Зеленский, А.М. Руткевич. М.: Мартис, 1995

Октябрь 1938 г. Запоминающийся интеллигентный и неутомимый X. Р. Никербокер был одним из лучших американских иностранных корреспондентов. Родился в Техасе в 1899 г.; в 1923 г. в Мюнхене, где он изучал психиатрию, во время пивного путча Гитлера переключился на журналистику, в дальнейшем большая часть его карьеры связана с Берлином. Но он также печатал материалы о Советском Союзе (премия Пулитцера 1931 г.), итало-эфиопской войне, гражданской войне в Испании, японо-китайской войне, присоединении Австрии, Мюнхенском соглашении. Он писал репортажи о битве за Британию, о войне в Тихом океане: погиб в 1949 г. в Бомбее в авиационной катастрофе. Никербокер посетил Юнга в Кюснахте в октябре 1938 г., приехав непосредственно из Праги, где оказался свидетелем распада Чехословакии. Это интервью, одно из самых продолжительных, которое дал Юнг, было опубликовано в «Херст Интернейшенл-Космополитен» за январь 1939 г. и в несколько измененном виде вошло в книгу Никербокера «Завтра Гитлер?» (1941). В основу настоящей публикации положена статья из «Kocмополитен», из которой исключили всякий иной материал, кроме вопросов и ответов. В этом же выпуске журнала был помещен биографический очерк о Юнге, написанный Элизабет Шепли Серджент. Эти статьи из «Космополитен» сделали имя Юнга известным в США. Никербокер: Что произойдет, если Гитлера, Муссолини и Сталина, всех вместе, закрыть на замок, выделив для них на неделю буханку хлеба и кувшин воды? Кто-то получит все или они разделят хлеб и воду? Юнг: Я сомневаюсь, что они поделятся.

Upper Paleolithic by Zdenek Burian

Zdenek Burian : Reconstruction of Upper Paleolithic daily life

Cro-Magnons, early modern humans or Homo sapiens sapiens (50 000 - 10 000 years before present). Reconstruction of Upper Paleolithic daily life by Zdenek Burian, an influential 20th century palaeo-artist, painter and book illustrator from Czechoslovakia. The images represent an artistic rendition of the ideas used to circulate in the middle of 20th century: what was it like for European early modern humans or Cro-Magnons to live during the last Ice Ages (from about 40 000 to 12 000 years before present). Some of the concepts are put in doubt today, some are still retaining their value.

Les Grandes Misères de la guerre

Jacques Callot. Les Grandes Misères de la guerre, 1633

Les Grandes Misères de la guerre sont une série de dix-huit eaux-fortes, éditées en 1633, et qui constituent l'une des œuvres maitresses de Jacques Callot. Le titre exact en est (d'après la planche de titre) : Les Misères et les Malheurs de la guerre, mais on appelle fréquemment cette série Les Grandes Misères... pour la différencier de la série Les Petites Misères de la guerre. Cette suite se compose de dix-huit pièces qui représentent, plus complètement que dans les Petites Misères, les malheurs occasionnés par la guerre. Les plaques sont conservées au Musée lorrain de Nancy.

Très Riches Heures du Duc de Berry

Limbourg brothers. Très Riches Heures du Duc de Berry. Delights and labours of the months. 15th century.

The «Très Riches Heures du Duc de Berry» is an illuminated manuscript created for John, Duke of Berry mostly in the first quarter of the 15th century by the Limbourg brothers. Although not finished before the death of both the customer and the artists. So later it was also worked on probably by Barthélemy d'Eyck. The manuscript was brought to its present state by Jean Colombe in 1485-1489. The most famous part of it is known as «Delights and labours of the months». It consists of 12 miniatures depicting months of the year and the corresponding everyday activities, most of them with castles in the background.

Письмо Н. В. Гоголю 15 июля 1847 г.

Белинский В.Г. / Н. В. Гоголь в русской критике: Сб. ст. - М.: Гос. издат. худож. лит. - 1953. - С. 243-252.

Вы только отчасти правы, увидав в моей статье рассерженного человека [1]: этот эпитет слишком слаб и нежен для выражения того состояния, в какое привело меня чтение Вашей книги. Но Вы вовсе не правы, приписавши это Вашим, действительно не совсем лестным отзывам о почитателях Вашего таланта. Нет, тут была причина более важная. Оскорблённое чувство самолюбия ещё можно перенести, и у меня достало бы ума промолчать об этом предмете, если б всё дело заключалось только в нём; но нельзя перенести оскорблённого чувства истины, человеческого достоинства; нельзя умолчать, когда под покровом религии и защитою кнута проповедуют ложь и безнравственность как истину и добродетель. Да, я любил Вас со всею страстью, с какою человек, кровно связанный со своею страною, может любить её надежду, честь, славу, одного из великих вождей её на пути сознания, развития, прогресса. И Вы имели основательную причину хоть на минуту выйти из спокойного состояния духа, потерявши право на такую любовь. Говорю это не потому, чтобы я считал любовь мою наградою великого таланта, а потому, что, в этом отношении, представляю не одно, а множество лиц, из которых ни Вы, ни я не видали самого большего числа и которые, в свою очередь, тоже никогда не видали Вас. Я не в состоянии дать Вам ни малейшего понятия о том негодовании, которое возбудила Ваша книга во всех благородных сердцах, ни о том вопле дикой радости, который издали, при появлении её, все враги Ваши — и литературные (Чичиковы, Ноздрёвы, Городничие и т. п.), и нелитературные, которых имена Вам известны.

The pirates of Panama or The buccaneers of America

John Esquemeling : New York, Frederick A. Stokes company publishers, 1914

A true account of the famous adventures and daring deeds of Sir Henry Morgan and other notorious freebooters of the Spanish main by John Esquemeling, one of the buccaneers who was present at those tragedies. Contents