2. Начало поисковой операции. Общая хронология розысков. Обнаружение первых тел погибших туристов

20 февраля 1959 г. туристическая секция УПИ провела экстренное собрание на повестке которого стоял один вопрос: "ЧП с группой Дятлова!" Открыли собрание зав. кафедрой физического воспитания "Политеха" А.М.Вишневский и председатель студенческого профсоюзного комитета В.Е. Слободин. Они официально сообщили, что задержка группы Игоря Дятлова несанкционированна и рождает беспокойство относительно судьбы её участников. Решение собрания было единогласным: срочно организовать поисково-спасательную операцию и cформировать группы добровольцев из числа студентов института, готовых принять в ней участие. Также было решено обратиться за помощью к туристическим секциям других ВУЗов и учреждений Свердловска. В тот же день профком выделил деньги, необходимые для закупки продуктов и всего необходимого группам, готовящимся к выдвижению в район поисков. Заработала круглосуточная телефонная линия, призванная координировать всю деятельность участников в рамках разворачиваемой операции. Отдельным пунктом проходило решение о создании при студенческом профкоме штаба спасательных работ.

На следующий день, 21 февраля, в район поисков стали выдвигаться туристические группы Юрия Блинова и Сергея Согрина, только что возвратившиеся в Свердловск из плановых походов. Третья группа туристов под руководством Владислава Карелина, по стечению обстоятельств уже находившаяся на Северном Урале, также заявила о готовности действовать в интересах спасательной операции. В тот же день спецрейсом на самолёте Ан-2 из Свердловска в Ивдель вылетели председатель спортклуба УПИ Лев Гордо и упомянутый выше член бюро туристической секции Юрий Блинов. С этого дня они начали облёт на самолёте района предстоящих поисков, двигаясь по маршруту пропавшей группы, в надежде увидеть с воздуха либо самих туристов, либо оставленные ими знаки. Забегая вперёд, можно сказать, что ни в этот, ни в последующие дни, эти облёты результата не дали.

22 февраля штаб спасательной операции провёл в главном корпусе УПИ смотр сформированных групп. Таковых оказалось три, их возглавили Моисей Аксельрод, дипломник УПИ; студент 4-го курса Олег Гребенник и третьекурсник Борис Слобцов. К этому времени дала результаты и активность областной власти. Становится известно о подключении к розыскам группы военнослужащих МВД под командованием капитана А.А.Чернышёва (это были конвойные ИвдельЛАГа), а также группы курсантов школы сержантов МВД под командованием ст. лейтенанта Потапова (7 чел.). Местные силовики пообещали (и впоследствии сдержали своё обещание) предоставить для поисковой операции кинологов с собаками, сапёров с миноискателями и радиста с рацией. От областного Управления лесного хозяйства в распоряжение штаба были откомандированы двое лесничих. Предполагалось, что они примут на себя роль проводников. С аналогичной целью в Ивдель были направлены и два охотника-манси. Территория, на которой предстояло проводить поисковую операцию, являлась их традиционным ареалом (т.е. местом проживания и промысла).

В те же самые дни из Москвы с целью экспертной оценки складывавшейся ситуации и оперативных консультаций стали прибывать признанные специалисты по туризму и альпинизму - Бардин, Шулешко, Баскин. Оперативное руководство розыском непосредственно на месте - т.е. в горах Северного Урала - осуществлял самый, пожалуй, опытный и авторитетный в Свердловске специалист по туризму мастер спорта Е.П. Масленников.

По общему замыслу спасательной операции группы добровольцев-поисковиков предполагалось высадить с вертолётов в разных точках маршрута группы Дятлова. Перед ними ставилась задача осуществить поиск на местности следов пребывания группы и установить её возможную судьбу (интерес для спасателей представляли места стоянок, лыжня, специально оставленные знаки и т.п.). Особо подчеркнём, что к поискам привлекались не только студенты-туристы из "Политеха", но и туристы из некоторых других ВУЗов и организаций Свердловска. Выдвижение поисковых лыжных групп в район развёртывания началось 23 февраля 1959 г.

Одна из поисковых групп в количестве 11 человек под руководством студента "Политеха" Бориса Слобцова 23 февраля была высажена на горе Отортен, в том самом месте, которое являлось основной целью похода Игоря Дятлова и его товарищей. Если исчезнувшие туристы побывали на вершине, они должны были оставить там следы своего пребывания - хорошо видимую "закладку" с запиской (такие "закладки" обычно устраивались под грудой камней и их обнаружение проблемой не являлось). Из-за ошибки пилота вертолёта группа Слобцова высадилась не на самой высокой из трёх вершин Отортена, а на одной из соседних, что несколько задержало поисковиков. На следующий день - 24 февраля - лыжники приступили к активному поиску, они перешли на нужную вершину и, обыскав местность, убедились, что группа Дятлова там не бывала.

Группа сначала спустилась в долину реки Лозьва, затем перешла в долину реки Ауспия. Приказ о переходе туда содержался в записке полковника Ортюкова, сброшенной с пролетавшего самолёта вымпелом. В районе Ауспии поисковиков Слобцова ждала первая удача - 25 февраля они наткнулись на старый лыжный след, который, по их мнению, должен был принадлежать группе Дятлова. В дальнейшем это предположение получило подтверждение - Слобцов и его поисковики действительно отыскали лыжню пропавшей группы. Стало ясно, что она находится где-то неподалёку, буквально в считанных километрах (поскольку до Отортена было не более 15 км., а там пропавшие туристы не побывали).

Необходимо подчеркнуть, что никто из студентов-поисковиков не верил в трагический исход похода Дятлова. Общее мнение клонилось к тому, что в составе пропавшей группы имеются травмированные или заболевшие, поэтому Дятлов и его товарищи сидят в хорошо оборудованном лагере и дожидаются помощи. Местные жители, которые также привлекались к поисковым работам, были настроены более скептически, но их мнение в тот момент игнорировалось.

Уже во второй половине дня 25 февраля Слобцов попытался определить, в каком направлении двигалась группа Дятлова, для чего, несмотря на сумерки, разделил свою команду и направил её вверх и вниз по течению Ауспии. Та часть, что шла вверх по течению реки, лыжню дятловцев быстро потеряла, другая же часть наткнулась на давнюю туристкую стоянку. По общему мнению, она должна была принадлежать разыскиваемой группе Дятлова, однако датировать стоянку не удалось, так что открытие это ничего поисковикам не дало.

На следующий день поиск развернулся с удвоенной энергией. Ощущение того, что объект поисков где-то неподалёку, придавал силы. Утром 26 февраля группа Слобцова разбилась на три части: перед одной ставилась задача отыскать продуктовый склад, который группа Дятлова обязательно должна была оставить перед началом подъема в горы, другой следовало найти место выхода дятловцев из долины реки Ауспия, третьей надлежало пройти по старой лыжне, дабы проверить версию о возможном ЧП в пути.

Итак, поисковики разделились и приступили к выполнению полученных задач. Та группа, что должна была искать следы выхода дятловцев из долины реки Ауспия, поднялась на перевал, игравший роль водораздела. Он представлял собою эдакую седловину направо и налево, от которой шли с заметным понижением долины двух рек - Ауспии и Лозьвы. В составе этой группы были три человека - студенты УПИ Борис Слобцов и Михаил Шаравин, а также местный лесничий Иван Пашин, самый обычный 50-летний русский мужик, всю жизнь проживший в посёлке Вижай и проработавший в местном лесничестве.

Гребень перевала, на который вышли трое лыжников, соединял гору Холат-Сяхыл (русифицированное название "Холатчахль") и безымянную высоту 905,4. (В этом месте необходимо сделать вынужденное объяснение. Картография в 1959 г. была не так точна, как теперь, поэтому высоты многих вершин на картах того времени отличаются от тех, что указываются на нынешних картах. Высота горы Холат-Сяхыл определялась тогда в 1079 м., теперь же она "подросла" до 1096,7 м. Несколько отличались высоты и других гор. В этом очерке мы будем придерживаться современных данных.) Проводник Иван, утомлённый подъёмом на перевал, несколько отстал, а потом и вообще сел отдыхать, отказавшись сопровождать студентов. Слобцов и Шаравин двинулись вперёд одни. Через некоторое время их внимание привлекла чёрная точка на северо-восточном склоне Холат-Сяхыл, приглядевшись, студенты поняли, что видят частично засыпанную снегом палатку.

Эта карта даёт представление о взаимном расположении объектов на месте поисков. Чёрная пунктирная линия "a-a" - перевал, являющийся водоразделом между долинами рек Лозьвы (к северу) и Ауспия (к югу). В 1959 г. перевал этот названия не имел, впоследствии его назвали "перевал группы Дятлова" или просто "перевал Дятлова". Цифра "1" - г. Холат-Сяхыл (Холатчахль), цифра "2" - безымянная высота 905,4 м. Цифра "3" - лагерь поисковой группы Бориса Слобцова, разбитый вечером 26 февраля 1959 г. в лесу неподалёку от р. Ауспия. Красная цифра "4" - палатка группы Дятлова на восточном склоне Холат-Сяхыл, которую увидели Слобцов и Шаравин, поднявшись на перевал.

Приблизившись к ней, Слобцов и Шаравин догадались, что наконец-то отыскали палатку группы Дятлова и никакую другую. Дело в том, что палатка эта была весьма нестандартна и хорошо узнаваема - её сшили из двух 4-местных палаток, удлинив в 2 раза, отчего размеры её составили 1,8 м.*4 м. Борис Слобцов лично принимал участие в изготовлении палатки в 1956 г., так что не мог ошибиться при опознании.

Палатка была ориентирована входом на юг. Северная её часть оказалась завалена, её присыпал снег толщиной 15-20 см. По общему виду и плотности снега можно было сделать вывод, что он появился здесь не в результате схода лавины, а наметён ветром. Рядом с палаткой стояла пара лыж, воткнутых в снег, а непосредственно у входа из снега торчал ледоруб. На ледорубе лежала куртка-штормовка, принадлежавшая Игорю Дятлову (впрочем, в разное время Слобцов и Шаравин рассказывали об обнаружении этой штормовки по-разному: то она лежала на ледорубе у входа, то прямо в снегу у входа, то её рукав выглядывал из палатки. Полной точности в этом вопросе добиться уже невозможно, но главное во всех этих воспоминаниях заключается в том, что штормовку Дятлова поисковики обнаружили сразу же, как только приблизились к палатке. В карманах куртки Дятлова были найдены перочиный нож на карабине и записная книжка с фотографией Зины Колмогоровой - ни то, ни другое не проливали свет на случившееся в пропавшей тургруппой). Две нижние пуговицы на входе в палатку были расстёгнуты, из образовавшейся щели наружу торчала простыня, служившая пологом. По общему виду найденной стоянки сразу можно было заключить, что живых людей в палатке нет. На крыше палатки лежал карманный фонарик китайского производства, слой снега под корпусом фонарика составлял 5-10 см., в то время как на самом фонарике снега не было вообще. Впоследствии фонарик был идентифицирован как принадлежавший Игорю Дятлову. Борис Слобцов взял его в руки и включил - фонарик зажёгся.

Сбросив лыжи, Шаравин и Слобцов попытались обследовать палатку. Первый принялся разгребать наваленный на неё снег, а второй, вооружившись найденным ледорубом, стал наносить удары по скату крыши, рассчитывая получить быстрый доступ в центральную часть палатки. Разорвать брезент ледорубом оказалось совсем несложно, тем более, что полотнище уже было в нескольких местах рассечено. В процессе разрубания палатки лезвие ледоруба (как выяснилось чуть позже) угодило в мешок с сухарями и пробило его.

Отбросив разорванное ледорубом полотнище, Слобцов и Шаравин получили доступ к внутренностям палатки. С облегчением они увидели, что трупов там нет - это открытие укрепляло надежду отыскать разыскиваемых товарищей живыми и здоровыми где-то в другом месте.

Тщательного обыска поисковики не проводили - на это не было времени, т.к. портилась погода и начиналась метель. Захватив ледоруб, фонарик, штормовку Дятлова, а также 3 фотоаппарата и флягу со спиртом, найденные при беглом осмотре палатки, Слобцов и Шаравин направились обратно в лагерь. Около 16:00 к группе Бориса Слобцова присоединились новые поисковики - мансийские охотники, которым предстояло принять на себя роль проводников, и радист Неволин Егор Семёнович. Этот человек, пожалуй, оказался единственным действующим лицом, которое непосредственно наблюдало ход поисковой операции от её начала до самого конца. Неволин имел при себе рацию, так что группа Слобцова получила устойчивую связь с руководством. В 18:00 (время сеанса известно точно) Неволин передал в штаб операции радиограмму, в которой сообщалось об обнаружении палатки. В скором времени был получен ответ, который содержал поручение подготовить место для приёма большой поисковой группы. Для её размещения предполагалось поставить две 50-местные армейские палатки. Помимо этого в радиограмме сообщалось о вылете в расположение группы Слобцова работника прокуратуры, которому предстояло на месте провести нужные следственные действия, а также полковника Ортюкова. Последний должен был возглавить поиск на месте.

Дневник похода группы Игоря Дятлова, подобранный Слобцовым при осмотре палатки, был внимательно изучен поисковиками. Последняя запись датировалась 31 января, из неё следовало, что в тот день туристы предприняли попытку покинуть долину реки Ауспия и за пару суток совершить быстрый переход к Отортену, главной цели своего похода. Для максимальной разгрузки они решили устроить лабаз - склад вещей и продуктов, потребности в которых в ближайшее время не предвиделось. Другими словами, восхождение на гору планировалось налегке, с минимальным грузом. При возвращении с Отортена им предстояло забрать оставленный в лабазе груз. Судя по записям в дневнике, по состоянию на 31 января все члены группы пребывали в добром здравии и настроении. И это была хорошая новость.

Другой хорошей новостью можно было счесть то, что в куртке-ветровке, принесённой Слобцовым и Шаравиным в лагерь, оказалась металлическая коробка, в которой находились паспорт Игоря Дятлова, деньги в сумме 710 руб. и железнодорожные билеты членов группы. Тот факт, что значительная сумма денег оказалась нетронутой, по общему мнению членов поисковой группы свидетельствовал о том, что пропавшие туристы не подвергались нападению бежавших уголовников. А посему, причина их отсутствия не имеет криминальной подоплёки.

За ужином поисковики решили распить спирт, найденный в палатке Дятлова, что и было проделано с немалым (и притом вполне понятным) энтузиазмом. Эпизод с распитием спирта - очень важный момент, на который сейчас необходимо обратить внимание, поскольку к нему ещё придётся возвратиться в ходе дальнейшего повествования. Тогда произошёл весьма любопытный обмен репликами, о котором нельзя не упомянуть. Борис Слобцов предложил выпить за здоровье разыскиваемых ребят, на что лесничий Иван Пашин весьма мрачно отозвался: "Вы бы лучше выпили за упокой!" Студенты пришли в ярость, посчитав реплику местного жителя циничной и неуместной, дело едва не дошло до драки. Даже тогда, уже после обнаружения брошенной палатки, никто из них не хотел верить в плохое...

На следующий день - 27 февраля 1959 г. - предстоял перенос лагеря спасателей из долины реки Ауспия в долину Лозьвы. Поскольку из дневника похода стало известно, что группа Дятлова решила уходить от Ауспии, логично было предполагать, что именно так пропавшие туристы и поступили. А стало быть, поиск надо было переносить дальше по предполагаемому пути их следования, т.е. ближе к Отортену.

Группа Слобцова снова разделилась: часть сил была направлена на розыск лабаза, кто-то стал собирать палатку, а двое поисковиков - Юрий Коптёлов и Михаил Шаравин - отправились в долину Лозьвы для поиска нового места для лагеря. Они поднялись на перевал и стали таким образом, что гора Холат-Сяхыл оказалсь у них по левую руку, долина Ауспии - за спиной, а прямо перед ними - долина реки Лозьвы. Их внимание привлёк высокий кедр, стоявший на высоком пригорке над ручьём, несколько ниже перевала. Ручей этот являлся одним из многочисленных притоков Лозьвы, в тот зимний день он, разумеется, был полностью скован льдом и занесён снегом. Кедр стоял на крутом берегу ручья, чтобы подняться к нему от ручья следовало преодолеть примерно 5-7 м. склона. Ровная площадка, на которой располагалось дерево, являлось отличным местом обзора склона Холат-Сяхыл и поисковики, не сговариваясь, направились к нему.

Не доезжая до дерева примерно 10-15 м. они остановились, потому что увидели два трупа, лежавшие непосредственно под кедром. Рядом без труда м.б. разглядеть следы старого костра.

Фотография тел погибших туристов из группы Игоря Дятлова, обнаруженных под кедром около полудня 27 февраля 1959 г. Хорошо различима мелкая клетка рубашки-ковбойки лежавшего вверх лицом Георгия Кривонищенко. Впоследствии родилась легенда, будто найденные под кедром тела были накрыты одеялом, но как хорошо видно на этом фотоснимке, сделанном ещё до удаления снега, никакого одеяла на месте обнаружения тел не было и в помине.

Снега было немного - всего 5-10 см. - поскольку дерево росло на довольно продуваемом ветрами месте. Юрий и Михаил решили не приближаться к телам, они лишь обошли кедр по кругу, рассчитывая увидеть тела других людей, однако таковых не нашли.

Те же самые тела, найденные под кедром, сфотографированные под другим углом и уже после удаления снега. Лицом вверх - Георгий Кривонищенко, рядом с ним - Юрий Дорошенко, первоначально опознанный как Семён Золотарёв.

После этого они двинулись обратно к лагерю, дабы сообщить товарищам о страшной находке. На перевале Шаравин и Коптёлов разделились - первый остался поджидать вертолёт, который как раз кружил над головою, заходя на посадку, а второй продолжил движение в лагерь.

Значок "^" условно показывает положение палатки группы Дятлова на восточном склоне Холат-Сяхыл, "L"- кедр над четвёртым притоком Лозьвы, "+" - место обнаружения первых двух тел пропавших туристов (Кривонищенко и Дорошенко, который первоначально был опознан как Золотарёв).

В течение дня 27 февраля на место поисковой операции прибыли поисковые группы Карелина, капитана Чернышова, а также охотники Моисеев и Мостовой с двумя собаками. Также в районе поисков появились упоминавшиеся выше Евгений Петрович Масленников и прокурор г. Ивдель Василий Иванович Темпалов (они прилетели вертолётом примерно в 13-14 часов). Помимо этого, началась доставка грузов для предстоящего расширения лагеря поисковиков, с учётом того, что в ближайшие дни ожидалось дальнейшее увеличение числа людей, занятых розыском. По воспоминаниям участников тех событий, весь перевал между долинами Ауспии и Лозьвы в тот день был завален рюкзаками и всевозможными грузами, доставляемыми вертолётами.

Лагерь поисковиков было решено из долины Ауспии пока не переносить. Поскольку в долине Лозьвы оказались найдены тела погибших туристов, там требовалось осуществить необходимые следственные действия и присутствие посторонних в силу понятных причин могло этому мешать.

Между тем, события продолжали развиваться неумолимо (27 февраля вообще оказался днём, богатым на трагические открытия). Во время обследования склона горы Холатчахль на пути от брошенной палатки к кедру, был найден ещё один - третий по счёту - мужской труп. Следователь прокуратуры г. Ивдель Темпалов, прибывший к этому времени в район поисков, лично осмотрел тело и определил расстояние от него до кедра, под которым лежали два других тела, в 400 м. Найденный труп лежал на спине за кривой карликовой берёзой, головою труп был ориентирован вверх по склону, в сторону палатки. Слой снега в этом месте был сравнительно невелик и не скрывал полностью тела.

Тело Игоря Дятлова в момент его обнаружения на склоне. Из-под снега торчат только предплечья прижатых к груди рук.

Погибший был опознан как Игорь Дятлов, руководитель похода.

Тело Игоря Дятлова после откапывания из снега. При первом же взгляде на фотографию обращают на себя внимание расханутая меховая безрукавка и поза, никак не соответствующая "позе зябнущего человека".

После этого обследование склона горы продолжилось и через некоторое время собака охотника Моисеева, обнаружила под слоем снегом толщиною около 10 см. четвёртый труп, на этот раз женский. Расстояние между этим телом и трупом Дятлова, найденным несколькими часами ранее, прокурор Темпалов определил в 500 м. Женское тело также было ориентировано головою по направлению к вершине горы, т.е. в сторону палатки. Погибшая была опознана как Зина Колмогорова. Бросалось в глаза, что палатка на склоне, трупы Колмогоровой, Дятлова и кедр у ручья находились практически на одной линии в зоне прямой видимости.

Условные обозначения : "^" - палатка группы Дятлова на восточном склоне Холат-Сяхыл, "L"- кедр над четвёртым притоком Лозьвы, "+1-2"- место обнаружения трупов Георгия Кривонищенко и Юрия Дорошенко, "+3"- положение трупа Игоря Дятлова (примерно в 400 м. от кедра), "+4"- положение тела Зины Колмогоровой на склоне Холат-Сяхыл (по приблизительной оценке прокурора В.И.Темпалова примерно в 500 м. от тела Дятлова).

Тела, найденные под кедром, первоначально были идентифицированы как принадлежавшие Юрию Кривонищенко и Семёну Золотарёву. Лишь по прошествии нескольких дней станет ясно, что последний был опознан ошибочно и труп принадлежит Юрию Дорошенко. Тела оказались проморожены и мало походили на людей при жизни. Все, кому доводилось видеть этих погибших туристов, отмечали бросавшееся в глаза изменение цвета кожи, причём разные рассказчики описывают это изменение по-разному - от жёлто-оранжевого до буро-коричневого. Известно воспоминание свидетеля похорон погибших студентов, в которых кратко и ёмко передано это ощущение странности вида тел: "в гробах словно лежали негры". На субъективное восприятие цвета влияла как освещённость, так и эмоциональное состояние очевидцев, но не подлежит сомнению, что вид погибших был очень необычен. Кроме того, на открытых частях найденных 27 февраля тел были заметны разного рода ссадины, раны, непонятные потёки, похожие то ли на синяки, то ли на трупные пятна, в общем, выглядели погибшие действительно пугающе. Ощущение странности их облика усиливалось оттого, что трупы были одеты лишь частично, не имели головных уборов и обуви, а тела, найденные под кедром, оказались кроме того... в кальсонах. Можно было только догадываться, какого рода угроза выгнала людей из палатки в носках и кальсонах на мороз в дикой ненаселённой местности.

27 февраля поисковики начали прощупывать снег на склоне при помощи лыжных палок, рассчитывая обнаружить новые трупы. В скором времени лыжные палки сменят лавинные зонды, эдакие заострённые металлические штыри длиною 3 м., "уколами" которых надлежало проверить места возможного нахождения под снегом тел. Поисковики вставали цепью и начинали двигаться в выбранном направлении, не допуская разрыва цепи, делая на каждый квадратный метр снежной поверхности не менее 5 "уколов" зондом. Это был не просто тяжёлый, а по-настоящему изматывающий труд, требующий не только физических, но и нравственных сил. Ведь искали-то они погибших людей!

В то самое время, пока на склоне Холат-Сяхыл (Холатчахля) велись поиски погибших туристов, другая группа участников поисковой операции приступила к разбору палатки группы Дятлова. Не совсем понятно, почему это исключительно важное мероприятие проводилось без участия прокурора и никак не фиксировалось - ни протоколом, ни на фотоплёнку. Что бы ни случилось с группой Игоря Дятлова это событие начиналось возле палатки и всё, что было связано с обстановкой возле неё, расположением вещей внутри неё - всё это имело исключительно важное значение для понимания случившегося. Между тем, работа с палаткой, разбор вещей, сложенных в ней, их перенос вниз по склону, был фактически оставлен на самотёк. Один из участников пресловутого "разбора палатки" (фактически - уничтожения следов) поисковик Брусницын В.Д. впоследствии так описал этот процесс на допросе: "Снег выбирали при помощи лыж и лыжных палок. Работали человек десять без всякой системы. В большинстве всё вытаскивали прямо из-под снега, поэтому установить где и как лежала каждая вещь очень трудно." Чтобы читатель яснее представил сколь хаотичен был процесс осмотра вещей в палатке и небрежно отношение к потенциально важным уликам, можно упомянуть о рулоне киноплёнки, укатившемся по склону горы вниз и обнаруженном лишь на следующие сутки. О нём спасатель Георгий Атманаки на официальном допросе в прокуратуре в апреле 1959 г. сказал, что тот находился "метрах в 15 ниже палатки, (....) выкатился оттуда во время предварительного осмотра палатки накануне." Понятно, что ни о каком фиксировании следов при такой организации работы и речи быть не могло. Поэтому работникам прокуратуры впоследствии пришлось восстанавливать обстановку внутри и вокруг палатки по рассказам участников этого действа.

Склон горы Холат-Сяхыл в целом довольно полог и крутизна его осреднённо равна 10-12 градусам. Местами угол возрастает до 20 град., но попадаются и горизонтальные площадки. На одной из таких площадок и была поставлена палатка группы Дятлова. О следах вокруг палатки толком ничего не известно, существуют свидетельства, согласно которым, лыжный след из долины Ауспии к месту установки палатки оставался виден вплоть до 6 марта. Но есть и иные, согласно которым никаких значимых следов ни на подходе к палатке, ни вокруг неё обнаружено не было; вернее всего будет предположить, что на следы в своё время просто никто не обратил должного внимания. Тем не менее, все поисковики, побывавшие в районе палатки 27 и 28 февраля 1959 г., сходились в том, что "подозрительных следов" (т.е. крупного зверя) на площадке вокруг палатки не было однозначно. За пределами горизонтальной площадки начинались цепочки хорошо различимых следов, ведущие вниз по склону. Это были не обычные следы ног в сугробах, а столбики уплотнённого снега, которые остались после того, как сильный ветер раздул сугробы. Может показаться удивительным, но эти следы прекрасно сохранились и по ним можно было судить не только о направлении движения и перестроениях внутри группы, но и о том, какой ногой (в носке или валенке) след был оставлен. Все, видевшие эти следы на склоне, утверждали, что оставлены они были 8-9 парами ног, т.е. принадлежали несомненно туристам из группы Дятлова. Отход их от палатки имел характер упорядоченный, люди не бежали хаотично, а шли сплочённой группой.

Один из немногих фотоснимков, запечатлевших следы отхода группы Дятлова по склону. Следствие не осуществило надлежащих мероприятий по фиксированию и анализу следовых дорожек, которые в конце февраля-начале марта 1959 г. всё ещё имели неплохую сохранность. Неплохую до такой степени, что со слов поисковиков, видевших следы своими глазами, по отпечаткам можно было понять обутой или разутой ногой они были оставлены. Изучение отпечатков ног на всём их протяжении (примерно полукилометра) позволило бы судить как о персональной принадлежности следов, так и важных особенностях движения группы. На представленном фотоснимке можно с высокой степенью достоверности вычленить отпечатки мужских ног (поз.1) с небольшой длиной шага, маленькие по размеру отпечатка следы девушки (поз.2) и наложенные друг на друга следы по крайней мере двух мужчин, шедших один за другим (поз.3). Кроме того, присутствуют и следы ещё одного мужчины (поз.4), шаг которого заметно шире шагов прочих членов группы, а следовая дорожка совпадает с таковой девушки (напрашивается предположение о том, что мужчина прикрывал отход группы, а потом догонял ушедших вперёд. Важно помнить, что следы вели под гору, а широко шагать сверху вниз весьма неудобно). Если бы в следственном деле имелись правильно сделанные (с криминалистической точки зрения) фотоснимки следовых дорожек, то сейчас бы исследователи могли очень точно воспроизвести поведение членов группы в первые минуты с момента начала развития чрезвычайной ситуации. К сожалению, об этом приходится говорить лишь в сослагательном наклонении.

На расстоянии 80-90 м. от палатки было заметно расхождение следов, от основной группы словно бы отделились два человека (две пары ног), но они не ушли далеко и продолжали движение параллельно основной группе, сохранив с нею, видимо, контакт голосом. Следы хорошо прослеживались на склоне на протяжении более полукилометра. Судя по следовым дорожкам, движение группы осуществлялось в направлении долины реки Лозьва и было практически прямолинейным (Борис Ефимович Слобцов в своих официальных показаниях во время следствия следующими словами описал обстановку возле палатки и следовую дорожку: "От палатки (...) на расстоянии около 0,5-1 метра обнаружили несколько тапочек от разных пар, а также были разбросаны лыжные шапочки и другие мелкие предметы. Я не помню и не обратил внимание, скольких человек были следы, но следует отметить, что следы вначале оставлены кучно, рядом друг с другом, а дальние следы расходились, но как расходились, я теперь не помню.").

Во время изучения следовых дорожек внимание поисковиков привлёк след ноги в ботинке с каблуком. К сожалению, этот след оказался единичным и ценность его никем по достоинству оценена не была. По крайней мере, в тот момент. Никто не задумался над тем, почему следов ног в носках и валенках много, а след в ботинке - всего один? По общему мнению, в ботинке спускался кто-то из членов тургруппы и это предположение устроило всех. Лишь много позже выяснилось, что никто из девяти туристов не имел на ногах ботинок... След не был должным образом зафиксирован, его даже не измерили линейкой. Остался только единственный фотоснимок, объективно подтверждающий существование отпечатка ноги в ботинке рядом с дорожкой отхода туристов.

Фотография того самого следа ноги в ботинке (из коллекции Алексея Владимировича Коськина, екатеринбургского исследователя трагедии группы Игоря Дятлова). Сам отпечаток находится прямо перед носком указывающего на него лыжного ботинка. Отечаток неполон - хорошо пропечатался каблук и средняя часть подошвы, в то время как носок фактически "висит в воздухе". Такой характер отпечатка свидетельствует о том, что он оставлен в динамике, при движении вниз, когда упор приходится именно на пятку. Если бы человек в ботинке был статичен, подошва отпечаталась бы полностью. Если бы отпечаток был измерен, то простейшими арифметическими действиями можно было бы установить не только размер обуви человека, его оставившего, но и истинный размер его ступни, рост и вес. К сожалению, об этом нам тоже приходится говорить только в сослагательном наклонении.

Рядом с палаткой находилась пара лыж, причём мнения о том, в каком именно виде их нашли, впоследствии разделились : имеются воспоминания о том, что лыжи стояли вертикально, воткнутые в снег у входа в палатку, но также известно свидетельство, согласно которому лыжи были связаны и лежали на снегу. В стороне от палатки на удалении примерно 10 м., в снегу были найдены вещи, принадлежавшие, как выяснилось позже, Игорю Дятлову - пара носков и матерчатые тапочки, завёрнутые в рубашку-ковбойку.

Вид палатки "дятловцев". Знаменитая, если не сказать, хрестоматийная фотография спасателя Вадима Брусницына. Обычно этот снимок датируется 28 февраля 1959 г., но сам автор фотографии считает, что она сделана 26 февраля. На переднем плане поисковик Коптёлов, активный участник розыскной операции.

Этот свёрток словно бы кто-то отбросил в сторону. Палатка группы Дятлова была установлена штатно, однако дальние от входа растяжки были сорваны, отчего северную часть палатки некоторое время, видимо, трепало ветром. Впрочем, к моменту появления поисковиков она уже была присыпана слоем снега толщиною 20-30 см. Под днищем палатки оказались уложены 8 пар лыж, внутрь были внесены 9 рюкзаков, уложенные для придания большей устойчивости на дно.

Эти фотоснимки не имеют прямого отношения к походу группы Игоря Дятлова зимой 1959 г. Левый фотоснимок : установка палатки "на лыжи" (это был популярный среди туристов 50-60-х гг. "фирменный" способ установки палатки на снег). Фотоснимок справа: та самая 4-метровая палатка "дятловцев" в походе 1958 г. Снимок интересен тем, что позволяет наглядно увидеть систему растяжек, используемую при установке палатки.

Южный конёк палатки (там, где был вход) был закреплён на лыжной палке, северный конёк был завален и лыжной палкой не фиксировался. Поверх рюкзаков были расстелены 2 одеяла, ещё 7 одеял оказались либо сложены, либо скомканы и образовали смёрзшуюся груду. Сверху одеял были беспорядочно навалены ватные куртки-телогрейки числом 6 шт.

У самого входа по левую руку (если смотреть от входа) оказалась найдена практически вся обувь, имевшаяся в распоряжении группы: 7 валенок (т.е. 3,5 пары) и 6 пар лыжных ботинок. Обувь выглядела беспорядочно сваленной. Ещё 2 пары ботинок лежали в центральной части палатки по правую руку. Также по правую руку, но ближе к входу, помещались вещи, которые условно можно назвать хозинвентарём - топоры (два больших и один маленький), пила в чехле, два ведра (внутри одного из них первоначально находилась фляга со спиртом, которую прихватил накануне Борис Слобцов), два котелка, а также цилиндрическая печка. Состояние печки разные свидетели описывали по-разному: одни утверждали, что та была набита щепками и наколотыми дровами, другие же говорили, будто внутри находились части разобранного дымохода. Для нас важно сейчас отметить, что печка в момент ЧП явно не использовалась группой по назначению. Здесь же, рядом с хозинвентарём лежали 2 или 3 мешочка с сухарями.

Палатка "дятловцев" в последнем походе. Фотографии из фотоаппаратов погибших туристов, снимки сделаны в последних числах января 1959 г. в долине реки Ауспия. На левом фотоснимке выделена петля, вшитая в конёк крыши палатки, в которую заведена верёвка-растяжка. Растяжка крепилась либо к веткам деревьев, если таковые имелись поблизости, либо пропускалась через лыжу и привязывалась к лыжной палке, заменявшей собою колышек. На фотографии справа можно хорошо видеть дымоход самодельной печки Игоря Дятлова, выведенный наружу через противоположный входу торец палатки.

Тут же, у входа была найдена лыжная палка, брошенная поверх прочих вещей. Палка выглядела так, словно кто-то пытался обстругивать её ножом. С этой палкой связана одна из многих серьёзных неопределённостей, существующих вокруг гибели группы Дятлова. Дело в том, что туристы не имели запасных лыжных палок, и повреждение хотя бы одной из них могло самым серьёзным образом затруднить движение всей группе. Совершенно непонятно кто и для чего мог заняться столь бессмысленным и прямо вредительским делом, как обстругивание палки ножом. Кроме того, не совсем ясно, как вообще можно было резать ножом бамбук (а по уверению Юдина, в распоряжении группы имелись только бамбуковые лыжные палки). Существует предположение, что найденная в палатке палка была не бамбуковой, но ни подтвердить, ни опровергнуть его сейчас невозможно - никто эту палку не фотографировал и её дальнейшая судьба вообще неизвестна.

Внимание спасателей, разбиравших палатку, привлёк большой, килограмма на 3 весом, кусок ветчины-"корейки", извлечённый из мешка, и лежавшая на одеяле полоска свиной кожи, оторванная от ветчины. В момент, когда с группой Дятлова произошло чрезвычайное происшествие, туристы явно намеревались резать эту "корейку" для приёма в пищу.

Также где-то здесь, в ближайшей к выходу части палатки, оказался найден "Вечерний Отортен", шуточная самодельная стенгазета туристов, написанная на тетрадном листе бумаги (Имеет смысл процитировать её, поскольку с содержанием этого листка будут связаны некоторые версии случившегося с группой Дятлова: "Вечерний Отортен" №1. 1 февраля 1959 г. Передовица. Встретим 21 съезд увеличением туристорождаемости! Наука. В последнее время в научных кругах идёт оживлённая дискуссия о существовании снежного человека. По последним данным, снежные человеки обитают на Северном Урале, в районе горы Отортен. Философский семинар "Любовь и туризм" - проводится ежедневно в помещении палатки (гл. корпус). Лекции читают доктор Тибо и кандидат любовных наук Дубинина. Армянская загадка. Можно ли одной печкой и одним одеялом обогреть 9 туристов? Новости техники. Туристские сани. Хороши при езде в поезде, на машине и на лошади. Для перевозки груза по снегу не рекомендуются. За консультацией обращаться к гл. конструктору тов. Колеватову. Спорт. Команда радиотехников в составе тов. Дорошенко и Колмогоровой установила новый мировой рекорд в соревнованиях по сборке печки - 1 час 02 мин. 27, 4 сек. Орган издания профсоюзной организации группы "Хибина."). Примечательно, что оригинала этой стенгазеты в материалах дела нет, есть только машинописная копия, поэтому невозможно сказать кем именно она была написана (и вообще, одним ли человеком или несколькими). Кроме того, не совсем ясно где именно в палатке находился этот листок, есть свидетельства, будто его нашли приколотым булавкой к внутреннему пологу, но это неточно.

В дальней от входа части палатки находились продукты (сахар, соль, крупа, сгущеное молоко) и ничем не примечательное полено. Последнее, видимо, предполагалось использовать для растопки.

Реконструкция общего вида палатки группы И.Дятлова (в аксонометрической проекции с соблюдением пропорций) и указанием расположения вещей на момент её обнаружения на склоне Холат-Сяхыл поисковиками. Изображение условно, для упрощения схемы не показаны рюкзаки туристов (9 шт.), уложенные на дно, одеяла (2 шт. - расправленных и 7 шт.- скомканных) и ватники (куртки-телогрейки). Для наглядного сравнения размеров на схеме изображён человек комплекции Ю.Дорошенко (рост - 180 см., ширина плеч - 55 см.). Условные обозначения: 1- петля в коньке крыши, в которую заводились верёвки-растяжки для избежания провисания брезента; 2- двойной шов, пересекавший скаты крыши и боковые стенки, который получился при сшивании палатки Дятлова из двух 4-местных палаток; 3- подвесная печка Игоря Дятлова и дымоход в собранном виде (во время последней ночёвки не использовались и оказались найдены на полу палатки). Зона "А" - место налево от входа, где оказалась свалена практически вся обувь группы (7 валенок и 6 пар ботинок); зона "В" - участок направо от входа, где был сложен хозинвентарь группы (2 ведра, фляга со спиртом, 2 больших топора и 1 маленький, котелки, пила в ножнах, подвесная печка, мешочки с сухарями, а также кусок корейки весом ок.3 кг.); зона "С" - место в центральной части палатки по правую руку от входа, где оказались найдены две пары ботинок; зона "D"- дальняя часть палатки, где были найдены продукты группы (крупы, консервы, сахар) и полено, припасённое для топки печки. Такую схему обязательно должны были составить следователи, поскольку её анализ может многое сказать о последних минутах спокойной жизни туристов, однако прокуроры не озаботились подобной реконструкцией. В настоящем очерке нам ещё не раз придётся обратиться к этому рисунку.

Поисковики разобрали палатку, извлекли из неё вещи и перенесли их ниже по склону для удобства последующей эвакуации. Из-под палатки извлекли 3 пары лыж, две из которых отдали охотникам Моисееву и Мостовому, а одну использовали в качестве вешек для обозначения на склоне мест обнаружения тел Колмогоровой и Дятлова.

На фотоснимке запечатлён тот самый момент, о котором повествуется в очерке: палатка полностью разобрана и отодвинута в сторону, из-под неё извлечены лыжи членов группы, спасатели передвинулись ниже по склону. Чуть выше места установки палатки можно видеть фигуры двух человек - это журналист Юрий Яровой и прокурор-криминалист Лев Иванов. Данный фотоснимок особенно ценен тем, что позволяет судить о крутизне склона горы Холат-Сяхыл непосредственно в месте установки палатки. Оригинальный фотоснимок (слева) несколько "завален" влево, но простейшие преобразования позволяют компенсировать огрехи и точно назвать величину крутизны вышележащего склона @. Она равна 15 градусам. Всего-то! Это меньше крутизны лестничных маршей и эсколаторов в метро.

28 февраля 1959 г. прокурор Василий Иванович Темпалов возбудил предварительное расследование по факту обнаружения трупов четырёх туристов из группы Дятлова.

1 марта палатка и найденное в ней имущество группы без описи было вывезено вертолётом в Ивдель. Опознание вещей и их распределение по принадлежности членам группы при участии Юрия Юдина проводилось уже там.

Транспортировка к вертолётной площадке, оборудованной на перевале, одного из трупов, найденнных в феврале-начале марта 1959 г. Фотография из коллекции Алексея Владимировича Коськина и "Фонда памяти группы Дятлова", общественной организации, много сделавшей для изучения обстоятельств трагедии 1959 г. на перевале. Для нас этот снимок особенно интересен тем, что сделан в непосредственной близости от верхней границы леса, каковой она была во время описываемых событий. Видно, что поросль карликовых берёз резко обрывалась, открывая совершенно голый склон без всякой переходной кустарниковой зоны. Граница лесной зоны в 1959 г. проходила на высоте примерно 700 м. над уровнем моря. За истекшие десятилетия, по свидетельству очевидцев, она существенно поднялась по склонам гор, что, возможно, объясняется объективным потеплением климата в северном полушарии.

В тот же самый день - 1 марта - в лагерь поисковиков прибыл единственный в свердловской областной прокуратуре прокурор-криминалист Лев Никитович Иванов, который возглавил расследование по факту гибели группы Дятлова. С этого времени поисковики приступили к прощупыванию склона Холат-Сяхыл доставленными в лагерь лавинными зондами. Работы велись с полной самоотдачей участников, за день каждый поисковик прощупывал зондом до 1 тыс.кв.м., передвигаясь порой в снегу глубиною 1,5 м.

Работа была проделана огромная. В течение недели (с 2 по 9 марта) поисковики планомерно "прощупали" склон Холат-Сяхыл от места расположения палатки Дятлова в долину Лозьвы, осуществили методичное прочёсывание леса в районе кедра, под которым были найдены первые два тела, и совершили кольцевой обход высоты 905,4. Далее они проверили спуск от этой высоты к Лозьве и длинный овраг в 50 м. от кедра. "Прощупывание" оврага зондами проводилось на протяжении 300 м., но работу эту вряд ли можно было считать эффективной, поскольку глубина снега там превышала 3 м. и длина зондов оказалась явно недостаточной.

В ходе этих работ был найден китайский фонарик в исправном состоянии с разряженной батареей. Фонарик находился во включённом состоянии. Поисковики нашли его на 3-й каменной гряде на удалении примерно 400 м. от палатки. (Склон Холат-Сяхыл пересекают три длинные каменные гряды, расположенные почти горизонтально. Самая верхняя, условно 1-я, удалена от палатки примерно на 200 м., следующая - на 250-280 м., и, наконец, 3-я, последняя, находится на расстоянии около 400 м. Членам группы Дятлова при спуске к кедру неизбежно пришлось бы преодолевать каждую из них.) Найденный фонарик находился на линии "палатка-кедр" и его местоположение соответствовало предположению об отходе группы (или части группы) в направлении дерева, под которым были найдены тела двух туристов.

2 марта 1959 г. группа в составе трёх студентов-поисковиков и двух охотников-манси отыскала лабаз, оставленный дятловцами перед подъёмом на Холат-Сяхыл. Находился он, как и предполагалось, в долине реки Ауспия, примерно в 300 м. от лагеря поисковиков. Дятловцы устроили лабаз на земле, огородили его лапником и обозначили вертикально стоящей парой лыж, на которые натянули разорванные гетры. Лабаз производил впечатление непотревоженного. Он располагался примерно в 100 м. от берега Ауспии и в полукилометре от границы леса. В нём оказались различные продукты (крупы, сахар и пр., в общей сложности 19 наименований суммарным весом 55 кг.), заготовленные дрова, а также вещи, в которых они могли не испытывать нужды в течение тех нескольких дней, что были необходимы им для подъёма на Отортен и возвращения обратно в долину Ауспии. В числе таковых оказались мандолина, упомянутая пара лыж, использованная как ориентир, 2 пары ботинок (лыжные и тёплые), ледоруб, а также шапочка, маска и ковбойка (по 1 шт.). Лабаз, с обнаружением которого связывались надежды на прояснение судьбы группы, ничего нового к известной поисковикам информации не добавил. Стало лишь ясно, что после экстренного покидания палатки никто из членов группы Дятлова к лабазу не вернулся.

На следующий день - 3 марта 1959 г.- в аэропорту города Ивдель были разобраны и описаны протоколом вещи пропавшей группы, доставленные туда из района поиска вертолётом. Перечислим наиболее значимые в контексте настоящего очерка предметы и личные вещи туристов, обнаруженные в палатке: 9 курток-штормовок, 8 ватных курток-телогреек (в просторечии "ватников"), 1 меховая куртка, 2 меховых безрукавки, 4 штормовых штанов, 1 хлопчатобумажные штаны, 4 шарфов, 13 пар рукавиц (меховых, суконных и кожаных), 8 пар лыжных ботинок, 7 штук валенок, 2 пары тапочек, 8 пар гетр, 3 конькобежные шапочки, 1 меховая шапка, 2 фетровых берета, 3 компаса, 1 часы карманные, 1 финский нож, 3 топора (2 больших и 1 маленький в кожаном чехле), чехлы на ботинки - 19 шт., 2 ведра, 2 котелка, 2 фляги, 1 аптечка. Имелось также значительное число мелких предметов - носков, портянок, маски, зубные щётки - извлечённых из рюкзаков, что затруднило определение их принадлежности конкретным участникам похода.

Какие выводы можно сделать из анализа состава предметов, брошенных дятловцами в палатке? Прежде всего, они покинули своё убежище оставив верхнюю одежду - ватники, куртки-штормовки, ботинки, валенки и головные уборы. Только исключительно серьёзная угроза могла побудить группу из 9 молодых и физически крепких людей экстренно уходить из лагеря в зимнюю пору вечером в совершенно необжитом лесном регионе. Вопрос, видимо, стоял так: либо отход вниз по склону, либо немедленная и неминуемая смерть на месте установки платки. При этом нельзя сказать, что группа была полностью безоружна - туристы бросили в палатке три топора и один финский нож, кроме того, скорее всего, какие-то ножи имелись у них при себе, ведь пихты и берёзки у кедра они срезали ножами. Однако опасность, с которой столкнулись туристы была такова, что топоры и ножи в той ситуации не могли помочь им в противостоянии.

Помимо этого, в общем-то очевидного вывода, следователи сделали и другой: кризисная ситуация стала развиваться в момент переодевания группы (подготовки ко сну). Именно этим можно было объяснить тот факт, что практически вся обувь и верхняя одежда группы оказалась снята и брошена в палатке. Этот вывод стал своего рода аксиомой, принимаемой на веру подавляющим большинством исследователей этой трагедии.

В тот же самый день, 3 марта 1959 г.группа Бориса Слобцова, состоявшая из студентов свердловского "Политеха" покинула район поисков. Причинами, в силу которых группу пришлось отозвать, явились как крайнее утомление её членов, так и необходимость скорейшего возвращения к учёбе. Никто в руководстве института не стал бы ради участия студентов в поисковой операции переносить сессию или прощать академические "долги". В тот же день в поисковом лагере появились руководители туристического движения общесоюзного масштаба - речь идёт об уже упоминавшихся выше московских экспертах Бардине, Шулешко и Баскине. Им предстояло на месте оценить организацию поисковой операции и сделать предварительные выводы о характере происшествия, повлёкшего гибель части группы Игоря Дятлова. Бардин и Баскин пробыли на месте поисковой операции вплоть до 8 марта, а Шулешко улетел на следующий день после них.

По итогам своего пребывания в лагере и изучения ситуации "на месте", "москвичи" подготовили доклад, своего рода экспертное заключение, в котором предприняли попытку взглянуть на случившееся с группой Дятлова непредвзято и трезво. Уход дятловцев от палатки к кедру они объяснили продолжительным характером опасности, имевшей место на склоне и побудившей туристов экстренно искать спасения в долине Лозьвы. Поскольку одежда погибших явно не соответствовала погодным условиям, московские специалисты предположили, что опасность застигла тех в момент переодевания. Это предположение на многие годы сделалось своеобразной аксиомой, от которой отталкивались создатели большинства версий случившегося. В целом, доклад московских специалистов был составлен в выражениях весьма осторожных, если не сказать уклончивых; они никого не обвиняли в случившейся трагедии и воздержались от резких оценок. В формулировках этого документа чувствуется рука искушённого канцеляриста, стремящегося дистанцироваться от потенциально опасного содержания документа.

Воспоминания кавказского офицера

Торнау Ф.Ф.: Москва, Дружба народов, 1996

Торнау Федор Федорович (1810-1890) — барон, Генерального штаба полковник. Представитель рода, происходившего из Померании и ведшего начало с половины XV века, учился в Благородном пансионе при Царскосельском лицее, после чего поступил на военную службу и участвовал в войне 1828 г. против турок, в "польской кампании" 1831, в сражениях на Кавказе и др. В течение двух лет Торнау находился в плену у кабардинцев. С 1856 (по 1873) служил русским военным агентом в Вене и состоял членом военно-ученого комитета. Известен Торнау также как автор ряда мемуарных произведений ("Воспоминания кавказского офицера", "Воспоминания о кампании 1829 года в европейской Турции", "От Вены до Карлсбада" и т.д.). Сведения о Торнау имеются в "Энциклопедическом словаре" Ф.Брокгауза и И.Ефрона (т.33-а, 1901, стр.639), в журнале "Русская старина" (1890, книга седьмая), в книге Д.Языкова "Обзор жизни и трудов русских писателей и писательниц" (вып.10, М., 1907, стр.76). Данный вариант воспоминаний Ф.Ф. Торнау — журнальный, весьма усечёный. Что касается книги полностью, то первое издание — Ф. Ф. Торнау "Воспоминания кавказского офицера". — М., 1865; последнее — Ф.Ф. Торнау. Воспоминания кавказского офицера. — М.: АИРО-ХХ, 2000 (368 с.).

Très Riches Heures du Duc de Berry

Limbourg brothers. Très Riches Heures du Duc de Berry. Delights and labours of the months. 15th century.

The «Très Riches Heures du Duc de Berry» is an illuminated manuscript created for John, Duke of Berry mostly in the first quarter of the 15th century by the Limbourg brothers. Although not finished before the death of both the customer and the artists. So later it was also worked on probably by Barthélemy d'Eyck. The manuscript was brought to its present state by Jean Colombe in 1485-1489. The most famous part of it is known as «Delights and labours of the months». It consists of 12 miniatures depicting months of the year and the corresponding everyday activities, most of them with castles in the background.

Обращение к абхазскому народу

Гамсахурдия З. 12 марта 1991

Дорогие соотечественники! Братство абхазов и грузин восходит к незапамятным временам. Наше общее колхское происхождение, генетическое родство между нашими народами и языками, общность истории, общность культуры обязывает нас сегодня серьезно призадуматься над дальнейшими судьбами наших народов. Мы всегда жили на одной земле, деля друг с другом и горе, и радость. У нас в течение столетий было общее царство, мы молились в одном храме и сражались с общими врагами на одном поле битвы. Представители древнейших абхазских фамилий и сегодня не отличают друг от друга абхазов и грузин. Абхазские князя Шервашидзе называли себя не только абхазскими, но и грузинскими князями, грузинский язык наравне с абхазским являлся родным языком для них, как и для абхазских писателей того времени. Нас связывали между собой культура "Вепхисткаосани" и древнейшие грузинские храмы, украшенные грузинскими надписями, те, что и сегодня стоят в Абхазии, покоряя зрителя своей красотой. Нас соединил мост царицы Тамар на реке Беслети близ Сухуми, и нине хранящий старинную грузинскую надпись, Бедиа и Мокви, Лихны, Амбра, Бичвинта и многие другие памятники – свидетели нашего братства, нашого единения. Абхаз в сознании грузина всегда бил символом возвышенного, рыцарского благородства. Об этом свидетельствуют поэма Акакия Церетели "Наставник" и многие другие шедевры грузинской литературы. Мы гордимся тем, что именно грузинский писатель Константинэ Гамсахурдиа прославил на весь мир абхазскую культуру и быт, доблесть и силу духа абхазского народа в своем романе "Похищение луны".

Middle Paleolithic by Zdenek Burian

Zdenek Burian : Reconstruction of Middle Paleolithic daily life

Neanderthals or Homo neanderthalensis. Reconstruction of Middle Paleolithic everyday life by Zdenek Burian, an influential 20th century palaeo-artist, painter and book illustrator from Czechoslovakia. The images represent an artistic rendition of the concepts spread around the middle of 20th century: the look and way of life attributed to Neanderthals or Homo neanderthalensis. Many of the beliefs were not universal even in those days and in large part have been dropped or refined since then. There is still no common consent reached on many important issues. For example: how much Neanderthals were similar to modern humans in look and behavior or if they were able to use speech or if they were actually real hunters, not scavengers in somewhat commensal relationship with other species of their environment.

Très Riches Heures du Duc de Berry

Limbourg brothers. Très Riches Heures du Duc de Berry. Delights and labours of the months. 15th century.

The «Très Riches Heures du Duc de Berry» is an illuminated manuscript created for John, Duke of Berry mostly in the first quarter of the 15th century by the Limbourg brothers. Although not finished before the death of both the customer and the artists. So later it was also worked on probably by Barthélemy d'Eyck. The manuscript was brought to its present state by Jean Colombe in 1485-1489. The most famous part of it is known as «Delights and labours of the months». It consists of 12 miniatures depicting months of the year and the corresponding everyday activities, most of them with castles in the background.

Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль»

Дарвин, Ч. 1839

Кругосветное путешествие Чарльза Дарвина на корабле «Бигль» в 1831-1836 годах под командованием капитана Роберта Фицроя. Главной целью экспедиции была детальная картографическая съёмка восточных и западных берегов Южной Америки. И основная часть времени пятилетнего плавания «Бигля» была потрачена именно на эти исследования - c 28 февраля 1832 до 7 сентября 1835 года. Следующая задача заключалась в создании системы хронометрических измерений в последовательном ряде точек вокруг земного шара для точного определения меридианов этих точек. Для этого и было необходимо совершить кругосветное путешествие. Так можно было экспериментально подтвердить правильность хронометрического определения долготы: удостовериться, что определение по хронометру долготы любой исходной точки совпадает с такими же определениями долготы этой точки, которое проводилось по возвращению к ней после пересечения земного шара.

Les Grandes Misères de la guerre

Jacques Callot. Les Grandes Misères de la guerre, 1633

Les Grandes Misères de la guerre sont une série de dix-huit eaux-fortes, éditées en 1633, et qui constituent l'une des œuvres maitresses de Jacques Callot. Le titre exact en est (d'après la planche de titre) : Les Misères et les Malheurs de la guerre, mais on appelle fréquemment cette série Les Grandes Misères... pour la différencier de la série Les Petites Misères de la guerre. Cette suite se compose de dix-huit pièces qui représentent, plus complètement que dans les Petites Misères, les malheurs occasionnés par la guerre. Les plaques sont conservées au Musée lorrain de Nancy.

Перевал Дятлова. Смерть, идущая по следу...

Ракитин А.И. Апрель 2010 - ноябрь 2011 гг.

23 января 1959г. из Свердловска выехала группа туристов в составе 10 человек, которая поставила своей задачей пройти по лесам и горам Северного Урала лыжным походом 3-й (наивысшей) категории сложности. За 16 дней участники похода должны были преодолеть на лыжах не менее 350 км. и совершить восхождения на североуральские горы Отортэн и Ойко-Чакур. Формально считалось, что поход организован туристской секцией спортивного клуба Уральского Политехнического Института (УПИ) и посвящён предстоящему открытию 21 съезда КПСС, но из 10 участников четверо студентами не являлись.

Великолепный часослов герцога Беррийского

Братья Лимбург. Великолепный часослов герцога Беррийского. Цикл Времена года. XV век.

«Великолепный часослов герцога Беррийского» или, в другой версии перевода, «Роскошный часослов герцога Беррийского» (фр. Très Riches Heures du Duc de Berry) - иллюстрированный манускрипт XV века. Самая известная часть изображений часослова, цикл «Времена года» состоит из 12 миниатюр с изображением соответствующих сезону деталей жизни на фоне замков. Создание рукописи началось в первой четверти XV века по заказу Жана, герцога Беррийского. Не была закончена при жизни заказчика и своих главных создателей, братьев Лимбург.

Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик - 1924 год

Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик. Утверждена II Съездом Советов Союза ССР от 31 января 1924 года

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик, торжественно провозглашая незыблемость основ Советской власти, во исполнение постановления 1 съезда Советов Союза Советских Социалистических Республик, а также на основании Договора об образовании Союза Советских Социалистических Республик, принятого на 1 съезде Советов Союза Советских Социалистических Республик в городе Москве 30 декабря 1922 года, и, принимая во внимание поправки и изменения, предложенные центральными исполнительными комитетами союзных республик, постановляет: Декларация об образовании Союза Советских Социалистических Республик и Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик составляют Основной Закон (Конституцию) Союза Советских Социалистических Республик. Раздел первый Декларация об образовании Союза Советских Социалистических Республик Со времени образования советских республик государства, мира раскололись на два лагеря: лагерь капитализма и лагерь социализма. Там, в лагере капитализма — национальная вражда и неравенство колониальное рабство и шовинизм, национальное угнетение и погромы, империалистические зверства и войны. Здесь, в лагере социализма — взаимное доверие и мир, национальная свобода и равенство, мирное сожительство и братское сотрудничество народов. Попытки капиталистического мира на протяжении десятков лет разрешить вопрос о национальности путем совмещения свободного развития народов с системой эксплоатации человека человеком оказались бесплодными. Наоборот, клубок национальных противоречий все более запутывается, угрожая самому существованию капитализма.

Борьба за Красный Петроград

Корнатовский, Н.А.: Л., изд-во «Красной газеты», 1929

В истории Октябрьской революции и гражданской войны в России Петроград занимает исключительное место. Первый коллективный боец в дни великого Октября - Петроград приобрел себе славу и первого героического города в годы тяжелой, изнурительной гражданской войны. В фокусе ожесточенной борьбы за Петроград символически отразились начало и конец классового поединка в России. Корниловское наступление на Петроград в августе - сентябре 1917 г., явившееся походом буржуазно-помещичьей контрреволюции против революционного пролетариата России, знаменовало собой начало кровопролитной гражданской войны. Это наступление было ликвидировано прежде, чем смогло вылиться в определенные реальные формы. Последняя попытка белой гвардии завладеть Петроградом в октябре 1919 г., совпавшая по времени с переходом в решительное наступление на Москву южной контрреволюции, была уже по существу агонией белого дела, ее предсмертными судорогами и увенчалась победой пролетарской революции. Непосредственно на Петроградском фронте была одержана победа не столько над отечественной контрреволюцией, сколько над вдохновлявшей ее мировой буржуазией. Империалистическая политика стран-победительниц в мировой войне получила серьезный удар на северо-западе России, - удар, предвосхитивший победу Советов на всех фронтах гражданской войны.

«Шнелльботы». Германские торпедные катера Второй мировой войны

Морозов, М. Э.: М., АОЗТ редакция журнала «Моделист-конструктор», 1999

Британский историк Питер Смит, известный своими исследованиями боевых действий в Ла-Манше и южной части Северного моря, написал о «шнелльботах», что «к концу войны они оставались единственной силой, не подчинившейся британскому господству на море». Не оставляет сомнения, что в лице «шнелльбота» немецким конструкторам удалось создать отличный боевой корабль. Как ни странно, этому способствовал отказ от высоких скоростных показателей, и, как следствие, возможность оснастить катера дизельными двигателями. Такое решение положительно сказалось на улучшении живучести «москитов». Ни один из них не погиб от случайного возгорания, что нередко происходило в английском и американском флотах. Увеличенное водоизмещение позволило сделать конструкцию катеров весьма устойчивой к боевым повреждениям. Скользящий таранный удар эсминца, подрыв на мине или попадание 2-3 снарядов калибра свыше 100-мм не приводили, как правило, к неизбежной гибели катера (например, 15 марта 1942 года S-105 пришел своим ходом в базу, получив около 80 пробоин от осколков, пуль и снарядов малокалиберных пушек), хотя часто «шнелльботы» приходилось уничтожать из-за условий тактической обстановки. Еще одной особенностью, резко вы­делявшей «шнелльботы» из ряда тор­педных катеров других стран, стала ог­ромная по тем временам дальность плавания - до 800-900 миль 30-узловым ходом (М. Уитли в своей работе «Deutsche Seestreitkraefte 1939-1945» называет даже большую цифру-870 миль 39-узловым ходом, во что, однако, трудно поверить). Фактически германское командование даже не могло ее пол­ностью реализовать из-за большого риска использовать катера в светлое время суток, особенно со второй половины войны. Значительный радиус действия, несвойственные катерам того времени вытянутые круглоскулые обводы и внушительные размеры, по мнению многих, ставили германские торпедные катера в один ряд с миноносцами. С этим можно согласиться с той лишь оговоркой, что всетаки «шнелльботы» оставались торпедными, а не торпедно-артиллерийскими кораблями. Спектр решаемых ими задач был намного уже, чем у миноносцев Второй мировой войны. Проводя аналогию с современной классификацией «ракетный катер» - «малый ракетный корабль», «шнелльботы» правильнее считать малыми торпедными кораблями. Удачной оказалась и конструкция корпуса. Полубак со встроенными тор­педными аппаратами улучшал мореходные качества - «шнелльботы» сохраняли возможность использовать оружие при волнении до 4-5 баллов, а малая высота борта и рубки весьма существенно уменьшали силуэт. В проведенных англичанами после войны сравнительных испытаниях германских и британских катеров выяснилось, что в ночных условиях «немец» визуально замечал противника раньше. Большие нарекания вызывало оружие самообороны - артиллерия. Не имея возможности строить параллельно с торпедными катерами их артиллерийские аналоги, как это делали англичане, немцы с конца 1941 года начали проигрывать «москитам» противника. Позднейшие попытки усилить огневую мощь «шнелльботов» до некоторой степени сократили это отставание, но полностью ликвидировать его не удалось. По части оснащения техническими средствами обнаружения германские катера также серьезно отставали от своих противников. За всю войну они так и не получили более-менее удовлетворительного малогабаритного радара. С появлением станции радиотехнической разведки «Наксос» немцы лишили врага преимущества внезапности, однако не решили проблему обнаружения целей. Таким образом, несмотря на определенные недостатки, в целом германские торпедные катера не только соответствовали предъявляемым требованиям, но и по праву считались одними из лучших представителей своего класса времен Второй мировой войны. Морская коллекция.